хочу сюда!
 

Татьяна

31 год, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 31-38 лет

Заметки с меткой «субкультура»

Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку

Если о западных субкультурах написаны десятки книг и сняты километры кинопленки, то азиатский мир в этом смысле представляет собой пространство абсолютно неизведанное.

Между тем в одной только Японии насчитывается десятки самобытных молодежных движений. Именно о субкультуре босодзоку, возможно, одной из старейших из ныне существующих, и пойдет речь в этом материале.

 

 

 

Кто такие босодзоку?

 

 

Середина 50-х годов для Японии ознаменовала начало экономического чуда: оправившаяся от мировой войны и двух атомных бомб, экономика страны начала расти быстрым темпом. Одним из основных направлений роста была автомобильная промышленность. Именно в эти годы в молодежной среде начали появляться поклонники мотоциклов и автомобилей. Из них стали формироваться первые группировки, устраивавшие нелегальные гоночные соревнования на улицах городов. Доподлинно неизвестно, но японцы считают, что первыми членами таких групп были бывшие камикадзе, стремившиеся отыскать потерянные острые ощущения в мирной жизни.

 

 

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №1.

С годами численность группировок только увеличивалась, но они стали по-настоящему заметными только в начале 1970-х годов, когда в японской прессе все чаще стали появляться сообщение о нападениях банд мотоциклистов. Именно тогда за ними и закрепилось слово «босодзоку». Произошло это после публикации в одной из городских газет, где редактор, описывая новый налет байкеров, применил для них это слово, соединив «босо» («гонки») и «дзоку» («клан»).

Изначально группировки состояли только из мотоциклистов, но позднее к ним стали присоединяться все больше автомобилистов. К концу 1970-х популярность движения начала нарастать и насчитывала десятки кланов, в которые входило более 20 тысяч членов по всей стране. Большая их часть занималась нелегальными гонками, но некоторые кланы напрямую были связаны с якудза и выполняли ее поручения. К концу 1980-х босодзоку стали серьезной угрозой для безопасности японцев, и властями было принято решение открыто бороться с субкультурой. 

Начиная с 1990-х годов движению была объявлена настоящая война: для членов банд стали создаваться специальные исправительные учреждения, а в дорожных правилах даже стали появляться специальные пункты, направленные специально для борьбы с босодзоку. В начале нулевых усложнилась и процедура получения прав и покупки транспорта для несовершеннолетних, что привело практически к исчезновению субкультуры как таковой. Сейчас старые босодзоку полностью отошли от дел и объединяются в обычные байкерские или автомобильные клубы.

 

 Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №2.

  

Субкультуре босодзоку, а конкретно одному из самых могущественных ее кланов — «Черным императорам», посвящен документальный фильм Godspeed You! Black Emperor. Именно «Черные императоры» были самой радикальной группировкой босодзоку и имели тесные связи с ультраправыми организациями в стране.

 

Мировоззрение

 

 

Если основной постулат японского эстетического мировоззрения — это скромная простота (ваби-саби), то босодзоку являли его полную противоположность. При этом многие их принципы по части пренебрежению к чувству страха были очень схожи с самурайскими. Сами же члены группировок никогда не хотели выглядеть в глазах других обычными хулиганами, а стремились олицетворять некий молодежный протест. При этом протест этот практически никогда не выливался в какую-то сколько-нибудь серьезную политическую или социальную активность.

Зато свое стремление быть не такими, как все, они доказывали самым фанатичным образом: устраивали смертельно опасные гонки или превращали старенький автомобиль в футуристического монстра. Поэтому очень важным фактором для босодзоку была эффектность и даже некоторая театральность: каждый член банды в определенном смысле играл свою роль, а любая гонка или налет обязательно сопровождалась красочным действием. При этом вжились в эту роль некоторые вполне серьезно — биография многих членов якудза начиналась именно с принадлежности к босодзоку.

 

 

 

Стиль 

 

 

Стиль босодзоку смешивает три направления: военную униформу, мрачность героев постапокалиптических фильмов и классический образ западного байкера. Наиболее аутентичная одежда босодзоку (токкофуку) — японская форма камикадзе времен Второй мировой войны: тяжелые ботинки и длинные плащи. На ногах — мешковатые штаны, заправленные в ботинки. Плащ чаще всего носили на голое тело, как правило, на спине плаща были название банды и ее лозунг, а также специальные символы вроде восходящего солнца, хризантемы (символ императора) или даже свастики.

Иногда торс перевязывался поясом крест-накрест, что также было заимствовано у японских летчиков. Лицо некоторых босодзоку, в особенности связанных с криминальным миром, всегда закрывал платок или хирургическая маска. Чуть позже под влиянием американской культуры многие босодзоку, подобно западным байкерам, начали переодеваться в кожаные штаны и куртки. Из-за склонности к вычурности и браваде кое-что босодзоку взяли и из глэм-культуры: прежде всего, пышные прически, уложенные гелем, и повязки на голове.

 

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №3.

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №4.

 

Тюнинг

Главной визуальной особенностью босодзоку было, конечно, то, как они кастомизировали собственные автомобили и мотоциклы. Существовало множество разновидностей тюнинга: от максимально заниженной подвески на автомобилях до нарочитого украшения огромными спойлерами, выхлопными трубами и другими чудачествами. Главное здесь — максимально отличаться. 

Выделяется пять направлений тюнинга: сякотан, янки-стайл, вип-стайл, кося и гратян. Сякотан — самый ранний стиль и наиболее классический — автомобили с заниженной подвеской. Янки-стайл — ярко раскрашенные автомобили и мотоциклы в гавайском стиле (преимущественно в желтом и рыжем цветах). Вип-стайл — модернизация дорогих современных автомобилей. Кося — переделка классических японских моделей. Гратян — установка элементов, характерных для гоночных машин.

 

 

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №5.

 

Основные элементы тюнинга босодзоку:

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №6.

Tsurikawa

Кольцо, которое показывает, насколько занижен автомобиль. При езде должно обязательно скрести по асфальту.

 

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №7.

Нippari

Растянутые шины. Шина одевается на диск, который слишком широк для нее.

 

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №8.

Oni-kyan

Название в переводе означает «дьявольский развал». Диски, как будто вылетающие
из автомобиля.

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №9.

Shark nose

Удлинение капота и крыльев на несколько десятков сантиметров. Иногда для удлинения снизу устанавливают так называемые плавники.

 

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №10.

Накладки

Чтобы поставить широкие колеса, устанавливаются накладки, часто цвета контрастного к основному.

 

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №11.

Масляный радиатор

Закрепляется в передней части автомобиля, причем так, чтобы соединяться с двигателем через отверстие в фарах.

 

Босодзоку сейчас

 

 

Из-за сложностей с правами на автомобиль и мотоцикл молодое поколение пересело на велосипеды. Вместе с агрессивностью они унаследовали от босодзоку и причудливый тюнинг своих транспортных средств. Поэтому в Японии начало появляться все больше магазинов и мастерских, занимающихся необычными кастомами велосипедов.

Одна из таких команд — No Future Tokyo», ведомая Хидеюки Усуи, создателем и владельцем токийского магазина CPW Skateshop. Изначально Усуи занимался продажей скейтов и необычно скроенных велосипедов, а параллельно увлекался мотокультурой. За несколько лет вокруг магазина образовалась тусовка, которая и составила костяк No Future Tokyo.

Сейчас парни сами разрабатывают кастомные велосипеды и мотоциклы, попутно устраивая на них гонки по загруженным автомобилями дорогам ночного Токио. Команда регулярно выкладывает видео на основе поездок, а в прошлом году и вовсе выпустила целую книгу фотографий, в которой, по словам авторов, раскрывается истинное лицо японской столицы.

 

 Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №12.Хидеюки Усуи

Идеолог No Future Tokyo

Якудза на колесах: Японская субкультура мотохулиганов — босодзоку. Изображение №13.

Кривой шлях к "Великому диалогу"

Автор:  Владимир Ешкилев  Дата публикации оригинала:  06.09.2011  Издание:  ZAXID.NET  Переводчик:  tash 

Наличие такого явления, как соревнование цивилизаций теперь уже почти никто не отрицает. Даже в провинциальных вузах эта теория нашла своих горячих и преданных последователей. За десятилетия, прошедшие после «мировой премьеры» классического труда Самюэля Хантингтона «Конфликт цивилизаций», разукрашенная планетарная карта межцивилизационных конфликтов стала привычным украшением лекций по политологии и культурологии. Некоторые уже даже считают эту схему научно банальной. 

Однако, признанный в 2009 году европейскими лидерами крах либеральной «политики мультикультурализма» добавил схеме Хантингтона и определенной пикантности и, воленс-ноленс, новый формат актуальности. При применении ее к украинской истории последних 20-ти лет оказываются интересные закономерности и открываются определенные свежие ракурсы (и ресурсы) видения. Появляется возможность вновь попытаться диагностировать ту загадочную «Украинскую болезнь» которая так фатально стала причиной большинства наших геополитических поражений.

По территории Украины, как известно знатокам упомянутой схемы, проходит один из так называемых «разломов Хантингтона» - исторически обусловленная граница между западноевропейским (ЗЕ) и православным (П) цивилизационными массивами, которые постепенно сформировались на континенте после религиозных войн семнадцатого и национальных революций девятнадцатого и двадцатого веков. Условно этот разлом можно провести вдоль старой границы Австро-Венгрии. Подчеркиваю - «условно». Потому что, например, Закарпатье и часть Буковины сегодня относятся скорее к «П-массиву», чем к той Украине, которая сформировалась под влиянием Римско-католической церкви и классического европейского права. 

Разлом в советское время находился в «подавленном» состоянии и, соответственно, влияние разлома не обозначалось в публичных общественных и культурных практиках. Он «активизировался» в 1988-1991 гг, и с тех пор мощно влиял на все политические, культурные, социальные, художественные и ментальные процессы, происходившие в стране. Заметная часть разнообразных украинских «общественных модераторов» (от профессиональных политиков до популярных рок-певцов) активно паразитировала на «пробуждении» разлома и усугубляла его, другая - не менее заметная - часть также активно паразитировала, но уже на «борьбе с разломом» или же на упорном отрицании самого факта его существования. 

Разлом за 20 лет постепенно приобрел признаки рамочной ситуации, оброс собственной феноменологией, разветвился, породил множество вторичных явлений, ситуаций и симулякров, обозначился в жизни многих украинских семей, обществ, политических партий, научных конгрегаций, образовательных учреждений, художественных тусовок, идейных направлений и трудовых коллективов.

На этот «рамочный» (стратегический, фундаментальный) разлом дополнительно наложились еще и «внутрицивилизационные» (более локальные, но от того не менее острые) конфликты-«трещины». Такие, к примеру, как конфликт между имперским дискурсом и национальными дискурсами в рамках «П-массива» и конфликт между либеральным и правоконсервативным дискурсом в рамках «ЗЕ-массива». 

Украинская суб-цивилизация 

Именно в такой ситуации украинская суб-цивилизация (которая была и продолжает быть объединенной – не смотря на все разломы и конфликты - определенной территорией проживания, общей историей, языком, этническими и художественными традициями и менталитетом плюс «народническим проектом» XIX в., (о котором речь пойдет ниже) начала утверждать себя в качестве самобытного, титульного (в границах государства) «цивилизационного топоса». Главное конфликтное «острие» этого утверждения было направлено против имперского дискурса, а, соответственно, против его потенциального (в 90-е годы) носителя - Российской суб-цивилизации в рамках цивилизационного «П-массива».

Теперь, когда прошло два десятилетия, мы вправе подвести промежуточный итог. Он неутешителен. Отмеченное утверждение украинской суб-цивилизации не произошло. Несмотря на отдельные экстенсивные достижения, она все еще не обладает ни принципиальными атрибутами, ни фундаментальными признаками титульности и самобытности даже в пределах того государства, которое на официальном уровне выступает как общественно-политическая форма этой суб-цивилизации и «подтверждает» эту свою миссию сине-желтым флагом, трезубцем, гимном, Пересопницким Евангелием и елейно-государственнической картиной в фойе зала заседаний Верховной Рады. 

На бытовом уровне (и на уровне «политической улицы») эта печальная ситуация обычно обозначается разговорами о том, что «мы живем в Украине без Украины», «оккупация продолжается» и другими. 

Возникает вопрос: почему же так получилось?

Простого ответа, к сожалению, нет. При первом анализе на поверхность всплывают по меньшей мере четыре основные причины: 

1. Носители самосознания украинской суб-цивилизации (интеллектуалы, художники, педагоги, ученые, диссиденты, спикеры диаспоры) выбрали неправильные инструменты (мотивационные, образовательные, культурные «опорные сигналы») в цивилизационном «большом диалоге» с реальной хозяйственной элитой, локальными элитами крупных городов-миллионников и с первыми поколениями постсоветских технократов (т.е., другими словами, с директорами заводов, подпольными «цеховиками», ведущим инженерно-конструкторским слоем, военными, правоохранительными органами, бывшими комсомольскими функционерами, которые ушли в бизнес, с перспективной русскоязычной молодежью). Причина: Украинская суб-цивилизация в 90-е годы была преимущественно сельской, к городу она относилась враждебно и в принципе не была готова к конструктивному диалогу с городом. 

2. В тот момент, когда закладывались основы отношений государства и крупного бизнеса (1992-1998), в пределах Западной Украины (ЗЕ-массива) не возникло ни одной местной крупной финансово-промышленной олигархической группы, на фундаменте которой могла бы формироваться настоящая (а не опереточная) ориентированная на Европу политическая сила. Все олигархические группы (и, соответственно, все ресурсные центры формирования власти в нашем государстве) сформировались в пределах цивилизационного «П-массива». Галичина (репрезентант «ЗЕ-массива») оказалась без инструментария для эффективного влияния на процессы формирования украинского государства. Грубо говоря, «принципиальные деньги» оказались в руках людей, мировоззренчески, культурно и ментально ориентированных на Российскую суб-цивилизацию, а не на украинскую.

3. Переоценка представителями украинской суб-цивилизации влияния Запада (коренного «ЗЕ-массива») на процессы в Украине также стала причиной поражения. Согласно древним украинским политическим мифам, Запад якобы принципиально заинтересован в «отрыве Украины от России», как гарантии того, что военная Евразийская империя никогда не возродится как геополитическая сила, способная угрожать Европе и США. Этот миф не выдержал испытания временем. Оказалось, что Запад не является достаточно однородным (в первую очередь в актуальном в наши дни корпоративном формате) в столь категоричном и прямолинейном видении своих интересов. Кроме того, международная ситуация изменилась и призрак Евразийской империи перестал быть «ведущим ужасом» западных политиков и обывателей. 

4. Иссяк «Украинский народнический проект», который осуществлялся (до революции - под пристальным наблюдением мирового масонства) от эпохи "Русской троицы" и Тараса Шевченко вплоть до времен «шестидесятничества». Этот исчерпанный проект не был заменен равноценным постмодерном. Пока «народнический проект» работал, он своеобразным образом противостоял актуализации «разлома Хантингтона». Но время шло и в постмодернистской реальности конца ХХ - начала ХХI века (в условиях того, что Т. Фридман в свое время назвал «глобализацией 3.0») «просветительские» принципы, методы и методологии перестали работать. Блестящие (хотя и разнородные) примеры исчерпания народнических практик: провал попыток «реставрации» архаического правописания 1929 года и фактическая бездеятельность различных финансируемых государством «этнических» и «опереточно-казацких» конгрегаций. До поры до времени казалось, что постмодернистским «наследником» народнического проекта станет «оранжевый проект 2004 года», но не случилось. В этом случае - четко по Гегелю - манифестальная форма не нашла соответствующего общественно-политического содержания и быстро деградировала. 

«Холопомания» vs. «Старые песни о главном»

Детальный анализ всех четырех заявленных причин выходит за рамки данной статьи. Попробуем разобрать только первую (и, частично, четвертую) из них. 

В 90-ых годах в Украине было лишь один крупный украиноязычный город - Львов. При этом возникают сомнения, что тогда во Львове существовала полноценная урбанистическая (городская) украиноязычная цивилизация, в которой рождались бы собственно культурно-цивилизационные «Украинские смыслы», адекватные глобальным настроениям и процессам, которые происходят в современной эпохе. Скорее, тогдашний украиноязычный Львов формировали пришельцы - вчерашние крестьяне, а незначительные «вкрапления» недобитых коренных жителей довоенного Львова не делали погоды в городе Льва. Они находились (и до сих пор находятся) на обочине, особенно в политическом формате. 

У подавляющего большинства крестьян, которые заселили Львов в 40-90-ых годах ХХ века, не проявлялось желание стать жителями города. Наоборот, они «де-факто» принесли в город свою сельскую цивилизационную доминанту (принесли ее функционально и овеществленно - как целостный бытовой мир). Эта доминанта проявляла себя комплексом определенных признаков: узким («здоровым») прагматизмом, сельскими бытовыми вкусами, чрезмерным употреблением алкоголя (при том не вина и коньяка, как в европейских городах первой половины прошлого века, а водки, самогона), грандиозными расходными свадьбами, поведенческим и интеллектуальным конформизмом. Еще выразительнее ситуация была в Тернополе и Ивано-Франковске. Там сельская доминанта переформатировала даже архитектурный облик этих городов. Все остальные крупные города Украины украинскими практически не были.

Поэтому, когда после формального очерчивания атрибутов государственности возникла необходимость «большого диалога» между Украинской суб-цивилизацией и реальными (и преимущественно русскоязычными) элитами крупных городов Центра, Востока и Юга, вместо цивилизационного предложения свидомые украинцы начали осуществлять (в лучших традициях «одномерных» сельских прагматиков) некое «культурное наступление». При этом его стратеги и полководцы (в основном выходцы из сел с кандидатскими и докторскими дипломами) наивно полагали: достаточно установить административные рамки украинизации (такие как государственный язык, внешняя символика, «козакофилия» в школьных учебниках) и сам процесс преобразования Неукраины в Украину пойдет автоматически. Этот миф также не выдержал испытания временем. 

Большие города с их вековым культурным укладом наши «культурные крестоносцы» пытались «перекодировать» на крестьянский образ мышления (почему-то упорно отождествляя его с «правдиво украинским»), но город не дал превратить себя в сервисно-торговое дополнение к хутору. Город не захотел поменять технологии и современные свободы на старосветский субстрат «духовности». Он отторг и высмеял новейших «холопоманов». 

С одной стороны, «холопомания» (одна из составляющих народнического дискурса) вошла в конфликт с таким же узко прагматичным совковым городским жлобством, которое увидело в «неотрипольских» идеалах попытку новой коммунистической уравниловки, но уже под другим флагом. Кроме того, «культурное наступление» со стороны украинской суб-культуры осуществляла не традиционная самобытная сельская цивилизация, а цивилизация села «которое погибает» (по меткому слову Мартовича), села на стадии разложения, села, духовно-цивилизационные основы которого уже были разрушены во-первых, модернизацией, а, во-вторых, советской колхозной системой.

В русскоязычных городах в ответ на «культурное наступление» украинства состоялась никем не предусмотренная (и до сих пор мало исследованная культурологами) мобилизация «совкового» культурно-цивилизационного ресурса. Советско-ностальгические «старые песни о главном» вступили в культурный синтез (преимущественно стихийный) с православными и консервативными идеологемами, породив приемлемую основу для нынешних концептов вроде «Русского мира». Этот новый культурно-цивилизационный субстрат пережил уже несколько «мутаций» и быстро мутирует дальше, в сторону более устойчивой (православно-мистической) формы своего существования. «Большой диалог» с представителями этого субстрата будет тяжелым в силу его базовой враждебности к большинству фундаментальных украинских культурных мифологем. 

Извечное крестьянское стремление к справедливости 

Существуют также и более глубокие причины поражения «культурного наступления» украинской суб-цивилизации, которые кроются в специфике крестьянского мировоззрения. Все крестьянские культуры мира объединяет общий идеал. Крестьянин ни при каких обстоятельствах не соглашается, что кто-то отдельный имеет право богатеть быстрее общины. Пусть лучше все остаются бедными. Обогащение евроатлантических народов началось именно с преодоления этого представления о социальной справедливости. Еще триста-четыреста лет назад там исчезла классическая деревенская община, соответственно произошла модернизация сознания.

Начался XXI век, но большинство украинцев (как ни странно, равнозначно и в «П-массиве» и в «ЗЕ-массиве») остается в пределах старинного общинного мышления. К бедности проявляется толерантность, успех считается безнаказанным преступлением. Обычно принято говорить о тотальной «завистливости», которая якобы присуща «нашим». На самом деле миф о «жабе-душительнице» является лишь мифом. Когда Иван ночью не спит, моля Всевышнего, чтобы у Василия корова сдохла, его мучает не зависть. Ему не дает спать извечное крестьянское стремление к справедливости, крепко вмонтированное в самые глубокие, самые фундаментальные структуры его психики. В его желании звучит призыв тысячелетий. Голоса бесчисленных предков, которые переживали этот мир в общине, через общину и благодаря общине. 

Народная традиция утверждает: богатство не имеет праведной основы. Эту истину утверждают детские сказки, где богач обязательно является толстым отрицательным персонажем. Эту истину подкрепляет классическая литература с ее сентиментальной «народностью для бедных». На этой истине успешно паразитируют политики всех видов и цветов - от крайне правых до дворовых лидеров с портретами Сталина на кухне. Эта истина колыбельная, воспринятая с молоком и первым словом. Можно подвергнуть ее сомнению. Ее можно системно критиковать. Но «выскрести» ее из сознания невозможно. Если ее убить, вместе с ней умрет вековечный дух народной традиции. Ведь кем был с точки зрения современной «теории успеха» Тарас Шевченко? Обыкновенным неудачником с безнадежно несовременным мышлением. 

Поэтому ни одному «культурологическому Мичурину» не удастся органично скрестить «Кобзаря» с принципами Карнеги. Победит или традиция, или гуманитарные технологии самоутверждения западного типа. Стоит заметить, что «большой диалог» между элитами возможен только в рамках последних. Зато, в рамках традиции все может закончиться управляемой извне (и совсем не дружественными Украине силами) этакой «постмодернистской гайдаматчиной», которую Украинская суб-цивилизация в государственной форме пережить, скорее всего, не сможет.

Западные культурологи считают, что «культ бедности» базируется на теориях и практиках коллективного выживания. В народной памяти хранятся воспоминания о войне, эпидемии и голодоморе. Воспоминания о том, что все эти катастрофы преодолевались исключительно солидарным коллективным напряжением этноса. Отдельные личности отказывались (или им «отказывали») от состоятельности и комфорта во имя выживания рода. Западные культурологи говорят, что подобные «коллективные инстинкты» потеряли свою актуальность в технически развитом мире глобализации. Что в современных условиях ни один общинный коллективизм не спасет от катастрофы на манер Чернобыльской. Что при преодолении подобных катастроф важными являются принципы профессионализма, корпоративной дисциплины и личной ответственности. Можно спорить, но что-то в этом есть. 

Инерция сельской доминанты

Общества с сельской доминантой умирают по всей планете. Умирают с различной скоростью. Благодаря коллективистской анти-рыночной идеологии, которая господствовала в СССР, Украинская суб-цивилизация не смогла преодолеть инерции сельской доминанты, которая у нас разлагалась медленнее. Теперь мы оказались в окружении более современных (соответственно, более богатых и успешных) социумов. Следствием этого, к сожалению, стало не желание прогресса и «большого диалога», а тотальный общественный испуг. 

Вместо конструктива, наша «испуганная» суб-цивилизация начала привычно продуцировать новые мифы, которые находились в пределах доминирования сельского мировоззрения. Самым известным из них, в силу определенных обстоятельств, стал миф о «ясноглазом Мессии», принадлежащем к древней казацкой традиции и с «руками, которые ничего не крали». Согласно мифу, он должен был прийти в Киев из глухого села спасать Отечество. Этот миф национально свидомые представители нашей суб-цивилизации в 2001-2004 годах предложили русскоязычным «торгово-пролетарским» городам Центра, Востока и Юга в качестве заменителя «большого диалога». История слишком свежая, чтобы снова ее пересказывать. Однако, надо отметить, что политический крах «мифа о Мессии» промышленные города восприняли уже не как поражение очередной преходящей идеологемы, а как яркий «знак безнадежности» на лбу базового ("оранжевого") национального проекта.

Теперь уже необходимость нового национального проекта требовательно стучит в дверь. «Большой диалог» от желаемого превратился в безальтернативный. 

Но кто будет принимать в нем участие? И о чем там будут говорить оппонентам?

Рокерська "коза"



Життя паскудне... Навіть вірний друг, який "никогда не грустит" (він же - телевізор) зраджує: кнопаю пульт, а нічого цікавого не знаходиться. І тут - диво - по балтійськом музичному каналі (переважно попсово-шансонному) запис з концерту Black Sabbath. На що мо сестра скривилась, і дивлячись на екран поглядом "ты говно" виголошує спіч:

"Безмозкі металюги... (про аудиторію) Ревуть, як стадо баранів... А ще цей жест сатанинський..."

                    

Ну чому люди бачать в "рокерській козі" сатанізм? Насправді це давній магічний знак, який захищає від зла. В Середні віки "коза" використовувалась як захист від відьом і "лихого ока".

А рокерським жест став завдяки легендарному співакові Ронні Діо (відзначився в гуртах Elf, Black Sabbath, Rainbow i власному проекті Dio). Жест "коза" Діо перейняв у своєї забобонної бабусі, яка захищала внука від "лихого ока", тицяючи пальцями на циган та інших підозрілих людей.

                       

Ронні Діо зробив "козу" модною, та зараз у музичних субкультурах жест втратив своє первинне значення - застосовується як спосіб ідентифікації "своїх" та як вираження симпатії і підтримки виконавцю з боку слухачів (глядачів). Ніякого сатанізму.

Veo

Veo

Видел сегодня человека...

Видел я сегодня человека в метро. Человек был одет в дубленку, вывернутую мехом наружу, к тому же, наверное, одолженную у старшего брата - она была размера на 2 больше, чем нужно. Также на нем были джинсы размера на 3-4 больше, заправленные в желтые ботинки Skechers и черная кожаная кепка с прямым козырьком.
Этот человек шел, неряшливо наваливаясь то на левую ногу, то на правую ногу. И смеялся над ним весь вагон. А человек искренне не понимал, почему люди насмехаются с стиля его субкультуры.

И так вот тоже бывает.

Растамани, Растафарі, Реггі. Вавілону не вистояти

Блукаючи просторами нету, знайшов досить цікаву статтю на про культуру растафаріанства. Зараз Ворду в мене нема тому вирішив зберегти її в блозі. В статті досить толково все написано!

 

Растаманы: Вавилону не устоять!

Людмила Заглада

В прошлом материале мы рассказывали о движении бритоголовых-«скинов». В постсоветских странах (в том числе, и в Украине) партии расистского толка рассматривают скинов как свой боевой резерв. Но, как мы уже говорили, первыми бритоголовыми были… чернокожие рабочие парни с Ямайки. Между прочим, среди черных бритоголовых был и юный Боб Марли, который впоследствии отошел от скинов и стал не только гениальным исполнителем музыки регги, но и одним из столпов растафарианства.

Это религиозно-философское учение ориентировано, в принципе, исключительно на чернокожих. Что же привлекает к нему белых девочек и мальчиков, называющих себя «растаманами»? Философия ненасильственного ухода от проблем, чудная карибская музыка или... сигареты с марихуаной?

Религия для черных

Принято считать, что растафарианизм зародился около восьмидесяти лет назад, в тридцатых годах прошлого века. Но чтобы лучше понять, на какой почве выросло это движение, стоит заглянуть поглубже в историю Ямайки. Когда в середине семнадцатого века англичане отобрали у испанцев этот карибский остров, испанцы назло новым хозяевам отпустили на свободу черных рабов, завезенных на Ямайку из Африки. Те, не имея возможности вернуться на родину предков, поселились в гористой части острова и устроили там нечто вроде партизанской республики. Почти сто лет англичане пытались призвать бывших рабов (которых называли «марунами») к порядку, но поняв, что с чернокожими партизанами просто так не справиться, заключили с ними мирный договор, закрепив их права на землю. Итак, пока на остальном западном полушарии черные были рабами, на Ямайке сменялись поколения свободолюбивых и воинственных чернокожих, не знающих, что такое рабство.

Единственное, чего им не хватало – некоей объединяющей идеи. И наконец, такая идея появилась. Ее дал ямайцам темнокожий проповедник Маркус Гарви. Он заявил, что библейский «избранный народ Божий» - это вовсе не евреи, а чернокожие. Обетованная земля, соответственно, находится не на Ближнем Востоке, а на черном континенте, точнее – в Эфиопии, единственной из африканских стран, не знавшей колониального угнетения. Ну а знамением, которое возвестит исход божьего народа на землю обетованную, станет приход чернокожего царя-избавителя, «льва от Колена Иудина». Поэтому когда в 1930 году в Эфиопии на престол взошел король Хайле Селассие I, приверженцы идей Гарви поняли: вот пришел их мессия! До коронации Хайле Селассие I звался Тафари Маконнен. По-эфиопски «принц» - «рас». «Принц Тафари» - «рас Тафари». Итак, название для новой религии было найдено.

На Ямайке некоторые преданные почитатели считали короля Эфиопии не просто пророком, прямым потомком библейских царя Соломона и царицы Савской, но и даже земным воплощением Яхве (или, в более привычной для ямайцев транскрипции - «Джа»). Между прочим, сам Хайле Селассие I манией величия вовсе не страдал и не стремился примерить на себя все эти роли. Его больше интересовали конституционные реформы в Эфиопии. Тем не менее, у растафарианства появлялось все больше и больше последователей, и все они поначалу были черными, разумеется. На Ямайке растаманские общины стали множиться, и в каждой из них идеи растафарианства толковали по-своему. Были растаманы, близкие к эфиопской православной церкви, были и такие, кто провозглашал идеи превосходства черной расы. На первый взгляд, трудно вообразить, чем этот расовый культ мог привлечь белого человека. Но все-таки есть в растафарианстве одна идея, привлекательная для людей любого цвета кожи.

Где находится Вавилон?

Первые растаманы говорили об «исходе из Вавилона в Сион», имея в виду, что Сион, конечно же, находится в Эфиопии, а Вавилон – это, собственно, вся западная цивилизация, угнетающая бедных негров. Но только ли чернокожие страдают от «цивилизации потребления», заставляющей нас ежеминутно что-то кому-то доказывать, бежать, хватать и, фигурально выражаясь, показывать миру зубы и когти? Наверняка каждому человеку время от времени хочется плюнуть на все эти проблемы и нервотрепки, сесть этак под деревцем (не обязательно под пальмой на ямайском пляже) да и подумать не спеша о смысле жизни. «Прелесть всей растаманской идеологии – в том, что растаман «не парится» по поводу всяких «цивильных» проблем, - пишет исследовательница неформальных молодежных движений, культуролог Мария Грушко. - В нём есть какая-то внутренняя расслабленность (именно расслабленность, а не расхлябанность, этакий внутренний «релакс», незажатость)… Растаман полагает, что этот мир – замечательное место, просто не надо с ним воевать, создавать искусственно какие-то надуманные, «вавилонские» проблемы и всё будет идти правильно. Это вариант христианской концепции, что Бог создал мир «и увидел, что это хорошо», помноженный на буддистское «недеяние», даосское созерцание».

В общем, ничего нового в этой мысли нет, и вряд ли философия, придуманная черными и для черных, распространилась бы с карибского острова по всему миру, если бы не музыка. Точнее говоря, музыкальный стиль регги, возникший из сплава народных негритянских мелодий и порожденных ими стилей ска, калипсо, соула и джаза. Секрет неповторимого ритма регги кроется в том, что при стандартном для популярной музыки размере «четыре четверти», в нем при помощи ударных акцентируются не сильные первая и третья доли, а слабые вторая и четвертая. Музыка, возникшая как песнопения, посвященные Джа, стала популярной благодаря Бобу Марли – гениальному музыканту и убежденному растаману, который в 70-е годы прошлого века заставил весь мир влюбиться в регги.

Но между прочим, идеи раста звучали не только в песнях стиля регги. Когда мы, родители нынешних подростков, были маленькими и отплясывали на танцах в пионерских лагерях под «Бони М», вряд ли кому-то приходило в голову внимательно вслушаться в текст простенькой песенки «Реки Вавилона». «By the rivers of Babylon, there we sat down yeeah we wept, when we remembered Zion» - «У рек Вавилона мы сидели и плакали, вспоминая Сион». Вот так пионеры 70-80-х скакали на танцплощадках под вполне растаманскую песню…

Растаманы из глубинки

А теперь вернемся к нашим растаманам. Возможно, некоторые из них даже не имеют представления о том, что изначально эта философия была создана черными для черных. Вычленив из растафарианства универсальную идею мирного созерцания и отказа от погони за благами цивилизации, большинство из них свою причастность к этой субкультуре обозначает, главным образом, тем, что слушает рэгги и очень живописно одевается. Главная деталь растаманского туалета – огромные бесформенные береты, вязаные крючком. Эти шапки-«растаманки» (как, впрочем, и любая другая сугубо растаманская одежда) выдержаны в цветах эфиопского флага – в них чередуются зеленые, желтые и алые полосы. В принципе, наковырять крючком растаманскую шапку несложно, но если вы с рукоделием не в ладах, то эту красоту можно найти в специализированных магазинах одежды «этнического стиля». А еще я видела все это зелено-желто-алое великолепие на Андреевском спуске в Киеве, среди прочих ремесленных поделок.

Здоровенный беретище нужен для того, чтобы туда поместились дредлоки – «ужасные локоны» - гордость и краса растамана. Во многих культурах отшельники и святые отказывались стричься и расчесываться, чтобы таким образом продемонстрировать свой договор со Всевышним. Но если так поступит европеец или азиат, то его волосы просто будут свисать неопрятными сальными прядями. А вот если с ножницами и расческой расстанется чернокожий, то его мелкие кудряшки довольно быстро сваляются в «ужасные локоны». Убежденные черные растаманы считают дреды символом львиной гривы, антеннами, принимающими послания Джа и даже… веревками, за которые праведников втащат на небо. Но если природа наградила вас прямыми волосами, а душа жаждет африканских страстей, то существуют способы сделать на голове войлочные косички – правда, при помощи опытных парикмахеров. И еще один момент – расчесать эти косички нельзя – если вы хотите от них избавиться, их можно только остричь.

И, наконец, о неприятной (и даже опасной) особенности растаманской субкультуры. Эти, в целом, симпатичные люди, исповедующие мирную ненасильственную философию, считают, что есть еще один способ проникнуться нужным настроением и расширить сознание – покурить «траву мудрости». А это, как вы уже поняли, индийская конопля – марихуана или «ганджа». Конопляный лист, вопреки распространенному убеждению, не является сугубо растаманским символом, но большинство отечественных приверженцев раста не представляют себе образ «настоящего растамана» без «косячка».

Стаття взята з www.ch-z.com.ua/

Киноманы - быстро угасающая субкультура.

Коллектив авторов

 
Быстро угасающая субкультура. Неформальное молодежное движение «киноманы» к настоящему времени уже почти прекратило существование в Санкт-Петербурге.

Движение киноманов сформировалось практически сразу (где-то в течение года) после смерти Виктора Цоя – певца и музыканта, лидера группы «Кино». Культ Цоя зародился в 1990-1991 годах, и фаны поклоняются ему как не канонизированному святому. Особенностью именно киноманов является своеобразное обожествление умершего кумира, мифологизация и сакрализация Цоя, что характерно для субкультуры 2-го уровня развитости.

Киноманы – довольно редкий случай, когда оригинальная российская музыкальная фанская субкультура смогла сформировать собственное неформальное молодежное движение. Переход на 3 уровень субкультуры был связан с принятием субкультурных норм и социальных институтов сначала хиппи, а затем (в Санкт-Петербурге и Москве) – панков. Основными местами «паломничества» В Санкт-Петербурге являются могила Цоя на Богословском кладбище и бывшая котельная «Камчатка» на улице Блохина.
[ Читать дальше ]

Растамани, Растафарі, Реггі. Ч 3.

 Боб Марлі


Якщо говорити про духовну практику Растафарі, то не можна не згадати і те, що раста вегетаріанці. Вони вживають їжу I-TAL (від англійського "vital" - життєдайний). Їхній варіант вегетаріанства - це цілковита відмова від їжі тваринного походження, включаючи молоко і молокопродукти. Також вони намагаються не вживати багато олії, солі, приправ. Їжа I-TAL повинна бути якомога природнішою, якнайменше підданою обробці і консервуванню. 

В 1960-х роках про Растафарі стало відомо в цілому світі завдяки музиці реґґі, яка виконувала роль сакрального послання до всього людства, вона стала закликом до звільнення від гніту матеріалізму, пошуку власного "я" і свого коріння. Реґґі головно походить від давньої африканської барабанної музики Ньябінґі, яку привезли з собою чорношкірі раби. Серед його стилів-попередників були ска, рок-стеді, соул, каліпсо. Реґґі, на думку растаманів, це вібрації цього світу, які співпадають із серцебиттям і сприяють оздоровленню та спокою, дієво піднімають настрій. 

Саме з 60-х років про Растафарі можна дійсно говорити як про рух, адже своїми ідеями добра, любові, родинності він поєднав надзвичайно багато прихильників, котрі активно працювали для популяризації його ідей. Серед них були письменники, музиканти, реліґійні діячі, політики, робітники тощо. Найбільша заслуга в цьому належить відомому Бобу Марлі і гуртові The Wailers, які зі своїми концертами об'їздили весь світ. 

Боб Марлі на Ямайці став справжнім національним героєм, символом визволення та об'єднання. Він до кінця життя своєю музикою проповідував ідеї Растафарі. І не раз за це поплатився. Відомий випадок, коли йому і його гуртові було запропоновано відіграти благодійний концерт, приурочений до місцевих виборів. Акція була названа "One Love Concert" - це ніби цитата з відомої праці Хайля Селасі І "Мудрість Растафарі" - "One love, one heart" ("Одна любов, одне серце"). Ввечері перед виступом до будинку Марлі вдерлися невідомі й поранили з вогнепальної зброї Боба, його дружину Ріту і їхнього продюсера. Незважаючи на це, концерт відбувся; і ще й із таким шаленим успіхом, що спричинив до об'єднання двох ямайських політичних партій-суперниць в один виборчий блок. Під час виступу Боб Марлі запросив на сцену лідерів цих двох партій, і вони взялися за руки в знак згоди! Після цього випадку Марлі написав пісню "Ambush in the Night" - "Засідка вночі". Те, наскільки не тільки ямайці, але й мешканці африканських країн цінували Боба Марлі, можна зрозуміти з того, що на святковий концерт з приводу здобуття незалежності Зімбабве він був єдиним запрошеним музикантом з-за кордону! 

Після передчасної смерті Боба Марлі 1981 року Растафарі не перестало поширюватися світом. Растамани вже нікого не дивують, наприклад, в Польщі, де вони складають переважну більшість серед суб- і контркультур. Це ж можна сказати про Італію. Але розуміння Растафарі в Європі відмінне від розуміння його ямайцями. Для його білих прихильників - це напівреліґія, подібна своєю ідеологією до гіппі, але набагато екзотичніша своєю музикою, обрядами й історією. Мало хто сьогодні пам'ятає, що раста - це не звичайна субкультура, а справжній національний, реліґійний, соціальний, політичний рух. 

На жаль, більшості українців ще не відома природа руху Растафарі, тому і виникають твердження, ніби растамани - це наркомани, торговці коноплею, злочинці і таке інше. Насправді ж це люди позитивно налаштовані й не аґресивні. Віднайдення своїх коренів, свого походження, збереження традицій, національної культури, протистояння зовнішньому тиску, духовний пошук та самоочищення - чи ж це не те, про що сьогодні найбільше говорять в Україні? Саме завдяки здатності бути переосмисленим, Растафарі зароджується і в нас. Вже є багато сайтів, котрі містять цінну інформації про цей рух, починають з'являтися книжки, а найголовніше - музика реґґі. Гурти здебільшого не дуже професійні, але цікаві кожен по-своєму. На жаль, трохи призабутий сьогодні справжній реґґі колишнього "The Вйо", котрий значно випередив свій час. 

Життя растамана - це щоденна боротьба, а часто боротьба в прямому розумінні. Зрозуміло, що без принаймні часткового расизму не обходиться в жодній здоровій країні. Навіть на Ямайці білих називають "ніґерами"!.. Часто трапляється, що в стосунку до раста доходить до аґресії з боку скінгедів, екстремістськи налаштованих націоналістів тощо. То ж прихильники Растафарі розуміють, що не варто чекати неможливого... "Якщо ти знаєш, чого варте життя - ти будеш шукати своє на землі: і зараз ти бачиш світло, і зараз обстоюєш свої права" (Боб Марлі). 

 
Це поки що все з мого дослідження культури Раста, коли знайду ще інфу, обов`язково викладу!

Растамани, Растафарі, Реггі. Ч 2.

Маркус Ґарві

Вплив пророцтва Маркуса Ґарві був настільки великим, що велика кількість мешканців острова почала серйозно готуватися до повернення в Африку, як вони досі говорять, на Сіон (Зайон), на обіцяну землю. Ходили чутки, що Хайль Селасі І вислав кораблі, аби привезти своїх людей додому. Старозаповітня тема Виходу ізраїльтян з Єгипетської землі набула новітнього звучання в Растафарі. Хайль Селасі І був проголошений Спасителем, що прийшов врятувати цей світ від зла. Це дало початок для багатьох спекуляцій, заснування багатьох псевдореліґій, сект тощо. 

Імператор відвідав Ямайку в 1966 році й був страшенно вражений растафаріанцями - вони вітали його в аеропорту в білих одежах, зі святковими співами та барабанами Ньябінґі. В одній зі своїх промов він підкреслив особливість життєвої філософії растаманів, котра природньо поєднала в собі високу духовність та самопожертву з приземленістю і практичністю. 

На жаль, багато злочинців, які заробляли собі на життя бандитизмом чи експортом коноплі, ховалися між растафаріанцями або подібно до них вдягалися чи поводилися. Це сильно скомпроментувало рух. Багато людей в світі почали вважати всіх раста волоцюгами і розбійниками. 

На початку 1940-х років на острові почали організовуватися растафаріанські комуни, активістом яких був Леонард Говел. Головна ідея їхня - протистояння Вавилону, тобто цивілізації білих, яка пригнічує їх і руйнує їхню духовність. Дружність, братерство, рівність та взаєморозуміння прихильників Растафарі заклали основи філософії I'n'I (Я-і-Я). Суть її полягає в ототожненні своєї особи з іншими раста, почутті братерського єднання, а також в усвідомленні свого зв'язку з Творцем, поєднання малого людського "я" з великим Божим "Я". Досі Растафаріанці вживають замість звичного займенника "я" своє символічне "я-і-я". 

З часу цих комун почалося активне вживання ґанджі, тобто коноплі, котра була проголошена травою мудрості, ліком від Вавилону, головною зброєю проти Системи всесвітнього зла. Раніше конопля використовувалася як лікувальна рослина, і це стосується не тільки Ямайки, але й навіть України. Після брутального знищення комун по кількох роках їхнього існування, саме куріння ґанджі стало відмінною рисою раста, неначе проявом скрайнього протесту, іґнорування законів та влади. Вирощування і вживання цього зілля на той час вже було заборонене, і це було зроблено головним чином під впливом США. Величезні плантації коноплі було знищено, а їхніх власників арештовано. З того часу растамани (тобто "люди раста") говорять: "Що більше ми куримо Траву, то більше падає Вавилон". Також їхньою особливістю стали дреди - густо заплетені пасма волосся, що символізують собою коріння, тобто історичну пам'ять. Білих ця зачіска страшила, растамани ж кепкували з них і навмисне її називали "дред" (англ. "dread"), тобто "жахливий". 

В цілому світі діє рух за легалізацію вирощування, продажу та вживання коноплі, і в деяких він вже досіг успіху. Проте треба пам'ятати, що не це основне в Растафарі. Цей рух не пропагує наркотики - і без нього це є кому робити. Головною метою кожного окремого растамана є особиста свобода, звільнення віж жорстоких законів і заборон. Растафарі прагне показати, що людині для життя не потрібно стільки матеріальних дібр, як пропонує Вавилон. Людина може прожити без мобільних телефонів, комп'ютерів, телевізорів, автомобілів, але суть скоріше не у відмові від них, а в звільненні від матеріальної залежності, яку вони з собою несуть. Як співатиме згодом Боб Марлі: "Звільни себе від духовного рабства! Ніхто, крім тебе самого, не зможе звільнити твою свідомість!" 

Далі буде...

Растамани, Растафарі, Реггі. Ч 1.

Вирішив я присвятити серію блогів дуже не звичній і мало розвиненій субкультурі.

Звільни себе від духовного рабства!
Ніхто, крім тебе самого, 
не зможе звільнити твою свідомість!
                                       Боб Марлі 


Сьогодні часто запитують: "Хто такі растамани? Що таке Растафарі?" Гадаю, що саме зараз, коли растамани з'яляються в Україні, є нагальна потреба роз'яснити пересічній людині всю значимість руху Раста. А він - не тільки куріння коноплі і відрощування дредів... 
Растафарі як реліґійний і соціальний рух повільно набирав обертів з початку ХХ століття, і предтечею його став відомий громадський діяч, борець за права чорношкірих, поет і оратор Маркус Ґарві, що народився на Ямайці. На той час його батьківщина була забутою всім світом колонією Великобританії. 

Загарбницькі напади, котрі розпочали ще в ХVI столітті іспанці, призвели до цілковитого винищення місцевих індіанців. Пам'яттю про них до сьогодні є назва острова - Ямайка, що по-індіанськи звучала як Шамаїка (Земля Джерел). З того часу для роботи на плантаціях почали завозити чорношкірих з Африканського континенту та в меншій кількості найманців з Індії. Разом з тим постала проблема харчування поселенців. Кожен работорговець, що виходив у плавання, повертався з саджанцями корисних дерев, деяких трав і овочів. Ямайка стала справжнім раєм на Землі, де можна прохарчуватися, нічого не вирощуючи. 

Попри все існувало рабство. Намагаючись звільнитися від гніту, раби-втікачі організовували невеликі громади, де намагалися запровадити свої порядки. Цих втікачів почали називати "марунами", і саме з їхнього нестримного прагнення повернутися на батьківщину, в Африку, пропросли перші паростки Растафарі. 

Найзначнішим поштовхом до поширення цього руху стало те, що 1930 року збулося пророцтво М.Ґарві про прихід Спасителя зі Сходу (тобто з Африки). Саме тоді 2 листопада 1930 року на імператорський престол Ефіопії зійшов Лій Рас Тафарі Маконнен (звідси і назва руху "Растафарі", тобто "принц Тафарі"), який по коронації прибрав ім'я Хайль Селасі І. Серед його титулів - Цар Царів, Переможний Лев з племені Юди. Його ім'я з державної мови Ефіопії, амхарської, перекладається як "сила Святої Трійці". 

Хайль Селасі І став відомим з активної дипломатичної роботи. Його стараннями Ефіопія стала єдиною африканською країною, що ввійшла до Ліги Націй. На його долю випало значне випробування - з території сусідньої країни, Еритреї, котра була тоді під владою нацистів Беніто Мусоліні, італійські війська раптово атакували Ефіопію і захопили майже всю її територію. Селасі звернувся до Ліги Націй по допомогу, але його прохання було відхилено. У відповідь він оприлюднив лист до тодішньої європейської спільноти, в котрому водночас погрозливо і пророчо прозвучала фраза: "Сьогодні це ми, а завтра - ви". І справді, за декілька місяців Німеччина розпочала війну, що стала Другою світовою. Ефіопію ж було в короткий термін відвойовано в військ Мусоліні завдяки широкій підтримці місцевого населення. В розумінні растафаріанців ці події - це боротьба Лева з племені Юди, світлого начала, проти Вавилону, світового зла, що постало в особі Дуче. 

Далі буде...

Страницы:
1
2
предыдущая
следующая