хочу сюда!
 

Ольга

39 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Заметки с меткой «борьба с коррупцией»

Борьба с коррупцией в черкасской области)))

Навеяно случайным хождением по ссылкам)

Суровые сотрудники госадминистрации в драбовском районе черкасской области оказались настолько суровы, что так и не смогли написать, как они борятся с коррупцией...

Вся их ненависть к коррупционерам вылилась в два слова...
они настолько немногословны, что их суровость впечатляет не только черкасскую коррупцию а и коррупцию всего мира...
белый лист и всё...
Никаких стихов
никаких текстов Лао Дзы и Дзянь-дземиня
никаких фотографий и демотиваторов
нет даже рингтона....

невинный белый лист словно подчёркивает то, что в Драбовском районе коррупции нет и не будет)

Во сколько обходится украине борьба с коррупцией?

ВО СКОЛЬКО ОБХОДИТСЯ УКРАИНЕ БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ?
Игорь Мизрах проанализировал проект бюджета-2017: цифры поражают

В ту ли сторону мы смотрим, когда говорим о коррупции и борьбе с ней? С чего начинать ее искоренение, если на это выделяется денег больше, чем на культуру, медицину и спорт вместе взятые? Сытый антикоррупционер – способен ли он на реальную работу?

Политик, юрист, заместитель председателя ОО «Комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью», представитель организации «Народная люстрация» Игорь Мизрах делится своими наблюдениями по этому поводу.

Достаточно ли в Украине средств на борьбу с коррупцией? Какие аппетиты нынче у антикоррупционных и правоохранительных структур?

– Прочитав проект бюджета на 2017 год, я был шокирован запросами правоохранительной системы. Цифры говорят сами за себя: на Генеральную прокуратуру предусмотрено – 4,5 млрд гривен, МВД – 46 (!!!) млрд гривен (из них 15,5 – на Национальную полицию), НАБУ – 773,5 млн гривен, Служба безопасности Украины – 6 миллиардов. Еще у нас есть Агентство по предотвращению коррупции (которое планирует «съесть» 577 млн. грн) и Специализированная Антикоррупционная прокуратура (105 млн).
В итоге, с учетом огромного аппарата МВД, Верховная рада планирует потратить на правоохранительную систему более 52 млрд гривен! Без учета МВД – более 12 (!!!) млрд гривен наших с вами денег, которые состоят из налогов простых граждан.

Такие суммы – это много или мало? И чем они оправданы?

– Все познается в сравнении. К примеру, давайте проанализируем тот же проект бюджета. Министерство молодежи и спорта, может быть, получит 1,7 миллиарда гривен, Министерство культуры – 3,3 млрд гривен (сюда входит полмиллиарда на поддержку кино и 0,6 млрд – на театры, еще 20 миллионов – на музеи). Всего за 450 миллионов у нас подготовят олимпийские и паралимпийские сборные.

Таким образом, на весь спорт, культуру, молодежь, кино, театры и музеи предусмотрено чуть более 6 млрд гривен. Это напомнило мне историю, когда во время Второй мировой войны Уинстона Черчилля в Парламенте призвали сократить расходы на культуру и молодежь, он ответил: "А ради чего тогда мы воюем". Увы, все очень плохо...

А вообще, выделять такие суммы на борьбу с коррупцией - это безумство. Тем более, что именно в этих органах коррупция как раз и процветает. Или нет?! В нашей стране выделять деньги на борьбу с коррупцией - это то же самое, что выделять спирт на борьбу с пьянством. И спирта не будет, и пьянство лишь усугубится...
Куда тратятся такие деньжищи? На организацию работы, форму, автомобили, аренды офисов, хорошую канцелярию. Экономить на себе они точно не собираются. Одних только компьютеров на сегодня Нацагентство предотвращения коррупции закупает на 3 236 490 гривен https://prozorro.gov.ua/tender/UA-2016-08-30-000854-c/ . Эта закупка – одна из многих, открытых на сайте Prozorro, и если покопаться, то увидим, что антикоррупционеры обставляют себя тысячами единиц мебели и техники, и непременно просят еще.

Такая ли не легкая у них работа? И как определить – кто из них главный?

– Работа правоохранителей не легкая, но обычная - со стандартным набором рисков. Но, судя по всему, борьба с коррупцией становится приоритетным направлением и очень прибыльным делом. Не менее прибыльным, нежели участие в самой коррупции.
На этом фоне мы скоро станем очевидцами еще более жестких разборок между многочисленными силовыми органами. Обозначил, что будет бить больно, генпрокурор Юрий Луценко, сделав заявление, что теперь сам будет решать, какие дела отдавать в НАБУ. Ведь он просто уверен уверен в том, что «отдать право на борьбу с преступностью на высших должностях одному небольшому правоохранительному органу – неэффективно». http://www.pravda.com.ua/rus/news/2016/09/28/7122053/

Вы – заместитель главы Антикоррупционного комитета, который является общественной организацией. Как относитесь к разного рода ОО, которых сейчас очень много, в том числе, и на антикоррупционном поприще?

– Общественные органы должны больше контролировать государство, но реальных общественных организаций, которые бы не были управляемыми госструктурами, пока мало. Зачастую ОО чьи-то «карманные», сидят на грантах власти разных уровней и сами участвуют в коррупции или закрывают на нее глаза. А те, кто реально работает, но не идет на поводу высокопоставленных преступников, вынуждены искать финансирование на стороне.
Есть ОО, которые занимаются вопросами бизнеса, налогов, юриспруденции, но и они зачастую оказываются под влиянием госмашины, не имея свободы действий. Попробуй в небольшом городе заниматься громкими антикоррупционными делами, как тут же появляются проблемы с арендой помещений, проверками и т.п.

Какой выход?
– Самое важное – это развитие гражданского общества. Мы идем к этому, и в общем-то имеем кое-какие результаты. Ряд общественников предают огласке коррупционные схемы, есть честные журналисты-расследователи. Но основную часть этих людей держит за ниточки власть – она даже пишет им темники, как и что говорить в интернете и на телевидении. Сейчас в действии колоссальная манипулятивная машина.

Второе: должна быть политическая воля, чтобы кардинально преломить ситуацию и перестать лукавить, жить двойными стандартами. В первую очередь, господа власть имущие, сами перестаньте воровать! Затем сделайте амнистию наворованного капитала, и пусть все начнут жить с нуля, понимая, что в стране введена и применяется серьезная ответственность.

Артем Фляжников
Ирина Босенко

срываем маски

Конкурс «Зірви маски з корупціонерів» проходитиме у три етапи:

Фаза 1: НОМІНУЙ (до 30 листопада 2015 року)

Розкажіть про людину чи організацію, яка, на вашу думку, є найзліснішим корупціонером у державі. Зверніть увагу на людей або компанії, які займаються самозбагаченням за рахунок суспільства, при цьому накопичуючи свої багатства за кордоном. Все, що потрібно – це написати текст до 500 слів про корупціонера англійською, російською, арабською, французькою, португальською чи іспанською мовою, надати його фото та надіслати інформацію на сайтwww.unmaskthecorrupt.org.

Шикарные особняки правоохранителей Киева, которых нет на карте

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке

В Киеве образовался новый элитный поселок — Жуляны. Он известен стал благодаря скандалу с бывшим главным ГАИшником страны Александром Ершовым, у которого тут обнаружился незадекларированный дом. Но, как выяснилось, участки в поселке имеют также милиционеры, судьи, прокуроры и сотрудники Киевской администрации

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке
(№5 на карте) Во дворе Терещука стоит трактор, который чистит снег. Фото: Изым Каумбаев, "Вести"

ЗНАМЕНИТЫЕ ЖИЛЬЦЫ

В 2008 году, когда мэром столицы был Леонид Черновецкий, Киеврада своим решением от 18 декабря 2008 года №922/922 выделила несколько сотен участков в Жулянах и Голосеевском районе неким гражданам. Правда, позже СБУ наложила арест на эти земли, посчитав землеотвод незаконным. Но несмотря на это за несколько лет тут выросли усадьбы за высокими заборами.

«Мы с соседями снимали аресты в индивидуальном порядке: ходили в суды и показывали все бумаги, которые доказывают законность получения и застройки», - рассказала «Вестям» жительница улицы Апельсиновая Анастасия.

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке. Фото 1

Обнаружился тут и дом люстрированного на днях главы столичной милиции Александра Терещука. Он сам заявил в СМИ, что его дом стоит тут на законных основаниях и якобы даже внесен в декларацию. Правда, сам документ Терещук так и не обнародовал. 

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке. Фото 2(№3 на карте) Игорь Зарицкий записал землю на своих близких. Фото: И. Каумбаев, "Вести"

Кроме того, согласно решению Киеврады, в списке землевладельцев есть Игорь Зарицкий, начальник службы охраны окружающей среды в КП «Плесо», Игорь Кобан и Вера Шулякова.

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке. Фото 3(№4 на карте) Экс-сотрудник городской администрации Игорь Кобан отстроил громадное имение. Фото: И. Каумбаев, "Вести"

Кобан (у которого тут 1892 кв. м) работал в городской администрации — был начальником управления в департаменте жилищно-коммунальной инфраструктуры до 2012 года. Шулякова же (у нее тут 860 кв. м) трудилась прокурором Соломенского района, к которому и относится микрорайон Жуляны.

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке. Фото 4(№6 на карте) Коттедж Веры Шуляковой выполнен в стиле хай-тек. Фото: И. Каумбаев, "Вести"

У родственников Вадима Гаевого, который тогда был руководителем природоохранной прокуратуры Киева, — 1693 кв. м. Розовое здание с колоннами и лепкой на стенах похоже на царский дворец. Соседи утверждают, что сразу по завершении строительства здесь жили родители Гаевого — пенсионеры.

«Они забавно сушили свои вещи — натягивали бельевую веревочку между колоннами на центральном входе. А свет загорался ненадолго, один раз за вечер. Наверное, экономили», — говорит житель соседнего дома.

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке. Фото 5(№1 на карте) Аренда такого дома, как у родственников Гаевого, стоит около $10 тыс. в месяц. Фото: И. Каумбаев, "Вести"

Новые обитатели этого дворца, посол Ирака и его прислуга, не экономят: ночью участок полностью освещен, днем горит лампочка на центральном входе.

БЕЗЫМЯННЫЕ УЛИЦЫ

Кстати, Киеврада до сих пор не утвердила названия здешних улиц (например, Виноградная, Малиновая, Розовая, Янтарная, Ягодная). То есть они существуют, но не фигурируют в официальных документах. А значит, информацию об этих владениях можно не вносить в налоговые декларации, что для чиновников весьма удобно.

Кстати, после скандала с имуществом бывшего главного гаишника страны Александра Ершова в его доме стало тихо. Хотя раньше, по рассказам соседей, тут собирались шумные вечеринки, а у ворот простаивали дорогие авто. Шумят только две собаки породы алабай, которых боятся все в округе.

Киевские судьи и прокуроры поселилась в поселке-призраке. Фото 6(№2 на карте) Особняк Ершова охраняют две собаки породы алабай. Фото: И. Каумбаев, "Вести"

«Как-то один из их псов напал на девочку: встал на задние лапы и прижал ребенка к забору. Дите плачет, дрожит, пищит, а хозяев и не видно рядом. Слава Богу, собаку вовремя забрали», — рассказывает рабочий одного из недостроенных домов.

Любопытно, что после увольнения с должности главного гаишника Александра Ершова зачислили в распоряжение МВД (по данным «Українських новин»). Это означает сохранение звания (у Ершова — полковник милиции), выплат, льгот и перспективу возвращения на службу в органы.

Борис Кот 8 июня 2015

Во сколько обходится украине борьба с коррупцией?

Игорь Мизрах проанализировал проект бюджета-2017: цифры поражают

В ту ли сторону мы смотрим, когда говорим о коррупции и борьбе с ней? С чего начинать ее искоренение, если на это выделяется денег больше, чем на культуру, медицину и спорт вместе взятые? Сытый антикоррупционер – способен ли он на реальную работу?

Политик, юрист, заместитель председателя ОО «Комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью», представитель организации «Народная люстрация» Игорь Мизрах делится своими наблюдениями по этому поводу.

Достаточно ли в Украине средств на борьбу с коррупцией? Какие аппетиты нынче у антикоррупционных и правоохранительных структур?

– Прочитав проект бюджета на 2017 год, я был шокирован запросами правоохранительной системы. Цифры говорят сами за себя: на Генеральную прокуратуру предусмотрено – 4,5 млрд гривен, МВД – 46 (!!!) млрд гривен (из них 15,5 – на Национальную полицию), НАБУ – 773,5 млн гривен, Служба безопасности Украины – 6 миллиардов. Еще у нас есть Агентство по предотвращению коррупции (которое планирует «съесть» 577 млн. грн) и Специализированная Антикоррупционная прокуратура (105 млн).
В итоге, с учетом огромного аппарата МВД, Верховная рада планирует потратить на правоохранительную систему более 52 млрд гривен! Без учета МВД – более 12 (!!!) млрд гривен наших с вами денег, которые состоят из налогов простых граждан.

Такие суммы – это много или мало? И чем они оправданы?

– Все познается в сравнении. К примеру, давайте проанализируем тот же проект бюджета. Министерство молодежи и спорта, может быть, получит 1,7 миллиарда гривен, Министерство культуры – 3,3 млрд гривен (сюда входит полмиллиарда на поддержку кино и 0,6 млрд – на театры, еще 20 миллионов – на музеи). Всего за 450 миллионов у нас подготовят олимпийские и паралимпийские сборные.

Таким образом, на весь спорт, культуру, молодежь, кино, театры и музеи предусмотрено чуть более 6 млрд гривен. Это напомнило мне историю, когда во время Второй мировой войны Уинстона Черчилля в Парламенте призвали сократить расходы на культуру и молодежь, он ответил: "А ради чего тогда мы воюем". Увы, все очень плохо...

А вообще, выделять такие суммы на борьбу с коррупцией - это безумство. Тем более, что именно в этих органах коррупция как раз и процветает. Или нет?! В нашей стране выделять деньги на борьбу с коррупцией - это то же самое, что выделять спирт на борьбу с пьянством. И спирта не будет, и пьянство лишь усугубится...
Куда тратятся такие деньжищи? На организацию работы, форму, автомобили, аренды офисов, хорошую канцелярию. Экономить на себе они точно не собираются. Одних только компьютеров на сегодня Нацагентство предотвращения коррупции закупает на 3 236 490 гривен https://prozorro.gov.ua/tender/UA-2016-08-30-000854-c/ . Эта закупка – одна из многих, открытых на сайте Prozorro, и если покопаться, то увидим, что антикоррупционеры обставляют себя тысячами единиц мебели и техники, и непременно просят еще.

Такая ли не легкая у них работа? И как определить – кто из них главный?

– Работа правоохранителей не легкая, но обычная - со стандартным набором рисков. Но, судя по всему, борьба с коррупцией становится приоритетным направлением и очень прибыльным делом. Не менее прибыльным, нежели участие в самой коррупции.
На этом фоне мы скоро станем очевидцами еще более жестких разборок между многочисленными силовыми органами. Обозначил, что будет бить больно, генпрокурор Юрий Луценко, сделав заявление, что теперь сам будет решать, какие дела отдавать в НАБУ. Ведь он просто уверен уверен в том, что «отдать право на борьбу с преступностью на высших должностях одному небольшому правоохранительному органу – неэффективно». http://www.pravda.com.ua/rus/news/2016/09/28/7122053/

Вы – заместитель главы Антикоррупционного комитета, который является общественной организацией. Как относитесь к разного рода ОО, которых сейчас очень много, в том числе, и на антикоррупционном поприще?

– Общественные органы должны больше контролировать государство, но реальных общественных организаций, которые бы не были управляемыми госструктурами, пока мало. Зачастую ОО чьи-то «карманные», сидят на грантах власти разных уровней и сами участвуют в коррупции или закрывают на нее глаза. А те, кто реально работает, но не идет на поводу высокопоставленных преступников, вынуждены искать финансирование на стороне.
Есть ОО, которые занимаются вопросами бизнеса, налогов, юриспруденции, но и они зачастую оказываются под влиянием госмашины, не имея свободы действий. Попробуй в небольшом городе заниматься громкими антикоррупционными делами, как тут же появляются проблемы с арендой помещений, проверками и т.п.

Какой выход?
– Самое важное – это развитие гражданского общества. Мы идем к этому, и в общем-то имеем кое-какие результаты. Ряд общественников предают огласке коррупционные схемы, есть честные журналисты-расследователи. Но основную часть этих людей держит за ниточки власть – она даже пишет им темники, как и что говорить в интернете и на телевидении. Сейчас в действии колоссальная манипулятивная машина.

Второе: должна быть политическая воля, чтобы кардинально преломить ситуацию и перестать лукавить, жить двойными стандартами. В первую очередь, господа власть имущие, сами перестаньте воровать! Затем сделайте амнистию наворованного капитала, и пусть все начнут жить с нуля, понимая, что в стране введена и применяется серьезная ответственность.

Артем Фляжников
Ирина Басенко

Дети Сороса

Правительство «грантоедов» 9 созыва.

Верховная Рада состоит из «детей» Сороса — «грантоедов» его международного благотворительного фонда «Возрождение». Премьер и министры, их замы и помы работали с этой структурой, и являются профессиональными «грантоедами».

Как мыслит «грантоед»?

Это карьерист, которому для роста нужна международная структура. «Грантоед» мыслит, как член огромной корпорации, который служит боссам за деньги. Он придумывает программу для западного фонда, получает денежное вознаграждение и сдаёт отчёты.  «Грантоеды» лоббируют законы, которые им заказывают из-за границы и «под ключ» промывают населению мозги. Так, в Украине вот уже пять лет борются с коррупцией. Вначале нагнеталась антикоррупционная истерия, затем принимались антикоррупционные законы, после возникли антикоррупицонные органы: НАБУ, НАЗК, САП, ДБР. А что грантоеды-антикоррупционеры? Многие расселись по госдолжностям. Результатов борьбы с коррупцией пока никаких, но заказчики не торопятся. Ждут, когда из антикоррупционных органов уйдут все кумовья, сваты и доверенные лица власти. Поэтому борьба с коррупцией до сих пор в тренде. Но вернёмся к нашим карьеристам.

ГРАНТОЕДЫ — это дети состоятельных родителей, получившие великолепное образование, владеющие иностранными языками и заточенные на получение грантов. Они ничего не производят и не создают, они не горят идеями, они не болеют душой за народ. Они продвигают то, за что им платят хорошие деньги, и делают на этом карьеру профессиональных активистов. Красивая картинка для ТВ или соцсетей, европейские манеры, пафосные слова — то, что «грантоеды» умеют делать действительно хорошо.

Почему «грантоедов» Украины кормит фонд Сороса? Почему этот человек финансирует гражданские инициативы в Украине? И почему украинские олигархи не создают свои собственные инкубаторы по созданию гражданских активистов, чтобы продвигать в обществе и в парламенте свои интересы?


Джордж Сорос — это не сумасшедший филантроп, которые борется за демократию и мир во всём мире, это ширма ЦРУ. Именно Вашингтон является главным заказчиком реформ в Украине. Тягаться с США не под силу ни украинским олигархам, ни даже Кремлю, хотя финансово Россия могла бы потянуть такой проект. У кремлёвской России тоже есть свои люди в Украине, но масштаб несоизмерим ни в финансовом плане, ни в организационном.

Американский социальный инжиниринг — это механизм, по которому в странах третьего мира внедряются западные ценности, проводятся реформы для прихода на местные рынки крупных международных корпораций. Этот механизм откатан и отработан до блеска.

А что касается украинских олигархов, то им не нужны «грантоеды», чтобы формировать общественное мнение. У них для этого есть центральные телеканалы: «Интер», «1+1», «СТБ», ICTV, «Новый канал», «ТЕТ», «К1», «К2» и др. Ахметов владеет 4 телеканалами, Коломойский — 3 телеканалами, Пинчук — 4 телеканалами, и Фирташ — 8 телеканалами.

Balashov.com.ua


Страницы:
1
2
предыдущая
следующая