Профиль

Джина Ло

Джина Ло

Аргентина, Хухуй

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

***** на тему Змеелова

  • 24.07.17, 15:57

Навеяно также Вирджинией Вульф.


Светло серую нежность мозга глажу узкою левой рукой,

Открывая глаза так не просто все понять, призывая покой.

На могилах убитых мечтаний, изрешеченных пулями стен

начертить алгоритм мирозданий, слово "хуй" заменяя на "тлен".


За неженскую скорость мысли получив подзатыльный поклон,

Андрогинные тени зависли под вороньим английским крылом.

И ничто не порадует сердце, все молчат, никому не понять

Как возвышенно может раздеться ясноглазо красивая блядь.

Три цвета жемчуга. Серый.

Не люблю серый цвет. Сучное, холодное  нечто с распиаренной секс-фантазией мистера Грея. Хотя, не так-то он прост, этот серый. Цвет-ахромат, в который сливаются все основные.  Он одинаково равнодушно сжирает пламенный красный, надежный зеленый и уверенный синий, выплевывая вам в лицо переваренную серую массу. Для меня, исключение в сером - это мужской волчий и женский  жемчужный.Сегодня я надела любимую серую жемчужину и снова вспомнила о маленькой тихой девушке из далекого острова. Уже и имени не вспомню, а лицо – как наяву: печальные глаза, блестящая челка и птичьи повадки, как у всех ее соотечественниц. Мы с ней познакомились в магазине среди крокодиловых сумочек и россыпей жемчуга, она мне рассказывала как отличить аллигатора от крокодила, а крокодила от каймана и советовала не покупать скатанный жемчуг - поддельную дешевку, а купить одну настоящую, живорожденную, пусть она и стоит не меньше двух нулей.

Не помню, почему мы вдруг внезапно скатились из этих «вечных» тем на что-то смешное и семейное, но уже вечером она, потягивая супчик в кафе напротив отеля, рассказывала о своей маме и пыталась перевести на английский вьетнамские анекдоты. Как-то само собой мы виделись через день, болтали ни о чем, она нахваливала украинский шоколад и стыдливо хихикала  после артемовского шампанского. Иногда, я с парочкой таких же искательниц сокровищ забегала к ней в магазин и мы, сидя в майках, шлепках и пыльных шортах среди сверкающего великолепия рассматривали чудесный перламутровый веер, крем с жемчужной пыльцой, чучела больших и маленьких крокодилов, щупали нежную девичью кожу ханойского шелка  и пили неизменный красный чай. Я помню в день моего отьезда, она застала меня врасплох –  деловито мокрую и спешащую. Ни слова не говоря, взяла за руку и положила в ладонь большую серую жемчужину, гладкий, весомый сгусток ртути. Сбивчиво мешая вьетнамский и английский, она щебетала что-то о гостеприимстве, дружбе и памяти. Я ничего не поняла и просто обняла ее крепко-крепко. Жемчужина ощутимо жгла мне руку.

Сейчас, надевая эту серую малышку себе на шею, я почему-то вспоминаю не только вьетнамскую знакомицу, но и моих девчонок, что разлетелись от Хайфы до Доломана и Осло. Мы висим часами в вайбере, вацапе почти каждый день, а видимся по редким праздникам раз в год. Вспоминаю свою студенческую закадычную оторву Русланку, которая внезапно нашлась в Фейсбуке. Строптивая Руська теперь всегда носит платок и растит двух смуглых сыновей в большом доме где-то в Тегеране. Немыслимо. Мы плакали с ней в видеочате, хлюпая носами, как в детстве.  Несмотря на платок, она почти не изменилась, такие же серые глаза с шельмоватой искрой. Серые, как цвет непостижимой несуществующей женской дружбы. Маленькой, бесплатной и такой ощутимо весомой, как горошина-жемчужина под десятками матрасных лет…


Еще раз об искусстве.

  • 03.04.17, 10:37

В каждом из нас живет много сущностей. В себе я насчитала не меньше десяти. Кто-то из них спит до поры до времени, кто-то просыпается и побуждает тебя к свершению подвигов и прочей хуеты. В феврале, как только утихнут метели и отгремят последние аккорды "Щелкунчика" во мне тихо засыпает театралка Сильва Мареску. Чтобы было не скучно она засыпает не одна а вместе с алкоголиком Валерой. Я понимаю, что пробил час марафонов, олимпиады и потных маек. Надеваю спортивные штаны с красными лампасами и любимую черную футболку "Сержант Сара". На ней моя весенняя сущность - пинапная девица в американской форме с ослепительной улыбкой и бицепсом, вздернутом в локтевом факе. С Сарой мы дружим давно, стабильно не реже раза в неделю она вытаскивает меня  в качалку фитнес центра, а если нет, то за нее это делает  тренер Витька. Витька - маленький свирепый бультерьер орет мне в трубку "грррр...ахыыыы  где мы? что жрем? почему не идем? тебя неделю уже не было. бегоооомм!" Его голос действует на меня магически - я начинаю мысленно потеть и качать пресс.

Кто когда-нибудь был в качалке знает, что там своя особая атмосфера суровой спортивной эротики:  среди мускусных паров и эротических хрипов с криками, периодически доносящихся из разных углов зала монументально возвышается фигура Витьки на римском стуле - главного садиста зала. Он изобретателен и коварен. Когда ты начинаешь тихо про себя шептать "блять, да пиздец уже не могу.." Витька срывается с места и с наслаждением шепчет тебе в ухо "и еще 10 разгибаний в три подхода", а потом фальшиво жалейным голосом вслух "тяжело тебе да?". Ты рычишь "дааа", он сладко зажмуривается и щерится радушной улыбкой Шварценеггера. Витьку любят все - на праздники носят ему спортивный чай, матэ и жутко спортивный коньяк. У нас давно сложилась своя компашка из двух-трех таких же потенциальных атлеток, как я и мускулистых дядек. Дядьки уже не считают меня случайным элементом в розовом трико, не отпускают пошлых шуточек и даже делятся протеиновым коктейлем из спортшейкера и приглашают побегать с ними в лазер-форс. Я ими восхищаюсь, но не понимаю, когда они все успевают жить обычной жизнью  - разве что в перерывах между подходами к становой и блочной рамой. Когда бы я не пришла, в зале стабильно пыхтит кто-нибудь из атлантов. Во мне такое рвение просыпается только весной, Сара подтвердит.

А если увеличить количество тренировок до четырех в неделю и получасовой заплыв в бассейне, к Саре присоединяется еще один персонаж, во мне просыпается Дольф Лундгрен. мммм...мой любимый Дооольфик..тайная страсть еще с видеозалов. Он орет внутри "давай детка, давай !!" и поощрительно подмаргивает красивым голубым глазом. И вот уже Витька одобрительно машет головой, жопа становится не только большой, но и красивой, а походка каучуково-лихой. И  ты чувствуешь один огромный пульс всех, кто в зале, замечаешь, как неожиданно синхронят в приседе лысый бородач Миша и огромный сизый Халид, как красиво бежит тоненькая Вера на дорожке, ноги ее мелькают блестящими спицами единого колеса. Дуэт двух незнакомых мальчиков рвет железо: "Аааа ыыыыы ХААА!" - вступает темненький дискантом, "ЫЫЫ Ччччч ааааа" - вторит ему басом другой. В углу седой крепыш синкопированно лупит грушу . Единая музыка тела, мы все, как слаженый оркестр и дирижер наш Витька у дирижерского пульта в майке с нарисованым фраком... Накал мускульных звуков растет и на самой верхней "Доооо ААаа!" темненького в зал входит хозяин фитнеса Андрей. Не один. Рядом с ним идет репер Серега...

Оркестр замирает в изумленном экстазе. Мы все напоминаем детскую игру "замри",  Вера чуть не грохается с дорожки и  вжимается в поручни, у меня падает гантелька. Серега с Андреем в две минуты обходят зал, тихо перешептываясь. Серега огромен, в нем не меньше двух метров, он похож на ледокол. Его глазные льдины обминают нас, выхватывая лишь инструменты-тренажеры, он кивает Андрею и они уходят. После немой сцены проходит пять минут и все начинают вновь. Шоу маст гоон. Что это было пока никто не знает. Поиск места для нового клипа? Все может быть. А может это дух музыки сгустился в плотный ком из мышц и материализовал Серегу.

 Вот она, Великая сила искусства!

Неебическая гносеология троллинга для Хозяина С.

  • 30.03.17, 09:33

Остроумие есть отшлифованное высокомерие.


— Аристотель


По моему глубокому убеждению, Троллинг- это нечто сродни сексуальности : у кого-то она есть, а кому и яблочный пирог откажет. Последние  наблюдения в мире троллей и привидений навели меня на печальные мысли: измельчал, одешевел и обленивел сайт. Вместо  злобных и острых реплик, или, хотя бы, авторского Хозиного  "хрюмля" - шаблонное "вы все сцуки, яебу, гыр-гыр абырвалг", вместо затейливых ников и жопоногих аватаров - безликие хуйслики, будуры, епрсты и прочие работники политической овощной базы, уныло тянущие лямку платных клакеров за ложку супа. Я в ахуе  возмущении!  Где я вас спрашиваю бескорыстие, авторский мат, индивидуальное сопровождение жертвы, изысканное хейтерство и дерзкая ирония зеленого зайца?

Безусловно, есть исключения: мои любимые мачотролли - любители острым языком пощекотать розовые пряники пятки испуганным блоггершам. Ну, или женский вариант: трольчихи в образе"обкаканная принцесса",  когда какое-нибудь невинное маромышло создание настойчиво доебывается до пиздоватого несдержаного юзера, и, соответственно, получив порцию какашек радостно оповещает об этом мир. Но это такие редкие искорки слабоумия и отваги на темном тролльском горизонте, что нечего и вспоминать. 

 Обычно,нынешний тролль неуклюже бежит по ленте, плюясь без разбора: междометиями класса "пиии" или собственными только что ответно выбитыми виртуальными зубами. Для меня такой троллинг - это из разряда нассать в лифте, разбить окна и посмотреть Дом2.  Ну яебу  Я просто негодую ..опошлить живую идею троллизма!!...

А ведь троллинг - это целое искусство, ибо, как написано в заповедях Lukmorья : "Привычка безграмотных  луркоёбов называть троллем чуть ли не любого мудака, способного вызвать, хоть какую-то отличную от default  реакцию — глупа и невежественна..."  Ведь, Тролль - это непризнанный художник обсценной лексики, падший ангел неполученного Букера , и закомплексованный мизерабль  рефлексирующий интеллигент одновременно. Да будет вам известно, чтоб звонкое слово "блять" радостно гремело колокольцами с мороза оно должно быть окружено тончайшей сетью эпитетов или рядами железных силлогизмов. Посыл на хуй  х%й не может быть дешевым аналогом "будьте любезны подуть в орган", он должен вызывать у оппонента точные и живые ассоциации, снова заводить его в мир юношеских поллюций и внезапных молний на джинсах. Для этого тролль должен быть умной и пиздатой сцукой личностью и филантропом, любящим своих жертв нежно и родственно, аки поедающая свое потомство кошка (Кошаки - Хады (с)).

Заебалась писать.  Резюмирую: тролльте не корысти ради, а как незабвенный Хозя - только из любви к искусству, если умеете конечно, а если нет - идите в жопу на Ибсеновский "Пер Гюнт" и слушайте танец троллей, вообще, приобщитесь к прекрасному шоле, блять ...

ПыСьdate: всех с солнечным дождливым днем. Всем всего хорошего, настроения, держитесь.. ну и дальше по классику.

Болливуд в коментах у Аскольда.

к заметке Аскольда прилетел  коммент

Первый нах! 


затем Аскольдыч умело защитил женщину ноздрей


одним махом убил двух клонов-русаков


Чу! подтянулись комментаторы...


и комментаторши


Хармс  оседлал своего любимого конька;


вмешалась Поговоримка, вежливо ответив на вопросы  Будур;


Предсказуемо внезапно появился Шрэг.....

И так же пиздецки неожиданно исчез....


В общем, рабочий день только начинался, но до работы руки так и не дошли....


Пчела и Модильяни

Есть женщины, которые застыли во времени. Они плывут через века, меняя лишь имена и одеяния. Созданы они были давным-давно и не смогли умереть, навсегда замерев в картинах, скульптурах, балладах. 

Пчела увязла в медовой паутине Модильяни - его долгие линии изумленных лиц, тонкие нервные ноздри, глаза забытого мира грез, плавкая медь тела. Все это рождалось в те времена, когда цветы шептались меж собою, когда птицы входили в клетки, когда вода падала вверх к солнцу, а краски мешались с кровью и соком. Никто не помнит, все забыли, умерли, заснули, покрылись тенью и фарфоровой плесенью. Остались только картины безумного лунатика Амадео Модильяни, а в них живет Она - зыбкая, песочная, призрачная, забывшая о том, что была Музой....


Один день из жизни ЗаЗи.

Проснулась. И за дело.

Доброе утро, блоггеры, чай, пиво, потанцуем


Ой божечки, опаздываем в садик, а у меня , сцуко, блоги не писаны. Таксиииии



Вискарев тебе нравится мой блог?



Гева, Виск,  сдавайте фото локтевых суставов для стенгазеты


Гееевааааа, не трогай VаSю



ЗаЗочка Иванна, я вам туд заметочку накатал. Бомба!

Аромат от Стресса

- А теперь понюхай эту с притертой крышечкой и смешным бантом. Да да, чувствуешь запах зеленки? Именно, аромат свежесбитых коленок, молока, грязного щенка и бабушкиных оладушек. забыла... Все его забывают, оттого и седеют быстро. Ок, тогда я пакую, но конечно с нагрузкой. Как какой? С синей пузырчатой флакошкой. Ну там фьючерсный винтаж - запах карболки, нафталина, гранитной крошки и церковных свечей. Редкая вещь, и да, в нем совершенно роскошный альдегид инсульта. Чувствуешь? Мягкие капли слез и бархатная убойная нота Шопена... Нет, в нагрузку обязательно.

- Не будешь брать? хммм.. что-то повеселее? Ну ок. Тогда вот - всем дамам нравится: очень комплиментарный удово-розовый, серая амбра,  немного кожаного салона, много цветочных красок и  подложкой мускус-мускус, прямо животное притяжение. Конечно с нагрузкой, вот желтый с острой крышкой. Внимание, открываю. Оп! Аааа..чувствуешь? повеяло рокфором. Нет, не носками, рокфором, а я говорю не носками. Ну цветов да здесь маловато, гвоздички два раза в год, зато много специй, коньячные нотки усилились. Нет, это не глажка и раскаленный утюг, так пахнет сандал. Что? Вонь чужой помады?Тебе показалось, милочка, разве что немного на краешке рубашки.

-Опять не то.  даже не знаю, шли бы вы, милая Шанелью по елисейским полям. Когда поймете, вернетесь . ага, чмоки, чмоки. 

Девушка небрежно закинула чулочные ноги на прилавок и продолжила изучать расписание трансатлантических перелетов, мурлыкая себе под нос:"Поздравляю себяааа
С этой ранней находкой, с тобою,
Поздравляю себя
С удивительно горькой судьбою,
С этой вечной рекоооооой,
С этим небом в прекрасных осиииииинах,
С описаньем утрат за безмолвной толпой магазинаааав....мммм""

В защиту Ромахана.

  • 15.03.17, 10:05

Бесчеловечные блогеры посвятили Ромке пафмлеты

Посягнули на идеалы

И теперь ждут его картинной реакции...

НО! Ромка взял и не пришел.

И вообще, из самых мышнеловких моментов всегда есть неожиданный  выход

Капитан.

  • 14.03.17, 10:04

- Хабанитааааа, рому мне, ромууу....

Капитан смотрел в отражение серебряного кубка. В нем давно уже жил второй капитан, почти что его брат-двойник, только похмельнее, с вытянутым лицом, жесткой щетиной и горячим правым глазом. Сейчас за спиной брата-из-кубка возникла Хабанита и запахло миндалем. Капитан оглянулся, чтобы в сотый раз увидеть ее глаза. Они были доверху полны ромом - янтарным, обжигающим пойлом. Казалось, если ее ударить, то глаза расплескают свой желтый яд по высоким скулам, пунцовым сжатым губам, шее и разбегутся двумя ручьями по телу, задержавшись на смуглых каплях грудей, раскрашенных  золотой краской по спирали. Хабанита двигалась бесшумно. В своей  тонкой паутине цепочек с звенящими дукатами вокруг бедер она казалась диковинной рыбой, пойманой в драгоценный рыбачий невод.

Трюмы судна были до отказа забиты лохматым золотом: огненные  шотландки, эбеновые  круглозадые марокканки, славянки с зефирной кожей: груды розового сочного мяса, пахнущего сладким потом и кокосовым маслом. Невольничий рынок истечет завтра похотью, которая превратится в гордые дублоны и осядет в кожаные, плотно набитые тестикулы мешков . У Капитана был отличный улов, у Капитана был чертовски отличный улов и Хабанита. У Капитана была Хабанита Молинарди, которая давным давно оставила себе только имя, как положено рабыне. И какую бы красотку не вылавливал Капитан себе из трюма все они в темноте превращались в Хабаниту, и ночь взрывалась ромовой луной, и звонко стонали  дукаты,  и  нестерпимый запах горького миндаля раздирал ему ноздри и душу.

...о чем еще может мечтать честный корсар....

Разве что о новом корабле. И скоро он у Капитана будет - безумный капер Жан Флери дает за Хабаниту новенькую чернокрылую монеру, она еще пахнет  лаком и блестит, как слезы двадцати девственниц. Капитан грезил о ней даже в объятиях Хабаниты. Ее кожа казалась ему полированной обшивкой: бархатно-литые взведенные пушки с золотой каймой, спина, прямая и чуткая, как мачта, разметавшийся по бортам плечей черный шторм волос, а в недрах упругих чресел раскаляется драгоценное топливо розового масла....У него будет новенькая монера с выбитыми по борту буквами "Хабанита", а взамен пальцы безумца Жана станут золотыми, как сейчас у Капитана, и краска это въестся посильней вишневого табака и пороха. Карамба!

- Налей мне рому, бесовка. Как адски жжет в горлянке....

Раздвоенный язык Хабаниты (забавная прихоть прошлого хозяина) скользнул змеёй по краю кубка. Хабанита никогда о нем не вспоминала, господин так неожиданно умер, что она не успела запомнить его лицо, только жадные  вывернутые губы в кромке снежной пены. Зато  лицо Капитана она запомнила сразу. Его образ вжегся ей в память крепче и слаще именного тавра Капитана на бронзовых коленях рабыни, при лунном свете они казались хрупкими запечатанными амфорами в древних вензелях  флибустьеров. Присев к нему на колени, Хабанита медленно сжала запрокинутое горло, влила в него из кубка ром и прижалась губами к небритой щеке...

Капитан глотнул и сердце его утонуло, а в каюте кто-то медленно выключил свет. Последними гасли золотые несчастные глаза ...Boa noite, o meu amor...

пересохшие губы замерли в полуулыбке. Наконец-то он вернулся домой, в свой  лимб - молочный  океан тумана, где небо сливается с морем, где чайками кричат души утонувших моряков, где акулы хрипят  голосами сдохнувших пиратов, и новенькая монера плывет к  горизонту, над которым  висят две луны, желтые и нежные, как глаза его Хабаниты...

Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая