хочу сюда!
 

Оксана

37 лет, дева, познакомится с парнем в возрасте 40-50 лет

Заметки с меткой «тьма»

Замок тьмы

Стихотворение "Замок тьмы"

Ничего путного придумать не могу,
Словно оказался в замке тьмы.
В котором меня закрыли на карантин,
Чтобы никого не заразил.
В замке этом нет никакой красоты,
Лишь полно старых руин.
Мало что могу о замке этом написать,
Здесь кроме тени страшной увидать,
Мало что возможно.
Единственное, что понять мне сложно,
Что за тень внушающая страх,
От неё лишь только грохот.
Она из себя производит мрак,
В котором присутствует бесовский хохот.

Такое бывает, когда страдаешь графоманством,
От чего болеешь и в замок тьмы этот попадаешь.
Чтобы ознакомится с теневым графством,
А как выбраться из этого всего, никак не знаешь.
Одна надежда остаётся,
Тому кому удаётся,
Надеяться и уповать,
Кто успел Бога призвать,
Тот рано или поздно
Выйдет с этого замка тьмы.
Даже, если это будет сложно,
Зато поймет, какой лишился красоты,
Когда пребывал он в этом замке тьмы. 


Редкие твари...

Все живое тянется к свету, 
Все дышащее тянется вверх
Много разных существ на планете
Но закон касается всех.
Есть конечно редкие твари, 
Что от света прячутся в тьму.
Не хотелось бы быть с ними в паре 
Чтоб таким не стать самому...
(с) Валерий Короп


Темнота в действительности есть отсутствие света.

Зла не существует, Сэр!


Один умный профессор однажды в университете задал своим студентам такой вопрос.
-Все, что существует, создано Богом?
Один студент смело ответил:
- Да, создано Богом.
- Бог создал все? - спросил профессор.
- Да, сэр, - ответил студент.
Профессор спросил:
-Если Бог создал все, значит Бог создал зло, раз оно существует. И
согласно тому принципу, что наши дела определяют нас самих, значит Бог есть зло.
Студент притих, услышав такой ответ.
Профессор был очень доволен собой. Он похвалился студентам, что он еще раз доказал , что вера в Бога это миф.
Еще один студент поднял руку и сказал:
- Могу я задать вам вопрос, профессор?
- Конечно, - ответил профессор.
Студент поднялся и спросил
- Профессор, холод существует?
- Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?
Студенты засмеялись над вопросом молодого человека. Молодой человек ответил:
-На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того,
имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и не способной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.
Студент продолжил.
- Профессор, темнота существует?
Профессор ответил:
- Конечно, существует.
Студент ответил:
Вы
опять не правы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует чтобы описать что происходит при отсутствии света.
В конце концов, молодой человек спросил профессора:
- Сэр, зло существует?
На этот раз неуверенно, профессор ответил:
- Конечно, как я уже сказал. Мы видим его каждый день. Жестокость между людьми, множество
преступлений и насилия по всему миру. Эти примеры являются не чем иным как проявлением зла.
На это студент ответил:
-Зла не существует, сэр, или по крайней мере его не существует для него самого. Зло это просто отсутствие Бога. Оно похоже на темноту и холод -
слово, созданное человеком чтобы описать отсутствие Бога. Бог не создавал зла. Зло это не вера или любовь, которые существуют как свет и тепло. Зло это результат отсутствия в сердце человека Божественной любви. Это вроде холода, который наступает, когда нет тепла, или вроде темноты, которая наступает, когда нет света.
Профессор сел. Имя молодого студента было - Альберт Эйнштейн.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=869425483109396&set=a.238740239511260.72931.100001258572685&type=1 


Свет возрождающейся Украины-Руси воспламеняет весь мир!

Судьба Земли, всего мира решается именно в Украине, будет ли война или утвердится мир, именно здесь решается, победит Свет или тьма! Потому что именно в Украине борьба на Земле за Свет против тьмы обрела для себя подготовленную почву и проявилась именно таким образом, охватывая все страны мира.
(Продолжение здесь):
© Александр Ладик / Alexander Ladik

Свету БЫТЬ!!!

Международная научно-общественная конференция МЦР     
 
~ Ариаднынити ~
   Религия - это не наука, а философия жизни, основанная на опыте поколений, но корректируемая создателями этой философии, используемая ВЛАСТЬЮ чиновников от той или иной ветви религий или, по сути, сект/ любая религия основана на той или иной секте/. Религиозная власть  /
[ Читать дальше ]
Создай свой сайт на taba.ru

О деструктивности и талантливых людях

"Все вы безрассудно губите леса, и скоро на земле ничего не останется. Точно так вы безрассудно губите человека, и скоро благодаря вам на земле не останется ни верности, ни чистоты, ни способности жертвовать собою. Почему вы не можете видеть равнодушно женщину, если она не ваша? Потому что во всех вас сидит бес разрушения. Вам не жаль ни лесов, ни птиц, ни женщин, ни друг друга."


                                                                                                            Антон Чехов "Дядя Ваня"
                                                                                                             


Что такое деструктивность вообще?

Словарь-справочник по психоанализу говорит об этом так:

ДЕСТРУКТИВНОСТЬ – разрушение, исходящее от человека и направленное вовне, на внешние объекты или во внутрь, на самого себя.

Если проанализировать, то становится понятно, что направленность на внешние объекты не может пройти бесследно для деструктивиста. Потому что неизбежно разрушение вернется к источнику, откуда оно исходит.

То есть, к самому себе. Как бумеранг, запущенный куда-то далеко, вернется выпущенное зло, ненависть, агрессия, неприятие, нетерпение...

Зачем человеку деструктивность?

Да есть вот такой парадокс, который несчастный сам не осознает:

стремление к разрушению окружающего мира - это перенаправленный инстинкт навредить самому себе!

Если добро - бесконечно, безмерно и не имеет границ, как не имеет предела свет, то зло - это не имеющая способности к увеличению тьма.

Причинить горе другому - рождается подсознательным желанием уничтожить самого себя.

Я писала как-то эссе о свете и тьме. Напомню его.


 

«…И свет во тьме светит, и тьма не объяла его…»

Свет и Тьма.

Неисчерпаемая тема. Это - добро и зло. Это - темное и светлое начало во Вселенной. Это - вечная борьба двух противоположностей.

Сколько существует видимый мир - столько существует это противостояние. И нет состояния где-то посредине. Тут или - или. И ты, только ты волен выбирать.

Что такое свет и тьма с точки зрения физики?

Свет, как известно всем из школьной программы,- это поток фотонов. И частота (то есть длина волны), не имеет ограничения: ни в сторону бесконечности, ни и в сторону нуля. Это - важный момент, на котором надо заострить внимание. Фотоны летят с максимальной скоростью, которая существует в мире - скоростью Света.

Итак, Свет - летит без ограничения, с самой большой скоростью, всегда, везде и в любом направлении.

Что же есть Тьма?


Тьма - поглощение, и тоже на максимальной скорости.

НО.

Есть большое "но".

Скорость поглощения у тела тьмы - величина мнимая.

И Тьма - где бы она ни была, она всегда просто тьма. Она не растет и не умаляется.

В ней нет стремления к увеличению, нет стремления к уменьшению. Она постоянна, зловеща и пугающа. И она не может погасить Свет.

 

Расширение Света. Поглощение Тьмы.

Созидание и разрушение.

А что же Свет?

Зажгите спичку в темноте. И Тьма отступит. Отступит темное злое начало перед силой и мощью Света.

Зажгите свечу - и станет еще ярче. И так от маленькой спички к яркому Солнцу. Все дальше и дальше. И там, в месте, недоступном нашему земному сознанию, за той чертой, где нет видимого мира, Тьмы нет вообще.

Есть только безграничный Свет...

ДАВАЙТЕ ЗАЖЖЕМ СПИЧКУ В ТЕМНОТЕ...

 

Не может деструктивист зажечь эту спичку, чтобы разогнать тьму. Он может только разжечь костер, чтобы что-то сжечь И это, увы, не всегда мусор, накопившейся в собственной душе.

  Его беда в том, что он, осознавая свои проблемы, не может найти выхода.


Ему нужно разрушение для существования в мире и он, осознавая, что вредит себе, не может остановиться.

Потому что разрушение, направленное на окружающий мир, дает ему вдохновение для творчества, которое для него значимо.

Почему?

Да потому что в творчестве заложен тот огромный, накопленный бессонными ночами и тяжелыми мыслями, посыл. Посыл идет к читателю, читатель сопереживает, сострадает и чувствует сопричастность. Так на время нашему герою становится легче.

Его жизнь идет циклично: период накопления страданий, посыл их в пространство, агрессия, поиски врагов, потом упадок сил. Агрессия на время уходит и появляется опустошенность. И тут... Вот оно - долгожданное вдохновение! Легко пишется, строки плачут и смеются, негодуют и радуются,  провозглашая гимн необыкновенному ощущению, знакомому только тем, кто способен творить...

И становится легче. Но только на время, увы...

Потому что та маленькая, но очень горячая часть внутри осознает:

зло дойдет до своей критической точки и саморазрушится.

Когда это будет? Кто знает...

Маленькая, светлая и горячая часть внутри жаждет жизни. Не смерти, нет.

Не разрушения, нет.

Не самоуничтожения.

Не боли и страданий.

Она жаждет света. Того самого, что всегда сильнее тьмы....


Читать полностью: http://h.ua/story/374057/#ixzz2OB6pNxlM  моя страничка на сайте гражданской журналистики



Свет и тьма

В нашей современной жизни очень много негатива. С этим не поспоришь. И его нужно изображать. Художникам рисовать не только красочные пасторали, писателям писать о действительности, без прикрас. Ибо таким образом можно заставить человека думать и действовать, пытаться изменить мир к лучшему.

Но как именно это делать?

Натуралистично, прямо? 

Я думала об этом, когда знакомилась с творчеством современного украинского писателя Олеся Ульянченко, рано ушедшего из жизни (1962-2010). Он прожил очень непростую жизнь, имел сложную судьбу. Его произведения, в которых описана наша с вами жизнь, вызывали просто шквал критики. Но, тем не менее, роман "Сталинка" вошел в школьные учебники, хотя язык, которым он написан, приводит, мягко говоря, в смущение.

Всем известная Лина Костенко называет Ульянченко современным украинским классиком. Я не знаю, позволительно ли классику писать матом. Не знаю. позволительно ли классику описывать сексуальные отношения натуралистично и животно, лишая их всякого подобия романтики.

Когда-то жили Золя, Мопассан, Бальзак. Они описывали изнанку жизни, разного рода не "белых" и "пушистых" сцен хватало в их произведениях. Рисовалась жизнь разных социальных слоев. Но язык! 

Значит, можно и так. И качество произведения не пострадает. И не будет оно рафинированным.

Я понимаю, что язык не может не изменяться. Что сто или двести лет назад люди говорили совершенно иначе, и это - нормально.

При жизни Олесь Ульянченко говорил, что больше всего на свете хочет изменить окружающую действительность - страшную и безысходную. Вы думаете, это можно сделать натуралистично описывая жестокость и убийства, наркотики и сексуальные извращения? Описывая так, что романы напоминают пособия, руководство к действию?

За книгу "Дофин сатаны" нелюбимая мною РПЦ предала писателя анафеме. Роман "Женщина его мечты" Национальная экспертная комиссия сочла "порнографией", были изъяты тиражи из продажи. Но это только подогрело интерес.

Наша давняя подруга купила книгу и, прочтя, пришла в ужас. Не рискнув дать читать книгу своему внуку-подростку, просто отдала ее знакомым.

Борец с окружающей темной действительностью, лауреат Шевченковской премии по литературе, верующий человек и писатель Олесь Ульянченко уже умер. Книги его продаются с огромным успехом на книжных ярмарках, в магазинах.

Я не знаю, в какие миры отправился Олесь.

Я не знаю, КАК нужно бороться со злом в нашей жизни.

Я только точно знаю, что СВЕТ СИЛЬНЕЕ ТЬМЫ...


Удары судьбы, свет и тьма. Мои заметки.

Судьба наносит удары. Один за другим. Метко и больно.

"Кого люблю, того наказываю"?

Все в душе протестует. Хочется увернуться от этих ударов, хочется спрятать голову, закрыть ее руками, чтоб не слышать и не видеть.

Хочется забыть несправедливые и жестокие слова, услышанные тобой. Забыть навсегда.

Но так не бывает. Не бывает жизни ровной и гладкой. Или бывает, но не у нас. А у того, кто живет где-то далеко и его горя и забот не видно.

Свет и тьма. Тьма и свет. Они идут рядом, бок о бок. И одно не может быть без другого. Не зная тьмы, ты никогда не увидишь света. Ты не увидишь вообще ничего. Потому что все - невидимо. Все - иллюзия. И только благодаря свету, отраженному от всего сущего, мы видим это самое СУЩЕЕ.

Так как быть? Отражать зло? Или тянуться к свету? Тянуться тогда, когда уже совсем нет сил?

Тьма отступает под натиском света. Это закон Вселенной, закон Бытия.

И силы появятся. Не могут не появиться.

Отступит зло. Оно отступает всегда. И не только в сказках.


Доброе

Я наблюдал, как Иней рисует на моих костях кельтские узоры бессмертия, и вспоминал пылающий жаром закат, оттенявший огонь наших поцелуев и прожигающие насквозь слова признаний. Мне становилось тепло и кельтские узоры наполнялись светом и смыслом. Я наблюдал, как Тьма душит меня ритуальным шёлковым платком бессмертия, и вспоминал солнечные зайчики восхода на наших обнажённых бёдрах, реку Нежности, заполняющую лёгкие до отказа, и крик Счастья, вибрирующий,  как Царь-Колокол на праздник. Мне становилось легче дышать и ритуальные знаки на платке наполнялись мерцающей Тьмой понимания. Я смотрел, как Бессмертие учится ходить. Спотыкаясь, пошатываясь и падая раз за разом. Я подошёл ближе и предложил ему попробовать парные танцы. - Как может научиться такому сложно-координированному движению тот, кто только  учится ходить? - В его голосе была горечь полыни и дыма осенних листьев. - Тебе не нужно учиться ничему новому, - успокоил я его, положив ладонь на напряжённое плечо.  Лишь вспомни изящество, зеркальность и лёгкость узоров Инея и проницательность и уверенность Тьмы. А теперь доверься музыке и танцуй! Это же так просто как и любить. .....
Nils Landgren - Killing me softly Песня здесь:  http://music.i.ua/user/2237269/1216/

Сэр Джордж Гордон Байрон, "Тьма"

Я видел сон, что вовсе не` был сном.
Измеркло солнце яркое, а звёзды
блуждали-гасли в вечном беспределе
без троп и блесков; льдя`ная земля
шаталась слепо, чёрная, в безлунье;
часы рассветов дней не обещали,
а люди страсти в горе утопили
опустошённости своей; сердца,
себе моля о свете, охладели.
Все жили близ огней-- и троны,
дворцы царей коронных, и лачуги,
жилища всех существ прозябших
горели на кострах-- пропали грады.
А люди сгру`дились вблизи домов пылавших
чтоб лишний раз чужим вглянуть в лицо.
Счастливцы жи`ли близ очей вулканов,
на гранях факелов горящих гор.
Надежда робкая наполнила весь мир;
леса пошли в изжёг-- и с каждым часом
безлистые они, треща, валились.
И всё черным черно. Чела людей
сидящих у костров казались чу`жды
невыносимы в сполохах ночных;
ложились те к земле глазами, плача;
иные отдыхали, подперев
руками подбородки-- лыбясь;
иные суетились там и здесь,
кормили погребальные костри`ща,
глядели вверх с безумным беспокойством
на небо скучное, на саван мира--
и снова падали, кляня остатки, в прах,
зубами скрежетали, выли.
Напуганная дичь, крыла`ми трепля,
к земле снижалась в судорогах страха;
дрожа, ручным подобны, приходили
брутальнейшие хищники; а гады
сползались-путались средь толп людских,
шипя, не жалили-- рубили их в котлы;
Война, что ненадо`лго прекратилась,
вновь запылала-- мясо добывалось
лишь с кровью-- каждый насыщался
вдали от всех, угрюмо нажирался;
и не осталось меж людей любви.
Земля наполнилась одною думой-- смерть,
бесславная и неизбежная; а голод
свёл судорогой внутренности всем;
и умирали люди, оставались
непогребёнными их кости-плоть;
приморенные жрали доходяг;
и псы своих хозяев затравили,
один лишь оставался верен трупу--
он лаем трупоедов отгонял,
пока их голод оземь не свалил
иль не сманили прочие останки,
притом себе он пищи не искал,
но с жалостным, протяжным стоном,
и кратким грустным криком всё лизал
ладонь на ласку жадную-- и умер.
Толпа от глада извелась помалу;
лишь двое в городе большом остались--
и встретились они, у алтаря,
где были в кучу собраны святыни
потребы грешной ради-- рыли
дрожащими холодными мослами
остывший пепел, чей последний вздох
давал им малость жизни-- и зажгли
они костёр, который был насмешкой;
когда светлее стало им, они
глаза подня`ли, свиделись-- и с криком
погибли оба в ужасе взаимном,
им Голод указал :"Твой ближний--враг".
Мир стал пустым, а был он многолюден,
могуч-- и обратился в хлам: ни душ,
ни трав, листвы, деревьев, жизней,
смертельный хлам-- хао`с застывших глин.
Озёра, океан и реки стали--
ничто не шевелилось в безднах тихих;
безлюден, флот на море догнивал,
крошились и валились мачты в глыби,
не возмущали волн-- те умерли; приливы
погибли, ведь Луна, их госпожа
усопла прежде; ве`тры истощились
в застойном воздухе; пропали тучи;
Тьма не нуждалась в помощи стихий--
она, Вселенная, одной осталась.

перевод с английского Терджимана Кырымлы rose heart


Darkness

I had a dream, which was not all a dream.
The bright sun was extinguish'd, and the stars
Did wander darkling in the eternal space,
Rayless, and pathless, and the icy earth
Swung blind and blackening in the moonless air;
Morn came and went--and came, and brought no day,
And men forgot their passions in the dread
Of this their desolation; and all hearts
Were chill'd into a selfish prayer for light:
And they did live by watchfires--and the thrones,
The palaces of crowned kings--the huts,
The habitations of all things which dwell,
Were burnt for beacons; cities were consumed,
And men were gathered round their blazing homes
To look once more into each other's face;
Happy were those who dwelt within the eye
Of the volcanos, and their mountain-torch:
A fearful hope was all the world contain'd;
Forests were set on fire--but hour by hour
They fell and faded--and the crackling trunks
Extinguish'd with a crash--and all was black.
The brows of men by the despairing light
Wore an unearthly aspect, as by fits
The flashes fell upon them; some lay down
And hid their eyes and wept; and some did rest
Their chins upon their clenched hands, and smiled;
And others hurried to and fro, and fed
Their funeral piles with fuel, and looked up
With mad disquietude on the dull sky,
The pall of a past world; and then again
With curses cast them down upon the dust,
And gnash'd their teeth and howl'd: the wild birds shriek'd,
And, terrified, did flutter on the ground,
And flap their useless wings; the wildest brutes
Came tame and tremulous; and vipers crawl'd
And twined themselves among the multitude,
Hissing, but stingless--they were slain for food.
And War, which for a moment was no more,
Did glut himself again;--a meal was bought
With blood, and each sate sullenly apart
Gorging himself in gloom: no love was left;
All earth was but one thought--and that was death,
Immediate and inglorious; and the pang
Of famine fed upon all entrails--men
Died, and their bones were tombless as their flesh;
The meagre by the meagre were devoured,
Even dogs assail'd their masters, all save one,
And he was faithful to a corse, and kept
The birds and beasts and famish'd men at bay,
Till hunger clung them, or the dropping dead
Lured their lank jaws; himself sought out no food,
But with a piteous and perpetual moan,
And a quick desolate cry, licking the hand
Which answered not with a caress--he died.
The crowd was famish'd by degrees; but two
Of an enormous city did survive,
And they were enemies: they met beside
The dying embers of an altar-place
Where had been heap'd a mass of holy things
For an unholy usage; they raked up,
And shivering scraped with their cold skeleton hands
The feeble ashes, and their feeble breath
Blew for a little life, and made a flame
Which was a mockery; then they lifted up
Their eyes as it grew lighter, and beheld
Each other's aspects--saw, and shriek'd, and died--
Even of their mutual hideousness they died,
Unknowing who he was upon whose brow
Famine had written Fiend. The world was void,
The populous and the powerful--was a lump,
Seasonless, herbless, treeless, manless, lifeless--
A lump of death--a chaos of hard clay.
The rivers, lakes, and ocean all stood still,
And nothing stirred within their silent depths;
Ships sailorless lay rotting on the sea,
And their masts fell down piecemeal: as they dropp'd
They slept on the abyss without a surge--
The waves were dead; the tides were in their grave,
The moon their mistress had expir'd before;
The winds were withered in the stagnant air,
And the clouds perish'd; Darkness had no need
Of aid from them--She was the Universe.

Lord Byron (1788 - 1824)
Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая