Профиль

Джина Ло

Джина Ло

Аргентина, Хухуй

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Ночь перед свадьбой (ужасы).

  • 31.10.17, 10:56

Много мистики было в моей жизни - исчезали и появлялись мужчины, терялись носки в стиралке и незапланировано рождались дети, но ночь перед первой свадьбой не забуду никогда.

Началось все с того, что за два дня до той ночи я отчетливо слышала музыку в комнате. Тихую унылую тянучку, которая звучала где-то внутри стены. Ни соседи, ни мама, никто другой ее больше не слышал. Длилось это минут десять пару раз в день. Будто кто-то гнусавый, пакостный с простуженным голосом пытался фальшиво петь колыбельную. Слов было не разобрать, но от этого становилось еще гаже. А еще в доме начали биться чашки. даже не биться, а просто рассыпаться в пыль со звоном, похожим на стон. Две прозрачные французские огнеупорные чашки, до этого дня мирно стоявшие в серванте, ни с того ни с чего взорвались мелким крошевом. Позже я прочла что-то об усталости стекла и самопроизвольном разрушении предметов. Все это я списывала на нервы и усталость предсвадебной беготни, а еще замуж не хотелось даже сильней, чем раньше хотелось. Но было уже поздно - ресторан заказан, гости приглашены, платье, машины и хороший-мальчик-меня-так-любит.

Последнюю незамужнюю ночь я провела в своей детской спальне.С закрытыми глазами я даже сейчас смогла бы описать каждый стульчик там, детскую парту, отцовскую гитару на шкафу и вечнозеленый коврик под ногами. Проснулась я среди ночи с ощущением теплого шерстяного комка под щекой. Кошак посапывал мне в  ухо, нутряно рычал во сне и хвост его щекотал мне шею. Я улыбнулась, чуть отодвинулась, чтоб не давить на него. Кошак коротко мявкнул и нагло занял освободившееся пространство. Заснула я со странной мыслью, что что-то забыла и минут пять, проваливаясь в дрему не могла вспомнить что. А потом меня осенило...

У меня нет и никогда не было никакого кота.....

И вообще собак, котов и прочей живности. Последний хомяк сдох еще в детстве. Эта мысль подкинула меня с кровати к выключателю.При свете все было как всегда - моя комната, кровать, ни котов ни признаков чужой жизни. Побродив по дому, я снова улеглась в надежде покимарить еще пару-тройку часов до рассвета. Последнее пробуждение было уже не кошачьим сном. Меня кто-то вдавливал в кровать с такой силой, что ноги и руки свинцово отяжелели, сжатое горло выдавало вместо крика сип и шипение. В это момент я вспомнила всех домовых, леших и чертовых  созданий ранее мною читаных, слышаных и придуманных. Стук моего сердца мог бы забить гвоздь в деревянную крышку, я ощущала запах собственного пота и холодную липкость в руках. Единственную молитву, которую я знаю была "отче наш" и мой мозг судорожно пытался ее мысленно прочесть, пропеть, прошептать, вымолить. Я знала, что главное это не открывать глаза, потому что тогда ЭТО станет неизбежностью. Вы знаете как это кричать без голоса? Я знаю. Это когда крик режет уши твоего сознания, а горло не слушается. Голос будто ушел куда-то внутрь и растворился в одном жутком кромешном ужасе.

Длилось это долго, долго, так долго, что ЕМУ оставалось всего чуточку поднажать на меня и я уйду туда в невидимое никем межстеночное пространство. Уйду навсегда, чтобы стать страшно тихой неразборчивой мелодией мертвых голосов. И вдруг меня отпустило. Короткий смешок в ухо и ушло. Все ушло в остаток серой глухой ночи. Какое-то время я лежала не двигаясь, но как только поняла, что могу моргать, то вылетела в одеяле на балкон. Там я и встретила рассвет... Продрогшая, испуганная невеста, изгнанная  мрачным бесом в незнакомую взрослую жизнь.


Джо.

Танатофобия.

  • 26.10.17, 09:10

Когда я была маленькой смерть мне представлялась в виде мертвой канарейки. Я помню этот желтый комок в углу клетки, что висела на ладони огромной старой яблони в бабушкином саду. Яблоня тогда цвела белым приторным цветом и листья пропускали лучи сквозь зеленые вены. Позже, в школе, смерть казалась мне самой несправедливой штукой на земле и, к тому же,совершенно нелогичной. Как можно было умереть такому сложному механизму, как человек? Внутри него ведь беспрерывно двигаются разные клетки, фаги, тромбоциты и прочая фигня, а главное внутри бродят миллионы разных мыслей, знаний, желаний. Все там же, в саду, где раньше была клетка, стояла большая железная кровать, я ложилась в нее, закрывала глаза и представляла как это умереть.. Будет цвести яблоня, жужжать пчелы, а ты будешь лежать с закрытыми глазами, как дохлая канарейка и тебе не до чего не будет дела, и знакомые люди будут есть сырое горячее тесто с мясом в шахтерской столовой "Березка", вспоминая, как ты в первом классе нечаянно не утонул.

Спустя совсем немного лет смерть казалась мне концом будущего. Это когда один человек умер, и с ним умерло будущее другого, хотя все должно было быть вот-вот, совсем радужно, солнечно, а он, как в плохом кино скотски бросил всех в обмен на пулю в затылок. И смерть его стала смыслом жизни, вытеснив все яблони мира, сжав личную вселенную  до размера точки боли, острой, проникающей и удивительно точной, как рентгеновский луч. И многие другие смерти после были так ничтожно малы, пока луч не свыкся с телом и не стал его неотъемлемой частью. К этому можно привыкнуть: кровеносные сосуды, вены и рентгеновский луч. Бывает же, забывают скальпель внутри и, говорят, с этим можно жить.

А однажды я поняла, что смерть может быть сладкой наградой, заслуженным избавлением. В том самом доме с яблонями, на панцирной кровати, я обнимала бабушку, заснувшую навечно. Она улыбалась в своем последнем сне, а я улыбнулась ей, и так мы пролежали вместе бесконечно долго улыбаясь друг другу в лицо. Они с Боженькой друг друга не любили при жизни. При Ёё жизни, но он был так к ней ласков, что избавил от ужаса будущих дней. Ровно через неделю ее любимого внука Саньку располосовали на куски в своей квартире. Она уже этого никогда не узнала и умерла счастливой и свободной. Тогда же, я узнала, что смерти можно желать и жаждать, как неизбежного. Санькина мама пришла позже и увидев его на полу не стала звать о помощи, а просто шагнула навстречу смерти. На кухню, где двухголовая смерть пила шампанское и подсчитывала барыши. Я знаю, она хотела именно туда, под ножи со следами сына и ей повезло...Теперь они всегда вместе.

Потом были другие, но они уже затирали саму сущность смерти своей обыденностью. Все стало так просто. Когда я не слышу ответа в телефоне, то мысленно готовлюсь, что на другом конце абонент умер. Я заталкиваю все это смертельное гавно подальше от своей памяти, хочу выблевать каждый террабайт картинок, звуков, запахов. И иногда это почти удается. А иногда, как на прошлой неделе, сгусток смертей становится снова навязчиво видимым - Аль, Харьковская трагедия. Тогда я снова не могу спать, просто проваливаюсь в душный запах яблонь, летнего вечера и утром у меня на зубах отчетливый привкус железа, ржавого железа, как пружины в старой кровати.

Надо просто почистить зубы и все пройдет...


Джо.

Крик.(конкурсное)



      Крик ночного кошмара - хриплый, раздирающий в клочья паутину сна; крик бессильной ярости - скрипяще злобный, с закушенной губой; бесконечный звон степи - длинный, разносимый ветром по ковылю и сухому типчаку, крик не просто свободы, но самой Воли; крик одиночества - коленнопреклоненный, волчий, с эхом огромной беременной луны в затылке. 

      Он сам не понимал, как такое количество криков вмещается в его голове. Они будили его, заставляли вздрагивать, ронять приборы за едой, мешали думать, работать, мешали жить...

      И конечно, любовный крик, нежный, стонущий...Так всегда кричала его жена, когда вздымалась гибким сводом, приподнимая на себе его тяжелое тело. Крик  ручейками струился от раскинутых  рук, через шею по плечам, груди, вдоль живота, впадая в маленькую точку мироздания, роняя капельки крика на смятую горячую простынь. Словно она заново рождала его.Он любил смотреть, как жена играет на старом, дребезжащем рояле, наматывая на длинные тонкие пальцы черно белые нити звуков, смешно гримасничает и встряхивает челкой в такт. Любил чувствовать шепот травы жесткoй ладонью, подставлять спину под стук и таканье тяжелых капель воды. Он видел музыку в танце, а когда замечал малейшую фальш движений тела, морщился  и уходил взглядом на поиски гармонии.

              Почему??!! Ну почему столько криков в его голове??!!               


      Он и слышал их и не мог услышать, как и все остальные звуки, потому, что  с рождения был глухонемым. Перворожденный младенческий крик крепко застрял в его глотке прочным стеблем нераспутившегося цветка с бутоном свинцовой тишины. Тишины беззвучной, как ночь и черной, как одиночество. Он никогда не слышал звуки, но помнил их не рожденной памятью зародыша в материнской утробе и позабыл, когда его выдавили из родного чрева. Только жена заставила его заново вспомнить и окунуться в ноты жизни, рассказала любимыми пальцами о цокоте, шуме, пении, этюдах и ноктюрнах.Жизнь и женщина.Женщина, как музыка жизни.

      Тишина и крики вновь поселились в нем, когда ушла жена. Ушла надолго...на много длинных пауз. Ушла, не сказав ни слова, он бы все равно не услышал. Ушла, окунув его в бездну беззвучия и криков, в сводящий с ума мир кричащей тишины..

     А сегодня ему приснился сон, будто свинцовый бутон в горле зашевелился, дрогнул и распутился огромным цветком бесконечного цвета звуков: зеленого шепота листьев, желтого вальса осени, лилового смеха сирени. Странный сон. Вещий. Значит она вернется.Он улыбнулся своему отражению утра и стал спешно одеваться, напевая бодрый мотив рукой. Нужно успеть купить к ее приходу цветы, поставить букет на рояль и ждать...

Ждать возвращения женщины, ждать в холодной, пронзительно белой ванной, среди воды цвета боли. Ждать женщину, что превратит в музыку  его последний Крик....


***** на тему Змеелова

  • 24.07.17, 15:57

Навеяно также Вирджинией Вульф.


Светло серую нежность мозга глажу узкою левой рукой,

Открывая глаза так не просто все понять, призывая покой.

На могилах убитых мечтаний, изрешеченных пулями стен

начертить алгоритм мирозданий, слово "хуй" заменяя на "тлен".


За неженскую скорость мысли получив подзатыльный поклон,

Андрогинные тени зависли под вороньим английским крылом.

И ничто не порадует сердце, все молчат, никому не понять

Как возвышенно может раздеться ясноглазо красивая блядь.

Три цвета жемчуга. Серый.

Не люблю серый цвет. Сучное, холодное  нечто с распиаренной секс-фантазией мистера Грея. Хотя, не так-то он прост, этот серый. Цвет-ахромат, в который сливаются все основные.  Он одинаково равнодушно сжирает пламенный красный, надежный зеленый и уверенный синий, выплевывая вам в лицо переваренную серую массу. Для меня, исключение в сером - это мужской волчий и женский  жемчужный.Сегодня я надела любимую серую жемчужину и снова вспомнила о маленькой тихой девушке из далекого острова. Уже и имени не вспомню, а лицо – как наяву: печальные глаза, блестящая челка и птичьи повадки, как у всех ее соотечественниц. Мы с ней познакомились в магазине среди крокодиловых сумочек и россыпей жемчуга, она мне рассказывала как отличить аллигатора от крокодила, а крокодила от каймана и советовала не покупать скатанный жемчуг - поддельную дешевку, а купить одну настоящую, живорожденную, пусть она и стоит не меньше двух нулей.

Не помню, почему мы вдруг внезапно скатились из этих «вечных» тем на что-то смешное и семейное, но уже вечером она, потягивая супчик в кафе напротив отеля, рассказывала о своей маме и пыталась перевести на английский вьетнамские анекдоты. Как-то само собой мы виделись через день, болтали ни о чем, она нахваливала украинский шоколад и стыдливо хихикала  после артемовского шампанского. Иногда, я с парочкой таких же искательниц сокровищ забегала к ней в магазин и мы, сидя в майках, шлепках и пыльных шортах среди сверкающего великолепия рассматривали чудесный перламутровый веер, крем с жемчужной пыльцой, чучела больших и маленьких крокодилов, щупали нежную девичью кожу ханойского шелка  и пили неизменный красный чай. Я помню в день моего отьезда, она застала меня врасплох –  деловито мокрую и спешащую. Ни слова не говоря, взяла за руку и положила в ладонь большую серую жемчужину, гладкий, весомый сгусток ртути. Сбивчиво мешая вьетнамский и английский, она щебетала что-то о гостеприимстве, дружбе и памяти. Я ничего не поняла и просто обняла ее крепко-крепко. Жемчужина ощутимо жгла мне руку.

Сейчас, надевая эту серую малышку себе на шею, я почему-то вспоминаю не только вьетнамскую знакомицу, но и моих девчонок, что разлетелись от Хайфы до Доломана и Осло. Мы висим часами в вайбере, вацапе почти каждый день, а видимся по редким праздникам раз в год. Вспоминаю свою студенческую закадычную оторву Русланку, которая внезапно нашлась в Фейсбуке. Строптивая Руська теперь всегда носит платок и растит двух смуглых сыновей в большом доме где-то в Тегеране. Немыслимо. Мы плакали с ней в видеочате, хлюпая носами, как в детстве.  Несмотря на платок, она почти не изменилась, такие же серые глаза с шельмоватой искрой. Серые, как цвет непостижимой несуществующей женской дружбы. Маленькой, бесплатной и такой ощутимо весомой, как горошина-жемчужина под десятками матрасных лет…


Еще раз об искусстве.

  • 03.04.17, 10:37

В каждом из нас живет много сущностей. В себе я насчитала не меньше десяти. Кто-то из них спит до поры до времени, кто-то просыпается и побуждает тебя к свершению подвигов и прочей хуеты. В феврале, как только утихнут метели и отгремят последние аккорды "Щелкунчика" во мне тихо засыпает театралка Сильва Мареску. Чтобы было не скучно она засыпает не одна а вместе с алкоголиком Валерой. Я понимаю, что пробил час марафонов, олимпиады и потных маек. Надеваю спортивные штаны с красными лампасами и любимую черную футболку "Сержант Сара". На ней моя весенняя сущность - пинапная девица в американской форме с ослепительной улыбкой и бицепсом, вздернутом в локтевом факе. С Сарой мы дружим давно, стабильно не реже раза в неделю она вытаскивает меня  в качалку фитнес центра, а если нет, то за нее это делает  тренер Витька. Витька - маленький свирепый бультерьер орет мне в трубку "грррр...ахыыыы  где мы? что жрем? почему не идем? тебя неделю уже не было. бегоооомм!" Его голос действует на меня магически - я начинаю мысленно потеть и качать пресс.

Кто когда-нибудь был в качалке знает, что там своя особая атмосфера суровой спортивной эротики:  среди мускусных паров и эротических хрипов с криками, периодически доносящихся из разных углов зала монументально возвышается фигура Витьки на римском стуле - главного садиста зала. Он изобретателен и коварен. Когда ты начинаешь тихо про себя шептать "блять, да пиздец уже не могу.." Витька срывается с места и с наслаждением шепчет тебе в ухо "и еще 10 разгибаний в три подхода", а потом фальшиво жалейным голосом вслух "тяжело тебе да?". Ты рычишь "дааа", он сладко зажмуривается и щерится радушной улыбкой Шварценеггера. Витьку любят все - на праздники носят ему спортивный чай, матэ и жутко спортивный коньяк. У нас давно сложилась своя компашка из двух-трех таких же потенциальных атлеток, как я и мускулистых дядек. Дядьки уже не считают меня случайным элементом в розовом трико, не отпускают пошлых шуточек и даже делятся протеиновым коктейлем из спортшейкера и приглашают побегать с ними в лазер-форс. Я ими восхищаюсь, но не понимаю, когда они все успевают жить обычной жизнью  - разве что в перерывах между подходами к становой и блочной рамой. Когда бы я не пришла, в зале стабильно пыхтит кто-нибудь из атлантов. Во мне такое рвение просыпается только весной, Сара подтвердит.

А если увеличить количество тренировок до четырех в неделю и получасовой заплыв в бассейне, к Саре присоединяется еще один персонаж, во мне просыпается Дольф Лундгрен. мммм...мой любимый Дооольфик..тайная страсть еще с видеозалов. Он орет внутри "давай детка, давай !!" и поощрительно подмаргивает красивым голубым глазом. И вот уже Витька одобрительно машет головой, жопа становится не только большой, но и красивой, а походка каучуково-лихой. И  ты чувствуешь один огромный пульс всех, кто в зале, замечаешь, как неожиданно синхронят в приседе лысый бородач Миша и огромный сизый Халид, как красиво бежит тоненькая Вера на дорожке, ноги ее мелькают блестящими спицами единого колеса. Дуэт двух незнакомых мальчиков рвет железо: "Аааа ыыыыы ХААА!" - вступает темненький дискантом, "ЫЫЫ Ччччч ааааа" - вторит ему басом другой. В углу седой крепыш синкопированно лупит грушу . Единая музыка тела, мы все, как слаженый оркестр и дирижер наш Витька у дирижерского пульта в майке с нарисованым фраком... Накал мускульных звуков растет и на самой верхней "Доооо ААаа!" темненького в зал входит хозяин фитнеса Андрей. Не один. Рядом с ним идет репер Серега...

Оркестр замирает в изумленном экстазе. Мы все напоминаем детскую игру "замри",  Вера чуть не грохается с дорожки и  вжимается в поручни, у меня падает гантелька. Серега с Андреем в две минуты обходят зал, тихо перешептываясь. Серега огромен, в нем не меньше двух метров, он похож на ледокол. Его глазные льдины обминают нас, выхватывая лишь инструменты-тренажеры, он кивает Андрею и они уходят. После немой сцены проходит пять минут и все начинают вновь. Шоу маст гоон. Что это было пока никто не знает. Поиск места для нового клипа? Все может быть. А может это дух музыки сгустился в плотный ком из мышц и материализовал Серегу.

 Вот она, Великая сила искусства!

Неебическая гносеология троллинга для Хозяина С.

  • 30.03.17, 09:33

Остроумие есть отшлифованное высокомерие.


— Аристотель


По моему глубокому убеждению, Троллинг- это нечто сродни сексуальности : у кого-то она есть, а кому и яблочный пирог откажет. Последние  наблюдения в мире троллей и привидений навели меня на печальные мысли: измельчал, одешевел и обленивел сайт. Вместо  злобных и острых реплик, или, хотя бы, авторского Хозиного  "хрюмля" - шаблонное "вы все сцуки, яебу, гыр-гыр абырвалг", вместо затейливых ников и жопоногих аватаров - безликие хуйслики, будуры, епрсты и прочие работники политической овощной базы, уныло тянущие лямку платных клакеров за ложку супа. Я в ахуе  возмущении!  Где я вас спрашиваю бескорыстие, авторский мат, индивидуальное сопровождение жертвы, изысканное хейтерство и дерзкая ирония зеленого зайца?

Безусловно, есть исключения: мои любимые мачотролли - любители острым языком пощекотать розовые пряники пятки испуганным блоггершам. Ну, или женский вариант: трольчихи в образе"обкаканная принцесса",  когда какое-нибудь невинное маромышло создание настойчиво доебывается до пиздоватого несдержаного юзера, и, соответственно, получив порцию какашек радостно оповещает об этом мир. Но это такие редкие искорки слабоумия и отваги на темном тролльском горизонте, что нечего и вспоминать. 

 Обычно,нынешний тролль неуклюже бежит по ленте, плюясь без разбора: междометиями класса "пиии" или собственными только что ответно выбитыми виртуальными зубами. Для меня такой троллинг - это из разряда нассать в лифте, разбить окна и посмотреть Дом2.  Ну яебу  Я просто негодую ..опошлить живую идею троллизма!!...

А ведь троллинг - это целое искусство, ибо, как написано в заповедях Lukmorья : "Привычка безграмотных  луркоёбов называть троллем чуть ли не любого мудака, способного вызвать, хоть какую-то отличную от default  реакцию — глупа и невежественна..."  Ведь, Тролль - это непризнанный художник обсценной лексики, падший ангел неполученного Букера , и закомплексованный мизерабль  рефлексирующий интеллигент одновременно. Да будет вам известно, чтоб звонкое слово "блять" радостно гремело колокольцами с мороза оно должно быть окружено тончайшей сетью эпитетов или рядами железных силлогизмов. Посыл на хуй  х%й не может быть дешевым аналогом "будьте любезны подуть в орган", он должен вызывать у оппонента точные и живые ассоциации, снова заводить его в мир юношеских поллюций и внезапных молний на джинсах. Для этого тролль должен быть умной и пиздатой сцукой личностью и филантропом, любящим своих жертв нежно и родственно, аки поедающая свое потомство кошка (Кошаки - Хады (с)).

Заебалась писать.  Резюмирую: тролльте не корысти ради, а как незабвенный Хозя - только из любви к искусству, если умеете конечно, а если нет - идите в жопу на Ибсеновский "Пер Гюнт" и слушайте танец троллей, вообще, приобщитесь к прекрасному шоле, блять ...

ПыСьdate: всех с солнечным дождливым днем. Всем всего хорошего, настроения, держитесь.. ну и дальше по классику.

Болливуд в коментах у Аскольда.

к заметке Аскольда прилетел  коммент

Первый нах! 


затем Аскольдыч умело защитил женщину ноздрей


одним махом убил двух клонов-русаков


Чу! подтянулись комментаторы...


и комментаторши


Хармс  оседлал своего любимого конька;


вмешалась Поговоримка, вежливо ответив на вопросы  Будур;


Предсказуемо внезапно появился Шрэг.....

И так же пиздецки неожиданно исчез....


В общем, рабочий день только начинался, но до работы руки так и не дошли....


Пчела и Модильяни

Есть женщины, которые застыли во времени. Они плывут через века, меняя лишь имена и одеяния. Созданы они были давным-давно и не смогли умереть, навсегда замерев в картинах, скульптурах, балладах. 

Пчела увязла в медовой паутине Модильяни - его долгие линии изумленных лиц, тонкие нервные ноздри, глаза забытого мира грез, плавкая медь тела. Все это рождалось в те времена, когда цветы шептались меж собою, когда птицы входили в клетки, когда вода падала вверх к солнцу, а краски мешались с кровью и соком. Никто не помнит, все забыли, умерли, заснули, покрылись тенью и фарфоровой плесенью. Остались только картины безумного лунатика Амадео Модильяни, а в них живет Она - зыбкая, песочная, призрачная, забывшая о том, что была Музой....


Один день из жизни ЗаЗи.

Проснулась. И за дело.

Доброе утро, блоггеры, чай, пиво, потанцуем


Ой божечки, опаздываем в садик, а у меня , сцуко, блоги не писаны. Таксиииии



Вискарев тебе нравится мой блог?



Гева, Виск,  сдавайте фото локтевых суставов для стенгазеты


Гееевааааа, не трогай VаSю



ЗаЗочка Иванна, я вам туд заметочку накатал. Бомба!

Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая