хочу сюда!
 

Юлия

37 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 30-45 лет

Заметки с меткой «тоска»

Я люблю тебя! Слышишь? Люблю!

.
Не скучай... Ты со мной...
В моих мыслях... И в сердце...
Я считаю тебя половинкой своей...
Ты в судьбе моей занял почти что всё место,
Как же можно теперь... Мне забыть о тебе?
Через боль этих долгих немых расстояний...
Я согрею молитвами... Душу твою...
Не скучай... Не стирай переписку и... Память...
В ней так много горячего слова " Люблю..."
*
Автор неизвестен

Кошка на подоконнике

Эссе "Кошка на подоконнике"

У меня есть кошка, и она домашняя, которая никогда не выходит на улицу, мы ее так приучили. Ей 3 года, она часто во время месячных просит кота, но мы даем таблетки и она успокаивается. А так живёт в таких хороших условиях, что я даже стал ей завидовать. Потому что она не знает бед вообще. Единственные её беды, это блохи, которые чудом взялись в нашей квартире, возможно еще до смерти нашего пса Рекса, которые так и не покидают нашу кошку Алису. Также её беда отсутствие кота, и что, она не выходит на улицу. А так ходит в лоток на балконе, кушает то, что хочет и летом греется на солнышке, лежа на подоконнике. Живёт в общем припеваючи.

Как-то я стал сильно ей завидовать. Вся причина того, что ее никто не упрекнет в безработице, и никто не будет требовать от неё долга ответственности. Еще ее счастье, что она не смотрит телевизор, интернет, гаджеты, она в этом ничего не понимает и для нее не существует излишней тревоги. Если что и слышит по телевизору, она ничего этого не понимает и у неё к этому нейтральное отношение. Думать ей за завтрашний день нет смысла, она может с утра лишь лезть на подоконник и греться на солнышке, а ночью перед сном, хорошенько находиться в лоток, а потом лечь на шею членам своей семьи и спать до утра. И так день за днём. Разве это не счастье?

Завидовал я и завидовал ей, но всё таки, долго думал и пришёл к выводу, что я не хочу быть котом и жить, как она. Да, ей не нужно нигде работать, у нее нет никакой ответственности, но всё таки она просто тварь, живая тварь. Мышления у неё не такое, как у людей, то при мизер ее потребности она и живет так мало лет. Максимальный возраст кошки от 15 до 25 лет. Но что у неё за жизнь? Читать книги она не может, задумываться о высшем смысле она не может, даже не знает зачем живет и так до конца дней и не поймёт зачем вообще жила. Разве такая жизнь есть счастье? То я и подумал, что не стоит завидовать кошке, а стоит лишь сочувствовать ей, что она родилась кошкой, а не человеком. Потому что, может где-то в её тайне сердца, она хотела бы быть человеком, и сделать добра в жизни гораздо больше, нежели делает современный человек.

почтилето

Акация буйно цветет


На липе бутоны


А на душе как-то пасмурно...

Непонимание

Непонимание.

Первый человек пытается донести что-то свое второму человеку. И этот первый человек ощущает, что второй человек не понял его. В этом месте у первого человека возникает злость, грусть, гнев, печаль, и другие разнообразные чувства.

Почему так?

Может быть, этот первый человек пытается таким образом найти доказательства тому, что он сам же и говорит? Свалить ответственность на второго человека, передав ему свои мысли и чувства и тем самым, показывая свою боль и печаль по поводу того, что ему (первому человеку) приходится страдать делая то, что ему самому не нравится и в чем он сам не видит смысла.

Это такой посыл для окружающих чтобы они спасли первого человека от ненавистного ощущения поглощенности этим комплексом? Похоже на то. 
Иначе, зачем тогда так рьяно доказывать всем свою правоту?

Зачем???

P.S. Голод и страх и отчаяние всегда говорят о себе твоими губами.

#непонимание #внимание #человек #смысл

Нежная тоска

Меланхолическая жизнь ведет к неминуемому принятию смысла страдания как единственному обоснованию мышления. Страдание – как залог волеизъявления или как прерогатива выбора перед впаданием в вечность позитивно мыслящих миражей, принесенных утренним бризов с океана неосмысленных трагедий. Реальность каждый раз дарит нам эту ценность познания себя через боль и утрату, приобретая ту потерянную форму экзистенции, которую невозможно придумать, присвоить или создать. Наша аффективная активность по кажущейся вербализации и проигрыванию наших желаний ведет к запиранию потенциального высвобождения действительных либидозных стремлений и как инструмент примирения нас с нашим бессознательным двигает нас в сторону сохранения, но не в сторону развития.

Если принять точку зрения, что страдание и есть спусковой механизм мышления и осмысления, то тогда мы можем прийти к мысли, что думать мы начинаем в самый нужный момент, т.е. в момент, когда катастрофа (смерть или безумие) становятся настолько близко, что включается последний и самый сильный механизм защиты - мышление. Страдание и депрессия служат своего рода хладоагентом, охлаждающим перегревающийся от нагрузок разум. И в то же время, депрессивность дает нам знак, что точка разрешения внутреннего конфликта уже близка, тут главное заметить этот знак.

Мышление и страдание, сладкая парочка неприемлемости нашего стремления к вечному блаженству при жизни в новообретенном Эдеме, построенном на спорной территории непонятным застройщиком. Это ведь странно, принимать природу мира таковой, которая предлагает тебе не красную и синюю таблетку, а просто ничего. В ситуации экзистенциального абсурда разыгрывается параноидальная трагедия жизни, в которой нет связи с режиссером-постановщиком и бухгалтером. Все хотят роль Гамлета, но никто не хочет страдать так как он. И тогда, в обстановке перегрузки символическим содержимым бессмысленных фантазий срабатывает предохранитель нашего сознания и мы погружаемся в мир псевдомышления.

Эта смерть в воскресшей силе защитного цвета наполняет нас суеверными представлениями о возможности преодоления страха за безналичный расчет с рассрочкой платежа. Силе нашего самовнушения нет предела и действительно, это все может быть для нас реальностью, но только лишь, может быть, но не есть. Отодвигая себя от пропасти смерти, мы медленно и уверенно путем революционного бунта направляем нашу массу (у некоторых весьма симпатичную) к двери с надписью «пожарный выход в имитацию нормальности». Такое ощущение, что мы взяли на себя роль существа способного остановить течение времени и вывести за его пределы все, что в нем находится, включая и себя. Выйти за сцену и наблюдать за спектаклем сзади, смотря в лицо зрителям, ловя недоумение и неловкость от твоего присутствия в их взгляде. «Времени больше нет», нет страданий и причин думать, нет смысла и ответственности. Остались одни лишь только неограниченные возможности среди вечно улыбающихся позитивчиков, неспособных на отравляющую воздух жалобу.  

Тоскует по дому Душа...

Тоскует по дому Душа, 
Хотя и устала с дороги - 
Двери не может открыть, 
Так и стоит на пороге... 

Тоскует по дому Душа, 
Хотя и стоит на пороге...
Но так и не может понять,
Что потеряла в дороге...

Тоскует по дому Душа, 
Хотя она и не одинока... 
Знает, никто ведь не ждёт - 
Близкие люди далёко... 

Тоскует по дому Душа, 
Дом - это где тебя ждут... 
Накормят, напоят с дороги, 
Молча обнимут, поймут... 

Тоскует по дому Душа, 
Хотя и устала с дороги - 
Двери не может открыть, 
Так и стоит на пороге... 

25.06.2018

Исследования. Экзистенциальная тоска.

Что произойдет с экзистенциальным кризисом личности тогда, когда человечество вступит в эру «вечной жизни» в виртуальном мире с перенесением своего сознания в информационное облако. Есть ли это «вечное бытие» в принципе новой формой существования нашего сознания или просто его материализацией давно существующего коллективного бессознательного. Великая экзистенциальная тоска уже сейчас открыто проявляет себя в засасывании наших еще неокрепших в индивидуации сознаний в круговорот электронного рая. Скорее всего, мы уже оказались в виртуальном электронном облаке или виртуальной реальности, поглощенные информационным потоком, главное отличие которого сейчас в том, что мы его не ищем сами, он находит нас. Нам просто некуда деться от него.

Великая экзистенциальная тоска по потере своей первичной способности к инстинктивному поиску материнской груди и замене этой реализации инстинкта на насильственное вливание нам в глотки потоков жирной и трудноперевариваемой информационной жижи, привела к тому, что мы постепенно перестаем желать найти и переходим к необходимости отбрасывать лишнее (в лучшем случае), тем самым, лишая себя уникально связи с тем мнимым космосом, которым для нас есть мать, или же наш инстинктивный поиск себя в этом мире. Сейчас мы не ищем себя, сейчас нам говорят кто мы. Это даже не искусственное вскармливание, это нечто более симулирующее вскармливание и рост, это некий насос по высасыванию у нас нашей оригинальной способности быть другими, оставаясь собой.

Будущее переживается уже в настоящем. Мы растем и формируем себя в будущем своей неосознанной мотивацией идти в ногу со временем, приравнивая свою идентичность к духу времени. Что мы теряем и что приобретаем мы не знаем, все так условно, все границы стерлись и от нашего индивидуального осталось только коллективное. Масса становится все критичнее, и она уже набрала сил для порождения нового Бога внутри себя, нового коллективного Бога, который подобно предписанию восстанет и обретет новую жизнь в виде коллективного сознания сети. Бог требует жертв, и вновь жертвенные алтари наполнились кровью текущей по оптоволоконным проводам, струятся потоки, работают серверы, насыщается Бог, природного освещения в наших глазах все меньше и меньше.

Великая дающая мать –экзистенциальная тоска, накормит изголодавшихся по иллюзиям детей своих и даст им приют и утешение, любовь и заботу, каждый желающий будет принят в бескрайние просторы искусственного разума велико сети. Новый Вавилон строится уже сейчас, он могущественней чем старый, он виртуальны и поэтому не имеет границ в сознании. Все строители Вавилона  говорят на одном языке машинного кода, и как и прежде башня достигнет небес в своем величии, и строители разбредутся по своим унылым селениям говоря с призраками на непонятных языках реального мира.

Великая экзистенциальная тоска войдет в каждого из нас и принесет нам вечный покой и вечное забвение, а вместе с тем и новую жизнь в обещанном новом мире. Мы сами не заметили, как выполнили волю и завет и построили свой внутренний мир в виде внутренней сети. Мы тоскуем по наше природе и нашей свободе, и бежим от нее в себя. И это бегство от свободы будет стоить на очень дорого.

С ценами можете ознакомиться у ближайшего провайдера.

Комплекс.

0.4.2.4.1. «Комплекс».
1к. Комплексный блок застрял у меня,
Комплексный блок и комплексный я.
Я сквозь него не хочу проходить,
Я буду здесь – в своём комплексе жить.

Припев:
Комплекс мой есть – автономия мира,
Просто, – всего, где мне очень тоскливо.
Я в своём мире отдельно живу,
Внешнюю политику я не признаю.

2к. Комплекс меня по началу терзал,
Башню срывал, и спать не давал.
С комплексом я, когда подружился, –
Многому я у него научился.

3к. Я в этом классе останусь навечно,
Буду всегда проходить его – вечно.
И в другой уровень я не хочу,
Эта программа мне не по плечу.

4к. В этой игре я застрял и мне классно.
Я не хочу выходить, – там ужасно.
Комплекс мне друг и с ним не опасно,
Очень приятно и очень прекрасно.

Тоска

0.4.2.1.5. «Тоска». Медляк.

1к. Я погряз в тоске, как нога в носке, –
Не хочу совсем ничего уже.
Мысли застряли в виске, как могила в песке,
Ты не поможешь себе открыть свою дверь во сне.

Припев:
Грустная тока, или тоскливая грусть,
Больше к тебе я уже никогда не вернусь.
Мне безразличен мир и безразлична война,
Лишь памяти гложет эффект, что ты была моя.

2к. Я тебя сильно любил и ненавидел тебя,
Но я тебя не забыл, и ты не забыла меня;
Амбивалентность чувств испытывал я к тебе.
Теперь ко мне вернулась грусть и накрыла тоской вдвойне.

3к. Ответы во мне на все, на все вопросы твои.
Но ты их мне не задашь, меня не услышишь ты.
Тоска и грусть – эффект любви, меня к себе ты позови.
А если вдруг ко мне придёшь – меня уже ты не найдёшь.

4к. Радость развеет грусть, когда излучится эффект.
Обратный эффект любви уже с другой стороны.
Но смысл не изменит эффект,
Мы сможем быть вместе, с тобой.
И хоть грусть уйдёт навсегда, но останется покой.
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
9
предыдущая
следующая