хочу сюда!
 

ЛюдМила

42 года, рак, познакомится с парнем в возрасте 45-55 лет

Заметки с меткой «писатель»

Книга "Арма". Глава 1. Старые товарищи [2]





– Допустим. И что ты ищешь здесь, в этой дыре? 

– Косу.

Герц едва не поперхнулся закуской.

– На кой черт она тебе сдалась? Ты же не крестьянин, чтобы собирать ею урожай.

Парень тихо засмеялся.

– Ты думаешь, что в мире зачаровывают только мечи и кинжалы? Да при помощи этого оружия можно обратить в пепел целые села и города! Внутри него заключена немыслимая сила пламени!

Сероглазый бродяга удивился тому, с каким энтузиазмом и безумием говорил друг детства. Он вспомнил, как они, будучи еще совсем юными, любили охотиться на зверей, рыбачить и дурачиться с местной ребятней днями напролет. И только сейчас Герц полностью осознал, что это беззаботное время ушло и останется лишь в его памяти. 

– И ты оказался в темнице из-за этого?

– Да, – утвердительно кивнул парень.

– Полагаю, что ты загремишь туда еще раз. Ведь ты не остановишься, пока не получишь желаемое?

Он снова покачал головой.

– Черт возьми, в кого ты превратился? Мироэн, которого я знал, был тем еще скромнягой, тихоней и мечтателем; человеком, которому было интересно увидеть жизнь простых людей, без чинов и приданого, который старался не упоминать о своей родословной и не задирал нос. Что, ради редкого ножика или топора готов уже и убить?

Собеседник ответил сразу, не раздумывая.

– Хочу тебе напомнить, что раньше мир был одинаково цветным для нас обоих. Вот только я прочувствовал всю подноготную жизни, а ты, видимо, еще нет. С чего ты решил, что я должен был остаться таким, каким был прежде? После того, что случилось пятнадцать лет назад, я остался совсем один. Все это время я был сам по себе и хочу остаться одиночкой до самой смерти. Безмерно благодарен, что ты помог мне сбежать, но я тебя об этом не просил. Как и не прошу помочь добыть желаемое. 

Мироэн поднялся и собрался уходить, но не тут-то было. Входная дверь с грохотом повалилась на пол, привлекая к себе внимание всех посетителей. В дверном проеме показались несколько грузных силуэтов, облаченных в массивные латы. 

– Опять они… Ненавижу стражников, – выглянув из-за угла, обронил Герц.

– Слушай… – интригующе заговорил Мироэн. – Ты жаловался, что у тебя нет работы.

– Ну?

– Даю десять золотых, если справишься с ними без оружия.

Бродяга резко воспрял духом, а глаза его загорелись от интереса. Герц никогда не был брезгливым к работе. Но истинное удовольствие он получал лишь тогда, когда дело доходило до драки. Предложение товарища выглядело слишком заманчивым, и, прежде чем согласиться, он начал искать в нем подвох.

– У тебя нет столько денег.

Беглый узник будто ожидал чего-то подобного. Брошенный на стол мешочек жадно забряцал монетами. 

Среди стражи, нарушившей тихую и мирную атмосферу внутри пивной, показался глава отряда. Мужчина говорил громко и грубо, как и подобает капитану.

– Эй, бармен! Слыхал ли ты об инциденте, произошедшем этой ночью? 

– Нет, – спокойно ответил Болл, не отрываясь от протирания пустой кружки.

– А я поведаю тебе, что произошло! Один из самых разыскиваемых в Рахасе преступников по прозвищу Падший сбежал от правосудия, да еще и не один! Мимо нас прошел слушок, что эти двое были замечены здесь, в «Жале Скорпиона»!

– Не знаю, о ком идет речь. Пожалуй, если бы и знал, все равно не сказал. После того-то, что вы сделали с дверью…

Командир отряда был возмущен подобной наглостью и ругнулся.

– Что? Да ты хоть знаешь, кто мы? Да мэр тебя…

– Ничему вас жизнь не учит… – перебил его Герц.

Гвардейские мечи звонко выскользнули из ножен. Странник, решивший преподать очередной урок неумелым бойцам, принял условия договора. Сняв с себя накидку, он резко схватился за стул и бросил его к проходу. Деревянная конструкция в щепки разлетелась от удара об голову одного из блюстителей порядка. 

Перед серыми глазами замерцали холодные лезвия клинков, жаждущих пронзить тело Герца и пролить его кровь. Однако он был изворотлив, как никогда прежде. Желание одолеть противников голыми руками сполна овладело его сознанием. Он пихал их, бил по лицу, сталкивал лбами и даже бросался посудой. Посетители, наблюдавшие за дракой, поразевали рты и не знали, куда им деться, чтобы не попасть под горячую руку бродяги. 

Барная стойка окрасилась багровыми тонами, кровь и вино смешались воедино. Раненые стражники один за другим выбегали из заведения, держались за разбитые головы и стонали. Осознание того, что их отпинали, как бездомных псов, придет еще не скоро. Последним человеком, решившим попытать удачи в схватке, оказался их командир. 

Грозный мужчина не терял надежды убить Герца. Его техника владения мечом значительно отличалась от той, которой были обучены его подопечные. Сильный взмах, иная стойка и какое-никакое умение предугадывать действия соперника. Путник постоянно уклонялся и отступал, пытаясь подобрать удачный момент. Мироэн стал раздумывать о том, стоит ли ему вмешиваться.

– Иди сюда, вшивое животное! 

Эти слова не абы как разозлили Герца. Скользнув за спину врага, он поднял огромный круглый стол и с яростным воплем обрушил его на латника. Со всех сторон посыпались аплодисменты. Они ничего не смогли противопоставить «демону-лису».

Болл, чье лицо не выразило ни одной эмоции, тяжело вздохнул.

– За тобой должок, – молвил владелец заведения. – А теперь прочь, пока вы не натворили еще больших проблем.

Парень кивнул. Им вновь пришлось бежать, скрывая свои изнуренные лица за плотной тканью. И толпа зевак, собравшаяся посмотреть на бродячий цирк, пришлась как нельзя кстати для того, чтобы избежать правосудия.

[1] Лагуна – территория горячих источников, находится на юго-западе региона Тайоки.

<<< Назад Следующая глава >>>

Книга "Арма". Глава 1. Старые товарищи [1]





Первые лучи утреннего солнца прорвались в покои государя и пробудили спящую позолоту. Заставленная роскошной мебелью и дорогими произведениями искусства комната искрометно заблистала. Среди картин, коими были обвешаны владения городского главы, Эльро больше всего дорожил той, что висела над изголовьем его кровати. Портрет самого любимого на свете человека был выполнен из примесей золота, серебра и платины, а в изображенную на голове корону были вставлены несколько настоящих сапфиров и аквамаринов. 

После вчерашнего пиршества он мог нежиться в постели хоть до самого обеда. Но сладкий сон был прерван назойливой прислугой, пришедшей убирать весь тот бардак, который устроил их властитель.

– Пшли вон, идиоты… Дайте мне… Поспать… – спросонья пробормотал мэр. 

Вслед за горничными в комнату вошел и советник Эльро: высокий худощавый мужчина, всегда имевший при себе как записную книгу, так и пышные усы под носом. Он был мягкотелым, боязливым и до жути пугливым человеком. Прежде чем известить о чем-либо главу города, он тщательно подбирал слова и обдумывал каждое свое действие. А прознав о случившемся в тюрьме, десница и вовсе потерял дар речи.

– Г-господин, п-просыпайтесь… У меня д-для вас в-важная н-новость…

Он сказал это настолько тихо, что Эльро даже не шелохнулся.

– Господин!

– И ты пшел вон… Никого не хочу видеть…

Взгляд помощника пал на живописную картину над покоями градоначальника. Пухлые щеки, выпученные глаза, маленькие уши и самодовольная улыбка – вживую Эльро выглядел не хуже, чем на полотне.

Наконец мужчина с большим трудом выдавил из себя следующее: 

– Господин! Падший сбежал из темницы благодаря своему пособнику! Городская стража поднята по тревоге и прочесывает каждый закоулок и дом! 

Мэр резко вскочил, широко раскрыв глаза.

– Я не ослышался? А ну-ка повтори то, что ты мне сейчас сказал!

Усатый советник нервно почесал растительность под носом и побледнел.

– То есть как сбежал???

– Ну, п-понимаете…

– Нет, не понимаю! Вы что, меня за дурака принимаете? Почему никто не удосужился усилить охрану до того, как преступник сбежал? И кто его пособник? 

Прислуга, занимавшаяся уборкой, застыла в ожидании чего-то нехорошего. 

– Вы ведь сами дали отгул и… Его товарищ… в одиночку… всех наших… – промямлил десница. 

Глава Бель-Роу пришел в бешенство. Он стал истерически кричать, браниться и бросаться лежащими рядом бутылками из-под вина во всех присутствующих. Подчиненные поспешно покинули комнату, отложив все свои дела на потом.  

– Найти и привести, а иначе четвертую всех, кто не уследил! И начну с тебя! – рявкнул он. 

Советник испуганно обронил свою записную книгу и попятился прочь, оставив государя в одиночестве. 

***

Скрипучая дверь с трудом поддалась вперед, и на пороге пивнушки, именуемой как «Жало Скорпиона», объявились две фигуры, тщательно скрытые за плотной тканью. Незнакомцы, желающие избежать всеобщего обозрения, любили подобные заведения и чаще всего заглядывали сюда глубокой ночью. 

Таверна – одно из основных пристанищ гуляк, воров и наемников. Кто-то приходит сюда, чтобы насладиться дешевым пойлом, кто-то – ради беседы с себе подобными, а кто-то – чтобы померяться силой с другими. Каждая такая забегаловка имела свои правила и обычаи. Беззаконие и хаос царили лишь за редкими исключениями.

«Жало Скорпиона» – заведение неприметное, внешне оно ничем не отличалось от прочих домов в Бель-Роу, а уж тем более после недавней кражи деревянной вывески с изображением именитого пустынного жителя. Придя сюда, не пугайся, если на стенах вместо дорогих полотен или чучел животных ты увидишь множество пятен, принимающих диковинные формы, а вместо прекрасных бардовских мелодий услышишь неразборчивую ругань и беспрерывные вопли, от которых вянут уши.

За барной стойкой, справа от входа, стоял несменный бармен Болл, заведовавший как алкоголем, так и самой таверной. Когда в заведение приходили посетители, уста старика всегда расплывались в улыбке. Он был добрейшей души человек и редко на кого-то злился. А если такое и случалось, то под рабочим местом всегда лежал излюбленный клинок.  

Темный, как смола, меч Мемориум был выкован неизвестно кем и неизвестно кем зачарован. Возможно, причиной тому стало его необычное магическое свойство. Когда этим оружием убивают человека, то все, кто знал погибшего, навсегда забывали о его существовании. Будто бы его и не было. 

Прежде чем попасть к Боллу, оно погубило не одну сотню жизней, в числе которых наверняка могли оказаться богатые купцы, выдающиеся волшебники или короли. Но, так как никто о них уже не помнит, то нет смысла что-либо рассказывать.

Миновав пустословных пьяниц, парочка направилась в дальний угол таверны, к столику под лестницей. Это было единственное место, которое невозможно разглядеть со входа.  

– Надеюсь, за нами никто не следил... – с опаской молвил Мироэн. 

– После такого эффектного ухода они еще долго не смогут очухаться! – уверил Герц. 

К столику путников подошла официантка. Девушка с весьма изысканной фигурой приветливо улыбнулась и застыла в ожидании.

– Что будете заказывать? – поинтересовалась она, накручивая на тоненький палец светло-рыжий локон.  

– Нам, пожалуйста, два бокала эля, что-нибудь закусить и... ваше имя, – с улыбкой сказал мечник.    

– А вы не промах! – подчеркнула она. – Меня зовут Сью, и к вашему прискорбию, у меня есть… любимая.

– Простите, вы словом-то не ошиблись? – нервно сглотнув, спросил беглый пленник. 

– Ребята, вы чего, впервые в Рахасе? Это же регион неограниченных возможностей! Здесь нет таких глупых стереотипов и запретов. Если это все, то ожидайте, – молвила девушка и ушла. 

– Хех, не везет тебе, дружище!

– Пф-ф, мелочь жизни. Повезет в другой раз. 

Спустя немного времени служанка вернулась. С легкостью придерживая тарели и бокалы, она поставила их на стол и вновь ушла по своим делам. Ребята откинули громоздкие капюшоны. Они выглядели измотанными и уставшими. 

– За встречу? – спросил Герц, держа в руке увесистый бокал с выпивкой.

– Более того – за необычную встречу! – с улыбкой ответил Мироэн. 

Сделав несколько затяжных глотков, товарищи полностью расслабились и начали беседу.

– Чего забыл-то в Бель-Роу? – поинтересовался беглец.

– Я свободный человек, куда хочу – туда и хожу.

– И все же… 

– Я ищу работенку, притом неважно, какую. Последнее, что я делал – выполнял заказ одного вельможи, но он мне не заплатил. 

– Хм, почему же? – удивился кареглазый.

– Ему, видите ли, не понравилось то, как я договорился с его, скажем так, конкурентом. Он хотел, чтобы тот не совал нос не в свои дела – вот я ему его и сломал.

Мироэн негромко засмеялся.

– Что смешного?

– Простой и грубый, как медяк. Ты как всегда, Герц.

Товарищ нахмурил брови.

– Иди к черту.

– Ладно-ладно. Ты не думал примкнуть к гильдии? Шанс того, что тебя надурит заказчик, в разы меньше, если ты выполняешь поручения под знаменами «честных».  

– Да ты что? Скажи на милость, давно ли ты был в Корвеле? Открою небольшую тайну – в этом регионе нет ни одной гильдии. А если и есть, то они мастерски скрываются от взора семейств. К тому же, я не люблю работать в команде, а тем более – делиться наградой. 

Мироэн сделал несколько глотков из деревянной кружки.

– Два года назад я посещал Лагуну[1] и мне рассказали об одном забавном инциденте. Некий молодой человек моего возраста мало того, что был уличен в подглядывании за оголенными девицами, так еще и набил рожи всем стражникам, пытавшимся выдворить его. Серые глаза, округлое лицо, доспех из черной кожи и полуторник за спиной. Никого не напоминает? 

Герц налился румянцем и буквально загорелся от стыда. Мироэн без лишних слов понял, куда хотел его послать товарищ. Ребята одновременно засмеялись, да так, что привлекли внимание одиноких пьяниц, сидевших поблизости. 

– Как поживает твой отец?

Герц тяжело вздохнул и отвел взгляд от собеседника. 

– Он умер десять лет назад. Позже я покинул селение и начал странствовать. После прихода к власти семьи Калингемов, Ланслайт стал его вассалом. Тогда начали твориться ужасные вещи, о которых даже мне противно вспоминать. 

– Калингемы, значит… 

Мироэн погрузился в раздумья. Он не понаслышке был знаком с этим родом. В памяти всплыли не самые лучшие воспоминания.

– Знаешь, Миро, я бы очень хотел им помочь, но я не всесилен. Сражаться лоб в лоб с одним из влиятельнейших семейств Корвела – все равно что накинуть на себя петлю и повеситься на иве. 

– Я все понимаю и ни в чем тебя не виню.

– Может, расскажешь, что произошло?.. Тогда…

Беглый узник поежился и крепко сжал ручку пивной кружки.

– Прости, но я ни с кем не хочу это обсуждать. В том числе и с тобой. 

Они оба резко замолчали. Каждый думал о чем-то своем. В какой-то момент Герц сменил тему разговора. 

– Судя по тому, что в каждом городе Рахаса я вижу объявления с наградой за твою голову, у тебя жизнь насыщеннее, нежели моя.

Парень сделал несколько глотков эля, прежде чем ответить. 

– Ну, я бы не стал гордиться тем, что каждый наемный убийца жаждет озолотиться на моей смерти. Слыхал ли ты, как меня нарекли в «высших кругах» общества? 

– Нет, – кратко ответил друг.

– «Коллекционер». Меня так прозвали потому, что я собираю по всему континенту оружие, наделенное уникальными магическими свойствами. Уловил суть?


<<< Предыдущая глава  Дальше >>>

Книга "Арма". Средневековое фэнтези. Пролог

                               


Приветствую. Меня зовут Виталий и некогда я был довольно активным пользователем i.ua. Я писал блог о всяком разном. И хотя мне и было на тот момент 15-16 лет, все же дух и атмосфера этого ресурса, а также то что я был частью этой семьи, продолжает вызывать улыбку на лице. И мне хотелось бы начать публиковаться здесь снова. 
Теперь же я стал писателем и работаю в жанре фэнтези. В этом блоге я планирую публиковать свое произведение, а также делиться, хоть и не большим, но опытом. Возможно это кого-то заинтересует и на это найдется свой читатель.
Сейчас мне уже 23 и более 6 лет я потратил на то, чтобы, так сказать,  "довести до ума" свою первую книгу. 
Это средневековое фэнтези, название которого (Арма) переводится с латыни как "оружие". В основу сюжета легла основа того, что помимо всем привычной магии, разных рас, драконов и прочих существ, здесь есть зачарованное оружие, наделенное неповторимыми магическими свойствами.
Первым делом хочу представить небольшой кусочек. Всем приятного прочтения. И оставляйте свое мнение в комментариях.



Аннотация:

Арма… Безграничный мир… Мир, где люди борются за свои интересы, права, идеалы и мечты… Мир, полный побед и поражений, добра и зла, надежд и разочарований, взлетов и падений… В этом мире над людскими судьбами властно лишь одно – оружие. Наделенное неповторимым магическим свойством оно становится еще опаснее, нежели можно себе представить.
Я поведаю тебе интересную и долгую историю… Историю, в которой люди стремятся изменить мир, сделать его лучше, но…. У каждого свое мировоззрение. Кто знает, смогут ли двое приятелей сделать это? Смогут ли привести его к гармонии и искоренить все зло, затаившееся в глубинах мрака? Ответ ты узнаешь, а вот верный ли он – решать тебе.


 
                              



Пролог. Незапланированный побег

Над пустынным городом Бель-Роу нависла леденящая ночь. Из серой массы облаков выползла тусклая луна и озарила своим холодным светом обветшалые дома и проулки. Повсюду стояла мертвая тишина, на улицах – ни души. Хотя нет... 

На крыше одного из жилых домов показался высокий темный силуэт. Незнакомец, тщательно скрывавший свой облик за накидкой, осмотрелся кругом и тяжко вздохнул.

– Да-а-а, не ожидал, что судьба столкнет нас лбами при таких вот обстоятельствах. Ох уж этот сорванец…

Он еще немного полюбовался городскими пейзажами, а после тихо испарился, будто его здесь и не было. Обычно в такое время суток во всех районах города можно встретить хотя бы одного-двух патрульных, но не сегодня. В этот день Бель-Роу пировал, и повод был значимый.

«Мироэн! Падший Мироэн схвачен! Городская стража и господин Эльро ликуют!» – такими фразами местные глашатаи разбрасывались с раннего утра, когда стало известно о поимке одного из самых опасных преступников. Когда толпы зевак и любителей зрелищ собрались на главной площади городка, мэр, не сдерживая эмоций, заявил: «Задержанный будет подвергнут пыткам, и через несколько дней мы казним его прямо здесь!».

Глава города не мог натешиться подарком, преподнесенным самим Деусом. По случаю такого «праздника» он решил дать отгул всем своим подчиненным, посчитав, что большей угрозы уже не будет. Если бы он только знал, что совершает одну из глупейших ошибок за все годы своего правления…




Именитая тюрьма Бель-Роу находилась на окраине города и занимала немалую площадь.  Четырехэтажное здание, напоминавшее с высоты птичьего полета огромный шестиугольник, считалось одним из худших мест отбывания наказания в Рахасе. Мало кому удавалось умереть естественной смертью, не говоря уже о попытках бегства. Тут можно сгинуть или от жажды, или от жары, либо от укусов скорпионов или змей, которые частенько сюда наведывались.  

Градоначальник был довольно жадной и скупой персоной. Он считал, что заключенным не нужна еда, что за ними не нужно убирать или выводить их на прогулку. Ему приносило удовольствие то, как они плачут, молят о пощаде и мучительно умирают. И все, что делал Эльро в таких ситуациях, – злобно насмехался над бедолагами и наблюдал за их кончиной. 

С течением времени город становился все беднее, а его жители преисполнялись злобой на своего правителя за бездействие. Тогда мэр не придумал ничего лучше, чем устраивать показушные казни, тем самым переключая внимание людей на необычное действо.

Ближе к полуночи между этажами тюрьмы раздался хриплый голос охранника. Мужчина то бормотал себе что-то под нос, то громко ругался. Отголоски брани эхом разошлись по пустующим камерам. Он был стар, ходил медленно и размеренно, да и видел не так хорошо, как прежде. На его теле плотно сидели кожаные рукавицы, сапоги на невысоком каблуке и легкий кольчужный доспех; из-под шлема кое-где проглядывали седые волоски. Характерным отличием всех стражей города служила нашивка с изображением двуглавой змеи.

Блюститель порядка долго вертел носом и не хотел отрываться от праздничного застолья, но ежедневный обход был для него своего рода традицией. Он неспешно поднялся на последний этаж и прошел в конец коридора, где его уже ждал одинокий преступник. 

– Ну что, доигрался, Падший? – он произнес это с такой гордостью, будто задержал его сам, без чьей-либо помощи. 

Старик поднес факел ближе. За тюремной решеткой показался силуэт молодого парня, коротавшего последние деньки в неволе. В его телосложении преобладали рельефность и упругость; лицо худощавое, слегка вытянутое, с ярко выраженными скулами; длинные русые волосы частично прикрывали уши и лоб. На плече красовалась черная татуировка в виде вороньей головы.

Пленник обратил свой взгляд на тюремщика.

– Чего молчишь? Язык проглотил? Ничего, скоро и его лишишься!

Мужчина не страшился сказать чего-то лишнего. Руки узника были связаны заржавелыми кандалами и прикованы к стене, не давая ему сделать и шагу.   

– Нет, что вы… Я просто жду полуночи… – невинным тоном объяснил парень. 

– Хм, так уже полночь. – подметил мужчина.

– А-а-а, и вправду? – удивился тот. – Хотите, покажу фокус?

– Ты что, издеваешься надо мной? 

– Отнюдь. Меня один товарищ научил. Называется «как освободиться от кандалов за несколько секунд».

– Да брось! Как же ты выберешься, если у тебя ничего нет? – поинтересовался охранник и подошел вплотную к решетке. 

– Почему же нет? – парень сделал мимолетный щелчок пальцами, но ничего не произошло. Затем он проделал этот жест еще раз. И вновь ничего. 

– Хм-м-м... – растерянно промычал он. – Нужно сказать волшебное слово.

– И какое же?

– Умри. 

– Умри? Падший, да из тебя фокусник никудышный. На площади тебя бы забросали помидорами за такую хал… ту… ру…

Старик захрипел и ощутил, как его тело пронизывает острая боль. Склонив взгляд, он увидел, как лезвие полуторника, торчавшее из груди, насквозь пробило его сердце. Изо рта потекла кровь, а глаза окунулись во мрак.   

– Тебе не говорили в детстве, что ты проблемный ребенок? – произнес некто, стоявший позади гвардейца. Вытащив меч из мертвеца, он начал пристально искать ключи от темницы. 

– Хороший фокус, нужно будет запомнить, – молвил преступник. – Но ты не похож на кролика из шляпы. Тогда кто?

– Танцующий лис, поведавший горе, ищет спокойствия в гуще теней. – поспешно открывая замок, ответил тот. 

– П-погоди… Падшая птица, склонившая голову над могилами мертвых друзей. А вместе…  

– Мы братья, перенявшие инстинкты диких зверей, – в один голос произнесли парни. 

Откинув капюшон, незнакомец показал истинное обличие. Перед Мироэном стоял высокий парень того же возраста, что и он. Его лицо было слегка небритым, округлым и жестковатым, но сероватые глаза радостно смотрели на старого друга. В одежде преобладали темные тона: черный кожаный жилет сидел поверх белой добротной рубахи; штаны, наручи и высокие сапоги на заклепках тоже были выполнены в темном цвете. Ножны необычного бастарда располагались за спиной, поверх плаща, а на шее висел неприметный талисман – тонкий длинный коготь дикого зверя. 

– Герц? – удивился заключенный.   

– А ты ожидал лесную фею увидеть? – засмеялся товарищ. – Знаешь, я мечтал о нашей встрече не совсем в такой обстановке. Объяснишь мне, почему на каждом столбе красуется твоя рожа, а половина гвардейцев напилась и спит вместо того, чтобы держать караул? Не люблю праздники, на которые меня не зовут. К тому же…

Сероглазый бродяга резко умолк. Прислушавшись, он понял, что кто-то приближается. Возле лестничной клетки показался маленький пучок света, ежесекундно увеличивающийся в своих размерах.  

– Что там случилось? – тревожно кричал некто. – Где ты, Тодд? Чего запаздываешь? Все веселье пропустишь!  

– Тут слишком шумно, нужно уходить отсюда. Давай я освобожу тебя.

– Да я и сам могу, – возразил Мироэн, пощелкивая пальцами.  

Руки пленника окутал зеленоватый свет, а уже через мгновенье он держал в одной из них предмет, более походивший на шило, нежели на отмычку. Несколько ловких движений – и оковы звонко рухнули на пол. 

– Твои навыки побега оставляют желать лучшего, – недовольно скривившись, заявил Герц.  

– Впервые благодарен Эльро за его жадность. И как это он не додумался заковать меня в кандалы, лишающие возможности колдовать… 

– Колдовать? – вновь поинтересовался друг.

– Ты задаешь слишком много вопросов, на которые я сейчас не в силах ответить. Позже поговорим, ладно? Сейчас нужно уходить, – серьезным тоном произнес Мироэн. 

Стражник, отправившийся на поиски своего товарища, впал в ступор от увиденной картины. Герц приятно удивился, когда мужчина, вместо того чтобы вызвать подкрепление, набросился на него, обнажив короткий ржавый меч. Схватка продлилась не больше минуты, и её результат оказался отнюдь не в пользу блюстителя порядка.    

– Ты же понимаешь, что мы не уйдем отсюда незамеченными?

Узник потер онемевшие руки. 

– Да. Не знаю, каким чудом ты сюда проник, но выход здесь один – через главные ворота. Когда они узнают о случившемся, то стянут все свои силы именно туда. 

– И что ты предлагаешь?

– Для начала я бы не прочь найти свою одежду. 



 

Железные колокола впервые за десятки лет пробили тревогу. Все пьющие быстро отрезвели, а все спящие пробудились. Перепуганные мужи судорожно отыскали свое облачение, схватили оружие и направились к главному входу. 

Им понадобилось всего несколько минут, чтобы выстроиться и приготовиться к приходу нарушителей. Голосистый командир, возглавивший операцию по захвату Мироэна, всячески поднимал боевой дух подчиненных, убеждая их в том, что «какой-то жалкий червь в одиночку не справится с толпой облаченных в металл гвардейцев». Однако он был не один.

В конце коридора показались виновники торжества. Они шли медленно, размеренно, без особой опаски. Будто у них был какой-то план. 

– А их больше, чем я ожидал... – удрученно произнес Мироэн.

– Не думал, что твоей персоне достанется столько внимания, – подметил Герц.

Стражники не нарушали строй и молча наблюдали за действиями преступников. Командир ждал удобного момента.

– Не вмешивайся, – вдруг обронил сероглазый. – Я сам ими займусь.

Заключенный поднял брови от удивления.

– Если твои боевые навыки не уступают твоей самоуверенности и позерству – делай что считаешь нужным.

Ехидно улыбнувшись, Герц достал из-за спины полуторник, ускорился и окунулся в толпу противников. Яростно взмахнув мечом, парень выбил оружие у всех тех, кто стоял в первом ряду. За вторым взмахом последовали вопли, крики и брызги алой крови. Окружение покрылось темными пятнами.

Блюстители порядка были явно не готовы к такому бездумному поступку со стороны врага. Мужчины, как и их капитан, растерялись и позабыли, как совладать с оружием. Они неуклюже махали мечами и алебардами, теряя бдительность. А проворный лис плясал со своим клинком, не щадя никого.   

Мироэн застыл и с восхищением наблюдал за тем, как его друг в одиночку расправляется со всей охраной. Он и подумать не мог, что за столько лет его боевые навыки достигнут такого уровня. 

Оставшиеся гвардейцы осознали, что у них нет шансов одолеть безумца, и дали деру. Вошедший в раж Герц хотел пуститься в погоню и закончить начатое, но товарищ вовремя остановил его.

– Успокойся! Нам нужно уходить!

Парень тяжело вздохнул. Ему едва удалось взять себя в руки.

– Ты прав, что-то я переборщил…

Отворив врата, беглецы тотчас убрались прочь и скрылись среди тихих улиц Бель-Роу. Весть о случившемся быстро разнеслась по городу, и первым, кто огорчился, услыхав её, конечно же, был Эльро.

добре сказано

  • Мы стояли с моим мужем в кафе и пили кофе. Муж был молод и красив, и я его любила. На мне было старое пальто, которое портило мне жизнь. Я мучилась комплексом неполноценности и ненавидела это пальто, которое не грело, а только уродовало меня. Кафе было дешевым, а кофе невкусным. И я мечтала, что когда-нибудь мы будем пить хороший кофе в красивом ресторане и я буду модно одета.

    А муж смотрел на меня сияющими глазами, он меня любил и не знал, о чем я печалюсь... Он умер молодым, а я осталась. И в моей жизни было потом много разных кафе и кофе и много модных пальто. А его не было. Я очень часто вспоминаю этот эпизод, когда у меня все было, а я об этом не знала.
  • Елена Рог

Глібов Леонід Іванович

Леонід Іванович Глібов
Глібов Л.jpg
Леонід Глібов
Ім'я при народженні Леонид Иванович Глебов
Псевдо Дідусь Кенир
Народився 21 лютого (5 березня) 1827
село Веселий Поділ Хорольського повіту Полтавської губернії
Помер 29 жовтня (10 листопада) 1893 (66 років)
Чернігів
Громадянство Російська імперія
Діяльність байкар
Alma mater Ніжинський державний університет імені Миколи Гоголя
Мова творів українська
Роки активності 1847-1893
Леонід Іванович Глібов або Глібів (нар. 21 лютого (5 березня) 1827, с. Веселий Поділ, Хорольський повіт, Полтавська губернія — пом. 29 жовтня (10 листопада) 1893, Чернігів) — український письменник, поет, байкар, видавець, громадський діяч.
  • Скульптура Л. Глібова у парку (Седнів)

  •  
  •  
  • Марка України, присвячена байкареві

  •  
  • Будинок чернігівської чоловічої гімназії, де викладав Л. Глібов

Детальніше на https://uk.wikipedia.org/wiki/Глібов_Леонід_Іванович

Гость из сновидений.

0.9.85. «Гость из сновидений».

«Идея этого сюжета пришла ко мне самой первой из других идей. Когда я начал её воплощать, в 2000-ом году, то события рассказа изменились – там возникла другая идея, а эта не прижилась. И вот, через 12-ть лет (21.11.11.), я вновь пытаюсь её обратить в сюжет». Душ.


Писатель фантаст, Пласт и ласты лежали на столе,
Гарик удивился, увидев это во сне,
Он, как и многие, не знал, что это сон его застал,
И подойдя ближе к столу, поднял фантаста голову.

Писатель вмиг заговорил: «Ты, Гарик, где-то «наследил»».
Вмиг Гарик быстро офигел, проснулся он, слегка вспотев,
И глянул быстренько на стол, но ничего там ни нашёл.
Пошёл он в ванную, умыться и заодно уже побриться.

А думал Гарик об одном, из мыслей не выходил сон:
Как мог огромный город Пласт на стол в сне ко мне попасть?
К чему тут ласты и фантаст? И кто в натуре «плохой аст»?
А главное – что за следы имел в виду, в натуре ты?

И, «пораскинув головой», вариант вышел вот такой:
«В городе Пласте добывают – золотом круто промышляют,
А значит золото, богатства, чтоб их добыть нужны мне ласты.
Фантаст тот о следах твердил – я их пока не находил…».

И вот, из ванны выходя, побрив подмышки и мудя,
Взглянув на стол мельком опять, его вмиг начало трепать,
Ведь там лежали ласты, вот. Теперь ни кто не разберёт,
Что здесь за логика вообще, а Гарик весь оторопел.

Дойдя, до столика, как слон, дотронулся рукою он.
Те ласты целыми казались и настоящиной отдавались.
И он, пытаясь всё узнать, решил немного задремать,
Когда во сне он оказался – он в море в ластах «ковырялся».

И осознав, что это было, его сознанье сразу всплыло –
Он вмиг открыл свои глаза – на столе ластов уж «нема».
Вновь логику свою, включив, новую схему начертил:
«Следы в воде, а значит – мне пора нырять в той глубине».

Соорудив всё снаряженье, он сел в авто прям на сиденье,
А рядом уж сидел дедок – лысый чудной был старичок.
И Гарик вновь, оторопел, но свою «песенку» пропел:
– А, ты, наверное – фантаст? Теперь остался город Пласт.

– Да погоди, острить во всю. Тебе я что-то расскажу.
Это не только тебе знаки. Это реально, как собаки.
– Ты что ль реален? Ну, и ласты? Я ж говорю, остался Пласт.

– Да – всё реально, это я убрал те ласты со стола,
Чтоб остудил мозги слегка – чтоб ты пришёл опять в себя.
Вот они, видишь? Посмотри. – Фантаст поднял их с пола и
Стал объяснять, что происходит, что всё реально это бродит:

«Способность у тебя открылась – хочу, чтобы она развилась.
Пришёл тебе в этом помочь, пока не началась уж ночь.
Ты можешь всё перемещать из сна в реальность, «твою мать».
Перемещаешь ты, что можно, уже совсем не осторожно:

Меня вот ты переместил – я в доме стёкла чуть не побил.
Ты подсознательно пока перемещаешь всё слегка.
Пришёл тебя я научить – твоё сознание развить,
Чтоб контролировать ты мог перемещаемости итог.

Теории, что строил ты, совсем в натуре, убери,
И снаряженье ни к чему, тебе я точно говорю.
Ни какой клад ты не ищи, а лишь сознание учи
Контакт наладить с подсознаньем для полного осознаванья.

До первой ночи должен ты учения приобрести,
Ведь когда снова ты заснёшь – увидеть можешь, что не хош,
И когда ты это увидишь – оно метнётся прям сюда,
И город Пласт перенесётся – и всем наступит здесь хана».

– Мне всё понятно, но скажи – откуда это знаешь ты?
– Ну, как откуда? Сон был твой, а значит – я есть твой герой.
– Ну, как ты можешь учить меня, коль ты – фантазия моя.
– Фантазия я – подсознанья, владею я, его ведь знаньем.

– Ну, ладно, что ж, коль это факт, учи меня, быстрее так,
А то вот город мне приснится и с нашем он тогда сместится.
– Контакт наладить не легко, ведь подсознание, оно
Автопилотом выдаёт – тебя всё в новый сон зовёт.

Когда заснёшь, город приснится, то не забудь, что это снится,
И помни, что он не реален, держи мысль эту ты сознаньем.
Если забудешь – всё – камбздец – реальности придёт конец,
Когда весь город перейдёт из сновиденья сюда вот,

Тогда пространство свернётся всё, с размером в Пласт, и, оно
Потянет за собой другое – планету всю и остальное.
Вот, я и ласты поместились, конкретно здесь остановились –
Пространство сузилось слегка, а большой груз это – беда.

А чтоб тебе там не забыть, ты тренируйся здесь так жить:
Ты представляй, что это сон, хоть и логичен очень он;
До вечера настрой себя, что ты во сне здесь, «вся фигня»;
И вот, как в сон ты попадёшь, то за реальность сон возьмёшь.

При этом помни ложный сон – и про меня, про разговор,
Тогда твоё уж подсознанье слегка проглючит аморально,
И в этот миг контроль возьми – ты подсознанье обмани,
Ты делай вид, что ты не сознанье, а что твоё ты подсознанье.

И оно станет подчиняться, без разрешенья не кидаться,
Подумает, что оно само – сознание твоё, и всё.
Затем ты вспомни обо мне, ну, и о том, что у меня в руке, –
Закинь обратно нас назад, тогда ты станешь очень рад.

Для закрепления науки оттуда кинь сюда две «штуки»,
«Бабло» назад не возвращай, ну, и контроль ты не теряй –
Всё в памяти своей держи не забывай за дня два, три,
Эти события, аж все, чтоб не «загнаться» «по волне».

Когда научишься – тогда логически приди сюда –
И вспомни – где есть сон, а где есть бодрствование вполне.
И тогда сможешь ты ужо перемещать сознательно,
Из сна и в сон, что хочешь ты, только контроль в себе держи:

Перемещай всегда слегка, чтоб не было накладки, да,
Размеры ты не превышай, предметы вместе не сливай.
Ты понял всё? Давай дерзай! – Себя давай ты убеждай,
На то, что ты сейчас лишь спишь, а я пока пойду. Ты слышь?

– Конечно, понял. Стараться буду, надеюсь, что я не забуду.
Тебе огромное спасибо, фантаст, ты спас меня красиво –
Ты объяснил мне – что к чему, а я уж думал: сума сойду.
Теперь уж дело лишь за мной. – Фантаст ушёл к нему домой.

А Гарик, ласты с собой взял, поехал к морю, он всё узнал.
Ну, и подумал: внушу, что сплю, а раз я сплю, то я хочу
Поплавать в море понырять и клад из золота поискать.
Он ехал, и себе внушал, что он давно уж задремал.

Приехал Гарик, ласты взял, одел костюм – и занырял.
А про себя и вслух, конечно, он повторял совсем без лестно:
«Я сплю, мне нравится мой сон, я вижу рыб, я удивлён».
До вечера он там нырял, а вечером он задремал.

Он спал в машине у себя, чтоб не забыться про дела.
И вот, когда уже заснул, когда в мир грёз он упорхнул,
Он в самолёте там летел, на кресле он крутом сидел.
Автопилотом сразу он, подумал: «Я дремал? – Облом».

Вот самолётик приземлился, в городе Пласте очутился.
И Гарик в город тот вошёл и потихонечку пошёл.
Пока он шёл, он вспоминал, что он тут делает – внушал,
Что он магнат, что он богат, что золотой есть комбинат.

Своим внушеньем будто вспомнил, много чего себе оформил:
Он телефон достал с кармана и дозвонился без обмана.
Приехал личный, вмиг, водило, довёз его без негатива.
На фирму он к себе зашёл, распорядился про свой «шов».

Ему наличку принесли не «штуки» две, а «лимона» три,
Он мысленно, за ласты вспомнил – и появил он их по форме,
На деньги Гарик посмотрел, их перекинуть захотел,
Затем они исчезли сразу – стал контролировать он «мазу»;

Фантаст, как в мыслях появился, то сразу рядом очутился,
Но он молчал, и лишь сказал: «До встречи, юный адмирал».
А Гарик покатил домой, здесь в Пласте дом был весь крутой,
Ведь золото он добывал – начальником себя считал.

Ну, в общем, жил во сне он день, вот замелькала чья-то тень,
И вдруг она вся стала яркой, глаза слепила, «без подарка».
И в этот миг проснулся он, и сразу вспомнил разговор.
В стекло окна светил фонарь, его в руке кто-то держаль.

Стекло, он, дверцы опустил, «Чего Вам надо?», – он спросил.
– Чего случилось, что за фигня? Чего тут ночью стоите, а?
– Чего стою? Я просто сплю. Я в море плавал. А что Вам, у?
– Да, ничего. – Ответил мент. – Узнать решил, ваш аргумент.

Гарик, всё вспомнил, и понял, что город он с собой не взял,
На кейс он быстро «кинул глаз», сказал менту: «Я водолаз».
Мент удалился, сел в машину – и засверкали «его» шины.
А Гарик кейс открыл легко – увидел – денег там полно…

(Первая строчка этого произведения
Это – первая строка моей писательской деятельности.
Она пришла ко мне спонтанно 12-ть лет тому назад,
Тогда я сильно удивился и был, конечно, очень рад.
Но пролежала она одной, без продолжения, строкой.
Ну, а сейчас её я вспомнил – и полностью её дополнил.).

2009 г. Душ.

Кацап пише.

Коли кацап пише якусь статтю - то в ній відображаеться (есст.) весь стан його думок.

Весь той Хаос кацапської голови. Він користуеться розумними словами і нормальними поняттями, але коли намагаеться звести це все до Единої, Стройної думки - в нього нічого не виходить...

і це в аналітиці. і це в описуванні битових ситуацій...
.
Бо Голова-то - Туманна. В одне ухо влетіло у кацапа ЗАВЖДИ - в друге вилетіло...

Туманна, болотяна земля. Не може родити адекватну людину.

Авось да небось...Щось.

В результаті в тексті у кацапа КОЖНЕ ТРЕТЕ СЛОВО НЕ ВІДПОВІДАЕ думці ПЕРШОГО.

невже ви не бачите?


вони пишуть хаос думок. навіть описуючи прості речі. Кожне сьоме речення заперечуе попереденіх шість...


хіба ж можна сприймати такий кацапський хаос і бред текстів спокійно? 

Навіщо їх взагалі читати?
.
.
.
і це в аналітиці. і це в описуванні битових ситуацій...
у кацапа КОЖНЕ ТРЕТЕ СЛОВО НЕ ВІДПОВІДАЕ думці ПЕРШОГО.
Кожне сьоме речення заперечуе попереденіх шість...



Лев Толстой и Церковь.

В 1901 г. случилось событие, породившее множество домыслов и имевшее значительный резонанс в обществе, – писателя Льва Толстого отлучили от Русской Православной Церкви. Вот уже более ста лет длятся споры о причинах и масштабах этого конфликта. Лев Толстой стал единственным литератором, отлученным от Церкви. Но дело в том, что ни в одном из храмов анафема ему не провозглашалась.

«Анафема» состоит в лишении церковного общения, анафеме предавали еретиков и нераскаявшихся грешников. При этом отлучение от церкви подлежит отмене в случае покаяния отлученного. Однако в акте об отлучении Льва Толстого термин «анафема» не употреблялся. Формулировка была куда более деликатной.



Нераскаявшийся грешник: за что Льва Толстого отлучили от Церкви
Газеты опубликовали Послание Священного Синода, в котором говорилось: «Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно перед всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной». По сути, это была констатация отречения от церкви самого писателя.

Лев Толстой действительно в течение длительного времени проповедовал идеи, кардинально расходившиеся с православным учением. Он отвергал веру в Святую Троицу, считал невозможным непорочное зачатие Девы Марии, подвергал сомнению божественную природу Христа, называл мифом Воскресение Христово – в целом, писатель пытался найти рациональные объяснения основным религиозным постулатам. Его идеи имели такое влияние в народе, что они даже получили свое наименование – «толстовщина».

В ответ на определение Священного Синода Лев Толстой опубликовал свое послание, в котором писал: «То, что я отрекся от Церкви, называющей себя Православной, это совершенно справедливо. …И я убедился, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же – собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающего совершенно весь смысл христианского учения. …То, что я отвергаю непонятную Троицу и басню о падении первого человека, историю о Боге, родившемся от Девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо».

Толстой не был единственным писателем, открыто выступавшим против Церкви. Чернышевский, Писарев, Герцен также высказывались критично, однако в проповедях Толстого видели больше опасности – у него было много последователей среди тех, кто был в числе убежденных христиан. Больше того, он сам считал себя истинным христианином и пытался изобличить «ложное» учение.

Реакция общества на отлучение Толстого была неоднозначной: кто-то негодовал на Синод, кто-то публиковал в газетах заметки о том, что писатель принял «сатанинский облик». За этим событием последовали заявления в Синод с просьбой об отлучении от разных лиц. Толстой получал как сочувственные письма, так и письма с призывами опомниться и покаяться.

Сын Толстого, Лев Львович, говорил о последствиях этого события: «Во Франции говорится часто, что Толстой был первой и главной причиной русской революции, и в этом есть много правды. Никто не сделал более разрушительной работы ни в одной стране, чем Толстой. Отрицание государства и его авторитета, отрицание закона и Церкви, войны, собственности, семьи. Что могло произойти, когда эта отрава проникла насквозь мозги русского мужика и полуинтеллигента и прочих русских элементов. К сожалению, моральное влияние Толстого было гораздо слабее, чем влияние политическое и социальное».

Примирения писателя с Церковью так и не произошло, покаяния – тоже. Поэтому до сегодняшнего дня он считается отлученным от Православной Церкви.

Зашить бы суровой ниткой поганый черный рот

Мало что характеризует состояние морали Х...лостана так, как ярко, как высказывания ведущих представителей ее "интеллектуальных элит". На этот раз (далеко не впервые) отличилось литературновитийствующее медузообразное существо по имени Татьяна Толстая. Она решила поерничать на тему немок, изнасилованных красноармейцами в 1945, вопросив, мол, раз их там (немецких женщин) два миллиона изнасиловали, то хоть половина из них должны были родить? Значит, там теперь русские живут, а не немцы?

Татьяна Толстая

Фактически всё так и есть - в Германии живет некоторое количество детей советских солдат. Но совсем не так много, как хотелось бы мадам Толстой. И причины этого весьма прозаичны.

1. Это в Берлине и Дрездене ограничивались изнасилованиями. А в Восточной Пруссии, Померании и Силезии, предназначенных к очищению от немцев, женщин после изнасилования еще и убивали, так что, им было довольно затруднительно рожать графине Толстой соотечественников.

2.Немалая часть изнасилованных банально не достигли еще возраста и развития, когда девушки могут забеременеть.

3.Во время групповых изнасилований внутренние органы женщин нередко повреждаются так, что они не только в тот раз, но и во весь остаток жизни теряют возможность деторождения.

4.Теми же, кому "повезло", в тот период в Германии было сделано рекордное количество абортов.

5. И самоубийств.

Так что, какими бы сладострастными не представлялись Татьяне Никитичне одинокими ночами совокупления со взводом солдат, это далеко от реальности 1945 года в Германии.

И лучше бы ей зашить суровой ниткой свой поганый черный рот, чем высказываться на такую тему в таком тоне.

Карл ВОЛОХ

http://glavpost.com/post/15may2015/blogs/32913-karl-voloh-tatyane-tolstoy-zashit-by-surovoy-nitkoy-svoy-poganyy-chernyy-rot.html

Забавные цитаты от Бернарда Шоу))

show5
  1. Мир состоит из бездельников, которые хотят иметь деньги, не работая, и придурков, которые готовы работать, не богатея.
  2. Революции никогда не облегчали бремя тирании; они лишь перекладывали это бремя с одного плеча на другое.
  3. Газета — это печатный орган, не видящий разницы между падением с велосипеда и крушением цивилизации.
  4. Мой способ шутить — это говорить правду. На свете нет ничего смешнее.
  5. Секрет успеха – в том, чтобы вызвать возмущение у как можно большего числа людей.
  6. Любите мужчин. Им очень нужна ваша любовь. Даже если они в этом никогда не признаются. За каждым великим мужчиной всегда есть женщина, которая в него верила. И любила по-настоящему.
  7. Больше всего люди интересуются тем, что их совершенно не касается.
  8. Если мой сосед бьет свою жену ежедневно, а я — никогда, то по статистике мы оба бьем свою жену через день.
  9. Если вы начинаете с самопожертвования ради тех, кого любите, то закончите ненавистью к тем, кому принесли себя в жертву.
  10. Самый большой грех по отношению к ближнему — не ненависть, а равнодушие; вот истинно вершина бесчеловечности.
  11. Мы не имеем права потреблять счастье, не производя его.
  12. Непристойность можно отыскать в любой книге, за исключением телефонной.
  13. Читая биографию, помните, что правда никогда не годится к опубликованию.
  14. Идеальный муж — это мужчина, считающий, что у него идеальная жена.
  15. Уметь выносить одиночество и получать от него удовольствие — великий дар.
  16. Искренним быть не опасно, тем более если вы вдобавок глупы.
  17. Люди, умеющие веселиться, не имеют денег, а люди, имеющие деньги, не умеют веселиться.
  18. Иногда надо рассмешить людей, чтобы отвлечь их от намерения вас повесить.
  19. Мученичество — единственный способ прославиться, не имея никаких способностей.
  20. Ненависть — месть труса за испытанный им страх.
  21. Вор – не тот, кто крадет, а тот, кого поймали.
  22. Если когда-нибудь, гоняясь за счастьем, вы найдете его, то, подобно старухе, искавшей свои очки, обнаружите, что счастье было все время у вас на носу.
  23. Тот, кто умеет – делает, кто не умеет — учит других.
  24. Стареть – скучно, но это единственный способ жить долго.
  25. Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  26. Если у вас есть яблоко и у меня есть яблоко, и мы обмениваемся этими яблоками, то у вас и у меня остается по одному яблоку. А если у вас есть идея и у меня есть идея, и мы обмениваемся ими, то у каждого из нас будет по две идеи.
  27. Моя слава росла с каждой моей неудачей.
  28. Человек — как кирпич: обжигаясь, твердеет.
  29. Теперь, когда мы научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: научиться жить на земле, как люди.
  30. Единственный, кто поступал разумно, был мой портной. Он снимал с меня мерку заново каждый раз, когда видел меня, в то время как все остальные подходили ко мне со старыми мерками, ожидая, что я им буду соответствовать.
  31. Жизнь состоит не в том, чтобы найти себя. Жизнь состоит в том, что создать себя.
  32. Научился говорить — значит вырос, научился молчать — значит поумнел.
  33. Постарайтесь получить то, что любите, иначе придется полюбить то, что получили.
Страницы:
1
2
4
предыдущая
следующая