хочу сюда!
 

Татьяна

51 год, телец, познакомится с парнем в возрасте 47-50 лет

Заметки с меткой «бабченко»

Хто хоче в руській мір? Теракт в Керчі.

Добро пожаловать, Крым! Ну что, здравствуйте, дорогие крымчане! Рады вас видеть. И в первых строках своего письма позвольте поздравить вас с тем, что это был последний референдум в вашей жизни... ...Выучите, кстати, еще два термина. "КТО" - это контр-террористическая операция, и "гексоген". Это важно. Вот это действительно по-настоящему важно. И постарайтесь в дальнейшем избегать мест скопления людей, вокзалов, аэропортов - вокзалов и аэропортов особенно - автобусных станций, рынков, концертов и вообще.

Это из моего обращения к крымчанам, которое я написал четыре года назад. Разошлось оно тогда широко. Опубликовано было в нескольких СМИ. И даже на бумаге. В том числе и в Крыму. Информация была донесена. Про незнание говорить не приходится.
О том, что там обязательно - обязательно! - начнутся "теракты", было понятно любому, знакомому с российской действительностью. Это было неизбежно. Не сможет ФСБ пройти мимо Крыма. Двадцать пять лет вы и слов-то таких не слышали - теракт, подрыв, захват, заложники, неустановленное взрывное устройство, гексоген, тротиловый эквивалент, ваххабизм, запрещенная в России организация, Хизб-уб-Тахрир, экстремизм, штурм, газ. А теперь - это ваша реальность. Привыкайте. Изучайте. Приспосабливайтесь к новым условиям жизни. Все прелести полицейской империи к вашим услугам.
Вам рассказывали, что такое быть Россией. Говорили, что лучше не надо. Разжевывали про зомбоящик и вранье. 
Я не злорадствую. И сейчас - действительно сочувствую. Это ужасный теракт. Но мы это все пережили. Мы это все знаем уже. И вам говорили - будет именно так. Хоть о своих детях подумайте.
Но нет. Вы не хотели слушать. Предатель, сволочь, ты все врешь, пенсии, путин-путин-путин.
Ну, что я могу сказать..
А с завтрашнего дня вы еще начнете жить в режиме КТО. 
На самом деле, это - еще только начало.
Самый легкий день был сегодня.
Вот следующая строчка из моего письма: "Рамки будут на каждом входе. С милицией лучше не шутите. Бороду постарайтесь не носить. Волосы осветлите. Карманы выворачивайте и давайте себя шмонать по первому требованию. Из дома никогда - никогда! - без документов не выходите".
Выучите и её тоже. Пригодится.
Добро пожаловать в гавань.
А вас предупреждали.
Вас же предупреждали?

Аркадий Бабченко

Нашествие зомби на Украине


Чудесное "воскрешение" Аркадия Бабченко поставило много вопросов, касающихся деятельности украинских спецслужб. Даже стали возникать разные конспирологические версии.
Некоторые вспомнили убийство в 2017 году бывшего российского депутата Вороненкова, поскольку некоторые обстоятельства его расстрела наводили на мысли об инсценировке. Так вот, похоже, что это может оказаться правдой. Впрочем, судите сами.
На условиях анонимности, без озвучивания его фамилии, вот что поведал Игорь, приятель Дениса Вороненкова по Военному университету в Москве, который в середине 90-х годов ушел из армии и подался в коммерцию. Хотя жизненные пути их разошлись, но иногда они встречались на мероприятиях, которые организовывали бывшие выпускники.
Когда Вороненков ушел в политику такие встречи прекратились. Изредка перезванивались, пока в марте 2017 года не пришло трагическое известие о гибели Дениса в Киеве.
Но в апреле уже этого, 2018 года Игорь случайно сталкивается во Львове ... с живым Денисом. Тот сначала испугался, а потом как бы обрадовался встрече с давним приятелем, но сразу предупредил, что у него теперь другая фамилия и имя. Внешне он выглядел помолодевшим и отпустил усы. Долгого разговора не получилось, потому что Игорь торопился на бизнес-ланч с партнерами. Он попытался оставить Вороненкову номер своего мобильного, но тот отказался брать и заявил, что все равно звонить не будет.
"И не пытайся кому-то рассказывать о нашей встрече. Тебя же на смех поднимут как минимум, а то еще и сумасшедшим объявят, - с усмешкой сказал ему бывший Денис на прощание. - Да и небезопасно это для тебя ..."
Источник 

Агент Сатаны

Воланд:

- Никогда не пытайтесь повторить Воскрешение Иисуса Христа, потому что всё превратится в фарс. Умер герой Бабченко, воскрес Наебабченко. Азазелло, душу в сейф!


Воланд сидел в своём золочёном кресле в роскошном кабинете и постукивал о пол тростью с серебряным набалдашником в виде головы пуделя. На диване развалился большой чёрный кот. Клетчатый рылся в своём ноутбуке. Азазелло молча стоял около своего хозяина.

Воланд глубокомысленно:

- Чем бы ещё испытать эту страну?

Азазелло:

- Мессир, простите мне мою наглость, но, по-моему, здесь уже всё испытано.

- Да, но этого недостаточно, — сказал Воланд. — Люди по-прежнему во что-то верят… Войну начинают эмоции, а не расчёт.

Клетчатый оживился:

- А не замутить ли нам какой-нибудь фейк погромче?

- Какие фейки? Тут всё и так по уши во лжи, — возразил Азазелло.

- Да, но если поднять уровень фейка?

- До чего?

- До президента! До Организации Объединённых Наций! Да чтобы весь мир заговорил про Украину!

- Ну… — мяукнул кот. — Тогда надо кого-нибудь «замочить»!

- Если мессир позволит, я с удовольствием, — оскалился демон Азазелло.

- И обязательно, чтобы был «российский след»! — добавил кот Бегемот.

Воланд сказал:

- Убитым всегда сочувствуют, а это чувство спасает человеческие души от разложения. Убивать нужно не людей, а их Веру.

Клетчатый тут же сообразил:

- А мы убийство инсценируем! Дескать, цинично убит честный, достойный человек, по всему понятно, что кремлёвская «заказуха». А потом окажется, что это был фейк, и убитый воскреснет. Бегемот, как тебе?

Толстый кот захихикав, спрыгнул с дивана и подошёл к ноутбуку, за которым сидел Клетчатый.

- Да! И пусть убийца будет на «Г»!

- А почему на «Г»? — спросил Азазелло.

Клетчатый бросил на него строгий взгляд из-за пенсне:

- У вас есть другие предложения?

Азазелло стушевался:

- Да нет, я собственно так поинтересовался... если мессир не против, то я…

Воланд молча кивнул, улыбнувшись лишь одной стороной лица.

План был одобрен.

Клетчатый повернулся к Бегемоту:

- «Г» — это ты хорошо придумал. Свежо! И, кстати, у меня есть один подопечный на «Г». Как же его?.. Г… Г… Геращенко!

Кот, довольно потирая лапы:

- На «Г» есть ещё Грицак, Гриценко, Грищенко. Посмотрите, сколько фейкомётов!

Азазелло:

- А кого будем убивать, а потом воскрешать?

Кот:

- У меня есть на примете один журналист. Высказывался при крушении самолёта в России и гибели 80-ти человек (ансамбля им. Александрова), что у него нет «ни сочувствия, ни жалости», и что он НЕ выражает семьям погибшим соболезнований. Бурю эмоций вызвал в социальных сетях своим постом тогда. Наш человек.

Воланд:

- Достойная кандидатура.

Схема инсценировки была придумана быстро. Бабченко согласился практически сразу, потому что деньги ему нужны были позарез. Буквально через неделю, как гром среди ясного неба, грянул фейк: «Убит журналист Бабченко». Сразу же появилось заявление Геращенко и фотография трупа, залитого кровью.

Кот самодовольно любовался постом в соцсети:

- Это я ему пулевые отверстия прилепил! В магазине приколов купил. Классно получилось, правда? Все поверили!

- А какую пресс-конференцию мы провели! — радовался Клетчатый. — Мессир, вы довольны результатом?

- Молодцы! Бал Сатаны на весь мир! В ООН принимается резолюция по поводу убийства журналиста. Министр иностранных дел Великобритании выступает с пламенной речью. Даже в России сочувствуют убитому журналисту. Поднялась волна демократии, и тут вдруг… «Аркадия в студию». Великолепно! А какие актёры участвовали в постановке! Глава СБУ, Генпрокурор, министр МВД, премьер-министр чуть не плакал в эфире. В соцсетях истерики, возмущения, праведный гнев. А на следующий день, как ни в чём ни бывало живой-здоровый Бабченко. Я очень доволен вашей работой. Работать с фейками приятнее, чем с реальностью.

Азазелло:

- И главное, они не догадываются, что это мы, и не понимают, к чему это приведёт. Нам нужны только их души, а не их страна. И в этот раз мы собрали богатый урожай! Сколько безверия, сколько лжи!

Кот:

- Безверие — это то, чем мы питаемся! Из этой шутки у нас получился настоящий пир. Сколько людей теперь ни во что и никому не верят!

Воланд:

- А что там с налоговым раем?

Клетчатый:

- Пока порядок, сдерживаем. Оболваниваем людей по телевизору, внушаем, что это мошенничество, что богатыми украинцы стать не могут в принципе. Максимум 3-5% роста ВВП в год. Надеюсь, экономической свободы в Украине никогда не будет, а то нам с этим налоговым раем станет не с кем работать.


Balashov.com.ua


Бабченко воскрес – доверие умерло


Если раньше высшим образцом лжи на официальном уровне была «пробирка с порошком» Колина Пауэлла, то теперь этот «титул» переходит к «воскресшему Бабченко».

Почти сутки международное сообщество лихорадило от страшной новости о циничном убийстве российского оппозиционного журналиста в Киеве, которого уже успели окрестить буквально «личным врагом Путина»...

На уши подняты все международные правозащитные организации, ПАСЕ (президент которой резко осуждает убийство), ОБСЕ (представитель которой срочно летит в Киев), Швеция и Литва на официальном уровне делают гневные заявления, комитет ООН по защите журналистов призывает Киев сделать все возможное для раскрытия преступления, дело доходит даже до Совбеза ООН! Гройсман и Климкин прямо обвиняют Россию в содеянном, а Омелян в эмоциональном порыве призывает сжечь Москву! Полиция выкладывает уже версии, приметы, подозреваемых – появился даже фоторобот злодея.

Параллельно с этим СМИ и соцсети наполнены трауром, слезными постами от друзей, близких и коллег журналиста, а украинское сообщество (международное понемногу готовится) уже вовсю проклинает безжалостный Кремль, поразивший весь мир еще одним злодеянием после Боинга, химатак и Скрипалей…

И вдруг…

И вдруг оказывается, что Бабченко – жив, а все это «действо» (так и хочется сказать – цирк) было операцией-инсценировкой СБУ по раскрытию заговора российских спецслужб!

Об этом на «пресс-конференции» вещали Грицак и Луценко с напряженными покрасневшими лицами, а сам Бабченко с бегающим взглядом им поддакивал. Само-собой, глава СБУ не объяснил, почему для раскрытия заговора нужно было инсценировать убийство (видимо, ноу-хау какое-то), зато в красках описал про «заговор» в стиле Савченко или голливудского блокбастера (без вещдоков, конечно же). Бабченко же рассказал про «решающую улику» – свое единственное (!!!) фото, которое есть только в паспорте (!!!), а так, как паспорт российский, то доступ к нему, естественно, могли иметь только российские спецслужбы, когда показывали киллеру жертву. Видимо, у коварных злодеев с Лубянки доступа в Google нет… Ну а Луценко – что Луценко? Как всегда, нес какую-то ахинею обо всем и ни о чем.  

Одним словом – провели блестящую спецоперацию, СБУ – молодцы, Порошенко счастлив, а все, кто не верили в способности украинских спецслужб – зрадники и агенты Кремля.

Вот только…

Вот только что делать с официальными обвинениями от Гройсмана и Климкина в адрес России? Что делать с российскими либеральными и украинскими СМИ, уже раскрывшими «преступление»? А что делать с поднятыми на уши международными правозащитными организациями, срочно вылетевшим в Киев представителем ОБСЕ, президентом ПАСЕ, взбудораженным Совбезом ООН, МИД Швеции и Литвы? В конце концов, что делать с эмоциями и морем слез друзей, близких и сотен тысяч отзывчивых людей по всему миру?

Если проводить параллели, - звонок о ложном минировании тоже, по-сути, ничего плохого не несет, ведь в итоге все живы и опасности не было. Вот только во всех цивилизованных странах за такое очень жестко наказывают. Ну не любят серьезные люди и организации, когда их кто-то в своих целях «разводит», пусть и без вреда для них самих!

И реакция не заставила себя долго ждать.

В ОБСЕ жестко раскритиковали такой «гениальный трюк», а международная организация «Репортеры без границ» выразила крайнее возмущение. Глава МИД Бельгии потребовал от Киева объяснений и предупредил о будущих проблемах на переговорах в «нормандском формате». Даже Литва, едва ли не самый близкий друг Украины, выразила недоумение по поводу действий СБУ.

Не осталось в стороне и американское сообщество юристов. "Адвокаты за закон" недоумевают: если Украина и Бабченко смогли подделать смерть последнего, как теперь люди могут верить претензиям Украины к России? А в Комитете по защите журналистов (США) подчеркнули, что теперь украинские власти должны обнародовать причины, по которым им пришлось пойти на столь крайнюю меру, и заявили, что будут добиваться объяснений от Киева.

Все это, судя по всему, только начало, так как слишком много официальных лиц сделали громкие заявления по поводу «убийства».

Что же касается мировых СМИ, то новость об «убийстве» нанесла мощнейший удар по их репутации. В CNN заявили: "Выясняется, что официальные власти Украины и украинские СМИ целый день нас обманывали, а также что Россия была права, заявляя, что она не причастна к этому делу и что обвинения, которые выдвинул против Москвы премьер-министр Украины – лживы". Как со всем этим теперь быть, задается вопросом и американский телеканал "Эй-би-си". В британской же "Гардиан" не понимают, что дала властям Украины имитация смерти Бабченко – видимо, пламенная речь Грицака и Луценко их не убедила…

Чего же в итоге «добился» Киев? Директор международных политических программ Центра европейских реформ (спонсируемый фондом Сороса) Йэн Бонд считает, что из-за провокации СБУ все больше людей в мире будут верить России, а не Украине. Действительно, ряд экспертов считают, что этот случай дает прекрасную возможность Москве начать масштабное информационное «контрнаступление» и на дело Скрипалей, и на химатаки в Сирии, и даже на дело МН-17.

Вкратце, говоря в очень грубой форме, украинское руководство в ходе этого перфоманса (направленного, естественно, на дискредитацию Москвы) громко обгадилось, забрызгав своих граждан и международное сообщество, после чего заявило, что так оно и было задумано…

Парадокс, но немалая часть украинской аудитории сейчас вместе с Порошенко и Луценко бурно отмечает «перемогу», крича «Как мы поимели российские спецслужбы!». Да нет, ребят, это не вы кого-то там поимели, а вас накормили информационными помоями, которые вы с радостью проглотили, а как узнали, что это были помои – лишь обрадовались, проглотив новую порцию, на этот раз про «заговор» в стиле голливудских боевиков.

С такой аудиторией Порошенко может сколько угодно организовывать акции «Прикрути!», командование ВСУ рассказывать про боевых беспилотников над Балаклеей и складами под Винницей перед пожарами там, а Грицак раскрывать планы по расстрелу Верховной Рады из минометов с проплывающей баржи… Да можно рассказывать хоть про инопланетян, ворующих по ночам бюджет – «Пипл хавает» и даже просит добавки!

«Так это муторно. Так нудно. Так тошно» - писал Бабченко в одном из рассказов, описывая смерть на войне. Ну что ж, Бабченко, хоть и жив, но как журналист – теперь умер, утянув за собой многочисленные СМИ и прежнее доверие к Украине со стороны международного сообщества…


У Києві вбили російського журналіста Аркадія Бабченка

Російський журналіст Аркадій Бабченко загинув у Києві, повідомила столична поліція.

«На лінію 102 надійшло повідомлення від лікарів: їм подзвонила жінка і сказала, що виявила в помешканні свого чоловіка в крові. Від отриманого поранення, попередньо – у спину, потерпілий помер», – заявили поліцейські.

Правоохоронці уточнили, що подія сталася на вулиці Микільсько-Слобідська у Дніпровському районі Києва. Журналіст помер у кареті «швидкої».

«Дружина була у ванній кімнаті. Вона почула хлопки, вийшла і побачила чоловіка в крові. Викликала швидку, його забрали», – розповів речник Національної поліції Ярослав Тракало «Українській правді».

Перед цим про поранення Бабченка повідомив журналіст, заступник генерального директора кримськотатарського каналу ATR Айдер Муждабаєв.

Бабченко покинув Росію у лютому 2017 року. Він пояснював своє рішення інформацією про можливість відкриття кримінального провадження щодо нього.



Небритое мурло с плюшевой обезьянкой


АРКАДИЙ БАБЧЕНКО:
Небритое мурло с плюшевой обезьянкой

Мечты просвещать народ у меня нет. Я человек, воспитанный прапорщиками. Миссией сеять доброе, разумное, вечное не страдаю. О том, как народ воспрянет и освободит себя, и меня — не мечтаю. На власть, как на главного европейца, не уповаю. Засыпать своими телами пропасть между собой и народом не желаю. По поводу отъезда решение еще не принято. И уж точно оправдываться по поводу этого решения не собираюсь.

Лично я хочу вообще только одного: свободно говорить, свободно писать, свободно зарабатывать — и не получать при этом арматурой по голове или зеленкой в лицо. Собственно, это все мои хотелки. А судьбы народа интересуют меня куда в меньшей степени.

На этом размышления о роли интеллигенции в стране — как и персональные колкости — оставляю в стороне и перехожу к сути вопроса.

Слово «народ» я вообще стараюсь не употреблять. Я вообще плохо понимаю, что это такое. Россия с Чечней, находящиеся (по крайней мере на данный момент) в составе страны «Российская Федерация» — это один народ? Я думаю, немногие после двух войн — по обе стороны — скажут, что чеченцы и русские — это один народ.

Поэтому я стараюсь употреблять слово «страна».

Этот термин намного понятнее.

А вот что касается страны…

Первое.

Песня о том, что плохой царь угнетает хороший народ, также стара, как и песнь про интеллигенцию. Проблема в одном. До Путина, был Андропов. И Афган. До него — Брежнев. И Чехословакия. До него — Хрущев. И Новочеркасск. До него — Сталин. До него — Ленин. До него — Николай Палкин, до него — Павел, до него — Анна Иоанновна, до нее Петр, до него…

С 1776 года в США не было ни одного диктатора. В России мы уже насчитали с десяток. Нет, Российская Империя была не хуже и не лучше других империй, вполне себе государство тех времен, в чем-то даже и передовое, а в Америке и рабство отменили на четыре года позже, и сегрегация продержалась до середины прошлого века, но факт остается фактом — здесь так принято. За всю историю России я могу вспомнить только два года, когда эта страна была свободным европейским государством — с 1991-го по 1993-й. Ну, еще восемь месяцев с февраля по октябрь 1917-го. Все остальное время конструкция этой страны неизменна — диктатор на троне, ведущий имперские войны направо и налево, и «хороший» (но порабощенный и молчаливый) народ внизу. В этих войнах и участвующий.

И ничего с этой историей не поделаешь.

Второе.

О том, что Путин является выразителем чаяний большинства населения страны, я пишу довольно давно. Я не верю в восемьдесят шесть процентов его поддержки. Тем не менее, поддерживает его действительно значительная часть населения. А по моим личным оценкам — даже большинство. Пятьдесят, пятьдесят пять, может быть шестьдесят процентов. И если завтра состоится самое-пресамое честное голосование при прочих равных — люди пойдут и выберут Путина. Честно и без фальсификаций. А «Яблоко» так же стабильно наберет свои три — пять — семь процентов.

Но проблема даже не в этом.

Проблема в том, что «рейтинг Крымнаша» — уже реально восемьдесят шесть процентов.

Подавляющее большинство населения страны поддерживает аннексию Крыма.

Даже если оно не поддерживает Путина. Даже если оно настроено проевропейски. Даже если оно частично хочет либерально-демократических перемен.

Подавляющее большинство населения России — носители имперского сознания. Это факт.

Захват Крыма примирил власть и большинство населения страны, которое власть в этом захвате поддержало.

Бороться с узурпатором — можно. Бороться со страной — нельзя.

После первой Чечни ты думаешь, что произошла какая-то ошибка. Надо написать, всем рассказать, чтобы поняли, чтобы такое больше не повторилось. Никогда! Ведь нельзя убивать людей!

После второй ты думаешь — ну, хорошо, это следствие предыдущих ошибок, но уж теперь-то точно такого больше не будет.

Потом разгоняют телеканал, на котором ты работаешь. Потом убивают твоего коллегу. Потом еще одного. Потом третьего. Потом по улицам начинают ходить фашистские марши. Мигрантам начинают резать головы.

Потом твоя страна вводит войска в Грузию. Потом строит фильтрационные лагеря для вьетнамцев. Потом аннексирует Крым. А затем начинает на Донбасе такую бойню, что, даже повидав кой-чего в жизни, стоишь с отвалившейся челюстью и не веришь.

Как говорил один мой знакомый, который на свои деньги издал книжку о чеченской войне и десять лет ходил с ней по школам, пытаясь старшеклассникам рассказать, как оно все было, а потом, в две тысячи восьмом, с началом новой войны, плюнув на все, подал документы на эмиграцию — «Что-то замумукался я вас переделывать, господа».

Если у кого-то есть желание потратить еще двадцать пять лет, пытаясь переделывать эту страну — пожалуйста. Но лично я теперь считаю, что если страна желает лететь в пропасть — ок. Скатертью дорога. Отойди с пути и не мешайся под колесами. Необучаемые.

Третье.

На самом деле, мнение большинства в смутные периоды никогда никого и не интересовало. Что там желает большинство, не суть важно. Все всегда делается в столицах. Все всегда делается меньшинством. Наиболее активным. Большинство всегда настроено мещански. Его «политика» вообще мало интересует. Оно примет любую власть, достаточно только настроить нужную программу в телевизоре. И точно так же, как оно сегодня голосует за Путина, оно будет голосовать за Обаму.

Интересна ли такая страна, которой можно управлять джойстиком от телевизора — это другой вопрос, но, как мы видим, на данный момент данной стране можно внушить любую конструкцию — про то, что мы всех победили в Сирии, и про то, что нас в Сирии нет. Про то, что бандеровцы распяли мальчика, и про то, что надо выполнять Минские договоренности. Про то, что был независимый референдум, и про то, что «мы никогда и не скрывали». О том, что мы сбили транспортный самолет. О том, что мы ничего не сбивали. О том, что это был украинский «Су». О том, что это была ракета. О том, что мы никогда и не отрицали, что это «Бук», но это — украинский «Бук». И так далее.

Более того, большинство — оно вообще, в принципе, хорошее. Откровенных подонков, маргиналов, идиотов, убийц и садистов — их вообще мало. Воевать на Донбасс за русский мир адепты Новороссии в большинстве своем едут не потому, что они садисты и убийцы. А потому, что они не хотят, чтобы проклятые бандеровцы прибивали русских детей к рекламному щиту. Да, они инфантильны, не способны критически мыслить, сожрали свой мозг и поселили туда зомбоящик — но в сути-то своей они едут воевать за добро против зла!

И большинство полицейских, с которыми мне приходилось сталкиваться в обезьянниках — тоже хорошие добрые люди. Даже в ОМОНовцах есть что-то человеческое. Кто-то дверь автозака приоткроет, если душно. Кто-то сигарету даст. Кто-то выведет покурить. Кто-то выведет в туалет. Семь из десяти скажут — да, ты прав. Да, мы все понимаем. Да, со страной надо что-то делать. Более того, многие разделят твои взгляды! Я из всех своих задержаний не могу вспомнить ни одного идейного путиниста и ни одного отъявленного прирожденного садиста. Все они, в общем-то, хорошие, добрые и понимающие люди.

Потом, правда, эти же люди наденут на вас наручники, отведут в суд, где хороший и в общем-то добрый судья выпишет вам арест, если надо, отвезут в СК, где хороший и добрый следователь выпишет вам срок в пару лет, отвезут обратно в камеру, оприходуют дубинкой, а потом в камере снова угостят сигареткой — что же мы, звери что ли.

Но в целом — это добрые и незлые люди, все понимающие про власть. Тут я совершенно с Людмилой Владимировной согласен. Это истинная правда.

Но внушать, решать, действовать и управлять все равно будут не они. Решать и управлять всегда будет меньшинство.

Четвертое.

Россия находится сейчас на такой развилке, что я допускаю любой вариант развития событий. От точки экстремума «власть плавно перейдет в руки Медведева, от него плавно в руки Навального и под его руководством Россия станет — ну если не демократическим государством с соблюдением прав человека, то хотя бы перестанет быть психушкой» — до точки экстремума «власть захватят совсем уже поехавшие головой фашисты и садисты и утопят в крови сначала страну, а затем и полмира». Между этими двумя вариантами я допускаю любое развитие событий включительно.

И вот тут мы подходим к самому главному.

Пятое.

Проблема в том, что в стране с имперским шовинистическим и нерешительным пассивным большинством (хоть в душе добрым и пушистым) власть будет принадлежать активному меньшинству.

Так на чем же основаны ожидания, что это будет непременно либерально-демократическое меньшинство? Почему грядущая смена строя произойдет непременно в буржуазно-демократическом направлении?

Социологические опросы говорят?

Я уверен, что если в Славянске года четыре назад провести социологический опрос — настоящий, всамделишний — подавляющее большинство населения оказалось бы проевропейски ориентированным, демократичным, поддерживающим права и свободы классом.

А потом туда пришла тысяча вооруженных, организованных мужчин, и поставила стотысячный город раком.

Тысяча человек. Стотысячный город.

Один процент.

Для России это — полтора миллиона человек.

На самом деле, хватит меньше: пятнадцать банд по десять тысяч. А их здесь, стараниями телевизора, взращено куда больше.

Почему мы должны думать, что если власть после ухода Путина достанется условному Медведеву или условному Навльному-Мальцеву — то они смогут ее удержать?

Почему мы должны думать, что люди, осознающие, что они являются военными преступниками, вдруг поднимут лапки и дадут отправить себя в Гаагу? Что делать с личной гвардией Рамзана Кадырова, например? С отрядами «православного бизнесмена» Малофеева? Который уже умудрился создать группировку, способную захватить стотысячный город?

Тридцать лет назад эта страна долбила Афганистан. Миллион трупов. Двадцать шесть лет назад — Прибалтику и Молодову. Двадцать — Чечню. Восемь — Грузию. Сейчас — Украину.

Половину из них — без Путина.

Это только новейшая история.

Почему через двадцать лет она не будет долбить еще кого-то? Также без Путина?

Один раз нам поверили. В девяносто первом. Когда, вроде, все — Сталина к черту, Дзержинского мордой об асфальт, КПСС запретить, ГКЧП не пройдет. Прошло всего двадцать пять лет. Всего двадцать пять. Танки этой страны оккупируют часть соседнего европейского государства. Перелома в массовом общественном сознании не произошло. Почему вдруг он произойдет через несколько лет?

Мои предположения о том, что этого не произойдет, строятся на опыте, практике и исторических примерах. На чем строятся предположения, что взять власть сможет именно буржуазно-демократическая часть населения? На социологических опросах?

Но что вы будете делать, когда выйдете на Красную площадь — а там танки? Покажете им результаты ваших соцопросов?

Лично меня, например, это не убеждает.

Я вообще считаю, что русский народ — в том смысле, в котором эту конструкцию употребляет мой оппонент — один из наиболее свободолюбивых в Европе. По крайней мере, был. Столько восстаний, сколько было в России, не было, пожалуй, нигде.

Проблема только одна. Здесь все время проигрывают.

В семнадцатом году Россия была вполне проевропейски ориентированным государством — совершенно с этим тезисом согласен. И революция произошла именно буржуазно-демократическая. Только потом пришло несколько тысяч вооруженных, организованных человек и погрузило страну в десятилетия кровавого хаоса.

Так что вопрос не в том, кто хороший, а кто плохой — интеллигенция или народ.

Вопрос в том, кто сумеет захватить и удержать власть.

И это самый важный аспект, который все русскооптимисты совершенно не хотят принимать в расчет. Когда говорят о социологических опросах, настроениях в обществе и «почему триста сталинистов играют большее значение, чем сто тысяч вышедших за Немцова». И в процессе борьбы за власть та часть общественного спектра, где находятся «триста сталинистов» активнее — активнее и решительнее! — чем сто тысяч либералов. И она готова к действиям. И она готова к крайним действиям. По отношению к своим внутренним врагам. К вам. К которым совершенно не готовы вы, мои прекрасные русскооптимисты.

Я никогда не говорил, что народ — необразованное пьяное быдло и гопник. Я говорил и говорю, что классом-гегемоном в этой стране на данный момент является — пьяный агрессивный гопник. При пассивном «народном» большинстве. И активном, но слабом «интеллигентном» меньшинстве.

И, исходя из этого, Шестое. И самое главное.

Проблема в том, что этот дискурс о хорошем народе/плохом народе возможен теперь только внутри России. О том, что это плохой Путин захватил власть, а на самом-то деле мы хорошие, добрые, демократичные, либеральные, за права человека и стонем под гнетом диктатора — это мы можем рассказывать теперь только сами себе. А за пределами России это самокопание больше никого не интересует.

Особенно по периметру.

Теорию о том, что это все проклятый Путин, вы можете рассказывать в России, но не сможете больше рассказать никому ни в странах Балтии, ни в Чечне, ни в Грузии, ни в Молдове, ни теперь в Украине. Особенно — в Украине. Вот там ближайшие лет двадцать лучше даже и не заикаться про «хороший русский народ».

Время рассуждать об этом — прошло. Страна такова, какова есть.

А она такова, что ее лицом на данный момент УЖЕ является не профессор Преображенский. Каков бы он ни был. И не хороший народ. Каков бы ни был он тоже.

Ее лицом на данный момент является то небритое мурло с сигаретой и автоматом, которое поднимает в руке детскую плюшевую обезьянку на фоне сбитого пассажирского «Боинга». Облетевшее весь мир фото.

Наша страна сегодня — страна международных террористов, головорезов, полоумных сталинофилов, мракобесов и дикого, необузданного ворья. Потому что внутреннюю, да уже и внешнюю повестку в стране определяют именно эти группы населения, а не хороший народ. И воспринимается она именно так, а не как страна хорошего народа. И ведет она себя как страна ворья, сталинофилов и мракобесов. А не как страна профессоров. И произошло это именно потому, что повестку диктуют агрессивные гопники.

Не мы делаем им лицо. Они делают лицо нам.

В Германии в 1938-м воевать тоже никто особо не рвался. Позиговать и поорать «Судетынаш» или написать донос на соседа-еврея — это одно. А идти воевать за «Дойчланд убер аллес» — совсем другое. Да только когда пришло время, уже никто не спрашивал. В итоге Германия вошла в историю не как страна, где большинство по кухням не поддерживало войну и не собиралось погибать, а как нацистское государство, развязавшее самую страшную бойню в истории планеты.

Всем плевать уже, хороший в России народ, или плохой. Поддерживает или не поддерживает. Достаточно того, что страна, в которой живет этот народ — такова, какова есть. А как этот хороший народ построил такое плохое государство — эти тонкости за его пределами волновать уже перестали. Два года назад. После десяти тысяч трупов в некогда бывшей нам братской стране. С тех пор всем глубоко плевать, как так вышло.

Вышло. И этого достаточно.

Вот, собственно, и все.

А так-то народ, конечно, хороший, да.  Кто же спорит.

Россия превратится в Северное Конго – Аркадий Бабченко


 

10390472_495125190587719_9156706251259692661_n-600x419[1]

Меня постоянно спрашивают – Аркадий, что же дальше? Что же будет с Родиной и с нами? Ну, что будет, что будет… Давайте повангуем.

Какое-то время все будет примерно так, как сейчас. Нефть в районе пятидесяти, затягивающаяся война в Сирии, Обама-чмо, новая прохладная война, ползучее сокращение пенсий, бюджета, зарплат, денег и вообще уровня жизни. 
Как долго? Не знаю. Может, два года. А может, и двадцать два. Такие режимы могут быть довольно устойчивыми. И грядущее неизбежное обнищание населения никоим образом их не подрывает. Наоборот: чем беднее население, чем беднее страна – тем устойчивее власть. Нет большего подарка для диктатора, чем программа “нефть в обмен на продовольствие”. Нищета и внешний враг – да это просто праздник какой-то. Лишь бы телевизор работал. А он работает у нас на полную катушку. Дети по подворотням с голоду будут умирать – но телевизор без денег не останется.

Кстати, по поводу программы “нефть в обмен на продовольствие”… Возможно, что это и не гипербола. Европейская бюрократия раскачивается очень медленно и очень долго, но в итоге все же раскачивается. И взрослые дяди, похоже, решили, что игры зашли уже слишком далеко и пора начать говорить по-взрослому. По всей видимости, решение валить режим все же принято. 

А режимы в наше время валят не танковыми колоннами, а обрушением экономики. Все эти разговоры, что мы вводим санкции не против народа, а против режима, что мы боремся не с народом Ирака, Кореи или России, который мы уважаем и считаем, что он заслуживает большего, а с режимом Саддама Хуссейна, Ким Чен Ына или Владимира Путина – все это сказки для бедных. Обрушение режима возможно только экономическим коллапсом всего народонаселения, обрушением экономики все страны.
И она, безусловно, будет обрушена. 
Курс на выдавливание России с поля мировой экономики принят.

Беда в том, что процесс этот для сырьевых стран практически необратимый.
И Путин, надо признать, его ускорил, как никто.
Более того, товарищ, умнейшей головы человек, приблизил конец и углеводородной эпохи. 
Каменный век закончился не потому, что кончились камни (с). Точно также и нефтяная эпоха подходила к концу совсем не потому, что кончалась нефть. И, вместо того, чтобы, обладая этой нефтью, всячески затягивать процесс перехода на новые энергоносители, всячески замедлять разработку новых видов энергии и высоких технологий, продавая нефть как можно дольше, больше и дешевле, кланяясь и благодаря, что покупают, самому используя это время и эти нефтедоллары для перевода экономики на технологические, а не сырьевые рельсы – товарищ, возомнив себя начальником бензоколонки, властелином времени и монополистом энергетических ресурсов планеты, придал такое ускорение научно-техническому процессу в области разработки альтернативных источников энергии, которое не снилось никакому Гринпису. За год сделав то, что экологи не могли сделать полвека. 
Зеленые кричат от радости, хлопают в ладошки и кланяются в пояс.
Плюс еще привел саудитов в Европу.
А такие рынки назад уже не отдают. 
Ну, в общем, мечта коммунистов сбудется – пенсии у нас и впрям станут по сто тысяч. Беда только в том, что буханка хлеба будет при этом по десять тысяч, квартира на Арбате по сто миллиардов, а миллиард будет равняться ста долларам.

Ну и трупы, конечно же. Без этого никуда. Из Сирии ли, из новой Чечни ли, из Украины ли – я бы на счет того, что на Украине все закончилось, особо не обольщался, кстати – в России война теперь будет всегда, пока у власти будет Путин и меняться будет лишь театр боевых действий. И если в Сирии что-то пойдет не так и эта война перестанет решать задачу отвлечения населения от внутренних проблем, театр боевых действий запросто может быть перекинут обратно на Донбасс. С каким-нибудь новым наступлением на Харьков. 
Не надо искать в этом тактические и стратегические смыслы. Эта война решает совсем другие задачи – какие угодно, но не военные. Бедность, война, лагеря и зомбоящик – вот четыре опоры этого режима. 

А потом – в один прекрасный момент – все рванет. Сразу, полностью, моментально и везде. Как говорит умный Серега Смирнов – кирдык будет коротким, но полным. 

Практика показывает, что достаточно пары сотен вооруженных организованных сполченных человек, чтобы погрузить в хаос стотысячный Славянск. Чтобы погрузить в хаос такую страну, как Россия, достаточно будет десяти банд по десять тысяч человек. А столько тут наберется в первую же минуту.
Описывать этот период подробно не имеет смысла – он и так у нас перед глазами. Все происходит в прямом эфире. Достаточно посмотрить на ДНР и ЛНР. Все будет точно так же. 
Здесь будет одна большая ДНР на шестой части суши – от моря и до моря. С алкоголиками на блокпостах, отрезанными головами в речке, пытками на подвалах, исчезновением бизнесменов и публичными казнями у позорного столба. 
Царя тихонько придушат на задворках Кремля – или наоборот, радостно повесят на памятнике Дзержинскому на Лубянке – эти же самые восемьдесят шесть ныне влюбленных в него процентов и повесят же, и в первых рядах будут именно те, кто сейчас громче всего орет про его величие и незаменимость – а на следующий день свалят и памятник. 

А потом, когда все закончится, здесь, на руинах, тем, кто выживет, будет даровано внешнее управление. 
Мир не решится оставлять эту территорию, населенную идиотами с ядерным оружием, один на один со всей остальной планетой. И предпримет какие-то шаги.
Царя с веревки снимут, Дзержинского тоже, в постамент воткнут американские флаги, привезут гуманитарку, население в давках за “ножками Буша” будут разбивать друг другу лица, радостно махать руками в телекамеры CNN и BBC, говорить, как они ненавидят Путина, любят Хиллари или Трампа, и в очередной раз благодарить Америку за гречу и стиральный порошок.
Американские флажки в этой стране вообще скоро станут ходовым товаром. Дарю бизнес идею.

Внешним управляющим, после демократических открытых честных и законных выборов – а в этой стране выборы, в общем-то, всегда можно проводить честные и открытые, она честно, искренне и открыто проголосует за того, кого ей покажут по телевизору, так что зачем нужен Чуров, я, надо признать, не понимаю – так вот, внешним управляющим будет назначен условный Алексей Навальный. Или даже не условный, а сам – если не пропадет без вести в лагерях НКВД и переживет ДНР. Или Дмитрий Медведев. Или еще кто-нибудь примерно такого же уровня либеральности, более-меннее устраивающий всех в своей компромисности. 
В общем, наш российский Хамид Карзай. Или Джаляль Талабани. Это президент Ирака после Саддама.

Карзай-Навальный при поддержке внешнего управления отбудет свои два срока и это время будет относительно спокойным. 
Наверное, даже, пожалуй, это время будет самым лучшим в истории России двадцать первого века – наиболее спокойным, без войн, трупов и потрясений, с относительно устоявшимся уровнем бедности и даже каким-то минимальным подъемом экономики. 
Но так, как было – не будет уже никогда. 
Ничего не закончится и не вернется на круги своя, вот что надо понимать.

Никакой энергетической сверхдержавы больше не будет. Никаких золотых нефтебаксов. Никаких дворцов и собянинской плитки на улицах. Никакого Сочи и Красной поляны. Никакого вставания с колен. 
Ничего этого уже не будет.

Никто Россию никуда обратно не примет. Никаких Больших Восьмерок, Больших Двадцаток, Евросоюзов и саммитов.

У нас был уникальнейший шанс стать действительно одним из ведущих государств мирового сообщества, нам были предоставлены ВСЕ возможности в кредит, нам открыли все двери и пустили во все общества, нам улыбались и жали руки, но мы все профукали, просрали, пустили посыпавшиеся с неба деньги на дворцы, олимпийские игрища, мерседесы, военные парады, войны, убийства и вопли о величии.
Нам был дан шанс, но мы опять всему миру показали только одно – мы не в состоянии генерировать демократию, технологии, экономику, стабильность, развитие и безопасность. 
Мы в состоянии генерировать только путиных в различных их модификациях. 
А такие образования предпочитают держать на расстоянии вытянутой руки в области стран третьего мира, вежливо улыбаясь из-за запертой двери.
Второй раз такие кредиты никто не дает.

В общем, при внешнем управлении тут будет Северная Бразилия с креном в Северную Венесуэлу – огромная заросшая деревьями территория полутретьего мира, без особых потрясений, довольно стабильная, однородно небогатая (за исключением столицы), но в глубине которой – черт его знает, то ли есть жизнь, то ли нету… 
А поскольку этот уникальнейший шанс страна не только просрала, но так ничему на этих граблях и не научилась, то Северная Бразилия здесь будет недолго.

Карзай отбудет свои два срока, модернизировать, конечно же, ничего не сможет – и потому что это в принципе не модернизируется, и потому, что нефти по сто пятьдесят уже не будет никогда, а другой экономики кроме сырьевой так построено и не было, да и потому, что и незачем уже – с триумфом уйдет в отставку, на его место придет какой-нибудь совсем уже серенький и совсем уж слабенький его преемник, имени которого никто так и не запомнит, и на этом период относительно затишья начнет заканчиваться.

Слишком долго тут уничтожалось все, что хоть на вершок возвышается над бутылкой “Жигулевского”. Слишком долго, веками, убивался в этносе ген свободолюбия, вольнодумства, предприимчивости, трудолюбия, инакомыслия, самостоятельного мышления, критического восприятия информации. А последние сто лет – так выкашивался просто косой. 
Путин сделал главную вещь – достал из людей всю мразь. Всю ненависть, всю ксенофобию, всю агрессию. Самый поганые, самые низменные, самые черные черты человеческой природы. Такого не делал даже СССР. Даже Совок лишь деклалрировал пролетариат как клас-гегемон, а на самом деле классом-гегемоном там была трудовая интеллигенция, инженеры и учителя, те самые физики и лирики.
Путин же поднял со дна и сделал классом-гегемоном не просто люмпен – потому что люмпен тоже может быть неагрессивным – он сделал классом гегемоном агрессивных гопников.

Да, этот ген свободолюбия и вольнодумства имеет удивительную способность возраждаться из ничего. Уж как косили Россию в сталинских лагерях, в гражданскую, в штрафбатах Второй мировой, в подвалах и голодомрах – к семидесятым годам прослойка интеллигенции вновь образовалась практически из ничего.

Но бесконечно эта регенерация продолжаться не может.

В конце-концов, территория достигает такой стадии, при которой ничто светлое и доброй вырасти уже просто не в состоянии. Гражданское общество просто не успевает сформироваться, не успевает достичь той концентрации, того нужного процента, чтобы запустить механизм перемен – его членов убивают быстрее, чем они успевают появляться на свет. Их просто забивают по деревням малолетки с мачете.
Происходит конголизация страны.

А Россия движется именно в сторону конголизации.

В этом Северном Конго из темноты полезут совсем уж дистиллированные упыри. Уже совсем конченное зло. Эталонное. Без примесей.
Смесь КГБ, Гестапо, попа Дмитрия Смирнова, Чаплина, Мильчакова, Германа Стерлигова, Охлобыстина, Проханова-Лимонова-Дугина, Тесака и Безлера.
Православный ИГИЛ, в общем.

Страна превратится в некую помесь из Ирака, Гаити, Сомали, Колумбии, ИГИЛ и ДНР.

В столице, охраняемой правительственными войсками, какая-то жизнь существовать еще будет – как в Могадишо – и в паре-тройке крупных городов тоже, но сбереги господь вашу душу и разум, если вы захотите выйти за пределы МКАД с наступлением темноты…

В Магадане будет просто банальный тупой бандитизм. Но зато абсолютный. 
Владивосток и Калининград начнут пробовать создавать свою государственность, с квадратным глазами глядя на происходящее в соседних регионах, и уйдут в Приморскую и Прибалтийскую русские республики.
В Чечне будет Кадыров. На равнине. А в горах – новая модификация игила. Как и на всем Северном Кавказе. С этой территорией можно начинать прощаться уже сейчас.
В Ростове, Краснодаре, Ставрополе – вообще на юге – будет какая-нибудь Южная Народная Казацкая Республика. Там будут пороть нагайками, пить, пилить на металлолом оставшиеся шахты, воевать с чеченцами-ингушами-дагестанцами и петь песни про коня и атамана. Время от времени в приграничные районы будет заходить украинская армия и пытаться навести порядок хотя бы рядом со своей границей – как Израиль время от времени заходит в неконтролируемые приграничные районы Ливана – но никакого эффекта это также иметь не будет. 
А между Владивостоком и Уралом будет Китай. От моря до моря. От океана до океана. До самого Северного полюса. Байкал станет самым туристическим местом планеты. Недвижимость там взлетит до миллионов юаней. Рускоязычное население Благовещенска, Красноярска и поселка городского типа Тикси будет молиться на китайскую коммунистическую партию, ездить по отличным десятиполосным магистралям на неплохих машинах, думать, как им повезло – а им и вправду повезло – ассимилироваться, забывать язык и растворяться в великой империи. 
На остальной территории не будет ничего. Точнее, там будет уже совсем забитое население по подвалам в деревнях, а сверху по разрушенным домам над их головами будет прокатываться война – время от времени, то туда, то сюда, но постоянно. 
Закончится все это в итоге маленьким национальным государством Московия, как и Римская Империя закончилась в итоге Италией. Пройдя, правда, через период десятком маленьких дробленых княжеств.

Римская империя разваливалась триста лет, Российская – уже сто, но в наше время процессы ускоряются, так что россыпь дробленых княжеств здесь будет уже лет через сто.

Первая же стадия – полная конголизация страны – я бы сказал, что по аналогии с Ираком, где процессы распада развивались по тем же лекалам, какие мы наблюдаем сейчас и в России, и с той же поправкой на ускорение течения процессов но и оппозитно на повышенную инерционность гигантской территории – так вот, я бы сказал, что полная коноглизация завершиться здесь лет за тридцать – сорок, но власть делает все, чтобы басню ускорить до максимально возможных скоростей, так что, возможно, все произойдет быстрее.

Как бы там ни было, Россия в любом случае уйдет с мировой арены, ядерную дубинку у неё постепенно со временем отберут, к соседям она лезть перестанет – Конго же не лезет больше к соседям – а что там будет происходить внутри, особо никого волновать и не будет.

Впрочем, альтернатива еще есть. Шанс, что психушка все же вернется в более-менее адекватное состояние, все же еще остается. Но, к сожалению, в последнее время я все чаще прихожу к мысли, что это будет не изменение вектора, а лишь очередная задержка в процессе развала империи. 
Исторический же вектор, как мне кажется, уже определен.

Від Аркадія Бабченка


Ну что, я так понимаю, сегодня в полночь Славянск начнет превращаться в Грозный? Сил и средств у ДНР за эти десять дней, насколько можно судить, накопилось более чем достаточно. Боеприпасов, судя по непрекращающимся обстрелам, тоже вагон. Город, надо понимать, теперь также укреплен.
Худший вариант - если украинская армия, подогретая потерями, митингами и требованиями реванша и немедленного военного положения, ломанется вперед - что называется, "на истерике". Закончится все это сгоревшими танками и трупами на улицах. А потом артиллерия будет пару месяцев равнять город с песком. И завалит его уже трупами гражданских. Грабли, пройденные уже не раз.
Такие операции надо проводить очень аккуратно, очень продуманно, без размахивания шашками наголо. Но события последнего времени не дают уверенности в том, что украинская армия готова к этому.