хочу сюда!
 

Таня

35 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 35-42 лет

Обсидиановый Змей #1. Охотники на охотника








Глава 1: Охотники на охотника


      Бесчисленное множество историй существует на свете. Среди них хватает как правдивых, так и вымышленных. Бывает так, что заурядная вымышленная история оказывается настолько достоверной, что в неё можно поверить сразу, не задумываясь. А случаются на свете истории столь необычные, что поверить в них практически невозможно. Даже, если таковая из них произошла на самом деле.

        Случай сей случился весенним днём одного года в горах. Горах, известных своей каменной породой, обретающей на солнце неповторимый жёлтый оттенок. Недаром местные жители, грашкийцы, прозвали их Яловыми, что в переводе с их языка означает "жёлтые". Не считая этой характерной черты, горы эти примечательны своими целебными источниками и Трещицким ущельем, которое захватывает дух посетителя своими высокими, мощными каменными стенами. Проход между ними напоминает путь в другой мир, почти безжизненный и захватывающий своей уединённостью. В нём, за протяжённым проходом, затерялся утёс, который, казалось бы, не должен был там находиться вовсе, но всё же, удобно дополняющий это уединённое в тишине окружение.
       


        Венчала утёс, подобно короне монарха, крепость. Была она построена из того же жёлтого камня, который прославил эти горы. По очертаниям она действительно в чём-то напоминала корону: круглая крепостная стена с тремя дозорными башнями, крытые надземные переходы от них к зданию гарнизона стражи по центру. Вокруг крепости отсутствовал ров: бездна ущелья была её рвом. С горной тропой её связывал лишь подъёмный мост, который некогда использовался по своему назначению. Мало кто из историков, равно как и из местных, точно скажет, кто её построил. По легенде, восемь веков назад в ней после крупного крестьянского восстания пребывал в изгнании грашкийский князь. По этой причине за ней навсегда закрепилось название Крепость Изгнанника, а за самим утёсом - Скала Изгнанника.

       Она будоражила головы очевидцев не одно столетие. В разные века о ней слагалось немало историй, однако настоящей живой историей является крепостной сад. Его по праву можно назвать оазисом Трещицкого ущелья, поскольку в самом ущелье деревья встречаются редко и поодиночке, а разнообразие растений было скудным. Здесь же они росли так, словно выросли не на каменной, а на мягкой почве. И сад, и крепость просуществовали до дней повествования почти в полной сохранности. До недавнего дня.



       Однажды в горах раздался шум обрушения, доносившийся с ущелья. Прилетевшие на вертолёте спасатели обнаружили скалу Изгнанника разрушенной чуть менее, чем полностью. Речи о землетрясении в данном случае быть не могло. Кто-то из немногих очевидцев заявил, что видел в тот день со стороны гор внушительных размеров крылатое существо, по описанию походившее на чудо-юдо из старинных сказок. Эта новость быстро распространилась среди местных жителей, и уже за день успела выйти по звуковолновым передачам за пределы страны. Слухи о необычном обитателе Яловых гор с каждым днём подогревались свидетельствами местных жителей, достоверность которых ставилась под сомнение. Кто-то даже утверждал, что видел его ночью, в черте города близ целебных источников. Местные же власти не спешили отправлять людей на поиски того, о чём они даже понятия не имели. Вместо этого они отправили рабочую группу в район обрушения, для выяснения всех обстоятельств.

       Прошло 4 дня с возникновения шума вокруг крепости и неведомой зверушки. В небольшой город, уютно расположившийся у подножий Яловых гор, прибыл скорый поезд с краёв соседней Крагоссии. Здание вокзала, к которой он подъехал, украшала табличка с названием города: "Ялови Житцы". В переводе с местного это означает "жёлтые источники жизни". Именно в этом городе находятся знаменитые целебные источники Яловых гор, которые из года в год посещают множество приезжих, и с каждым годом всё больше из них - иностранцы.

       Среди тех пассажиров, которые высадились из поезда, выделялись двое мужчин, обладавших внешностью, характерной для жителей южных краёв обширной Крагоссии. Оба пассажира забрали из багажного отделения по две большие, и явно увесистые, сумки. Одному из них, который носил короткую причёску, было на вид было лет под сорок. Его напарнику, со средней длины чёрными волосами, можно было смело дать 25 лет. В отличие от остальных новоприбывших, они не остались рассматривать чудесную городскую архитектуру и не отправились непосредственно к самим источникам. Вместо этого они отправились к скоровозной станции и стали ждать ближайшего транспорта, который курсировал по горному маршруту. Пассажиропоток этого маршрута был очень велик, особенно в этот рабочий день, последний перед выходным. Так эти двое мужчин постепенно растворились в толпе ожидающих и исчезли из поля зрения рассказчика.
*скоровозъ - "автобус" по крагосски.

      Поздним вечером они вновь были замечены, на сей раз на выходе одной из горных гостиниц. Заметными их делали маскировочные костюмы, очень похожие на униформу крагосской пехоты, и обувь, явно предназначенная для горных походов. На своих спинах они несли по большому рюкзаку под цвет одежды. Управляющий заведением нашёл странным не сколько их одежду, сколько то обстоятельство, что эти гости отправились в горы в столь поздний час. На его вопрос Дабор и Гласлав, а именно так звали этих приезжих, ответили, что отправляются на ночную охоту в лес у подножья гор. Охота не была запрещена в этом районе, несмотря на то, что численность диких животных здесь заметно снизилась за последние 30 лет. Дверь за "ночными охотниками" захлопнулась. Управляющий проводил их взглядом пока обе их фигуры не исчезли из виду. Он и представить себе не мог, на какую дичь ушли охотиться его постояльцы.

      Выйдя за пределы гостиного двора, Дабор, которого выделяла трёхдневная небритость и короткая причёска, предусмотрительно надел меховую шапку. В начале весны погода в этом крае бывает очень неустойчивой. Тёплая, почти жаркая на солнце днём, погода играет злую шутку с теми, кто гуляет на улице допоздна. Ближе к ночи вместе с закономерным похолоданием поднимаются и горные ветра, которые при низкой температуре заморозят любого непутёвого путника. Молодой Гласлав, несмотря на свою волосяную копну, которая при желании могла бы спокойно закрывать его уши, одел шапку вслед за своим другом. На шапках оба охотника закрепили налобные фонари.
 
       Далее напарники, как и было ими сказано, отправились в лес, однако охотиться там у них явно не было намерения: оружия никто из них не доставал, и вообще, в течение своего пути они редко осматривались по сторонам. Редкие шорохи местной дичи не отвлекали их он монотонной ходьбы: скорее они их и не слушали, предпочитая этому обычный разговор, привычный для закадычных друзей. С каждым последующим шагом почва под их ногами становилась всё выше и выше - охотники поднимались вверх по склону гор. Сквозь тьму дремучего леса на нижние ветви деревьев начал просачиваться яркий свет Амаира, который почти достиг своей полной фазы. И вот, ночное светило появилось прямо перед глазами путников - последнее дерево на пути к горным высотам осталось позади их спин. Под амаировым светом им во всём величии открылись врата Трещицкого ущелья.
*Амаиръ - местная луна

       Остановившись у входа в ущелье охотники оглянулись. Лучшего места для привала нельзя было и найти. Найдя удобные каменные глыбы, на которые можно было бы присесть, они сняли тяжёлые рюкзаки с плеч и умостились на каменную гладь

      - Дух захватывает, да? - сказал Дабор, оглядываясь назад, на ночную панораму леса. - Ты не устал часом?
      - И не говори, - согласился Гласлав, прослушав второй вопрос напарника.
      - Это ещё что. Вот был я в Карандах, вот там горы! А эти... - Дабор сплюнул. - Прогулочная площадка.
      - А ты заметил, Боря? Ветер стих. - вновь прослушав приятеля, заметил Гласлав. - Если эта хренотень ещё будет гулять в горах, то мы её сможем даже услышать.
      - Славик, да на месте этой твари я бы уже давно свалил отсюдова! Вот, в Каранды те же. У него там, наверное, родня есть таких же тварей, как и он сам. Здесь-то он что забыл?
      - Да кто его знает! А, может, раньше он был обычным бобром, пока не перепил целебной водички? А если у него родня есть, то наверняка от жены своей прячется, - Гласлав засмеялся.
      - Не неси чушь! Как местных послушаешь - так "бобры" будут тебе повсюду мерещиться.
      - Сам не неси. Нам он здесь нужен! Зачем бы мы тогда сюда ехали? И зачем бы я тогда отстёгивал тому Вацюре столько денег?
      - Вот сейчас и глянем.

      Дабор сделал паузу и достал из своего рюкзака сложенный лист бумаги. Для видимости он подсветил его налобным фонариком, который своим светом выявил в ней топографическую карту местности.
      
     - Мы сейчас здесь, - ткнул он пальцем в соответствующую отметку на карте. - А вот там три пещеры, в которые мог бы поместиться наш зверь, - он указал на три наведённые чернилами кружочка на карте. - Вот эти две находятся в ущелье, а вон та - по ту сторону гор. Как я уже говорил, её можно рассматривать, если он действительно может летать. Как прислушаться к вменяемым слухам, так получается, что летающим его никто не видел. А крылья-то у него были...
     - Я уже говорил тебе..., - Гласлав прервал Дабора в его паузе. - Осмотрим эти две пещеры, а там видно будет.  Будет ещё крепость по пути - на неё тоже взглянем.

      Старший товарищ согласился и поднялся с места. Одев рюкзаки, охотники отправились в ущелье, которое своей игрой амаирового света манило их в свои врата. За "вратами" они стали двигаться немного медленнее, приглушив шум шагов, словно вслушиваясь в любой посторонний звук, который мог бы нарушить тишину ночного безветрия. Молча, шаг за шагом они двигались во тьму: каменные стены не пропускали свет в непроглядное дно ущелья. Однако, два двигающиеся огонька фонарей своим ярким рассеянным свечением напрочь убивали эту атмосферу. Несмотря на то, что тьма стала преследовать путников со спины, таковое их совершенно не беспокоило. Неведомое желание, подобно жажде, вело их вперёд. Пока не привело к тому месту, которое некогда звалось Скалой Изгнанника.

      От некогда мощного широкого утёса на этом месте остался лишь каменный пик, последний его осколок, стоявший словно памятный столп вокруг огромного завала камней. Среди них можно было разглядеть и фрагменты каменной кладки - крохотные кусочки от многовековой крепости, которые уже никогда не удастся собрать воедино. Ночные путешественники которые подошли к этому каменному беспорядку, поняли, что смотреть здесь уже было не на что. Мелкий мусор, поблескивавший в свете фонарей, был лишним тому подтверждением - здесь уже побывали люди. Пробираясь через каменный завал, Гласлав ещё раз взглянул на то, что осталось от утёса. Падавший на макушку монолита амаировый свет делал его в глазах охотника похожим на огромный длинный коготь неведомого зверя.


      Оставив каменные развалины в покое, охотники отправились к первой пещере. Добраться до неё им не составило особого труда. Проход в неё был довольно широким, однако он не был слишком высоким. Несмотря на полторы сажени в высоту, каменный потолок у входа был таким же целым, каким его создала природа, а существо, исходя из своего описания, если бы и прошло в пещеру, то должно было бы обязательно оставить на нём следы от трения. Внутри пещера сужалась и уже не смогла бы обеспечить зверю здоровый сон. Вывод искателей был единогласным: здесь его не было.

      Путь ко второй пещере был более сложным. Сложность добавляло и расположение самой пещеры, которое располагалось в десяти саженях над уровнем голов двух крагоссцев. К такой высоте они уже были подготовлены, потому долго не медля они достали из рюкзаков скалолазную экипировку
. Подготовившись к подъёму Дабор первым начал лезть наверх, сказав напарнику оставаться внизу, пока он самостоятельно разведает обстановку в пещере. Гласлав повиновался, и без особой радости вытащил из своего рюкзака чёрного цвета штурмовую винтовку, явно не походившую на охотничье ружье. Достав оружие, он тяжело выдохнул и уселся на рюкзак. Всё, что ему оставалось делать сейчас - ждать вестей от Дабора, попутно проверяя готовность своего автомата. Прошло какое-то время, и тот уже достиг входа во вторую пещеру. Отправившись внутрь, он вновь показался снаружи минут через пять. Сверху он жестом показал товарищу о том, что здесь тоже никого не было. Что, впрочем, не совпадало с его словами, когда он уже спустился на ровную землю.

       - Он был здесь, - сказал Дабор, снимая с себя экипировку. - Но ни разу не прилёг.
       - С чего ты это взял? - удивился Гласлав.
       - Фух... На стенах и полу пещеры у входа были потёртости, а на камнях были видны свежие сколы. Только... грубый каменный пол остался нетронутым. Это не его логово. Тебя не было, когда мы с Власом и Бугаем искали похожее чудище в Будуйском крае. Помнишь, я ещё рассказывал тебе о мужике, которого в лесу такая красная тварь растерзала насмерть прямо на глазах у товарищей? Тогда в одной пещере мы нашли её опустевшее лежбище: там прямо на земле был виден круг, на котором не было ни одной неровности. Осколки сталагмитов лежали в дальнем углу пещеры. Я видел это. Хех. Чистоплотен он, скажу тебе, и явно любит уют.
       - Так быть может утром он после охоты сюда прилетит. Стало быть, летать он может.
       - Нет. Мне кажется, ему не понравилось это место... Как и мне. Нет его в этом ущелье! Набедокурил - и был таков! Почему, по-твоему, я до сих пор его не поймал?
       - Он быстр?
       - Да нет. Мы медленные, ё-моё! - Дабор сделал длинную паузу. - Идём отсюдова. Пока к гостинице доберёмся, уже утро наступит.

       На том ночные покорители горных пород развернулись и пошли обратно, в сторону леса. Оба они понимали: ущелье более не будет доступным для них: наступал выходной день и множество людей, желая отыскать следы зверя невиданного, ринутся сюда, после чего власти перекроют к нему дорогу, также, как и горную тропу к Крепости Изгнанника. Минута за минутой небо с восточной стороны становилось всё светлее. Вместе с тем ущелье теряло свой зловещий вид, который и так уже был утрачен в свете двух фонарей. Гласлав нёс на себе рюкзак в угнетённом состоянии: ему явно хотелось испытать своё оружие в действии, несмотря на то, что для Дабора оно было скорее помехой, чем помощью. Путь через разрушенную скалу на сей раз поддался ему быстрее, чем в прошлый раз: вид торчащего из-под земли пика уже не отвлекал его.

      На выходе из ущелья их золотистым светом встретило наступавшее утреннее зарево. Пение птиц поддерживало эту пробуждающую атмосферу. Охотники напоследок осмотрелись назад, желая убедиться в том, что они ничего не упустили в этом месте. Достаточно убедившись, они начали свой спуск вниз. Гласлав по пути всё ещё озирался на горные скалы, каким-то чудом смотря под ноги. На подступах у лесу он неожиданно остановился, вглядываясь в одну точку со стороны гор, и окликнул товарища.

      - Что ты там увидел, Слава?
      - Смотри! Вот там, - Гласлав пальцем указал это место. - Видишь ту точку? Это ведь пещера?
      - Да, вижу. Пещера, - Дабор присмотрелся. - Вход в неё большой, отсюда вижу. Странное дело, на карте её не было...

      Традиционно сделав паузу, Дабор полез в рюкзак за картой. Гласлав не стал его ждать, и направился в сторону пещеры. Позади себе он услышал голос напарника:

      - Она ВООБЩЕ здесь не указана! С этой стороны гор даже мелкие пещеры встречаются разве что возле
целебных источников
. Да постой ты уже! Сейчас вместе пойдём, посмотрим.
     
      Как только напарники добрались до пещеры, над горизонтом взошло солнце. Пещеру, высотой примерно в 2 сажени, окружал небольшой каменный завал. Небольшой относительно того, который охотники уже видели этой ночью. Осмотривая валуны, Дабор обратил внимание на их поверхность. Она была точно такой же, как и на месте Скалы Изгнанника - свежей и острой, словно камни раскололи не так давно. Между тем Гласлав вновь достал из своего рюкзака винтовку. Это обеспокоило Дабора:

      - Да положь ты "светлячка"! Может быть, его там нет.
      - Есть он там. Сам же говорил, что он охотится по ночам. Сейчас, наверное, отсыпается.
      - Это не факт, что он там есть сейчас. Но это явно его логово. Я чувствую это, - Дабор вновь сделал паузу. - Хорошо, вешай "светляка" за спину и возьми с собой пару "белок".
      - А взрывчатку?
      - Её я сам возьму.

       Подготовившись к возможной встрече с чудищем, мужчины оставили свои рюкзаки, которые за ночь они почти не снимали. Дабор, который прежде пренебрежительно относился к огнестрельному оружие в этом деле, сам нацепил себе на спину такого же штурмового "светлячка". Путь в пещеру был проложен с правой стороны завала, где лежали более мелкие каменные осколки.


      Охотники вошли в свежевыявленную пещеру. Вход в неё был намного выше, чем это казалось снаружи. На стенах у входа всё ещё были видны следы недавнего скола породы, словно этот проход был искусственно расширен. Только вот чем, сказать было сложно. Да и наших героев это уже мало интересовало. Включив фонари, они пошли дальше. Им хватило сделать около тридцати шагов вглубь пещеры, как они услышали тихий, но громоздкий звук, доносившийся из темноты. Напарники переглянулись: неужели тот, кого они искали всю ночь, уже вернулся в своё логово? Гласлав вопросительным взглядом посмотрел на своего напарника. Дабор своим взглядом дал понять, что следует продолжить спуск, чтобы убедиться в своей догадке. Они пошли дальше, но уже медленнее. С каждым шагом громоздкий звук становился всё громче и громче. Пройдя ещё шагов сорок, их взору открылась большая непроглядная пещерная полость. Источник шума находился именно там. Охотники остановились. Гласлав вздрогнул, а Дабор, между тем, взглотнул и начал всматриваться в темноту. Их лучшие, и в то же время, худшие догадки подтверждались: источником шума в этой пещере было ни что иным, как храп. Кто был его обладателем - сомнений не оставалось.

      Свет фонаря выводил очертания крупного животного, спина которого была укрыта острыми шипами. Дабор выключил свой фонарь. В пещере и без того становилось светло, так как светлая жёлтая порода отражала падающий на неё солнечный свет.

      "Выключай фонарь" - шепнул Дабор товарищу. "Доставай "светлячка"
      "Зачем? Впереди ничего не видно будет"
      "И не надо! Свет фонаря только разбудит его. У "светлячка" прямой свет. С его помощью мы узнаем, есть ли другие выходы из этой пещеры, чтобы наверняка замуровать его здесь"
      "Ты его замуруешь?!" - выключив свой фонарь, Гласлав указал на того, о ком шла речь. "Его убить проще"


http://s017.radikal.ru/i404/1305/81/2e833b4618d3.jpg


      Он достал свою штурмовую винтовку и включил вмонтированный в неё фонарь, за который она и получила своё незамысловатое прозвище. Между тем, с выключением света храп немного затих, а затем стал ещё громче прежнего.

       "Его можно только убить, ты понимаешь?" - выискивая светом "светлячка" другие выходы, продолжал Гласлав. "Будь у нас ракетница, его бы уже не было в живых"
       "Идём отсюдова" - вслушиваясь в храп, прошептал Дабор.
       "Куда уже идти? Сейчас мы усыпим его и порешим, пока в себя не пришёл"

       С этими словами он достал одну из гранат, которые он называл "белками". Прошептав себе какие-то слова, он отцепил чеку и бросил её в неглубокий провал, в котором лежало чудище. Охотники торопливо отошли подальше оттуда, пока не прозвучал тихий звук удара. Из упавшей гранаты начал выделяться газ. Вдруг во тьме прозвучал шорох, а затем ещё один звук удара, такой же самый, как и перед этим, но уже где-то в другом месте. Храп между тем не просто усилился, а перерос в явное рычание. Гласлав кинул ещё одну "белку" с усыпляющим газом и включил свой фонарь. Теперь она упала прямо перед провалом с лежбищем. Из неё также стал выделяться газ, но на этот раз за этим последовала мощная огненная вспышка. Она осветила лик того, кто её произвёл. На короткий миг, в ярком свете своего пламени перед ними на крупной змеевидной шее засветилась красная демоническая морда чудовища с горящими жёлтыми глазами. Чудище лапой
своей отбросило газовую гранату в сторону и сделало ещё один огненный залп.

       - Получи, зараза! - крикнул Гласлав, устроив, наконец, стрельбу из своего оружия. Целью он выбрал глаза "заразы", которые светились в свете "светлячка".

       Под градом выстрелов чудовище задрало голову, укрыв свои глаза от удара. В этот момент в него полетела другая граната, уже со стороны Дабора. На пути к шее гранату встретило поднявшееся из темноты перепончатое правое крыло, которое отбило крохотный предмет в сторону. Раздался взрыв.

       - Бежим! - крикнул Дабор, осознав, что гранаты не нанесут чудо-зверю большого урона.

      Сразу же за этой фразой в клубах дыма разразился чудовищный животный рёв. Охотники со всех ног понеслись к выходу. Дабор, оглянувшись назад, бросил ещё одну взрывную гранату. Гласлав тем временем заметно обогнал его. Раздался ещё один взрыв, который вызвал небольшой обвал. Дабор понял, что эту махину такой пшик не остановит, потому отбросил свою мысль заложить взрывчатку для подрыва пути наружу. Выход был прямо перед его глазами, равно как и силуэт его молодого напарника. В одно мгновение позади, из облака дыма, стремительно вырвалась голова чудища, которая сразу же отправила вдогонку за обидчиками огненный плевок. Несмотря на внезапность этой атаки, Дабор инстинктивно увернулся в сторону от пламенной струи. Почуяв неладное, Гласлав, который уже почти пересёк порог пещеры, сделал резкий рывок наружу. Однако, оказавшись снаружи, он был ослеплён солнечный светом, который заставил сделать его опрометчивый шаг вперёд. Подскользнувшись на камне, он упал вниз, где-то на пядь разминувшись с огненной струёй. Тем временем, Дабор после чудесного уклона быстро сориентировался и выбежал наружу. Словно по памяти, он сразу завернул налево и бросился бежать вниз. Как и его товарищ, он тоже подскользнулся на камне и упал на землю, отделавшись парой переломов.

      Старший охотник попытался подняться, но его собственное тело не позволило ему это сделать. Понимая, что это не единственная вещь, которая его сейчас беспокоит он крикнул:

      - Славик! Ты там живой?

      Ответа не последовало, вместо этого он услышал лишь приближающийся из пещеры громкий топот. Будучи человеком крепким и выносливым, но, увы, порядком вымотанным за ночь, он всё-таки нашёл в себе силы развернуться и проползти в сторону пещеры, чтобы взглядом отыскать друга. Вместо друга он обнаружил перед собой, прямо на вершине каменного завала, того, в чьих руках, а вернее, лапах, сейчас лежала его судьба и его жизнь.

      Перед ним, расправив крылья и подняв голову, во всём своём великолепии предстал красный дракон. Всё его мощное тело было укрыто россыпью чёрных камней, напоминавших уголь, а спина по всей длине была украшена бурым шипастым гребнем. Рога его были плавно подогнуты вверх, а ушные гребни плавно изогнуты вниз, что придавало опасному чудовищу благородный вид. Пожалуй, к этому виду можно было также добавить и бежевую броню, приятно блестевшую на солнце, которая довершала этот портрет. Единственным элементом, лишавшим дракона полноты великолепия, было правое крыло, пострадавшее в неравном бою с гранатой.

      Хозяин пещеры пристально посмотрел в глаза охотника своими горящими огнём глазами, по крайней мере, последний был уверен в этом. Не узрев в них ничего путного, он отыскал взглядом второго охотника, который лежал прямо под ним, зажатый между двух глыб. Тот был без сознания. Дабор поймал этот взгляд и, сдвинувшись в сторону, увидел напарника. Дракона такое движение явно не устроило, и вовсе не потому, что человек был ещё жив. Справа от себя он видел своё потускневшее, порванное крыло. Он сделал два взмаха крыльями, и, разочаровавшись в их готовности, издал громкий рык в сторону Дабора. Вместе с тем раздался резкий хпопок, донёсшийся из-под левой лапы дракона, лежавшей на одной из каменных глыб. Охотник увидел, как из-под красной ладони полетели каменные осколки, а сама глыба покрылась трещинами. Эта свидетельство силы бросило бывалого человека, прошедшего военную подготовку, в дрожь. Дракон раскрыл свою пасть, будто готовясь к огненному плевку, и угрожающим жестом правой лапы ясно намекнул охотнику о том, что лучше на глаза ему больше не попадаться.


http://s43.radikal.ru/i099/1305/0e/190b4603b5f3.jpg

     Он ещё раз взглянул в глаза лежащего перед ним человека и закрыл свою зубастую пасть. Видимо осознав, что делать ему здесь более нечего, красное чудище сделало глубокий выдох и рыком пробурчало: "ПО-ЛУ-ГУР-Р-РКИ-И..." Вслед за этим оно развернулось и скрылось в глубине пещеры, на прощание вильнув своим остроконечным хвостом.

    Дабор, придя в себя после встречи со зверем невиданным, превозмогая боль, встал на ноги и подошёл к Глаславу. Было видно, что он крепко ударился головой об камень. Нащупав пульс, он успокоился: его друг был жив. Во многом благодаря своему костюму, который изначально должен был обезопасить его от падения с гор. Оказав товарищу первую помощь, Дабор запустил в небо сигнальную ракету, которая давно ждала своего часа, лёжа в его рюкзаке.

    Теперь старший охотник был спокоен. Казалось, его друг уже был в безопасности, да и он сам ещё мог передвигаться. В ожидании вертолёта он сел на твердую землю и ушёл в свои мысли. В мыслях он искал ответы на вопросы, которые один за другим всплывали в его голове. Что было бы, если бы двое его старых друзей, сопровождавших его в предыдущих походах, отправились бы с ним навстречу к дракону? Было бы от этого больше шансов поймать его или от этого могло бы привести к бОльшим жертвам? Был ли он охотником вообще, если он сам стал жертвой охотника, которого выбрал себе в качестве жертвы? Почему дракон, со всей своей силой, пощадил его после всего того, что он с Глаславом устроил ему сегодня? Стоило ли вообще бросать ему вызов? Остановившись на вопросе: "Зачем я всё это делаю?" он услышал шум вращающихся лопастей над своей головой.

    Из спасательного вертолёта вышло трое человек, которые помогли пострадавшим добраться в своё воздушное судно. Дабор от помощи отказался, требуя, чтобы его товарища привели в чувство. Он больше думал о семье Гласлава, чем о своей собственной. Его уже не волновало, в какую сумму его оштрафуют за вред природе и будут ли его судить за применение взрывоопасных материалов. И уж тем более не волновало:
поверят ли его истории или нет. Поэтому на вопрос спасателей он рассказал её такой, какой её сам видел. Как ни странно, никто из спасателей не засмеялся и не назвал рассказчика сумасшедшим. Хотя нет, один раз они едва сдержали смех, когда Дабор назвал единственное слово, произнесённое драконом. В нём они услышали устаревшее старокрагосское ругательство, которое ещё было в обиходе у грашкийцев, в виду родственности их языков.  В какой-то мере они сами верили в то, что в их горах водится красный чудо-змей, несмотря на то, что средства массовой информации всячески высмеивают такого рода истории.

    Один из спасателей, услышав рассказ пострадавшего, вспомнил одну историю, которую он услышал в телепередаче про путешествия. В одном из заморских городов бытовала городская легенда о том, как однажды дракон спас ребёнка из горящего здания. Услышав её, Дабор рассердился:

     - Я скорее поверю в то, что такое чудовище может по-человечьи говорить, чем в то, что оно может спасти человеку жизнь!

     Тяжело выдохнув, он выглянул в окно, сонным взглядом осматривая горы, которые доставили ему столько хлопот. Его лицо исчезло в солнечном блике окна вертолёта, который улетел в сторону ближайшего города.

     На том эта история закончилась. С тех пор драконов в Яловых горах больше никто не видел. Всё, что произошло дальше, было уже другой историей. Случай этой не был единственным в своём роде. История, в которую не хотел верить охотник, была одним из них. Несмотря на ту сказочность, с которой она прозвучала в выпуске телепередачи, она выглядела иначе в глазах очевидцев, и совершенно иначе - в глазах того, кто её сотворил. А дело было так...


       © Пенькин А.В., 2013

       
      
Много букофф, но короче написать её я не смог - проникся атмосферой повествования, а урезать уже было жалко.
       Немного о том, что я всё-таки не написал:

       - граната с усыпляющим газом, которую охотники называли "белка", получила своё незатейливое название от травы белладонна, которая также известна, как сонная одурь;
       - описание Яловых Житец я не приводил. Скажу лишь, что по архитектурному стилю он близок к средневековому чешскому или польскому городку (в интерпретации конца 20-го века);
       - название гостиницы, в которой остановились охотники, - "Трещицкiй Шляхъ" (вместо буквы "е" стоит "ять").
       - пришёл ли Гласлав в себя? Не знаю. Впрочем, его жизнь находится уже не в лапах дракона, а в моей клавиатуре)

       Изначально эта глава задумывалась, как предисловие "Змея".

       Следующая глава "Спасение с небес" выйдет в свет... когда я её напишу. smile
12

Комментарии

17.05.13, 10:47

Увлекательно.Мне как то сразу по названиям Чехия представилась
И да,то слово,что дракон сказал...меня тоже улыбнуло

    27.05.13, 11:42Ответ на 1 от Шельма

    Увлекательно.Мне как то сразу по названиям Чехия представилась
    И да,то слово,что дракон сказал...меня тоже улыбнуло
    Спасибо!
    Если бы он чаще общался с людьми, он бы и не такое выдал. Правда, благородная натура не позволит ему это сделать

      38.05.13, 08:55Ответ на 2 от WalesDragon

      Благородная натура или чувство самосохранения?С нами связываться себе дороже

        48.05.13, 11:50Ответ на 3 от Шельма

        Благородная натура или чувство самосохранения?С нами связываться себе дорожеПару раз уже связался: впечатлений надолго хватило

          58.05.13, 12:44

          понравилось

            68.05.13, 13:10Ответ на 5 от ЛанаМ

            Спасибо, Света!

              78.05.13, 17:20

              понравилась очень твоя история ! Увлекательно и читается легко

                88.05.13, 19:22Ответ на 7 от K-ATRIN

                понравилась очень твоя история ! Увлекательно и читается легкоСпасибо, Катюша! Я рад, что тебе понравилось

                  910.05.13, 11:03Ответ на 4 от WalesDragon

                  Думаю встречи ещё предстоят.Пусть валиумом запасается

                    1012.05.13, 18:55

                    скинь мне пож отдельным файлом на почту

                      Страницы:
                      1
                      2
                      предыдущая
                      следующая