Профиль

Джина Ло

Джина Ло

Бразилия, г. Рио-де-Жанейро

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Неебическая гносеология троллинга для Хозяина С.

  • 30.03.17, 09:33

Остроумие есть отшлифованное высокомерие.


— Аристотель


По моему глубокому убеждению, Троллинг- это нечто сродни сексуальности : у кого-то она есть, а кому и яблочный пирог откажет. Последние  наблюдения в мире троллей и привидений навели меня на печальные мысли: измельчал, одешевел и обленивел сайт. Вместо  злобных и острых реплик, или, хотя бы, авторского Хозиного  "хрюмля" - шаблонное "вы все сцуки, яебу, гыр-гыр абырвалг", вместо затейливых ников и жопоногих аватаров - безликие хуйслики, будуры, епрсты и прочие работники политической овощной базы, уныло тянущие лямку платных клакеров за ложку супа. Я в ахуе  возмущении!  Где я вас спрашиваю бескорыстие, авторский мат, индивидуальное сопровождение жертвы, изысканное хейтерство и дерзкая ирония зеленого зайца?

Безусловно, есть исключения: мои любимые мачотролли - любители острым языком пощекотать розовые пряники пятки испуганным блоггершам. Ну, или женский вариант: трольчихи в образе"обкаканная принцесса",  когда какое-нибудь невинное маромышло создание настойчиво доебывается до пиздоватого несдержаного юзера, и, соответственно, получив порцию какашек радостно оповещает об этом мир. Но это такие редкие искорки слабоумия и отваги на темном тролльском горизонте, что нечего и вспоминать. 

 Обычно,нынешний тролль неуклюже бежит по ленте, плюясь без разбора: междометиями класса "пиии" или собственными только что ответно выбитыми виртуальными зубами. Для меня такой троллинг - это из разряда нассать в лифте, разбить окна и посмотреть Дом2.  Ну яебу  Я просто негодую ..опошлить живую идею троллизма!!...

А ведь троллинг - это целое искусство, ибо, как написано в заповедях Lukmorья : "Привычка безграмотных  луркоёбов называть троллем чуть ли не любого мудака, способного вызвать, хоть какую-то отличную от default  реакцию — глупа и невежественна..."  Ведь, Тролль - это непризнанный художник обсценной лексики, падший ангел неполученного Букера , и закомплексованный мизерабль  рефлексирующий интеллигент одновременно. Да будет вам известно, чтоб звонкое слово "блять" радостно гремело колокольцами с мороза оно должно быть окружено тончайшей сетью эпитетов или рядами железных силлогизмов. Посыл на хуй  х%й не может быть дешевым аналогом "будьте любезны подуть в орган", он должен вызывать у оппонента точные и живые ассоциации, снова заводить его в мир юношеских поллюций и внезапных молний на джинсах. Для этого тролль должен быть умной и пиздатой сцукой личностью и филантропом, любящим своих жертв нежно и родственно, аки поедающая свое потомство кошка (Кошаки - Хады (с)).

Заебалась писать.  Резюмирую: тролльте не корысти ради, а как незабвенный Хозя - только из любви к искусству, если умеете конечно, а если нет - идите в жопу на Ибсеновский "Пер Гюнт" и слушайте танец троллей, вообще, приобщитесь к прекрасному шоле, блять ...

ПыСьdate: всех с солнечным дождливым днем. Всем всего хорошего, настроения, держитесь.. ну и дальше по классику.

Болливуд в коментах у Аскольда.

к заметке Аскольда прилетел  коммент

Первый нах! 


затем Аскольдыч умело защитил женщину ноздрей


одним махом убил двух клонов-русаков


Чу! подтянулись комментаторы...


и комментаторши


Хармс  оседлал своего любимого конька;


вмешалась Поговоримка, вежливо ответив на вопросы  Будур;


Предсказуемо внезапно появился Шрэг.....

И так же пиздецки неожиданно исчез....


В общем, рабочий день только начинался, но до работы руки так и не дошли....


Пчела и Модильяни

Есть женщины, которые застыли во времени. Они плывут через века, меняя лишь имена и одеяния. Созданы они были давным-давно и не смогли умереть, навсегда замерев в картинах, скульптурах, балладах. 

Пчела увязла в медовой паутине Модильяни - его долгие линии изумленных лиц, тонкие нервные ноздри, глаза забытого мира грез, плавкая медь тела. Все это рождалось в те времена, когда цветы шептались меж собою, когда птицы входили в клетки, когда вода падала вверх к солнцу, а краски мешались с кровью и соком. Никто не помнит, все забыли, умерли, заснули, покрылись тенью и фарфоровой плесенью. Остались только картины безумного лунатика Амадео Модильяни, а в них живет Она - зыбкая, песочная, призрачная, забывшая о том, что была Музой....


Один день из жизни ЗаЗи.

Проснулась. И за дело.

Доброе утро, блоггеры, чай, пиво, потанцуем


Ой божечки, опаздываем в садик, а у меня , сцуко, блоги не писаны. Таксиииии



Вискарев тебе нравится мой блог?



Гева, Виск,  сдавайте фото локтевых суставов для стенгазеты


Гееевааааа, не трогай VаSю



ЗаЗочка Иванна, я вам туд заметочку накатал. Бомба!

Аромат от Стресса

- А теперь понюхай эту с притертой крышечкой и смешным бантом. Да да, чувствуешь запах зеленки? Именно, аромат свежесбитых коленок, молока, грязного щенка и бабушкиных оладушек. забыла... Все его забывают, оттого и седеют быстро. Ок, тогда я пакую, но конечно с нагрузкой. Как какой? С синей пузырчатой флакошкой. Ну там фьючерсный винтаж - запах карболки, нафталина, гранитной крошки и церковных свечей. Редкая вещь, и да, в нем совершенно роскошный альдегид инсульта. Чувствуешь? Мягкие капли слез и бархатная убойная нота Шопена... Нет, в нагрузку обязательно.

- Не будешь брать? хммм.. что-то повеселее? Ну ок. Тогда вот - всем дамам нравится: очень комплиментарный удово-розовый, серая амбра,  немного кожаного салона, много цветочных красок и  подложкой мускус-мускус, прямо животное притяжение. Конечно с нагрузкой, вот желтый с острой крышкой. Внимание, открываю. Оп! Аааа..чувствуешь? повеяло рокфором. Нет, не носками, рокфором, а я говорю не носками. Ну цветов да здесь маловато, гвоздички два раза в год, зато много специй, коньячные нотки усилились. Нет, это не глажка и раскаленный утюг, так пахнет сандал. Что? Вонь чужой помады?Тебе показалось, милочка, разве что немного на краешке рубашки.

-Опять не то.  даже не знаю, шли бы вы, милая Шанелью по елисейским полям. Когда поймете, вернетесь . ага, чмоки, чмоки. 

Девушка небрежно закинула чулочные ноги на прилавок и продолжила изучать расписание трансатлантических перелетов, мурлыкая себе под нос:"Поздравляю себяааа
С этой ранней находкой, с тобою,
Поздравляю себя
С удивительно горькой судьбою,
С этой вечной рекоооооой,
С этим небом в прекрасных осиииииинах,
С описаньем утрат за безмолвной толпой магазинаааав....мммм""

В защиту Ромахана.

  • 15.03.17, 10:05

Бесчеловечные блогеры посвятили Ромке пафмлеты

Посягнули на идеалы

И теперь ждут его картинной реакции...

НО! Ромка взял и не пришел.

И вообще, из самых мышнеловких моментов всегда есть неожиданный  выход

Капитан.

  • 14.03.17, 10:04

- Хабанитааааа, рому мне, ромууу....

Капитан смотрел в отражение серебряного кубка. В нем давно уже жил второй капитан, почти что его брат-двойник, только похмельнее, с вытянутым лицом, жесткой щетиной и горячим правым глазом. Сейчас за спиной брата-из-кубка возникла Хабанита и запахло миндалем. Капитан оглянулся, чтобы в сотый раз увидеть ее глаза. Они были доверху полны ромом - янтарным, обжигающим пойлом. Казалось, если ее ударить, то глаза расплескают свой желтый яд по высоким скулам, пунцовым сжатым губам, шее и разбегутся двумя ручьями по телу, задержавшись на смуглых каплях грудей, раскрашенных  золотой краской по спирали. Хабанита двигалась бесшумно. В своей  тонкой паутине цепочек с звенящими дукатами вокруг бедер она казалась диковинной рыбой, пойманой в драгоценный рыбачий невод.

Трюмы судна были до отказа забиты лохматым золотом: огненные  шотландки, эбеновые  круглозадые марокканки, славянки с зефирной кожей: груды розового сочного мяса, пахнущего сладким потом и кокосовым маслом. Невольничий рынок истечет завтра похотью, которая превратится в гордые дублоны и осядет в кожаные, плотно набитые тестикулы мешков . У Капитана был отличный улов, у Капитана был чертовски отличный улов и Хабанита. У Капитана была Хабанита Молинарди, которая давным давно оставила себе только имя, как положено рабыне. И какую бы красотку не вылавливал Капитан себе из трюма все они в темноте превращались в Хабаниту, и ночь взрывалась ромовой луной, и звонко стонали  дукаты,  и  нестерпимый запах горького миндаля раздирал ему ноздри и душу.

...о чем еще может мечтать честный корсар....

Разве что о новом корабле. И скоро он у Капитана будет - безумный капер Жан Флери дает за Хабаниту новенькую чернокрылую монеру, она еще пахнет  лаком и блестит, как слезы двадцати девственниц. Капитан грезил о ней даже в объятиях Хабаниты. Ее кожа казалась ему полированной обшивкой: бархатно-литые взведенные пушки с золотой каймой, спина, прямая и чуткая, как мачта, разметавшийся по бортам плечей черный шторм волос, а в недрах упругих чресел раскаляется драгоценное топливо розового масла....У него будет новенькая монера с выбитыми по борту буквами "Хабанита", а взамен пальцы безумца Жана станут золотыми, как сейчас у Капитана, и краска это въестся посильней вишневого табака и пороха. Карамба!

- Налей мне рому, бесовка. Как адски жжет в горлянке....

Раздвоенный язык Хабаниты (забавная прихоть прошлого хозяина) скользнул змеёй по краю кубка. Хабанита никогда о нем не вспоминала, господин так неожиданно умер, что она не успела запомнить его лицо, только жадные  вывернутые губы в кромке снежной пены. Зато  лицо Капитана она запомнила сразу. Его образ вжегся ей в память крепче и слаще именного тавра Капитана на бронзовых коленях рабыни, при лунном свете они казались хрупкими запечатанными амфорами в древних вензелях  флибустьеров. Присев к нему на колени, Хабанита медленно сжала запрокинутое горло, влила в него из кубка ром и прижалась губами к небритой щеке...

Капитан глотнул и сердце его утонуло, а в каюте кто-то медленно выключил свет. Последними гасли золотые несчастные глаза ...Boa noite, o meu amor...

пересохшие губы замерли в полуулыбке. Наконец-то он вернулся домой, в свой  лимб - молочный  океан тумана, где небо сливается с морем, где чайками кричат души утонувших моряков, где акулы хрипят  голосами сдохнувших пиратов, и новенькая монера плывет к  горизонту, над которым  висят две луны, желтые и нежные, как глаза его Хабаниты...

Змеелову.

  • 13.03.17, 09:12

Декабрист Лукамор Змеищев прорывался сквозь снежную поземку. Черный плащ грохотал по спине, в забрало каски бился декабрьский ветер. Змеищев шел на дело, на правое дело. Народоволец, кадет и левый эсер одновременно, сейчас Змеищев был именно декабристом, ибо стоял декабрь. Щегольская карета с золотыми рессорами, медвежьим облучком обогнула Змеищева и припарковалась у фонаря.

Вот оно...Змеищев дрожащей рукой вытащил бонбу и дернул дверцу кареты. Румяный усатый сатрап ничего не понимая уставился на Луку, как рак из француского супа креманьи-де-бурсо.

- Народ и воля, - звонко крикнул народоволец.

-Что? - переспросил румяный.

- Народ, говорю и воля : уже тише повторил Лукамор.

- А может воля и разум?

- Причем тут разум?

- Это-то и обидно, что не при чем, молодой человек. Да-с.. самодур нервно кутался в соболя 

- Щаз бонбу кину.

- ну и кидай. дурак.

- Почему это дурак?

- Потому что в такую холодину шлем Дарта Вейдера натянул, к башке примерзнет.

- Это чтоб от взрыва спастись, я же бонбу буду кидать.

- А вдруг ногу оторвет или руку? Или вообще причинное место? Ни одними ромашками не прикроешь.

- Хмммм..действительно . Ну я тогда, таво, в другой раз наверное...

- Иди уже, разумоволец хренов.

- Неее, я - народоволец.

- Так я и говорю, хрена ли разума ... Деспот осклабился и помахал перчаткой с замшевым раструбом

Дверца захлопнулась, карета с тираном  плавно двинулась в снежную дорогу, далекую и белую, как млечный путь.

Лукамор снял каску и таинственно заморгал ей вслед....

Марине может не понра. Пра гаремы.(обновлено)

  • 03.03.17, 09:18

Гарем -- это лучшее изобретение человечества.

(Лена Миро, мать йо)


Шейх Ирана приглашает Марину в гарем.

У тебя будет чуткая наставница Сирано де Бабагануш

Иностранный аниматор с большим кальяном

Танцевальный ансамбль "Бэлый птыц"

иранская команда КВН "Девчонки из Задэ"

молдавские жены-стажерки по обмену опытом семейными трусами

Одесская рекрутерша мадам Полосухер

и веселые усатые подружки Нэринэ, Айнанэ и дочь йо Степанида

Мы ждем тебя, Маринаааааа......

Подруга, прихади


Три цвета жемчуга.(оттенки черного)

Черного цвета нет. Нет, не было и не будет. Черный – это полное отсутствие цвета, это начало и конец одновременно, это пелевинская змея-уроброс, ухватившая себя за хвост. Поэтому черные глаза всегда предвещают восхитительный пиздец, особенно если это глаза женщины. Алла, жена Димки и у нее именно такие невероятно черные умные змеиные глаза. Гремучая смесь кровей еврейской и южно-корейской наделили ее страстной практичностью и стальным характером. Высокая, тонкая с копной вьющихся пепельных волос и двумя узкими дулами зрачков, она всегда обнимает меня при встрече и я слышу запах горькой полыни. Они с Димкой во Вьетнаме уже восьмой год. Алла бывшая москвичка и потомственная диссидентка, с жаром рассказывает эпос своей многострадальной семьи, похожей на многие советские семьи, эпос привычный и страшный, как еврейский погром. Она убежденная антипутинистка и при первой встрече, подавая мне руку, выстреливает в лицо «привет, крым – ваш». У нее цепкий ум прекрасного финансиста, но здесь она берется за все: организовывает туры, договаривается о переправке кофе в Сайгон, строит нерадивых вьетнамских соседей и даже печет пироги с папайей на вьетнамские свадьбы, пышные дрожжевые, на который у вьетнамцев бешеный спрос.

Я улыбаюсь, мне не хочется говорить о политике, но Алла определенно мне нравится, правда не факт, что взаимно. Я читаю в изломе ее нервных губ и яростных глазах слово «ревность». Что ж, вероятно она права, ее муж Димка двухметровый, сероглазый, крепко сбитый на две головы выше всех островитян парень, не может не нравиться. Он обязан нравиться, это его работа, водить туристов по местным красотам и рассказывать забавные истории из быта фукуокцев.Работа с людьми всегда обязывает к полигамности, пусть даже моральной, пусть чуть-чуть, на краешке флирта, ведь клиент должен быть доволен, да и ты вполне оправданно можешь себе позволить улыбку влево. «Ничего личного, просто работа». Димка возит нас в национальные парки, сафари, острова и магазины, тащит меня за руку на высоченный водопад. Мы полчаса, цепляясь пальцами ног за кочки лезем в какую-то гору, я чувствую себя бойцом Димкиного отряда, с сакральным девизом «слабоумие и отвага». На самой вершине обнаруживается тонкая струйка грязноватой водички, она стекает по скалам медленно и печально, как пот с моего лба. «Вот черт, в это время водопад пересыхает. Я же забыл». Димка морщит лоб, мы садимся на камни и оргазмируем не касаясь друг друга, такой расслабленный долгожданный отдых. Кажется, что устала даже татуированная змея на Димкином плече, она не мигая смотрит на меня, едва касаясь языком загорелой шеи.

У Димки, как у любого вьетнамца, есть маленький дырчик, мы катаемся с ним по Дуонг-Донгу, но конечно же не просто так, а купить сумку или за змеиной мазью в аптеку или в музей вьетнамской культуры или за превосходным кофе чон или за жемчужными серьгами, черными, как глаза его жены. Можно взять такси, но Димка с меня денег не берет, а теплая большая спина служит приятным бонусом к поездкам. Димка застегивает на мне шлем минут десять неловкими пальцами, вижу, как пульсирует тонкая венка у виска, на поворотах прибавляет скорость, и я инстинктивно влипаю в него всем телом, но сразу же отстраняюсь, иначе разобьемся вдрызг... и так едем по краю....

Вечером мы уже сложившейся компанией идем ужинать в очередной вьетнамский ресторан, я беру с собой дежурную киевскую горилку и бисерное украинское колье для Аллы с красными губастыми кораллами. Хочу, чтобы она знала - я никогда ее не обижу. Колье Алле нравится, она смотрит в меня своей черной бездной и улыбается, я чувствую, как мои черные жемчужины в ушах отражают улыбку бездны, бездны черного цвета женской души, такой загадочной и неотразимой.