Этот день семь лет назад.

О погоде

 

Средина ноября, а погода, какая аномальная! Температура днём достигает +15С и выше.

(Вчера, скажу тихонько и по секрету, потому что мой домашний термометр хоть и в тени, но показал +20С, мне даже и не поверилось). Сегодня посмотрел на каштаны, так у них такие полные почки и если тепло продержится еще недельку-вторую, то они вполне могут начать распускаться. Такое я видел в Житомире пару лет назад. Кстати каштаны – первые деревья в Радомышле, которые прощаются с нами. В средине августа листья у них уже рыжее и опадают, и становится от этого немножко грустно. На дворе стоит жара, вечера тёплые, но каштаны уже напоминают о приближении осени.

Хотя сейчас и солнечно и тепло, но ноябрь есть ноябрь, дни короткие, солнце в полдень очень низко, от этого тени от домов и деревьев очень длинные как летом в вечернюю пору.

Прогулялся сегодня вдоль речки, пусто и тихо. На деревьях давно уже нет листьев, и ветерку уже не с чем поиграть, пошуметь, и скоро ему придется подвывать от тоски.

Сегодня ожидается ночное чистое небо со звездами, и половинка луны будет освещать землю. Высоко в южной части неба будет сиять яркая звезда. Это вовсе и не звезда, а Юпитер – самая большая планета в Солнечной системе.

Так что наслаждайтесь погожими тихими звёздными вечерами и последними тёплыми солнечными деньками в этом году.

 

Ноябрь 2010 г.

 

Приятных снов

Мантра положенная на музыку - красиво и нежно, бесконечно и грустно.

Амрит Киртан и ее потрясающая музыка

Мантра положенная на музыку в исполнении  Амрит Киртан. Вот она - женская сила! В обволакивающей мягкости  растворяющая мужскую жёсткость, в потоке душевного тепла и доброты, умиротворяющая  мужскую противоположную воинствующую природу.

Нашел деньги, кому вернуть?

Моя дочь позвонила мне и спросила совета, как поступить, она нашла 100 грн, а  потерявшего их, чтобы вернуть не найти.  Я предложил ей  разменять  и раздать реальным нищим. Она согласилась.

Северный ветер

Резкий громкий звук разорвал тонкую ткань моего сна. Лениво не желая совсем просыпаться  краем уха, я прислушался к ночи. За окном шумел ветер, играя полуобнаженными кронами деревьев. Он, то удалялся от моего дома и почти совсем затихал, то снова набирал силу и приближался. Резкий порыв ветра, и новый  ударный звук разбудил меня остаточно, капли дождя рассыпались дробью по оконному стеклу.  Я узнал этот звук – это ветер стучал тонкой жестью оконного отлива, приподнимая его резким порывом и ударяя об кирпич. Это был Северный ветер, только он может постучать в моё окно. Он пришел ко мне снова, разбудил меня и подкинул тонкую нить воспоминаний. Он уже беспокоил меня летом,  когда ты была со мною… или уже возле меня… я тогда не мог определить источник звука, а ты нашла его причину.

 

Ветер шумел за окном, навевая мне воспоминания. Я уже попрощался со сном –  дай моему мозгу тонкую нить и он соткёт из неё большой цветастый  персидский ковёр, будь то идеи, мечты или воспоминания. Он сотворит целую вселенную, населив ее образами,  которые будут всю ночь до утра водить причудливые хороводы.

 

Мысли уносят меня к одинокому дереву на берег реки, в тени которого мы укрывались летними жаркими днями, наслаждаясь обществом друг друга, неспешными беседами и вкусными бутербродами. Теперь октябрь, и Северный ветер уже сорвал с дерева пожелтевшие листья и бросил их в реку –  немых свидетелей  прекрасных  дней. Их унесло течение реки… 

 

Шум дождя за окном  навевает мне образ летнего ливня, под который мы однажды попали под этим же деревом.  Широкая крона не смогла укрыть нас от начинающей стихии и мы, убегая от неё, пошли через реку вброд. Ливневый дождь накрыл нас на средине реки. Мириады капель воды с неба  приветствовали реку и растворялись в ней. На противоположный берег мы ступили уже промокшие до нитки. Теплый душ дома согревал наши озябшие тела, возвращая им чувствительность…  Ты тогда говорила, что тебя ничуть не расстроил этот дождь, что он придал лишь дню ещё большей романтичности.

 

Мои мысли плавно перетекают в царство Морфея… я нежно глажу твои волосы, они сейчас по-особенному мягки и шелковисты. Желая до конца испить ощущение этого прикосновения, моя рука проходит по ним снова и снова. Я вижу, как озера твоих зеленых глаз переполняются слезами. Ты пытаешься их скрыть, удержать, но они уже выплеснулись на волю, стекая тонкими ручейками по щекам... порыв ветра снова стучится жестью в окно, и я снова в реальности…

 

Дороги жизни сводят людей, и ещё вчера незнакомые и чужие они  постепенно стают близкими. Часто люди подчиняясь зову своей взращённой сути  расходятся и  близкие снова стают чужими.

 

Сегодня Северный ветер разбудил меня, поднял и вскружил как листья мои воспоминания, сдул всю шелуху,  и  на ладони остались лежать несколько зёрен моего урожая. Впереди холодная  и долгая зима, но какой бы она не была долгой, за ней придёт весна. Зёрна будут посеяны, взращены и принесут свои плоды. Надеюсь, это будут добро и любовь.

 

Эпическая шикарная музыкальная тема

Эпическая шикарная музыкальная тема с четкой визуализацией ускоренных космических процессов. Среди них: взрыв сверхновой, столкновение звезд, пожирание черной дырой звезды и многое другое. Видео лучше смотреть на HD 720 или 1024.

Осознание

Небольшая тускло освещенная комната, длинные тени от предметов покачиваются в такт с языком пламени коптящей керосиновой лампы. Передо мной в нескольких метрах работает молодая женщина, она набрасывает глину на стену и разравнивает ее, делая первый выравнивающий слой штукатурки. Из-за коричневого цвета стены  комната  кажется  еще темнее. Конечно, я  пока еще не понимаю этого. Не понимаю, что делает женщина, и кто она…  не осознаю где я, и вообще кто я… Мне всего лишь около года от роду, и я стою в своей детской кроватке смотрю на женщину за работой. Пройдет  время, и я осознаю ее мамой, а пока  не понимаю этого, но видя ее рядом, я спокоен и чувствую себя в безопасности. Моя вселенная  состоит из набора первичных инстинктов и из интереса к окружающим предметам, попадающим в поле моего неустойчивого внимания.  Границы её совпадают с периметром стен  комнаты. Мое сознание, еще не отличается от сознания котенка. Я дитя человеческое, но еще не человек.

Это одно из самых ранних  моих воспоминаний детства. Ученые говорят, что раньше 3-х лет воспоминания маловероятны. Маловероятны - не значит, что совсем не возможны. 

Старый КАвЗ трясет по вымощенной камнем дороге. За окнами автобуса столбы линий электропередач соревнуются в забеге с деревьями леса. Я годовалый –  у матери на руках, мы на заднем сидении автобуса. Впереди через несколько кресел сидит мой дед Тимофей. Он живо разговаривает  с кем-то из пассажиров. Когда я стану старше, дед станет для меня мужской силой и авторитетом, вместо моего отца ушедшего искать новое счастье. Сегодня он в группе поддержки моей мамы. Меня везут в областной центр  на операцию по удалению аденоидов. 

Я еще не выучил буквы и не прочел мудрость царя Соломона "кто умножает познания, умножает скорбь", поэтому  пребываю в неведении и счастлив.

Кабинет… женщины в белых халатах и моя мама, перебивая друг друга, ведут со мною философский диспут, я не ведусь и не соглашаюсь с их аргументами. Затем одна из женщин открывает стеклянный шкафчик и берет оттуда красное колечко из полупрозрачной пластмассы. И вот, я держу в руках эту невиданную доселе вещицу, она играет на свету волшебными бликами и  гипнотизирует меня. Это –  сильный аргумент и я прекращаю диспут. О, женщины! Вы умеете уговорить нашего брата.

Где-то в этот же  временной период я приобщаюсь к коллективу. Детский сад,  ясельная группа… столики и стульчики сделаны, наверное, для гномов, у меня дома таких нет. А вот и гномы в ползунках копошатся на большом ковре. Моя мама говорит с кой-то тетенькой, потом целует меня и уходит и я остаюсь один в этом неизвестном мне мире…  Два ряда маленьких кроваток  с боковыми сетками сдвинуты друг с другом в длинный прямоугольник.  Я заползаю под эти кроватки с целью уединиться и предаться размышлению о  горькой судьбе  и о смысле жизни. Но с уединением не получается, какой-то гном шустро перебирая руками и коленками по полу  подбегает ко мне и протягивает мне какую-то игрушку. Дружелюбный жест переключает мое внимание от только что ушедшей мамы, и я немного успокаиваюсь. Затем гном убегает, но сделав несколько движений останавливается и повернув голову смотрит на меня, говоря этим: «Побежали пацик поиграем вместе… не печалься… твоя мама придет вечером за тобой, поверь, я знаю». И я верю ему, мы,  вместе стуча коленками по полу, мчимся под кроватями к ковру, где много гномов и игрушек. Так я познакомился со своим другом Ромкою, конечно, его имя я научусь произносить немного позже.

Мои несколько сверхранних воспоминаний сменяются на целый рой более поздних. Цепляясь заодно из них, я погружаюсь в театр теней. 

Я сижу в зале своей детсадовской группы, среди восторженного детского моря. Перед нами экран   из белой ткани, подсвечен с тыла проектором для слайдов. На экране разворачивается сказка «Рукавичка». Вырезанные из картона зверюшки силуэтами теней на экране прячутся от холода и набиваются  в безразмерную чудо-рукавичку. В нее поместился весь лесной зверинец с медведем в придачу! 

Двигавшиеся  живые картинки произвели на меня неизгладимое впечатление. Ведь это был мой первый синематографЪ, я еще не видел ни мультиков, ни кино.  Дома я пытался сконструировать такой же – под ножницы пошли газеты и мамины журналы «Работница». 

Когда я стал старше, моя мама, забрав меня с детсада, рискнула со мной сходить в кино. На то время, я уже был знаком с телевизором, на нашей улице  его купили наши родственники и к ним напосмотретькино ходили все соседи. В те времена это было вполне нормально и естественно –ничуть не напрягало владельца телевизора.

Глаза мои округлились, увидев цветной фильм на большом экране кинотеатра.  Вскоре остыв от первого впечатления, на радость зрителям по соседству, я начал вслух корректировать замысел режиссера – выстраивая свою трактовку сюжетной линии. Я не был понят мамой, и она сказала мне, чтобы я закрыл рот, а то в кино с собою она меня больше не возьмет. Я был опечален и почувствовал, как в моей душе что-то защемило –  во мне умер Великий Феллини.

Однажды идя домой из детсада, я поставил  мамку в известность, сказав ей, что люблю Маринку и когда выросту, то женюсь на ней. Что ответила мамка, не припомню, да разве это имело тогда значения. Моя первая любовь – Маринка. Как она появилась в моей жизни, об этом моя память умалчивает. Может она была новенькой в нашей группе, а может мы выросли с ней на одном горшкеВнешне, Маринка была обычная худощавая длинноволосая девочка, но отличалась среди девочек характером. Она не гримасничала и не вела себя по-пацански. В ней проявлялась индивидуальность и достоинство, она была спокойна и с грустинкой. В ней не выпячивался детский эгоизм, а был какой-то внутренний свет. С Маринкой я  не играл и не бегал за ней,  чтобы за мальчишеским шаблоном дерганьем  за косички выражать свою симпатию.  Мне  было приятно видеть ее и находится поблизости, чувствовать ее присутствие. Я всегда ждал прихода Маринки. Ее появление приносило мне радость, а отсутствие  печалило меня, и я желал, чтобы этот день быстрее закончился, и наступило завтра, в котором снова появится она.

В детсад Маринку всегда приводила ее бабушка. В этот день они пришли как обычно, но сегодня бабушка достала кулек конфет и начала раздавать их детям. Когда чьи-нибудь родители приносили конфеты, то это означало, что сегодня у их чада день рождения. Нам попадало по две, три штуки лакомых сладостей. На этот раз повод был неожиданным бабушка, раздавая конфеты,  сказала, что у Маринки умерла мама и ее нужно помянуть, так надо… Мы стояли, молча держа в руках по половинке шоколадной конфетки…

В какой-то день Маринка не пришла в детсад, и на второй ее тоже не было… и на третий…
Позже я узнал, что они с бабушкой переехали на новое место жительства. Это была моя первая утрата в жизни…

Как-то недалеко от своего дома я встретил похоронную процессию. Хорошо, что эта традиция давно отошла в прошлое, а то я ощущал бы себя каждый день жителем кладбища.

Внезапный звук духового оркестра привлек мое внимание. Мне уже была знакома эта траурная мелодия.  Я ее слышал неоднократно… видел еловые ветки, лежащие на улицах которыми проходила похоронная процессия, но с близка я не видел похорон и не очень осознавал происходящего.

Звук духового оркестра становился все громче и громче, печальная мелодия входила в душу и разрывала сердце. Всякое движение на улице прекращалось. Автомобили, прижавшись к тротуару замирали, прохожие останавливались и автоматически становились немыми участниками похорон. И я остановился вместе со всеми. Передо мною в траурной рамке проплыл портрет усопшего, за ним медленно шли люди с венками. Грузовик с открытыми бортами приближался ко мне.  Его кузов был застлан коврами, а в открытом гробе восковое лицо покойника перед голубым небом, но он уже не видел его, глаза его были закрыты на веки. По бокам у гроба сидели дети, они отрывали маленькие темно-зеленые веточки от ельника и бросали их на дорогу, обозначая этим последний путь умершего. За грузовиком в первых рядах шли безутешные плачущие родственники, последними  - музыканты. Они  тоскливой мелодией приумножали печаль, редкие удары большого барабана расставляли точки в партитурах.

Похоронная процессия навеяла мне печальные мысли, зайдя во двор своего дома, я заплакал. Слезы затопили все мое существо, я осознал реальность смерти. Я понял, что будет такой же солнечный день, но в нем не будет моих близких, не будет и меня. Во двор вышла моя бабушка, она поинтересовалась, почему я плачу, и начала меня всячески утешать и подбадривать. Бабушка сказала, что я еще слишком маленький, чтобы об этом думать, что у меня впереди еще много лет жизни, что она уже старая и то не плачет, что мы не умираем, а переходим в иную жизнь на небесах…

Наша жизнь подчинена времени, но мой детский опыт был еще мал и я не мог видеть его быстрый ход. Я мог только ясно ощутить временные отрезки, такие как завтра и послезавтра, вчера и позавчера. Время собрало мне семь лет – пришла пора отправить свою детсадовскую жизнь в прошлое.

Настал тот день, выпуск в подготовительной группе детсада «Солнышко». Из этого дня я помню мало, потому что необычным из понятных причин он был для  моей мамы, а для меня обычным праздничным днем с утренником и обедом с добавленными к столу сладостями. Главным запоминающим событием этого дня был подарок. Каждый из выпускников получил большую коробку, в которой был набор школьных принадлежностей: несколько тетрадок, пара ручек, пенал, цветные карандаши и другая всякая всячина. На протяжении лета я часто буду заглядывать в эту коробку рассматривать и перекладывать принадлежности в ней.  Буду с нетерпением ждать сентября, чтобы наконец-то можно было пользоваться  этими вещами. Это будет чуть позже, а сегодня я радостный несу домой эту ценную коробку, прижимая ее к себе. Я пока не осознаю, что этот день был не праздничным, а прощальным. С каждым шагом я уходил все дальше от своих друзей, которых никогда не увижу, от своего дошкольного детства.
Страницы:
1
2
3
5
предыдущая
следующая