Профиль

Джина Ло

Джина Ло

Бразилия, г. Рио-де-Жанейро

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

Три цвета жемчуга.(оттенки черного)

Черного цвета нет. Нет, не было и не будет. Черный – это полное отсутствие цвета, это начало и конец одновременно, это пелевинская змея-уроброс, ухватившая себя за хвост. Поэтому черные глаза всегда предвещают восхитительный пиздец, особенно если это глаза женщины. Алла, жена Димки и у нее именно такие невероятно черные умные змеиные глаза. Гремучая смесь кровей еврейской и южно-корейской наделили ее страстной практичностью и стальным характером. Высокая, тонкая с копной вьющихся пепельных волос и двумя узкими дулами зрачков, она всегда обнимает меня при встрече и я слышу запах горькой полыни. Они с Димкой во Вьетнаме уже восьмой год. Алла бывшая москвичка и потомственная диссидентка, с жаром рассказывает эпос своей многострадальной семьи, похожей на многие советские семьи, эпос привычный и страшный, как еврейский погром. Она убежденная антипутинистка и при первой встрече, подавая мне руку, выстреливает в лицо «привет, крым – ваш». У нее цепкий ум прекрасного финансиста, но здесь она берется за все: организовывает туры, договаривается о переправке кофе в Сайгон, строит нерадивых вьетнамских соседей и даже печет пироги с папайей на вьетнамские свадьбы, пышные дрожжевые, на который у вьетнамцев бешеный спрос.

Я улыбаюсь, мне не хочется говорить о политике, но Алла определенно мне нравится, правда не факт, что взаимно. Я читаю в изломе ее нервных губ и яростных глазах слово «ревность». Что ж, вероятно она права, ее муж Димка двухметровый, сероглазый, крепко сбитый на две головы выше всех островитян парень, не может не нравиться. Он обязан нравиться, это его работа, водить туристов по местным красотам и рассказывать забавные истории из быта фукуокцев.Работа с людьми всегда обязывает к полигамности, пусть даже моральной, пусть чуть-чуть, на краешке флирта, ведь клиент должен быть доволен, да и ты вполне оправданно можешь себе позволить улыбку влево. «Ничего личного, просто работа». Димка возит нас в национальные парки, сафари, острова и магазины, тащит меня за руку на высоченный водопад. Мы полчаса, цепляясь пальцами ног за кочки лезем в какую-то гору, я чувствую себя бойцом Димкиного отряда, с сакральным девизом «слабоумие и отвага». На самой вершине обнаруживается тонкая струйка грязноватой водички, она стекает по скалам медленно и печально, как пот с моего лба. «Вот черт, в это время водопад пересыхает. Я же забыл». Димка морщит лоб, мы садимся на камни и оргазмируем не касаясь друг друга, такой расслабленный долгожданный отдых. Кажется, что устала даже татуированная змея на Димкином плече, она не мигая смотрит на меня, едва касаясь языком загорелой шеи.

У Димки, как у любого вьетнамца, есть маленький дырчик, мы катаемся с ним по Дуонг-Донгу, но конечно же не просто так, а купить сумку или за змеиной мазью в аптеку или в музей вьетнамской культуры или за превосходным кофе чон или за жемчужными серьгами, черными, как глаза его жены. Можно взять такси, но Димка с меня денег не берет, а теплая большая спина служит приятным бонусом к поездкам. Димка застегивает на мне шлем минут десять неловкими пальцами, вижу, как пульсирует тонкая венка у виска, на поворотах прибавляет скорость, и я инстинктивно влипаю в него всем телом, но сразу же отстраняюсь, иначе разобьемся вдрызг... и так едем по краю....

Вечером мы уже сложившейся компанией идем ужинать в очередной вьетнамский ресторан, я беру с собой дежурную киевскую горилку и бисерное украинское колье для Аллы с красными губастыми кораллами. Хочу, чтобы она знала - я никогда ее не обижу. Колье Алле нравится, она смотрит в меня своей черной бездной и улыбается, я чувствую, как мои черные жемчужины в ушах отражают улыбку бездны, бездны черного цвета женской души, такой загадочной и неотразимой.

Три цвета жемчуга.(Карамель)

Если вы когда-нибудь держали на ладони настоящую живорожденную жемчужину, вы уже никогда не спутаете ее с тем, что выглядит, как жемчуг, но может быть чем угодно от крашеного пластика до скатанного перламутра. И все эти фокусы с рисованием на зеркале, поджиганием и прочим все равно не сработают так, как ваше ощущение тяжести и красоты настоящего жемчуга – шершаво-гладкого, масляного блеска, весомого, как ртуть и новорожденный младенец….

Об этом я думала, сидя в компании таких же путешественников в лучшем ресторане Дуонг-Донга. Ресторан был прекрасен - не говорящие по-английски официанты, грубые деревянные столы, вентилятор, бамбуковый шалаш нашего ВИП-столика, который открывал вид на детскую площадку рядом, скамейки в парке  и илистые аквариумы с жирными жабами, черепахами, ежами и прочими  морскими жопами -  домашнее хозяйство ресторана. Было легкое ощущение дежавю: то ли мы бухаем  в заброшенном детском садике, то ли в террариуме Киевского зоопарка.

Впрочем, компания у нас была не менее живописная, особенно женская ее часть. Напротив меня виртуозно вензелировала палочками петербурженка Элина. Бывают женщины, которых можно рассматривать, словно картины в Эрмитаже – бесценные, написанные старыми мастерами, оправленые в роскошные багеты . Вот Элина, как раз была из той редкой породы звездных единорогов. Она напоминала Мону - Вертинскую из фильма «Безымянная звезда» чуть постаревшую, но искусно тюнингованную. Длинная шея, крылатые тонкие руки, миндалевидные молодые глаза, тонкое белоснежное платье ханойского шелка и три жемчужины, величиной почти с вишню изумительного карамельного цвета. Цвета женской зависти и обожженного янтаря. Две стекали шоколадными каплями по золотым нитям с ушек, а одна легла ровно в ложбинку на шее и когда Элина выверенным движением поправляла волосы, жемчужинка перекатывалась по своей прочной цепочной дороге прямо к балетной ключице и глаза всех присутствующих, казалось следили за ее движениями так, же пристально, как за рассказами хозяйки.

Ей было что рассказать: шестьдесят три страны, четыре мужа, своя  геронтологическая клиника в Женеве. «Ах, мы недавно с Кусиком» (кивок влево) «были в Бирме. Изумительная страна, просто изумительная – пагода Шведагон, древние раскопки, изумруды!! Кусика пригласил Такин Ну, ну вы же слышали про него. Кусик читал у них свои лекции. Было так смешно, Кусика опять приняли за своего. Вы знаете, Кусика везде принимают за местного, такая у него универсальная внешность. Во Вьетнаме – за вьетнамца, в Бельгии – за бельгийца, в Израиле – за еврея.»…. «Детка, я и есть еврей», - ленивый голос слева. Кусик, который, как на мой взгляд, больше похож на обитателей нашего террариума наконец-то включается в разговор: идеально лысый, с умными черепашьими глазами и жабьими складками тонкого рта. Кусик почти не говорит, не ест и с удовольствием пьет принесенный нами коньяк. По мере пустения бутылки глаза его радостно зеленеют и он охотней говорит о себе. Оказывается Кусик какое-то светило в области воды и водных ресурсов, написал с американцем книгу, читает лекции по миру и умудряется во всей этой чисто-мутной воде ловить неплохой гефешт.

Я спрашиваю у нашего гида Димки, моего соседа по правому колену, почему ресторан считается лучшим? Димка шепчет мне в ухо громадным шепотом «Потому что его хозяин племянник местного министра-не-знаю-чего, здесь лучший на Фукуоке ред снайпер, угорь и есть непластиковые  стулья». «Аааааа…» шепчу я в ответ Димке и ловлю на себе немигающий взгляд двух черных жемчужин – глаз димкиной жены.

Но это уже другая история. Другого цвета жемчуга, о которой напишу позже.

Доброе утро, Вьетнам

Никогда...слышите меня? Никогда не пейте на ночь вьетнамский кофе Чон. Дешевое далатское вино, имбирный острый чай, фукуокский ром - сколько угодно, но только не кофе. хотя признаюсь - это самый вкусный кофе из всех, что я пробовала - тягучий густой, с шоколадным эхом на нёбе. Вьетнамцы не его не заваривают, не выпаривают, а прокапывают через маленькое сито с крышкой "фин", пьют и не спят всю ночь, как я. Всю, сцуко длинную южную ночь за которую ты услышишь шорох шифера на соседней стройке, шелест пальм, истошный вой цикад, американский десант в джунглях и конечно пьяную вьетнамскую компашку.

Есть красивая легенда о том, что вьетнамский род произошёл от морской феи и дракона. Брехня! Вьетнамский народ произошёл от птички и застенчивого гопника. Я в этом уверена. Только здесь люди сбиваются в маленькие стайки и сидя на корточках могут часами чирикать о своём вьетнамском, стайка ментов под Хошиминским РОВД, сидя на корточках хлебает лапшу. Рабочие в касках, продавщицы, водители, студенты, просто группы товарищей - все дружно водружаются на заборы, стульчики, табуретки, жердочки, корточки, на байки и звонко чирикают или несутся куда-нибудь по дорогам. Прямо стоящий вьетнамец это - часовой...без вариантов. Ночами Вьетнам похож на каменные джунгли с тысячами огненных мопедных светляков.


Вьетнамские голоса - отдельная песня, диспетчер такси выдаёт заказы на чистом ультразвуке , караоке-бары - абсолютное психическое оружие, продавщицы окружают тебя кольцом колибри и затреливают вусмерть. Только массажистки , чтобы не вспугнуть клиента тихо перешёптываются на мелодичном эльфийском, закогтившись где-то на твоём загривке удивительно сильными лапками. Клиенты , особенно мужчины, выползают из массажных кабинок счастливо одуревшими - эльфийки свое дело знают.


Все это вспоминалось мне бесконечной ночью, последним звуком которой стал вьетнамский боевой петух. Он истошно орал свою дурную песнь, как лаосский кум на камбоджийской свадьбе . Но когда я спрыгнула с балкона,чтобы убить упрямую тварь, то увидела чудо...
Над зелёным Сиамским заливом разлилась радуга. Нет, не радуга - много радуг, много огромных , необъятных радуг через все небо - величественная многоцветная пагода, словно небесная анфилада по пути к Нему.. конечно я забыла обо всем, переоделась в купальник и прыгнула в море навстречу радуге. А когда плыла обратно увидела как солнце выкарабкивается из джунглей: еле-еле, кряхтя, пыхает клубами кальянных облаков и взбирается по верхушкам пальм.


Мой первый вьетнамский рассвет... так красиво , что хочется плакать, верить в бога и спать. Спокойной ночи, Вьетнам, самое время поспать.
ПиС дейт: Это был единственный красивый мой рассвет во Вьетнаме, остальные бессовестно проспала . Отдельно напишу нефейсбучное про удивительных персонажей острова и культурные пьянки с местной интеллигенцией...

*****

"Дом хрустальный на горе для нее"...
Голос прошлого, как зверь хрипит
Рудники седые серебряные,
Золотых денёчков россыпи.

Никогда меня ни с кем ни сравнил
лег надеждой нежно в колыбель
За собою в высоту уводил
Где Мадонну пишет Рафаэль.

Дом хрустальный на горе для меня
Разлетелся как осколки снов,
и в ночи,небрежно небо раня,
Рвется цепь созвездья гончих псов...

Оперетта

  • 15.12.16, 10:51

Вчера я с компанией таких же феерических театралов была в оперетте. Давали "Труффальдино из Бергамо". Прекрасно было все  - бархатные красные портьеры, поклонницы в вязаных платьях, виснущие в фойе перед премьерой на высоких гренадерах,  елка в буфете, полосатые стулья и армянский коньяк, который бритый Лелик взял с собой, как опытный театрал. Его жена  Ирочка робко прихватила шоколад и цептеровские рюмки,эхо которых гулко звенело перед премьерой.

С последним звонком мы двинулись к  мажорному второму ряду. Но на наших местах с хрен ли каких делов уже расположились две увядшие хризантемы - ровесницы Золотого века, которые, в отличие от века,уходить не собирались. Хризантема с кудряшками изображала старческое слабоумие - один глаз ее плавая в программке, а второй застенчиво мигал отказом. Другая Хризантема  с ахматовским носом и в ожерелье из акульих хрящей застенчиво пыталась нас послать. После коротких переговоров с очкастой театральной вышибалой хризантемы переместились на ряд позади и там уже вступили в неравный бой с каким-то мужчиной. Мы не следили за ходом событий, но судя по матерному басу и старушечьему "Раевская, мля, я знала что будет хуйня" хризантем передали дальше по ряду.

Коньяк требовал зрелищ, страстей и эпических побед. Все это было на сцене - картонная Венеция, лиловая Беатриче в кожаных ботфортах, двухметровый  сочный Флориндо, похожий на гигантское  ГМОшное яблоко, карнавальные маски и плывущий по залу серебряный голос престарелого юноши Сильвио. Голос-шпага, голос-клинок, голос- долгий чистый ручей, обвивающий твою шею и ползущий мурашками по хребту. И неважно, что в украинском переводе местами это звучало забавно, главное - волшебная музыка и горящие глаза артистов на пудреных лицах. Очень не хватало Райкина, опереточный Труффальдино был лишь слабой тенью кудрявого дьявола. Зато начальник охраны в красном камзоле с эрегированными усами был бешено популярен у публики - он мало пел, но зато много двигался: перелазил через мосты, падал в гондолу, пролазил через ходы крепости и неудачно ловил преступников. И когда кто-то в партере крикнул "Браво, Аваков!!!" зал неистово заапплодировал, а пьеса приобрела знакомую  политическую окраску.

После премьеры, одуревшие от искусства мы допивали коньяк на крыльце Оперетты и закусывали снежинками, в ушах звучало итальянское счастье, а перед нами два обнявшихся мужика в полосатых шарфах покачиваясь пели "устаааал я грээээцааа у чужооовааа огняааа...ну ээээ жее сееерцэээ, шо полюююбит миняяаааа". И от этого становилось нам все радостней и чище на душе. Культурная жэж, блять, столица!


Время

  • 12.12.16, 09:54

Безумно люблю время, просто неприлично его боготворю. Никогда не опаздываю, не спешу - летаю, бегу на встречу со временем, чтобы всегда успеть. Люблю старые пропахшие солеными огурцами книги, года эдак пятьдесят восьмого. Страницы в них желты, сыры и так аккуратно исписаны буквами, будто сам академик Капица отметился. Очень хороши бывают старые дома - со скрипящими лестницами, глазастыми форточками и даже крошечными встроенными печками, размером с портсигар. В детстве бабушка клала туда зажженую бумагу, закрывала вьюшку и слышно было как внутри молох пожирает добычу, а потом несется по трубе с воем. Обожаю винтажные духи и сыр с плесенью. Старинные замки, буддистские храмы и хрестоматийные развалины вообще моя страсть. Один раз я даже влюбилась в немолодого мужчину - он был похож на одну из колонн в Луксоре. Такой же статный, теплый, гладко-шершавый.У него был церковный орден - то ли Владимира, то ли Алексея то ли за благотворительность то ли за войну, не помню, но была в нем какая-то весомая мощь. Как будто время вылило его из плотного кожаного кокона, наполнило доверху густой силой и оставило жить на земле. Он краснел в постели, как мальчишка и это было так прелестно. Жаль, что у него пошаливало сердце и пришлось прекратить наши экзорцизы ..

********

  • 09.12.16, 11:00

Мне во снах не приснится страшное

Не привидится скрежет губ,

Отразится в очах над бездною

Как бывал ты со мною груб.

Как с воронами склевывал сладкое

Мелко крошево моих слез

А потом по ночам украдкою

дул на  нимб золотых волос.

Мне во снах не приснится нежности,

подвенечный платок  не доткан.

Только лунный прилив безбрежности

и холодной цепи капкан.

Фейс & бук.

  • 09.12.16, 09:26

Писать в Фейсбуке - все равно, что читать стихи на стульчике. Вокруг тебя моментально френдится пол Киева, вылезли какие-то поросшие мхом одноклассники, клиенты, комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку,баба с кактусом в профиле оказалась двоюродной тетей Ниной и мама корит, что я обозвала ее колючей жопой, и теперь в блоге написать слово "блять" равносильно двойке по химии. Да, здесь живет богоподобный Акунин, ржачный Ходза, пиздецки талантливые литераторы Питера, Лос Анжелеса и остального совка, но фак..где же моя свобода? У меня сняли отпечатки всех выпуклостей, получили айди, записали адреса двух подпольных квартир и поставили штамп "схвалено". Воу, воу, я так не играю. Я люблю публичность, но не до такой же степени. Я вижу разницу между ножкой из разреза юбки и рентгеновским снимком твоего обнаженного скелета.

В общем, пришлось опять нырнуть в старую троличью нору.Здесь, как обычно, тихо, удушливо и лениво. Но редкие призраки прошлых жизней иногда радуют. Велкам, май найтмэа френдз.


оттенки зеленого.

  • 08.12.16, 16:18

Под новый год являются чудеса, призраки бывших мужей и охуительное зеленое платье, платье цвета настоящей живой травы, абсента и детской разбитой коленки. Бусины на его воротнике круглы, беспечны и подчеркнуто моральны, моральны до неприличия. Бывают такие наглухо впившиеся в шею воротнички, что непременно хочется рвануть за край, добраться до розовой ямки над ключицей и нашептать прямо туда непристойностей. Именно так, в надключичный окоп, а не в ложбинку ниже. Ниже уже не интересно, ниже уже все понятно - очерчены задачи, назначено время и расчерчен график падения в бездну. Осталось деловито натянуть половой костюм и подписать контракт на еблю. А вот выше, выше не всем удается взлететь. Выше летают только астральные любовники и нерожденные дети....

Страницы:
1
3
4
предыдущая
следующая