хочу сюда!
 

Лена

39 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 38-45 лет

Заметки с меткой «не моё»

Свадьба без брачной ночи..


 РАССКАЗ ДЛИННЫЙ, НЕОБЫЧНЫЙ И СO СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ.
автор:Сан Саныч Кузнецов
Звонок раздался во второй половине дня. Звонили с Рижской товарной станции Москвы и сообщили, что в наш адрес пришла платформа с экскаватором на базе трактора «Беларусь» и надо её срочно разгрузить, иначе станция снимает с себя ответственность за сохранность нашего груза. Перспектива, что без охраны на путях мы получим разграбленный экскаватор, который нам был крайне необходим, явно нас не устраивала. Белорусы молодцы. Отгрузили даже раньше, чем обещали. Но мы, не рассчитывая на такую оперативность, даже не успели оформить на работу экскаваторщика, а разгружать платформу нужно было немедленно. Что делать? Извечный вопрос. Нужно было принимать срочные меры, и это было нужно сделать мне, так как транспорт и вся сфера хозяйственных нужд предприятия находилась в моём ведении. И я принял решение.



Быстро оформив доверенность на право получения экскаватора и захватив на всякий случай из сейфа удостоверение тракториста, выданное мне ещё в школе, я помчался на товарную станцию, в надежде на месте решить вопрос, так как я предполагал, что на товарных станциях должен быть в штате экскаваторщик. Уж с ним-то я договорюсь, но тут сработал закон подлости, закон Мерфи: если какая-нибудь неприятность может произойти, она обязательно случится. На товарной станции действительно был в штате экскаваторщик, но он оказался в отпуске. Работники товарной станции, почувствовав всю силу этого закона, которого никто не отменял, заторопили меня с выгрузкой, чтобы не оставлять за собой ответственность за сохранность трактора. Они шустро подогнали тепловозом платформу с трактором к эстакаде и заявили мне:
- Ну, где ваш экскаваторщик? Давайте проверять комплектность и забирайте. 
Когда я им признался, что тракториста со мной нет, то сразу принял на себя и концовку закона подлости, которая началась без промедления. 
- Что вы нам голову морочите, тогда проверяйте и сгоняйте трактор сами, нам срочно нужна платформа, - заявил старший, сделав приглашающий жест, к стоящему на платформе трактору.
Он быстро, по-деловому, сверил наличие груза по сопроводительной описи, показал ящик с инструментом, заставил грузчиков обрезать крепление трактора к платформе и протянул мне документы на подпись в получении. Впереди были выходные дни, и он сказал, что за это время экскаватор растащат по агрегатам, поэтому самый простой способ уберечь экскаватор, это угнать его с территории станции. Я понял, что спорить бесполезно и надо экскаватор забирать, и забирать немедленно. Я залез в кабину трактора, поставил на нейтраль все рычаги управления и стал проверять наличие масла, воды, солярки. Рабочие, пряча улыбки, наблюдали за мной и за моими манипуляциями. Со стороны это действительно выглядело забавно. Мужчина, явно из категории "белых воротничков", так называли в те времена чиновников разных уровней, обследует трактор. Не обращая внимания на едкие реплики, которые отпускали в мой адрес грузчики, я продолжал вспоминать далёкое прошлое, когда в школе нас учили работать на тракторе. Мои манипуляции не прошли даром, и трактор, дважды стрельнув и выпустив пару чёрных колец из выхлопной трубы, сменил резкую трескотню пускача на спокойный рокот двигателя трактора. Это уже было достижение и ехидные улыбки грузчиков как-то сами собой погасли, а я тут же вспомнил ещё один мудрый перл из закона подлости: если вам подложили свинью, то попробуйте принять её, как угощение. 

Я так и поступил. Мысленно перекрестившись, отжал сцепление и, включив первую передачу коробки скоростей, начал плавно её отпускать. Трактор послушно начал движение, и я спокойно съехал с железнодорожной платформы на примыкающую к ней эстакаду. В глазах грузчиков было удивление. Они явно не ожидали от меня такой прыти. Расписавшись в документах на получение, я покатил к выездным воротам товарной станции. Выехав за ворота станции и найдя место для парковки, я остановил трактор, решив перевести дух. От треволнений, от скептических взглядов и комментариев работников товарной станции, от ответственности, неожиданно свалившейся на меня и от того, что мне пришлось выполнять не свойственную мне работу, по спине у меня текли ручьи пота. Заглушив двигатель, я в прострации сидел, наверное, полчаса, обдумывая, что же делать дальше. Было уже пять часов вечера, в столице наступил конец рабочего дня, экскаваторщика я сегодня уже точно не найду, и я понял, что мне самому придётся гнать трактор в Павлов-Посад, где у нас была материально техническая база нашего предприятия. Ну, что же, примем эту свинью за угощение, расслабимся и попытаемся получить максимум удовольствия. Я наметил маршрут движения таким образом, чтобы хватило солярки до ближайшей автозаправочной станции. Заводы изготовители, отгружая технику, заливали в баки всего несколько литров, которых обычно хватало только на погрузку и разгрузку техники с железнодорожной платформы.
На моё счастье солярки хватило доехать до бензоколонки, где я залил полный бак, купил на всякий случай дизельного масла, чтобы долить в картер, в случае необходимости, и рванул к шоссе Энтузиастов, чтобы ехать в сторону базы. Слава Богу, что в то время в Москве ещё не было транспортных пробок, как сейчас, но пятничная загруженность давала о себе знать, и мне пришлось ехать почти в плотном потоке машин. Я гнал трактор в крайнем правом ряду, чтобы не мешать основному потоку машин, но мне пришлось очень часто огибать общественный транспорт, который останавливался возле остановок, и я чувствовал себя эквилибристом. Мне посчастливилось, и я не задел ни одну машину, хотя это было нелегко.

И вот на выезде из Москвы, подъезжая к посту, я понял, что меня тормознут. Сработало чутьё опытного водителя, имеющего довольно большой водительский стаж. Гаишник сделал еле заметное движение навстречу трактору и поднял полосатую палку. Я остановился и выпрыгнул из кабины с документами. Инспектор, забыв привычно представиться, растерянно смотрел на меня, оглядывая с ног до головы, заглянув даже в кабину, надеясь кого-то там увидеть, кроме меня. Но, не увидев в кабине никого, он снова удивлённо уставился на меня. Я не выдержал и рассмеялся. А гаишник, медленно обошёл вокруг меня, внимательно рассматривая детали моей одежды, окинув меня с ног до головы. Особенно внимательно осмотрел золотой перстень. При этом он даже взял меня за руку и долго изучал вензеля на перстне. Всё это происходило как в замедленном кино и в полном молчании. Наконец он увидел протянутые ему документы и взял их в руки, но продолжал смотреть, то на меня, то на трактор. 
Немного справившись с непривычной для него ситуацией, инспектор попросил пройти на пост для проверки документов и уточнения по базе данных, не числиться ли трактор в угоне. 
- А у вас паспорт или производственное удостоверение есть? – спросил он осипшим голосом.

Я, молча, достал удостоверение работника министерства, которое произвело на него ещё большее впечатление, чем мой внешний вид. Тисненный золотом герб на красной корочке совсем выбил из строя инспектора, и он произнес трагически-пафосным тоном: 
- Первый раз в жизни вижу начальника на тракторе, - сказал он и затем добавил:
- Прошу за мной, я должен записать прохождение трактора через свой пост.
Мы поднялись по ступеням, инспектор открыл мне дверь, пропуская меня вперед. И тут началось очевидное, но невероятное. В помещение пахло свежезаваренным кофе, за столом сидела неземной красоты девушка, которая, подняв глаза, посмотрела пронизывающим глубоким взглядом, кажется, не понимая цели моего визита, и только проворковала: 
- Кофе не хотите?
- Какое кофе. Вика, запиши все данные этого гражданина и все реквизиты на полученный экскаватор, - скомандовал сержант. 
- Хорошо. Но с каких это пор по нашим дорогам "денди лондонские" водят трактора?
- Это судьба, милая девушка. Арестуйте меня, я хочу остаться здесь навсегда и согласен на всё.
- Так уж и на всё?! И даже женитесь на мне?
- Об этом, я даже и мечтать не смею. Но если вы, милая девушка, дадите согласие - то я у ваш ног.
- Володя, слышал!? Будешь свидетелем на свадьбе. Где и когда? - кокетливо спросила девушка, продолжая поддерживать игру слов, взглядов, намеков, явно соскучившись по живому разговору, одурев от канцелярской работы на посту. 
- А что тянуть? Прямо завтра и распишемся, У меня друг работает в Таганском загсе. Он договорится с девчатами. 
- Хорошо, но у меня нет фаты и свадебного платья.
- А это главное? Был бы человек хороший….
- Володя, ты как считаешь, я отношусь к этому разряду людей?
- Заявляю ответственно! Лучшего человека я не знаю, - ответил Володя, по-военному четко, вложив в свои слова всю искренность своих мыслей, но до конца не понимая, куда выведет эта затянувшаяся мизансцена. А она продолжалась.
- Ну, вот! Благословение моего начальства получено. Вы не отказываетесь от своего предложения?
- Никак нет. Встречаемся завтра в десять утра у загса, не забудьте паспорт.
- Договорились, а теперь я внесу ваши координаты в журнал, и уже точно буду знать, где искать жениха, если он завтра не явиться в загс.
- Не надейтесь, я не откажусь от своих слов. Отказаться от такой красавицы, да ещё хорошего человека, нет. Это выше моих сил. В десять часов я буду у загса. А какие цветы вы любите? 
- Ромашки, но для такого торжественного момента мне бы хотелось розы. Всё, записала, можете быть свободны и прошу, соблюдайте все правила дорожного движения, чтобы не дай бог, не сорвалось наше мероприятие. Я так мечтала выйти замуж. Мне даже цыганка нагадала, что у меня муж будет Алексей – божий человек, а вы как раз Алексей. Это судьба, а от неё не откажешься.
Я встал, внимательно посмотрел ей в глаза, наверное, только сейчас она поняла, что я не шутил. Вспыхнув от пикантности ситуации, отчего она стала ещё краше, она опустила глаза и стала внимательно изучать свои записи. Я обратился к Володе: 
- Так не забудьте, завтра в десять у Таганского загса.
На этом мы расстались, и я продолжил путь, благополучно перегнав экскаватор на базу. 
На следующий день, не веря, что Вика приедет к загсу, я всё же к десяти утра был уже там. У загса была суета и волнение. Я окунулся в общую атмосферу торжественности обстановки и впервые почувствовал сильное волнение и даже страх - а если она не придет? Я открыл дверцу машины и, опустив ноги на землю, закурил. В это мгновение к загсу подкатил серый УАЗик с синей полосой и из него вышли Вика и Володя. На ней был безукоризненный строгий костюм цвета морской воды, который как нельзя лучше подчеркивал серьёзность наших намерений. Букет белых роз тоже подходил к её наряду и должен был придать торжественность предстоящему моменту. Глядя на меня, её лукавый взгляд, как бы спрашивал, не передумал ли я о вчерашней договорённости, сделанной в шутливой манере.

Я вышел из машины и протянул Вике облако из белых роз, как бы с явным намеком на чистоту своих помыслов. 
- Вика, тебе очень идёт этот наряд. 
- Спасибо. Как видишь, я умею держать слово. И что дальше?
- Как что? Возьмите меня под руку и вперёд, в счастливое будущее….
- Ребята, ну, пошутили, и хватит, имейте благоразумие, - вставил Володя.
- Отставить разговоры. Ты сержант, сейчас ей не начальник. А я ни за что не упущу свой шанс. Это подарок судьбы, который выпадает далеко не каждому и не часто. 
- За меня всё решили. Ладно, я согласна. Вот только цыганка ошиблась. Обещала принца, а жизнь предложила тракториста, но я не привередливая….

Взяв меня под руку, Вика уверенной походкой вошла в загс. Нас там уже ждали. Ещё вчера вечером я позвонил своему другу и всё ему рассказал и просил оказать помощь. Он прочувствовал ситуацию, принял её, как хорошую шутку и заявил, что сделает всё по высшему разряду, так как давно мечтает меня женить. Как только мы переступили порог, дама с красной лентой наперевес встретила нас с улыбкой и попросила паспорта. Вот он момент истины. Я напрягся и ждал, что Вика сейчас рассмеётся и скажет, что комедия окончена, шутка явно удалась. Возможно, она и сказала бы эти слова, но девушка она была авантюрная, недаром в милиции служила, поэтому ждала до последнего, кто первый отступит. 

Женщина загса, зная нашу ситуацию, еле скрывая улыбку, не торопилась с оформление документов, чётко выполняя инструкции моего друга, делая это с огромным удовольствием и, я бы сказал, с определённым шиком, и не казённо, а душевно и по настоящему приветливо и мило.
Однако когда настала пора заполнять документы и оформлять свидетельство о браке, она растерялась, вопросительно посмотрела на меня. Я рукой и глазами дал отмашку продолжать ритуал и она с удовольствием всё продолжила, попросила поставить подписи свидетелей и наши с Викой. Настала очередь обмениваться кольцами. Я всегда знал, своей избраннице я надену на палец бабушкино кольцо, а сам буду носить дедушкино, потому что их семейную жизнь, я считал образцом любви и верности, а их кольца залогом счастливой семейной жизни. Кольца оказались впору и это был ещё один сигнал судьбы. При упоминании слов о включении марша Мендельсона, мы оба, одновременно, воскликнули: 
- А можно без этого?! - после чего я не преминул сказать:
- Меня радует это взаимопонимание с первой минуты семейной жизни.
- Я надеюсь, что это продлится до глубокой старости, - мгновенно отреагировала Вика.
- А теперь вы можете поцеловаться, - торжественно объявила дама с красной лентой.
Удивительно, мы эту манипуляцию проделали быстро и уверенно, как будто делали это далеко не первый раз. Естественный поцелуй был ещё одним знаком нашей судьбоносной встречи. Я понял, что мы и в интимных отношениях оказались "одной веры"
Осознание случившегося произошло на крыльце загса, где начался буквально гомерический хохот всей нашей компании, включая Виктора, который вышел нас проводить. 
- Вы сейчас куда? – спросил он, когда хохот немного поутих.
- Как куда, готовиться к свадьбе, а к семи часам ждем вас с женами у меня на квартире. 
- Ну, вы ребята даёте….. Не заигрались? Ладно, давайте адрес, а то мне сейчас заступать на пост. Ты, Вика, можешь неделю не выходить на работу, это наш тебе свадебный подарок,- произнёс Володя и отрешенно покачал головой, а потом, сжав вместе обе ладони и сделав дружеский жест, направился к машине. Мой друг, извинившись перед нами, вернулся в загс, а мы остались одни. Кажется только сейчас, поняв всю авантюрность нашего поступка, Вика испугалась. Глаза её наполнились слезами, кураж пропал и она, отпрянув от меня, тихо спросила:
- Зачем? Мы действительно заигрались….
- Вика, а вот этого делать не стоит. Лично я ни о чем не жалею и постараюсь сделать для тебя всё, чтобы ты была счастлива. Как только я увидел тебя, я сразу подумал о женитьбе, о детях и счастливой старости с тобой. Вот как-то так, я запоздало прошу твоей руки и сердца. 
- Господи, откуда ты взялся на мою голову, мама с ума сойдёт, когда узнает правду. Я жена, а этот юморист и охламон, мой муж. Круто! И как-то неправдоподобно, однако вечером придут гости и это наш первый семейный сбор, давай хоть его не испортим. Поехали по магазинам. Гулять, так гулять, только сразу ставлю условие. Сегодня никакой брачной ночи, дай мне чуточку привыкнуть к тебе.

P.S. от автора. 
Эта история произошла с моим близким другом. Их легкомысленный союз на быструю руку оказался очень прочным и долговечным. Они воспитали двух детей, ждут внуков, и уж точно не будут заставлять их пройти испытательный срок, чтобы лучше узнать свои половинки. Говорят, браки заключаются на небесах, а это значит, что соединение двух людей в браке предопределено их судьбами.(с)

Конкурс песни в медицинском институте:



Песню "Что так сердце, что так сердце растревожено?! '' представила кафедра кардиоологии.

Песню «Лучше нету того свету...» представила кафедра патологической анатомии.

Песню «Вот кто-то с горочки спустился...» представила кафедра травматологии и ортопедии.

Песню «Тихо сам с собою я веду беседу» представила кафедра психиатрии.

Песню «Я тобой переболею, ненаглядный мой!» представила кафедра кожных и венерических заболеваний.

Песню "Шумел камыш, деревья гнулись" представила кафедра наркологии.

Песню «Мне бы только забежать за поворот!» представила кафедра урологии.

Песню: «Сладку ягоду рвали вместе, горьку ягоду я одна!» представила кафедра акушерства и гинекологии.
(с)

\\\*

Смычок касается души,
Едва вы им к виолончели
Иль к скрипке прикоснетесь еле,
Священный миг — не согреши!
По чистоте душа тоскует,
В том звуке — эхо наших мук,
Плотней к губам трубы мундштук,
Искусство — это кто как дует!
Когда такая есть Струна,
И Руки есть, и Вдохновенье,
Есть музыка, и в ней спасенье,
Там Истина — оголена,
И не испорчена словами,
И хочется любить и жить,
И всё отдать, и всё простить…
Бывает и такое с нами.
(В.Гафт)

Забыть нельзя....

Нашла в инете этот стих.... и почему-то стало тоскливоunsmile



— Привет! — Ну привет! — Как дела?
— Всё отлично. Любима и счастлива, как ты хотел.
А ты? — Всё путём! Заработал прилично.
Устал. Успокоился. Дома осел.
— Всё так же свободен? — Всё так же свободен!
Никто не способен меня оседлать!
— Смешной ты и глупый… Классический Овен.
— А ты всё такая же язвочка, мать!
— Да ладно, /смеясь/, кто помянет былое…
— Скучала немного? — Да нет… а зачем?
— И я не скучал… всё вертелся юлою…
Но мы же с тобой не хотели проблем?…
Ты думаешь, правильно мы поступили?
— Конечно, всё к лучшему. — Ну и ура.
А может увидимся? — Лучше не… или? …
— И правда, не стоит. Ну ладно, пора!
.....А вечером он налакается в стельку,
она задохнётся от слёз и тоски…
Вот так иногда и встречаются мельком
Все те, кто расстались любви вопреки…
Ду-ра-ки…

(из инета)

9a3de36375c0 (268x30, 14Kb)

Я безумно скучаю, мама...

Я безумно скучаю, мама...
Тоска душит меня бессердечно.
Не об этом я, честно, мечтала,
Я была, видно, слишком беспечна.

Этот город меня угнетает:
Он огромен и необъятен.
День и ночь меня что-то терзает,
Ну а что? Мне самой не понятно…

Знаешь, здесь никто и не спросит:
Ела утром я или не ела,
Будильник на шесть или на восемь,
И шапку ли я потеплее надела?

Я совсем не умею так вкусно
Вечерами оладушки жарить.
Мне действительно очень грустно
И я не знаю, как это исправить.

Я устала, смертельно устала,
Я не взрослая вовсе, ни грамма.
И хочу я чтоб только ты знала
Я безумно скучаю, мама…

Вика Ковальчук

Пылает тело...Влажность...Стон...

Я повернусь к тебе спиной,
Прижмусь к тебе, дрожа от
страсти,
Сползая медленно на пол,
Пьянея от такого счастья.

На кончиках моих волос,
Твоё горячее дыханье...
И всё на
свете под откос,
Одно безумное желанье.

И жадных рук твоих
дурман,
По мне скользят они танцуя,
Ты за спиной... В глазах
туман...
А шея в страстных поцелуях.
Земля уходит из под
ног...
Теряю, кажется, сознанье...
Мне всё забыть сейчас
помог,
Вот этот звездопад желанья.
К тебе я резко
развернусь,
Столкнувшись с алыми губами...
Твоим дыханьем
обожгусь,
И встречусь с нежными глазами.
В объятьях страсти
неземной,
Мы потерялись на мгновенье...
Ты захватил меня
собой,
Прекрасно умопомрачение.

Пылает тело... Влажность...
Стон...
Дрожит невольно, содрогаясь...
Нет мыслей...
Небо...
Всё потом...
Ещё немного...

Растворяюсь...

..........



А ты не поверишь, но ангелы тоже с работы
Приходят под вечер, порою, изрядно устав.
И их утомляют любые мирские заботы –
Попробуй быть бодрым весёлым, весь день отлетав…

А ты не поверишь, но ангелы крылья снимают,
Идут, /ну, наверно, куда?/ прямиком сразу в душ,
Пылинки и прочую грязь аккуратно смывают,
Пытаясь /напрасно/ отчистить усталость из душ…

Маргарита Родяхина

Я люблю.....

Я люблю. Нет, не так, я влюбляюсь…Каждую осень. В осень. Леди Осень, которая встречает холодным, заставляющим отмерзать кончики пальцев, снобизмом. Затем осыплет с ног до головы желтыми и оранжевыми поцелуями, не пропуская не одного отрезка на теле. Изваляет в кучах пряно пахнущей листвы. Измочит с ног до головы прохладным осенним дождём, освежит голову, заставит трезво взглянуть на мир, изменившийся до неузнаваемости…

Осень, прекрасная падчерица Лета и двоюродная сестра Зимы…Приходит под музыку Криса Ри Summer day, исполнит прекрасный танец Любви, и уйдет
вслед Лету, под саксофон Кенди Дафлер, раздетая до нага коварным ноябрем. Унося с собой прекрасный кошмар, бурлеск эмоций, взрыв адреналина, авитаминоз плоти и разбитое сердце. «Я люблю тебя»-в крике улетающих на юг птиц, в первых морозных разводах на окнах домов и автомобилей…
Я буду ждать тебя. И мы снова сыграем в твою игру.
Я ЛЮБЛЮ...) (с)
Страницы:
1
2
3
5
предыдущая
следующая