Профиль

Джина Ло

Джина Ло

Бразилия, г. Рио-де-Жанейро

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Десять фактов обо всех.

  • 08.10.18, 15:47
1. Не такие как все
2. Не быдло.


Пысы - с днем юриста!
(ушла гулять, дополняйте восемь сами)

Как я стала королевой ос.

  • 12.09.18, 10:56
Знаете на что похожа Турция с ее олинклюзивом? 
         На жизнь. Все банально, пошло, а временами охуительно вкусно, перчено, самобытно, а временами, пардон, отравился и тошнит. Впрочем, сам виноват, нечего выбирать себе сомнительный жизненный стол - получишь не вполне определенный конечный стул.         Поэтому в этом году мы решили снова вернуться в Олудениз. Место, где море напоминает расплавленный сапфир, а на рассвете окрашивает во все оттенки несбывшихся мечт, и с неба на ладони пляжей падают неуклюжие двуногие птицы, забывшие, что они просто человеки. Место, где цены в фунтах, а русский язык звучит реже непальского, мекка параглайдеров, творчества, фестивалей на пляже и арт-кафе. И где бы ты не находился, тебя обнимают руки громадины Баба-даг протянувшие каменные свои пальцы вплоть до национального заповедника Голубой лагуны...
         Но вместо этого, нам сходу в аэропорту заявили, что "байрам", поэтому чуть-чуть сменили отель, в общем где-то в Мармарисе. ХА! Чуть - чуть это 150 км от желанной точки Оз. Конечно мы уселись на стул, взгромоздили на соседний стул детский мопед с ребенком и сказали решительное турецкое "Хаир!", тобто "Хуй ..Нет", ибо раннее бронирование и мы всегда в байрам и звоним туроператору.
         Кучка принимающих туробандитов с красноречивым названием  ОПГ"TPG" долго галдели между собой, потом убеждали нас, что Олудениз гораздо хуже Мармариса.

- Чем же? - сладко спросила я.

Туробандит с бакендардами из носа застенчиво ответил "патамучта болше".

На что я изрекла восточную мудрость: "Тогда жопа, лучше алмаза, она же больше...".

         Туробандиты поникли, и снова стали тыкаться в телефоны, в водителей автобусов, в таблички агентств и списки пленных туристов. Потом кучка, как в Спарте, выплюнула самого убогого - рыжего, низкорослого с косым глазом. Понятно, что его было не жалко и он пришел объявить нам приговор "или в автобус, или просто сидите сами, все уезжают". Все мои созвоны очередной раз доказывали, что телефонные номера в ваучерах просто списаны с турецкого телефонного справочника, причем наугад. А агент Люся, давняя наша подруга, после нескольких минут постусторонних связей с Киевом сказала "Езжайте, Яночка. Были бы без ребенка.. А так. Я тут на месте буду работать, завтра переселят".

Я мстительно сказала рыжему, что глаз у него косит от вранья и мы двинули к веренице туристовозов. 

         В общем три часа серпантинов, красивых видов, обрывов, от которых народ уважительно загудел, а я предложила сбросить рыжего вниз  и нас приволокли в "готэээлььь Фортээззааа". Место где на ладони асфальта падают двуногие люди, а море цвета немытого бутылочного стекла. 

         Столько удивительных человеческих судеб промелькнуло перед нами, пока мы парились на ресепшене:

          Отельный гид Пегасиус-Москоу, отгоняющий кудрявую старушку от барной стойки с криками "вам через два часа на самолет, а мне вас тащить". Старушка жеманно висла на шее пегаса и порыкивала "чай, имею права, нать!, все сплочено". Причудливо мешались в этом странном месте женщины в санаторных халатах и умеренно-молодые утконосы (или скорее уткороты), мужчины, стоя  в бутылочной воде, пили пиво из литровых стаканов, поглаживая широкие свои пупки. 

         Пока я брала воду из барного рефа и считала круги очереди к стойке, надо мной нависло нечто стеклянное, но довольно лихое и задорно спросило "Милашка, угостить тебя вкусняшкой"? Стрельнув между глаз стеклянному метким "дякую, блять" я умелась.

                                О боги! Где мы? Где турки? ААааааа....

         Турок впоследствии на территории отеля мы  нашли среди стаффа, но были они необычайно тихи, я бы сказала запуганы, что совсем не удивительно, они ведь потомки пленных. Да, да. я убеждена.... Сюда ссылали пленных турок. Насильно их поили, мокали мордой в море и оставляли обслуживать туристов, ведь убежать они не могли никуда, потому что вокруг тебя серпантины, лес и небо. До ближайшего населенного пункта тарахтела долмушка с турецкими пенсионерами минут сорок по горной дороге. Все, мы в ловушке...

            Милая отельная гидша, голубоглазо удивилась "Вам здесь не нравится? Но ведь море рядом и, потом,..здесь УЛЬТРА-олл-инклюзив! Это и коктейли и импортное и даже бейли..."

"З!" - сказала я.

-З!З!З! 

В беседе, оказываете можно использовать минимальный набор звуков,главное правильно ставить ударение.

           Ультравопрос был снят.

            В первые три дня телефон мой стал пылающим сердцем Данко, я вела бесконечные переговоры со всеми, кто говорил слово "алло", писала жалобы в письменном и виртуальном мире. Мы сами выискивали свободные отели в Олуденизе, даже похуже, но главное там и просили просто заплатите, мы сами доберемся. Нам отвечали " с данным отелем не работаем". Шевелился сумрак потустороннего Киева, из него сыпались на меня фамилии и телефоны, но и они были бессильны, как бессильные великие силы зла перед местными мелкими бесами. Наша Люся металась в переписке с турецкой принимающей стороной, сбрасывала отели,просила, угрожала, обещала, но тщетно...

              ОтЭль Фортрэззаа, как призрак муракамовского отеля "Дельфин" не выпускал нас из своих объятий. 

               За время изнурительной борьбы я применяла все известные мне запрещенные приемы: отпугивала у отельной гидши потенциальных экскурсников, заявляя, что их обманут, рыжему не забыла сказать, что если нас не переселят, то он окосеет на второй глаз, радостно и громко беседовала на пляже со всеми агентами пляжной инфраструктуры (скутеры, меха, пахлава), неизменно заканчивая беседу словами "позор Трэвэл Профэшшнал Групп!". На пляже вокруг нас образовалась мертвая зона, гидша водила клиентов на беседу в мужской туалет, а пьяные трезвели, когда встречались со мной взглядом.

              И однажды на ужине, манюня, отгоняя от тарелки с сосисками осу спросил : "Мама. Почему тебя не кусают осы? Потому что ты королева?...Королева ос?"

- и Змей...- тихо прошелестел голос его папы. Они взялись крепко за руки и посмотрели мне в глаза.

               Все. С этого момента мы начали искать плюсы, в числе которых была огромная уютная территория с пальмами, травой и гамаками, с возможностью спрятаться от всех и потихоньку отдыхать.

               Потихоньку, пока до нас таки не добралась моя невыносимо закадычная Турецко-подданная Инка. Но это уже другая история и я ее обязательно поведаю, 

 

 

не будь я королева ОС!

Ваша Джо.





Волчичное.

Мне снятся волки. Белые.Нежные.
мы вместе плывем в океане надеждости.
Безнадежно царапая крылья волны
Снова месте плывем от стены до стены

Нам бы только найти наши новые трудности
и небрежно нырнуть в тругольник бермудности.
Он расчерчен верхушкою правого легкого
и закончен автографом доктора Горького.

Когда долго плывешь на плоту простыней
Из приспущенных вен дует ветер сильней.
Нужно крепче схватиться за воздух морской
Тогда влажность в ладошке не будет пустой.

Волчья ягода вдруг зацвете миндалем
Неправдивая явь станет морочным сном
Чей-то жесткий язык нежно вылижит раны
чтоб когда нибудь я добралась до  Гаванны.

Ваша Джо.
Пы сы: я хуею с наших докторов. От диагноза "ОРВИ" до "плеврит на фоне онко" всего один кабинет, два дня и 345678 км нервного волокна. И наконец - тадааамм!! пневмония. ура. я люблю болеть пневмонией. очень. очень и очень. никогда не знала, что это так жизнеутверждающе.

Немного солнца в холодной воде..... (с)


Люблю Саган, и ее "солнце в холодной воде" всегда навевает на меня ностальгию по Вечной Любви, настоящей Вечной Любви, которая не к самому себе. К любви, похожей на солнце. Как можно не любить солнце? 
Я надену  босоножки из золотой паутины и ярко-желтое шелковое платье,  невесомое и сочное, как духи Дольче Амалфи.
Платье с запахом спелой айвы, сливочной ванили, дымного ладана и лимончелло, когда пьешь его под римскими соснами.  Нет не так! 
Лимончелло лучше пить  не в буржуазной Ницце или святом Риме. Его стоит пить лишь в Генуе. Грешной, грязной и прекрасной, как первородный грех. И не угодливый лимончелло, а честную граппу.
Пить, вдыхать запахи, перечитывать давние книги, и есть, насыщаться, жадно глотать эту жизнь.
Почему-то вспомнила свое старое:
 Если французский Прованс это легкая закуска и десерт, то Италия это еда..хавчик, жрачка, смачная пощечина курутуазной французской знати. Италией можно только насыщаться, досыта и от пуза, особенно Генуей. Этот город берет тебя за волосы и тычет прямо в разверстую пасть грязного порта, заплеванных улиц, белья на высоких балкончиках, церкви Иоанна Крестителя, где на ступеньках пожилая монахиня смеется с дредообразным подростком. Генуя благоухает помидорами, луком и пиццей, пестрит уличными художниками и выставкой Дали. Того самого великого и ужасного Дали, который всех женщин делил на богинь и шлюх, пытаясь первых превратить во вторых, но так и не понял, что мы одновременно и первые и последние. Генуя древняя, позеленевшая стенами, просоленная пиратскими словечками и густо разбавленная свободой. Свободой, которой нет в Монако, Монте-Карло и Ницце. Свободой бесконечной, как море, такой же синей, оборванной и сладкокрылой. Ты ощущаешь ее сразу же как ступаешь на мостовую "ли-бер-та" выстукивают каблуки босоножек, "ли-бер-та" - орут чайки над головой, "ли-бер-та" - шепчет в ухо горячий  бармен "Бассиами, бамбина" и аромат превосходного кофе мешается с терпким запахом мужского желания.

Генуя именно такая, как хотел Дали - божественная шлюха. Живая, откровенная, бесстыдно приветливая всем и гордо летящая в горизонт парусами прямо до самого маяка Лантерна. Из ее черва вышли бородатые разбойники Гримальди и  диаболо Паганини. Если закрыть глаза, то можно услышать шепот Маэстро. Он в людском гуле, скрипе дверей, мяуканье полосатой кошки в римском дворике, эхе  поцелуев в подворотне, колокольчике над дверью Фокаччиты и  стоне колоколов  Сан-Джорджио Маджоре.

Только здесь ты понимаешь, что счастье в простых вещах - людях, свободе, море. Здесь его так много - оно рассыпано жемчугом детского смеха на веере крошечных улочек; расцеловано десятками влюбленных парочек, залито ядреной пахучей граппой и отправлено в рот. Ешьте это счастье и пейте, как ели тело Христа и пили кровь его.  Божественное всегда таится в простом и грешном. Только счастье соединяет нас между собой и соединяет с Самим Собой делая богами и шлюхами одновременно.

Аминь...
вернее, ариведерчи )

Ваша Джо
ЗЫ: во всем виноваты духи, вдохнула и вспомнилось... Пойду перечитаю Франсуазу, согреюсь.

 

Джлинейка

  • 25.05.18, 14:47

я тут новенькая и меня постоянно банят. Причем за нихуя (


Белая Весна.

  • 22.02.18, 09:41
Ты сломал меня, как куклу
Разорвал веселый пластик жизнерадостных кусочков на квадраты
Шесть на шесть, никак иначе,
 не семнадцать на двенадцать.
Невозможно целоваться 
На морозе с губ железных звуки падают, как пули
Попадая точно в горло тишины моей.... мишени.
Я пою им, чтоб уснули призраков белесых тени.
А над крышами Майдана зазвенел хрустально воздух,
заглушая крики птиц, не прилетевших с юга.
По брусчатке лезет вьюга, забирая души, глушит 
боль их паром из рта.
Недоступна высота... всем крылатым и безбожным
оглянуться невозможно  позади лишь пустота
и холодный звон капели под ритмичный стон в постели.
Чтоб дежурная весна не забыла и по плану возбудила
Вставших в очередь блядей за гормоном счастья...
страсти, денег и чего еще по списку.
"Эй, на небе !"-громко крикну
"Пусть идут ко мне. Не пискну, и отсыплю всем по полной
у меня ведь его ровно сто квадратов. шесть на девять".
Чёрт, на шесть, никак на девять.
 Буду всем с любовью мерить.
Жду
Идите
Ваша
я.

Аминь, Аргентина

  • 14.02.18, 10:26
Я умерла в Аргентине...

 Меня несли на закате в лакированном красном гробу четыре кабальеро, прищелкивая черными каблуками на поворотах разбитой брусчатки Ла Бокки. Испитая певичка рыдала разбитой гитарой, а туристы бросали ей под ноги истертые песо. Деревянная Эвита Перон махала мне из окна. 
Парочка : она с чуткой спиной, он с жестокими плечами. Танцуют, конечно, танго. Чтобы танцевать танго надо родиться здесь. Я не танцую - значит я здесь умерла...
Буэнос Айрес похож на старую пластинку в яркой обложке. Она сипит, дергает иглу, потом вдруг резко выуживает из недр патефонной трубы звенящий альт и время останавливается. Глохнут моторы на Сан Мартино, застывают пешеходы на Флориде, корабли наконец-то добрались в гавань Святой Марии Добрых Ветров - 
тссссс...
сам Педро де Мендоса обьезжает на медном коне свой славный Капиталь Федераль.
Жив только он. Остальные умерли:завяли тысячи роз в Ботаническом саду, рассыпались в прах страницы в здании Старой оперы - на сцене ее безголосые чтецы под зеленой лампой захлопывают книги -погребают звуки, чтобы они не вырвались из горла букв. Гибкие лошади на ипподроме хрипят, подгребая под себя разбитые молотками поло тонкие ноги, в их глазах гаснут фиолетовые искры раскаленного неба.Тишина...
 И беспощадное солнце танцует танго, вонзая в землю острые каблуки лучей.
Танцевать танго могут только рожденные здесь, в Аргентине. Они танцуют в костюмах своих предков, закрыв глаза, под звуки свихнувшейся скрипки и ярость аккордеона. Они танцуют вдвоем, втроем. 
Мужчины тангуют партнершу по кругу, вырывают друг у друга из рук, не успев дотанговать ее до конца. Бьются в танце плечами, пряча за спины ладони ножей. А она прижимается к каждому, выбирает  бедром сильного, чтоб умереть от руки победителя. Музыка срывает одежду,  кожу, плоть, слой за слоем, пока не доберется до оголенных нервов. Никакой пошлой эротики - только честный, сильный акт. Акт в такт пульса эрегированной вены на виске. 
Никто не жрёт, когда танцуют танго - мясо аргентинского стейка стилетом вростает в глотку, а вино проливается кровью на грудь. Они...рожденные в Аргентине танцуют танго и  кончают любовь на глазах у всех.

Я не танцую танго. Я умерла в Аргентине. Аминь...

С любовью, Джо.


@@@@@@

  • 10.02.18, 20:43

Между тонких миров отцифрованых стран не расшиты лазоревым реки, 

И мечтает во сне сизый пес-океан, лечь на дно, чтоб застынуть навеки.

На разваленных крышах не счесть голубей, им спастись помешают лишь крылья.

Вся надежда на дождь и одежды из грёз, что сошьет облаков эскадрилья.


Мне бы лечь в горизонт головою на юг, чтобы волосы солнцем рыжели

и закрытым глазам померещится вдруг лист зеленый на белой метели.

И не страшно себя в сотый раз потерять в лабиринтах цветущих розарий

Где надежда на дождь, где одежды из грез и пасутся стада минотварей…


Джо

 


Мио Рио.

        Можно вывести девушку из Рио, но Рио из девушки не вывести никогда. ...Даже в понтоватом римском Фьюмичино я вспоминаю широкий пляж, бесконечный океан, смешные магазинчики с неизменными масками и ошеломительные перепады от пряничных домиков к фавелам, от безупречного метро и зеркальных дорог к лесам с обезьянами,вернее с одной случайно найденной обезьяной, от дешёвых лобстеров к дорогому мороженому .
        И все это дирижирует высокий Христос. Тонкий, надменный, лаконичный и стильный, как Раймонд Паулс в одном из измерений моего детства. Здесь тонкая грань миров: ресторан с певицей на самой окраине Фламенго, где колючая проволока фавел дрожит от голоса и тоннажа певицы - стокилограммовой рыжей бестии, мешает аромат мяса с россыпью трухлявых домов через улицу. Щеголь с собачкой , насвистывая, сыплет лишние реалы в шляпу нищему блаженному дредоносцу.
Мы живем на самом краешке улочки Фериа Виана,напротив нас океан цвета матэ лижет кремовый песок  лимонным своим языком, а в громадном олеандровом парке на газонах полно бомжеобразных йогов, мускулистых палевых отжимальщиков-приседальщиков-качальщиков пресса,  мальчишек футболистов,бегунов по песку. 
По песку и попеску..смотреть вслед бегущим бразильянкам можно бесконечно, конечно, в основном, из-за попеску. Боже ж мой! какое разнообразие и шарообразие пятых точек увидишь только за утро. И ни одной висячей, даже размера национального спортснаряда, и трусы, не утонувшие в этих латинских полушариях, приравниваются к чадре.
Вообще все они  тугие, мясные, с теплыми ладонями и хочется их тискать, нюхать, держать свою ладонь-розетку в этих горячих лапках и аккумулировать  эту солнечную жизнь, которая струится в сильных телах и рвется смехом из белозубых ртов. Они совсем не говорят по-английски, но  всегда долго и охотно со мной общаются...на португезе..а еще не удивляются иностранцам, потому что для них нет чужих. Здесь все свои. Бесконечное разнообразие цвета кожи, глаз, волос, тел в Рио приучило их к мысли, что все люди - бразильцы, просто некоторые совсем не знают португальского и даже испанского, но это такие пустяки. Правда же? Бон джиа, чикита!
А еще они смотрят сериалы, футбол,  не втыкают в телефоны, и не фоткаются и обожают сладкое и танцуют, как боги. Даже самые дряхлые приходят вечерами в кафе, тянут из прохладных стаканов прекрасный аргентинский мальбек мендоза и в такт нежно-задорной сертанеже двигают здоровой ногой, подпевают, издавая  морщинистым горлом молодой клекот. И устраивают уличные карнавалы, просто так, за счет жителей близлежащих улиц. И когда напротив тебя в аптеке покупает что-то подозрительно резиновое Зорро или Бетмен я уже не удивляюсь, значит сегодня где-то снова мини-карнавал - наверное на роскошной Копакакабане или хиппежной Ипанеме, где сотни ладоней аплодируют закату и кричат в небо "Обригадооооо" - "спасибо, жизнь".
Я тоже растворяюсь с ними, в них, в океане, лесах, на вершине Сахарной Головы, в храме черной мадонны под Христом, на сцене в перьях под безумие самбы, в пронзительных граффити  трущоб, в истерично-синем небе и в самом Рио. В месте, где однажды родилось счастье и всем родившимся после не оставило право выбора...

Ваша Джо.

        П.С. Напишу и о Риме, и Ватикане и Аргентине,итальянском капитане и черногорском путешественнике, о колумбийской подружке и  бразильских аниматорах, но это потом, когда выдохну воздух Рио из легких совсем. Это маленькие обрывки памяти, которые не удержать, как буквы на экране. Так сыпется песок из зеленого рюкзака с надписью «Бразил», цвета Бразилии и надежды. Я вернусь сюда на карнавал и допишу о Бразилии все, что не смогу дописать сегодня....И завтра и потом, пока не кончится рисунок волн Копакабаны....
ПыПыСы ФОТКИ В АЛЬБОМАХ

Ван мо тикет.

  • 10.01.18, 09:50
Английским по белому на белом листе "flight  ROME to Rio de Janeiro".... Рим-Рио. Рииим Риииоооо. Звучит почти как Рио Рита или Прима вера или Риоооориориориооо. Моя бродяжная шкура покрывается мурашками от этих звуков, в ногах начинается нестерпимый марафонский зуд и предательски зеленеют глаза. Но зеленеют они не болотной осокой, не похотливым ведьминским варевом, а цветут вольной травой и зелень эта до жути крапчато колет мне зрачки, как трава типчак в Хомутовской степи колет босые пятки. Я помню как в школе нас привезли в этот заповедник. Пыльное небо висело над самой головой, а ветер путал серебряный ковыль. Скучные камнебабы, больше похожие на большие фаллосы, внушали  страх. Я тогда не знала, что значит слово "фаллос", но подсознательно ощущала ужас и наслаждение. В той степи проснулось мое бродяжное скитальное "я" - я услышала как пахнет дорога, о чем кричит ветер и узнала, что степь никогда не кончается, потому что похожа на человеческую жизнь...
С тех пор меня не покидает это ощущение дороги и каждое новое путешествие - это интимный акт наслаждения, который можно познавать самой, вдвоем, втроем, неважно. Тебя будет будоражить подготовка к нему, как ожидание первого свидания: чулками поползут багажные ленты, аэропорт завибрирует пассажирами, а острые самолеты, разорвут нежную ткань неба вразлет .
 Запах чужих городов похож на запах чужих мужчин, они могут отвратительно амбрировать рыбным соусом, могут благоухать манго и ромом, могут пряно вливаться в ноздри перцем, чесноком и мускусом. Это не важно, важно, что это новый, не знакомый, неизведанный запах следующей жизни. Жизни, которая скоро вольется в тебя, станет твоей частью, застрянет в зубах нитками нового мяса, втянется в кожные поры росой городов и джунглей. 
Иногда мне кажется, что жизнь состоит из цветных осколков-лоскутов. Я брожу по земле и собираю их в подол, в ладони, в сумку, рассовываю по карманам, осторожно прячу в вырез платья и потом раскладываю их в своей памяти, перебирая каждый услышанный звук и ощутимый запах.
Так и не смогу остановиться. Наверное, пока не сложу из осколков волшебное слово "жопа" "ВЕЧНОСТЬ"....

Ваша Джо.

Пысы: лечу через неделю 
Страницы:
1
2
4
предыдущая
следующая