Профиль

Безуминка

Безуминка

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Важные заметки

Последние статьи

"Мои" люди

Есть люди, которые всегда рады тебя видеть, которые готовы тебя выслушать и не боятся вправить тебе мозги, в которых веришь, не смотря ни на что, и веришь, что у них все получится. И радуешься их победам, и выслушиваешь их проблемы, и не боишься им вправить мозги.
Иногда ты их не слышишь, иногда - они тебя...но вы всегда делаете вид, что слышите и вникаете - а большего и не нужно. Иногда даже говорить не нужно. Достаточно просто видеть этих людей - тех, кому ты всегда нужен, которые всегда рады тебе, которым всегда рад ты сам - даже когда лень, на улице дождь, или мороз и гололед, а у тебя переломаны все конечности - ты знаешь: если будет нужно, они окажутся рядом, и если будешь нужен ты - ты приползешь, испуская последний дух - но окажешься там, где нужен.
Кто-то называет их друзьями, кто-то - родными, кто-то не верит в дружбу, а кто-то не может подобрать достойное название.

Есть люди, которые любят тебя, не смотря ни на что. Сквозь годы терпят твою глупость, смеются и плачут вместе с тобой. А ты - с ними.

Для меня все просто.
Это - МОИ люди.

Марионетки

Жили-были две марионетки. И кто-то ими управлял, руководил, сажал-ложил-поднимал. И обе они были довольны этими манипуляциями. Ведь их кормили, поили, спать укладывали, вовремя протирали суставы и меняли ниточки. К слову сказать, они и не знали о том, что ими кто-то управляет. Точнее – не задумывались. Они думали, что так и нужно – все происходит так, как должно происходить. Иногда они встречались, иногда общались, иногда даже выполняли похожие действия.
Но вот однажды. Уж не знаю, затмение лунное произошло или глобальное потепление подействовало – но ниточки стали дергаться как-то невпопад, стали казаться короткими, стали натирать и резать при движении. 
А потом одна из марионеток заметила, что у нее появилась еще одна ниточка, правда, очень странная. Она торчала прямо из деревянной груди, была почти незаметной, но очень натянутой, и походила больше на тоненькую резинку. При всем этом, не было видно ее конца – она уходила в неизвестность. Но хуже всего – что марионетке хотелось знать, куда ведет эта ниточка. Раньше такого не приключалось. Бывало: надоедали остальные нитки или появлялись мозоли, в крайнем случае – доставало то, что нитки изнашивались. Но никогда не было интересно, куда они ведут и кто их дергает. А тут вдруг – стало. И не просто интересно – невозможно было не узнать! Марионетка просто не могла найти себе места. И она пошла по ниточке. А когда увидела, что такая же торчит из другой марионетки, испытала очень непонятные чувства. Ей было и странно, и непонятно, и в то же время, не было большого удивления (видно, у марионеток есть их марионеточная интуиция). Удивительней всего оказалось, что резинка не переставала быть натянутой. Казалось, что чем ближе приближались марионетки, тем больше резинка тянула их друг к другу.
Вторая марионетка почти всегда догадывалась, кто дергает за ее ниточки, кроме того, некоторые ее ниточки были частично в ее собственной власти. Появление же резинки стало для нее неожиданностью. Тем более, что она появилась вместе с другой марионеткой. Нет, небольшие ниточки всегда связывали ее с другими марионетками, но они были настолько тонкими, что почти всегда рвались или быстро изнашивались. Резинка же была чем-то настораживающим. Тем более, что с появлением оной остальные ниточки тоже как-то поднапряглись.
Ни одна из марионеток толком не знала, что происходит и как избавиться от дискомфорта. Нужно было непременно избавиться – либо от новоявленной резинки, либо от старых ниток. Ни одна марионетка не хотела избавляться от таких еще недавно комфортных старых ниточек. И они – марионетки – начали идти в разные стороны. Но чем дальше они отходили друг от друга, тем сильнее резинка тянула их обратно. Первые пару шагов давались не так уж сложно, но для каждого следующего шага приходилось прикладывать все больше усилий. И так они провели некоторое время – пытаясь разорвать резинку. Она не поддавалась, а все нитки были уже весьма напряжены. 
И вот, обессиленные марионетки снова сошлись на более-менее комфортное расстояние – чтобы передохнуть и промочить горло. Одна марионетка заказала кофе, другая – цветочный чай. Так неожиданно! – после первого глотка они встретились взглядами и, наверно, впервые увидели глаза друг друга! 
Марионетки сидели и просто смотрели друг другу в глаза… Потом одна из них опомнилась и предложила обсудить способы освобождения от дискомфорта. Тут только они обе заметили, что дискомфорт у них вызывает отнюдь не резинка, связывающая их. Это всё старые ниточки – они режут и царапают. И марионетки решили, что если поддаваться стягивающей их резинке, то, возможно, ниточки порвутся или хотя бы ослабятся. И они стали идти друг другу навстречу. Нитки натягивались и делали больно. В некоторых местах даже появились кровавые царапины. Но спустя несколько шагов наступило невероятное облегчение. Марионеткам стало очень тепло и комфортно – это треснули все нитки и марионетки упали в объятия друг друга. Боль, причиненная нитками начала постепенно отступать и не хотелось разнимать рук. Но когда они все же сделали это, увидели, что резинка, связывающая их, стала совсем мягкой, практически незаметной и очень эластичной, кроме того, ее почти не было заметно…

…Так они и ходят среди нас – две марионетки, связанные друг с другом невидимой резинкой, а когда окружающие очень удивляются марионеткам без ниток, они смотрят друг на друга, улыбаются и пожимают плечами…

Смех да и только!

Я смеюсь, чтобы не плакать, не выть, не стонать, не кричать, не вопить дурным голосом, не ругаться на чём свет стоит. Смех — это просто ещё один способ дать выход эмоциям. (Чак Паланик. Уцелевший)

Gia...

Once upon a time in a kingdom far, far away there lived a young girl, whose hair was made of gold, the people saw her, oh how beautiful she was. Once upon a time there was a very pretty girl who lived in a box and everybody loved her. She went to live in a beautiful house and all the people loved her and she was very happy, but the people in the village were very poor and every night they crept into the house, where the girl slept and they cut off a piece of her golden hair and they sold it for money. She’ll never even notice they said, and so all the gold was gone from her head. And the people said, oh she’s not beautiful and they took her away and drove her into the street and she went away. She never came back and people got hungry again and went to the beautiful house looking for gold but there was none “Once upon a time in a kingdom far, far away there lived a young girl, whose hair was made of gold, the people saw her, oh how beautiful she was. Once upon a time there was a very pretty girl who lived in a box and everybody loved her. She went to live in a beautiful house and all the people loved her and she was very happy, but the people in the village were very poor and every night they crept into the house, where the girl slept and they cut off a piece of her golden hair and they sold it for money. She’ll never even notice they said, and so all the gold was gone from her head. And the people said, oh she’s not beautiful and they took her away and drove her into the street and she went away. She never came back and people got hungry again and went to the beautiful house looking for gold but there was none “Once upon a time in a kingdom far, far away there lived a young girl, whose hair was made of gold, the people saw her, oh how beautiful she was. Once upon a time there was a very pretty girl who lived in a box and everybody loved her. She went to live in a beautiful house and all the people loved her and she was very happy, but the people in the village were very poor and every night they crept into the house, where the girl slept and they cut off a piece of her golden hair and they sold it for money. She’ll never even notice they said, and so all the gold was gone from her head. And the people said, oh she’s not beautiful and they took her away and drove her into the street and she went away. She never came back and people got hungry again and went to the beautiful house looking for gold but there was none “Once upon a time in a kingdom far, far away there lived a young girl, whose hair was made of gold, the people saw her, oh how beautiful she was. Once upon a time there was a very pretty girl who lived in a box and everybody loved her. She went to live in a beautiful house and all the people loved her and she was very happy, but the people in the village were very poor and every night they crept into the house, where the girl slept and they cut off a piece of her golden hair and they sold it for money. She’ll never even notice they said, and so all the gold was gone from her head. And the people said, oh she’s not beautiful and they took her away and drove her into the street and she went away. She never came back and people got hungry again and went to the beautiful house looking for gold but there was none there.” Dear book,this is another day in my life.A life is like a book.A book is like a box.A box has six sides.Inside and outside.how do you get to what's inside? Once upon a time, there lived a very pretty girl, who lived in a beautiful box, and everybody loved her.

сдаю в аренду...

  • 01.04.10, 14:16
..а люди ищут друг друга..повсюду..постоянно..среди прохожих, сталкиваясь лицом к лицу, извиняясь, улыбаясь и оглядываясь назад..провожают взглядом.. ..миллионы объявлений..сдаю сердце в аренду..куплю любовь оптом..требуется муж, без в/п, с в/о..хочу познакомиться..сниму на одну ночь..отдамся в хорошие руки..
..всматриваются в глаза: ты не ты?..назначают встречи..отвечают на телефонные звонки..и постоянно ищут..ждут..ошибаются.. ..пол/возраст/причинно-следственные связи..
..а потом находят совершенно случайно..и долго удивляются..

Спичка

Спичка.............я безмозглая деревянная спичка.....

Меня снова достали из коробка и подожгли...
Я сказала снова? Странно, не правда ли? 

- это наше свойство. Мы - особый вид спичек. Нас можно поджигать несколько раз. Это своего рода, брак производства. Мы зажигаемся, потом гаснем, сами по себе, а потом, спустя некоторое время, нас снова можно поджечь. 

Правда, есть среди нас и нормальные особи - те, которые зажигаются однажды и горят все время, с одинаковой силой, до самого конца...

Мы завидуем таким. Мы мечтаем стать такими же. Но для этого нужно зажечься от очень сильной спички... А еще мы боимся сильных спичек, тех, которые не гаснут...Мы боимся, что сумев зажечься от них, мы отберем их огонь, тем самым затушив его и сделав сильную спичку такой же как и мы...как и я...бракованной... Я - спичка-вампир...

И вот меня снова достали из коробка... и снова подожгли...а я снова погасла... я, наверно, жутко бракованная... И самое бракованное во мне - умение распространять свой брак на других...

И меня снова кладут в коробок... В коробок, где с каждым разом остается все меньше спичек... Многие из них такие же бракованные, как и я. 

И все мы испытываем чувство вины за те испорченные нами спички, за то, что они, возможно, не смогут зажечься вновь...

А еще мы боимся... Мы боимся держаться вместе, боимся испортить друг друга, боимся зажигаться снова, боимся, что снова не зажжемся никогда... Но больше всего мы боимся, что однажды после того, как мы снова погаснем, и нас снова положат в коробок, он окажется абсолютно пустым...

История одной переписки

Так трудно поверить в то, что можно любить…. Нет – я не верю в любовь, не верю, не верю, не верю, не верю… Говорят, если долго что-то повторять, это может стать правдой… Я не верю в любовь. И никогда не верила. И никогда не хотела любить.  А что сложнее: любить или быть любимой? Ведь если тебя любят, а ты не отвечаешь взаимностью, начинаешь испытывать что-то…как будто, ты обязан чем-то человеку…словно ты виноват перед ним. Виноват в том, что позволил себя полюбить. И в том, что не полюбил в ответ. И понимаешь, что мучаешь его… А если любишь ты….а тебя не любят… Тогда переполняет чувство абсолютнейшей безысходности. И начинаешь ненавидеть себя за эти чувства. И боишься сделать что-то не так – чтобы человек не испытывал дискомфорта, находясь рядом. И дискомфорт испытываешь сам. И начинаешь ненавидеть себя за чувство, в которое не веришь. А потом и ненавидеть объект этого чувства…просто за то, что он существует и за то, что мучает тебя… Так что же лучше – любить или быть любимым(ой)? А что делаю я?... Плыву по течению?... Всегда думала, что именно это и делаю… Но ты опроверг, к своему же сожалению… «Мне кажется, ты периодически пытаешься делать заплывы…» - твои слова. Твоя ошибка…. Я благодарна тебе, правда. Спасибо за то, что пробудил меня ото сна. И извини… извини, но теперь с буду делать заплывы против течения немного чаще, чем раньше. И первый будет не в твою пользу. С тобой интересно – вот, что я отвечала когда меня спрашивали о тебе. Я ни разу не сказала, что-либо большее… С тобой интересно, но я тебе нравлюсь больше чем ты мне. Извини – это мой первый осознанный заплыв. Пусть и такой глупый, пусть нелепый…Да, техника плаванья хромает, но плыву я уверенно, я долго выбирала направление и знаю, что сделала правильный выбор…Сейчас это точно. Странно, я думала, ты хуже его воспримешь, мой заплыв. Возможно, и воспринял хуже, но не показал. И за это спасибо. И спасибо за то, что стал мне другом. Спасибо…но… Я сейчас зависла…нет – я не перестала плавать, но плыть в спокойной воде скучно…не интересно…не с чем бороться, некуда плыть… Я сейчас думаю…а что ты чувствовал, когда понял, что я уплываю в другую сторону? О чем ты думал? Почему не остановил?

«Любовь – это улица с двухсторонним движением» - помнишь? Мы смотрели этот фильм вместе. Мы оба тогда еще отметили, как хорош материал и как ужасна игра актеров… Мы… два зависимых человека… Я много тогда рассказал тебе… А ты… ты не просто слушала – нет – ты впитывала информацию. Слово «впитывала» стоит написать крупными буквами и выделить ярким цветом. Не часто встречаешь людей, умеющих слушать тебя ТАК! Мне тогда это было так в кайф… И смотрела прямо в глаза… Это завораживает, правда. Твой взгляд… гипноз))   И то … мероприятие ;) на которое ты пошла по моему совету… Ты была так увлечена тогда, ты вся светилась! Нет! Не светилась – ты горела просто! (Снова крупными буквами) Так вот, о любви… У меня было достаточно много девушек – ты знаешь… но, не думаю, что кого-либо из них я любил по-настоящему. Да и не искал я любви! И вряд ли те, кого я находил и те, что находили меня искали во мне любовь на всю жизнь… Потому-то я и один, наверное… Это все ты…ты пришла… не в первый раз, кажется, была у нас? Но тебе первой я сказал, что я один… так получилось, что я сейчас один… А что ты ответила – помнишь? Ты сказала, что одиночество – это прекрасная вещь, если рядом есть кто-то, кому можно рассказать, какая прекрасная вещь – одиночество… И тут я попал… И эти твои глаза, пронизывающие до самого дна… Мне понравилось как ты смотришь, мною овладела легкая эйфория… Та фраза об одиночестве, кстати… Мы ее позаимствовали. Забыл попросить прощения. Но ведь никогда не поздно ведь, верно? – Извини, пожалуйста. Кстати, ты была тогда? Кажется, была… я видел тебя с балкона… Ты была с подругой…ну точно, была! Извини, что не подошел после – разбор полетов – сама понимаешь.  Вот еще одна приятная деталь: ты все каким-то образом понимаешь… Ты можешь быть абсолютно не согласна, но понимаешь…   

Конечно, я помню. Если ты не заметил, я еще и феноменальной памятью обладаю…иногда … …И не злопамятна я вовсе ;) Фраза удачно вписалась тогда в сюжет – мне даже приятно было. И, конечно, я понимаю… все понимаю… И спасибо за комплименты. Ты же знаешь, как я от них таю. ( С большой буквы и ярким цветом ) Я отношусь к тем женщинам, что любят ушами…оч-чень любят…оч-чень ушами… Впрочем, ты не мог не заметить ;)  Ух, как же мне жарко! Кажется, клавиатура начала плавиться!))  И в глаза я люблю смотреть, и слушать, и впитывать… Тем более, что ты интересен. Есть что услышать, есть, что впитать… Хочу поделиться с тобой новой мыслью, новым взглядом на одиночество. Если тебе понравился первый, должен понравиться и этот. Итак: Обожаю одиночество. Мне с ним комфортно...было...и есть....просто... Когда я была одна, (впрочем, я и сейчас-то не особо с кем-то) любила одиночество... Любила одиночество тогда, когда меня хотел видеть ты... Мне было комфортно в одиночестве.... а сейчас... Сейчас есть человек, с которым я хочу быть рядом....И одиночество представляется прекрасным, но с человеком хочется быть больше чем в одиночестве... Вывод: одиночество великолепно до тех пор, пока не появляется в твоей жизни что-то или кто-то, с кем тебе лучше, нежели в одиночестве. Тогда оно (одиночество) становится просто хорошим, а великолепным становится что-то другое... Ну как? Сразу отвечу, да есть кое-кто… И кое-что вроде намечается… В всяком случае, я чувствую себя как идиотка)) Наверно, запала… Но, черт… Ты же знаешь, как я боюсь боли, боюсь причинить кому-либо боль, боюсь оказаться под ударом… Нужно быть осторожной… нужно закрыться, закрыть свою душу, закрыть за семью замками… и ждать… ждать, пока не окажусь в вакууме, когда абсолютно все будет спокойно… Когда можно будет проветрить сердечко… И не важно, будет ли кто-нибудь рядом, кто-нибудь, кому можно будет доверять настолько, чтобы не бояться дать подержать свое сердце в руках… А пока… пока что я вся в предвкушении… Цветочно-конфетный период, видишь ли… И сердечко пока не закупорено…

Что ж… я рад за тебя, правда. Ты очень милый человечек. И очень не обычный.  И мысль мне твоя импонирует. Очень даже.  А твое сердечко… Я знаю, как ты не хочешь любить… Но, знаешь, мы получаем именно то, чего больше всего не хотим.  Вот ты не хочешь любить, ты боишься любить, но ты любишь. Любишь изначально. Не кого-то конкретно – нет Ты любишь всех людей. Любишь просто потому, что они есть. Это и хорошо и плохо одновременно. Ибо тому, кто людей не любит приятнее жить – он может встречать отрицательных персонажей и убеждаться в совей правоте, получая от этого удовольствие. А если встретит кого-то милого и приятного – приятно удивится и обрадуется. Он открывает для себя хорошее. Тебе же, извини, дорогая, хуже. В силу своей любви ты при встрече с отрицательно настроенным человеком, страшно разочаровуешься. Причем, человек может быть и не плохим, но просто немного ниже той планочки, на которую ты его ставишь… И сердечко дребезжит… То самое сердечко, что ты хочешь закрыть за семью замками… Не знаю, что тебе и сказать по этому поводу… Может, ты и права… а может, и нет… Еще забыл сказать: ты не просто так пришла тогда к нам – ты искала свое место среди нас… И кажется, нашла… Не совсем то, на которое рассчитывала, но все же, весьма неплохое ;) … Ты боишься любви, проклинаешь это чувство, но притягиваешь его тем самым поближе к себе… ты ищешь любовь… Я – не ищу, а ты ищешь. Ищешь именно потому, что не веришь в нее. Ты просто хочешь убедиться в своей правоте. И убеждаешься постепенно в том, что рано или поздно найдешь ее. А я уверен в том, что найдешь. И знаешь, почему? – Потому что ты так уверенна в ее отсутствии.  Ведь жизнь нас все время обламывает – твои слова, милая. ;)

Ты не заметил случайно, что наше общение весьма интересно? Я все время тебя благодарю, а ты у меня просишь прощения)). Забавно, не так ли? Ты для меня как скорая психологическая помощь. Ни с кем я так откровенно поговорить больше не могу. Знаешь почему? – Потому что ты тоже обладаешь даром всепонимания. Не даром вас там учат психологии, в вашей «секте»)) И сегодня, доктор, я пришла к вам вот с чем. Я смогла. Точнее, мне помогли – я закрыла ее, забила ржавыми гвоздями, закупорила в вакуум – ее – свою душу. «И тогда я решила: Я буду Куклой. Немного застенчивой, Чуточку глупой. Забыв, что такое любовь и разлука, Я буду Барби – стервой и сукой!» Такая себе маска… люблю маски… Буду жить, но так чтоб никто не знал, что внутри. Я в коробочке. Нарушу закономерность. Хочу попросить прощения у тебя. Прости за мой заплыв, за наш разрыв, за то, что он был столь грубым и нелепым.  Да, все прекратилось. Теперь я знаю, что такое боль. И, слава Богу, что он заплыв свой совершил сейчас, что не дал мне привыкнуть к мысли о нем… Если бы дал привыкнуть… не знаю, что бы со мной было… Почему-то плохие события никогда не ходят поодиночке, ты не замечал?  Мне трудно описать свои чувства… Если ты был ко мне привязан так же, как я к нему… прости, прости, прости меня…  Мы с ним были не так долго вместе… но меня словно выедало что-то изнутри после разрыва… мне хотелось напиться жутко. Не напилась… перетерпела… укуталсь в кокон, стала Куклой… Точнее, пока еще не стала – пока только стараюсь… И еще раз прости… Ты прав… жизнь – это вечный, непрекращающийся облом…  

- Привет. - Здравствуй, милая. Как ты? - Прекрати называть меня милой. Надоело повторять. - Брось. Я думал, ты уже привыкла… Так как ты? - А как ты думаешь? Лучше всех… как всегда… - Понял… Взял меня за руку, нежно приобнял… - Напрасно ты это сейчас делаешь. Знаешь ведь, что плакать я не стану. Я все слезы внутри выплкала.  - Знаю… и не показала никому…ни одному живому существу… и не говорила ни кому о том, как тебе на самом деле… - И не показала, и не говорила… Все-то ты знаешь… - Потому что только мне написала… - Потому что ты всегда все понимал… - Как и ты… - Жарко. Пусти. Давай возьмем пива. Мы взяли пива и сели на берегу… Мы говорили как всегда… обо всем и ни о чем.  - А знаешь, почему мы так понимаем друг друга? - Потому что мы в одной «секте»? - Именно. И ты не боишься мне говорить то, чего не говоришь никому именно потому, что я пойму. - А знаешь почему ты все понимаешь? – Это все из-за того…как ты назвал его? Мероприятие, кажется? Так вот, именно после него мне интересно было говорить и слушать. Но только ты знал, что да как, только тебе было так же интересно, как и мне. Другие замыкались. У других барьерчики пониже стоят. А нам их приподняли с тобой. Незначительно, но все же… - Поражаюсь твоей понятливости, милая ;) - Не язви. И я не милая. И вообще… поздно уже… и пиво закончилось. Пора идти. - Да, пора… к сожалению…Я провожу тебя? - Не стОит. -Расслабься, Барби. Я на твое сердце не посягаю. Я вообще крови боюсь. - Я не о том. Просто… не стоит… - Ладно, милая… Пиши если что… - Ладно, МИЛЫЙ. Я подумаю, писать ли… До встречи. - Пока. Кстати, ты в пятницу будешь? - Конечно. Не произошло еще того потрясения что отобьет у меня желание прийти в пятницу. - Отлично. Там и увидимся. Пока.

Это мое последнее письмо. И ты, милый, вряд ли его увидишь…  Знаю, мы не писали друг другу долго и переписка наша прекратилась, но… Но мне всегда становилось легче от того, что я писала тебе. И пусть это посланье я никогда и не отправлю, но писать его обращаясь к кому-то другому не смогу. … Ты был прав… К сожаленью… Я получила то, что страстно отрицала и отталкивала… Я получила любовь… Он достучался до меня через все замки и засовы… Он в моей сердце… И я так страшно не хотела этого… И сейчас не хочу… Не вышла из меня кукла… не смогла я быть сукой… а жаль… так хотелось… А теперь я люблю…. О, ужас… Как это звучит кошмарно… Как диагноз… как приговор… Это и есть приговор. Его не избежать… И мне страшно… Я боюсь того, что чувствую… Я боюсь, что вдруг могу быть тем, кто любит сильнее… Я боюсь его потерять… Я люблю и боюсь потерять того, кого люблю. Я боюсь потерять тебя….

Кто я такой?

  • 01.07.07, 16:38

Кто я такой? Знаете, когда этот вопрос задают дети - в нем слышится плеск наивности и шелест любознательности, кода этот же вопрос задают мужчины, то за шорохом любопытства можно услышать хруст враждебности, не правда ли? И только из уст женщины, как это ни парадоксально, вопрос звучит философски. Кто я такой? Кто я такой?..

Я все и ничего. Я шиш в кармане. Зигзаг удачи я. Осечка у ружья. Я опечатка в Библии. В Каране... И прикуп в преферансе - тоже я. Я - фильмы гениального Феллини. Я - усики Эркюля Пуаро. Последняя струна на скрипе Паганини. Походка Чаплина и зад Мерилин Монро. Я все и ничего. Я - сыр и Вятки. Я - вылезшая боком алыча. Я - кот в мешке! Еще: заноза в пятке! В печенке - камень! в голове - моча! Я все и ничего. Я прыщ на харе! Ухмылочка Джаконды? Это я! Я первая ошибка Мата Хари. Я ерунда и смысл бытия. Я все и ничего - одновременно. Я - мазохист! Нудист! И аферист! Я - школьная большая перемена. Я - слово «дай» и слово «подавись». Я все и ничего. Я - капля в море. Я - истина, которая в вине! Я - конь в пальто и головном уборе! Я тот, кого вы видите во мне! (с)"Тамара и Демон"

Герой не моего рассказа

  • 21.06.07, 18:25

С каждым днем жара становилась все более невыносимой. Выходишь на улицу, словно окунаешься в ванну горячего воздуха. Он будто стоит столбом. А иногда ты воочию видишь, как он поднимается от раскаленного асфальта вверх. Такое чувство, будто жар идет не от солнца, а из недр нашей старенькой планеты.

…а в Африке, говорят, снег… это, наверно, в качестве наказания какого-то. Я читала где-то, что Земля в определенный момент поворачивается под определенным углом и сбрасывает с себя все человечество. Так, может, началось?... Но я немного отошла от темы. Так вот, жара… душно так, что, кажется, еще пару градусов в плюс и воздух можно будет пощупать, а ноги начнут застревать в асфальте. Жар проникает всюду. Он плавит внутренности. Процессы мышления замедляются. И остается только действовать «на автопилоте»…

Саша вышел из дому на этом самом пилоте, дошел до метро. Но тут программа дала какой-то сбой и ноги самопроизвольно понесли не на работу, а в парк. Саша пришел туда, купил у толстощекой крупной продавщицы пива и сел на скамейку. Пиво Саша выпил одним залпом. Затем он немного понаблюдал за дворником, отчаянно махавшим своей метлой. Тот в свою очередь тоже бросил пару недоуменных взглядов на раннего посетителя парка. Расценив их правильно, Саша покинул скамейку и пошел, куда ноги несут. Ноги несли довольно быстро и уверенно. С мозгом не советовались. На мосту ноги остановились, а затем вознесли Сашу над рекой. Он посмотрел вниз и закрыл глаза. И мозг приказал прыгать. И он прыгнул…

Мысль о самоубийстве рано или поздно посещает каждого обычного человека. Но Саша был не таким как все, он – не каждый. Хотя и вполне обычный. За свои 35 лет о смерти Саша не думал ни разу. Хотя и сталкивался с оной. И то, всего дважды. Наверно, она просто напоминала о себе. Итак, впервые это случилось когда Саше было 10 лет. Тогда они с Мишей Демьяновым полезли на чердак, а оттуда – на крышу (там под черепицей у них был спрятан клад – всякие мальчишеские безделушки). Миша не удержался и в одно мгновение соскользнул с крыши на землю. Саша даже не заметил, как это случилось. Только что друг любовался своим перочинным ножиком, а в следующий момент Сашу уже снимали с крыши под крики бабушек и мам. Шурик, как его называла любимая и любящая мама, не понимал, что происходит, и почему его сняли с крыши. Миша умер почти мгновенно. А Саше достался горячий чай с вареньем и разговор с мамой о том, что друг уехал и что о кладе придется забыть….

Второй привет от смерти Саша получил, когда умерла мама. Ему тогда было 23. это была сильная потеря. Теперь Саша официально стал сиротой. Отца своего он никогда не знал, воспитывался только мамой, которая оберегала и любила своего босяка, не смотря ни на что, что бы он не натворил. Про отца мама говорила, что он был летчик… или моряк…- не важно. Саша перестал спрашивать о папе довольно рано. Он просто усвоил, что отца нет, есть только мама… А теперь не стало и ее…

К 23 годам Шурик окончил экономический университет и работал в банке. Деньги получал небольшие, но и немалые – на хлеб с маслом и сыром хватало. А по праздникам хватало и на икру с шампанским. Он любил маму. Любил дарить ей подарки. А та в свою очередь любила сына и искренне радовалась маленьким сюрпризам. Когда мамы не стало, подарки дарить было некому.

Мой герой был неженат. Впрочем, не герой он вовсе. И ничего героического кроме спасения в 13летнем возрасте котенка, заточенного да дерево, Саша никогда не совершал. Тогда единственный раз в жизни он был героем. Его все хвалили, называя рыцарем. И даже самая красивая девочка из класса тогда стала с ним разговаривать. А что ему до той девочки? Да ничего! Саша питал тогда симпатии к ее подруге, которой не нравился решительно ни один мальчик из класса – она была горда, недоступна и остра языком. Шурик всегда исполнял в жизни вторые роли. История с котенком – единственный случай, когда он оказался в первом ряду. И то, недолго. Вскоре после спасения котенок был подобран старушкой со двора, а героя, дабы не перехвалить, стали агитировать к хорошей учебе.

Так вот, Саша был неженат. У него были, конечно, девушки. Но он для оных становился чем-то вроде хорошего друга. Его ни одна дама не любила. Не любила по-настоящему. И он не любил ни одну из пассий. Тут, наверно, стоит сказать, что Саша был весьма привлекательным мужчиной. Он был довольно высок, крепко сбит, накачан, темноволос, глаза у Шурика были большими, серо-голубого цвета. У него был прямой нос, высокие скулы, твердый сильный лоб, в меру узкие губы над мужественным подбородком. Девушки влюблялись в его внешность, но, немного пообщавшись с хмурым и замкнутым Сашей, уходили. Расставаясь с очередной девушкой, Шурик не страдал.

С тех пор, как стал сиротой, Саша никого не хотел впускать в свое сердце. Он закрылся от эмоций и через пару лет перестал испытывать их вовсе. Сердце обросло толстой защитной коркой. Он стал одиночкой…. Одиноким волком… он боялся привязаться к кому-либо настолько, чтобы потом не хотелось отпускать. Он боялся снова быть брошенным, покинутым, не хотел, чтобы одиночество застало его врасплох. Именно поэтому он окружил себя вакуумной оболочкой одиночества самостоятельно. Девушки никак не могли понять, почему, будучи в их компании, Саша мысленно был где-то далеко. На самом же деле, он был рядом, но и одиночество водил за собой по пятам. Мысль о нем преследовало Шурика всегда.

Была, правда, одна девушка, с которой он иногда становился открытым. Но это длилось недолго. Звали пассию Аленой. Она, как и другие, не смогла быть его любовницей долго. Познакомились они с Аленой в метро. Саше строила глазки ее подруга. Он уступил той место, и как-то так получилось, что они с Аленой разговорились.

Это был самый долгий роман в Сашиной жизни. Они провстречались целых полгода. Саша вел себя с ней как обычно, как со всеми. А однажды  он купил ей кольцо, решив, что лучшей подруги жизни для него быть не может. Саша повел девушку в ресторан, купил цветов и заказал музыку. «Когда подадут десерт, - думал он – я сделаю ей предложение». Но до десерта дело не дошло. Не успели они сесть к столу, как Алена сказала, что она так больше не может и что им нужно расстаться. Саше в тот момент стало несколько легче. Он подумал, что у него снова появился неплохой друг. Но тут Лена сказала, что уедет из города и что они больше никогда не увидятся. Саша не столько расстроился, сколько удивился. На вопрос «Почему? Что произошло?» Алена ответила, что жить так ей сложно, что ей нужен мужчина, который всегда будет рядом не только физически, а он всегда витает в облаках; что Саша никогда не говорит, что он думает или чувствует на самом деле, что он не хочет открыться ей; что ей надоело все от начала и до конца, ей надоела даже манера называть ее не Аленой, а Леной. - Что ж… раз я тебе так надоел… раз тебе сложно… В таком случае, прощай. - «прощай» - и это все? - А что еще? Прощай и точка. - Действительно, больше ничего и не надо.

Она поколебалась всего несколько секунд, потом взяла свою сумочку, обошла стол, наклонилась и чмокнула Сашу в щеку: - Хорошей тебе жизни, Шурик…

И лишь когда стук ее каблуков стал неслышим, Саше стало невыносимо горько. Он вдруг понял, что впустил ее в себя глубже, чем кого-либо ранее. - Сука!......... А я – идиот!

Тогда он напился, пострадал пару дней,… а потом жизнь стала снова крутиться вокруг. Причем, все быстрей и быстрей.

С тех пор прошло 5 лет. Впрочем, он не считал. Он даже ни разу за эти 5 лет не вспомнил о ней. У него было много женщин. Но ни одной он не позволял больше уйти первой. Он говорил о том, что все кончено немного раньше, чем эта мысль успевала прийти в голову партнерши. Кстати, он обладал-таки неким талантом: ни одна барышня из тех, с кем он расстался, не таила ни толики обиды. Он прощался с девушками так, что они оставались друзьями. Настоящими. Вчера Саша бросил очередную мадам. Так что сегодня волноваться о нем некому.

Итак, он прыгнул. Полет был короток (даже слишком), а преземленье – неожиданно мягким. Последним, что он слышал, были женские крики и жесткий мужской мат.

Спустя несколько часов Саша пришел в себя. Все тело болело, а мозг утверждал, что виноваты ноги, которые известно, откуда растут.

Саша открыл глаза, но увидел только белый потолок. Тогда он попытался поднять голову. Но она болела так, что даже сказать что-то было невыносимо сложно.

- Какой же ты, Шурик, дурак! – раздалось где-то рядом.

От этого голоса закружилось в и без того несчастной голове. А внутри появилось ощущение, будто образовалась какая-то дыра, или водоворот. Так, словно ты падаешь в неизвестность и понимаешь, что это падение неизбежно. - Нет, ты мне скажи, какого черта тебя понесло на этот идиотский мост?! - Как ты узнала? -Молчи! Тебе нельзя говорить. Тебе, наверно, больно, да? -Угу. - Молчи. Это не важно, как я узнала. Главное, я здесь. Или ты не хочешь чтобы я была здесь? Скажи – я не обижусь. Если хочешь, я  уйду. - Лена, я хочу чтоб ты была здесь, со мной. - Хорошо, как скажешь. Только молчи. Тебе нужно отдыхать. Спи…..

И уже сквозь сон он услышал, «И все-таки, ты дурак… и как это я тебя, дурака, люблю?…»

На самом деле, серьезных повреждений Саша не получил. Легкое сотрясение мозга, куча ссадин, ушибов и мелких порезов. В тот момент, когда он прыгал, из-под моста выплывал туристический катер. Такой, на котором гости города катаются, осматривая некоторые достопримечательности. Шурик умудрился прыгнуть именно на него. Пока он летел, а это заняло меньше 5 секунд, мой герой отчетливо услышал одну фразу, которой не придал значения. Она звучала так: «Еще не время.» В тот момент стало невыносимо жутко и, несмотря на жару, невероятно холодно. Фраза стерлась из памяти в момент приземления. В этот момент стерлось все. Так, будто раньше он и не жил, будто жизнь начата сначала.

Через три дня Сашу выписали. И они с Аленой стали жить вместе. Спустя месяц Шурик решил сделать ей предложение. На этот раз он был уверен, что она ответит согласием. Лена просто уже не раз и не два намекала на то, что она не против будет узаконить отношения. И вот, Саша наконец решился. Он не стал заказывать столик в ресторане. Он просто купил шикарнейший букет ее любимых белых роз, предварительно проведя полтора часа в ювелирном магазине. Кольцо было идеальным. Мой герой летел на крыльях любви к своей возлюбленной: он пересек дорогу, пробежал мимо магазина, вспугнув голубей, завернул в подворотню… И вдруг ему стало невыносимо холодно. Мороз пробирал до костей, он не мог пошевелиться. С трудом повернув голову, Саша увидел несущийся прямо на него автомобиль. Водитель уронил сигарету и теперь не смотрел на дорогу, пытаясь потушить сидение. Шурик видел все очень ясно, он понимал, что сейчас нужно отойти в сторону. Но он не мог пошевелиться.

Лепестки белых роз очень скоро стали темно-красными от крови В тот момент, когда упал последний цветок и на улицу выбежала  Лена, прозвучал голос: «А теперь – пора…»

12 банальных истин театра

Сын Господа Бога – Иисус Христос из Галилеи избрал себе двенадцать учеников своих Апостолов, а сам он был тринадцатым.

Как говаривал классик «Вся жизнь театр – и люди в нем актеры». Давайте разберем театр, и узнаем жизнь. Театр имеет 12 банальных истин. Банальная истина номер один состоит в том, что «театр это искусство». Очень древнее, родившееся на заре цивилизаций. Люди еще играли роли в каменном веке – у них была традиция перед охотой передаваться в шкуры животных и исполнять разные ритуалы. Похоронные процессии также имели элементы театрализованных зрелищ. Он был вечным спутником как праздников жизни, так и праздников смерти. Он им и остается? Как вам теперешние похороны: музыка, ритуалы, черные костюмы, чем не карнавал смерти? А вот представите картину: хоронят мужчину, все одеты в траурные черные одеяния, а в стороне от всех стоит молодая блондинистая женщина в красном вечернем платье и черных очках с букетом… ромашек. Что бы вы подумали в таком случае? Вы бы увидели здесь театр?

Так вот – театр спутник многих праздников. А отсюда выведем логично истину номер два – «театр – (и я не побоюсь этого слова) это праздник». Чей праздник? Откинем тривиально зрителей – всем это и так понятно, потому что каждый из нас бывал зрителем. Возьмем непосредственно участника. Не выкаблучиваясь, возьмем актера. Актер готовиться. Волнуется. Переодевается (иногда в царя, а иногда в раба) Выступаем – получаем удовольствие. Кланяемся и все такое, незаметно и не двухзначно подмигиваем симпатичной блондинке в красном платье на первом ряду, когда она вручает нам букет… ну, например ромашек. Немного общипанных, так что создается впечатление, что она играла «любит не любит» на их лепестках. Так вот кланяемся, уходим за кулисы…. И тут, я хочу, акцентировать, и тут - начинается праздник. Основная его часть заканчивается для счастливого зрителя, а для скромного бойца театральных подмостков вся кульминация впереди. Но об этом не будем останавливаться подробнее. Главное, что нас интересует на данный момент, так это то, что актер получает ДЕНЬГИ. Средство существования и рестороновождения.

А из этого исходит истинна номер три: «театр – это заработок». В нашей стране преимущественно люди театра в массе своей в золоте не купаются и папироски из долларов не крутят. Но, накопивши некие копейки на черный хлеб и скромный ночлег, актер ведет в девушку в красном платье в шикарный ресторан. Он пьет, она пьет. Он ест, и она, что не удивительно, тоже ест. Да, это скучно. НО!!!! И попрошу присмотреться повнимательнее – что они делают? ОНИ,,, РА-ЗГА-ВА-РИВАЮТ. А из этого можно выписать еще одну истину, такую же банальную, как и остальные.

Истинна номер четыре состоит в том, что «театр это общение». Общение со зрителями, с партнерами, с самим собой, и с Богом. ( Ну и как показала практика, а против фактов теория пойти не может – и с девушкой в красном). Возьмем да и углубимся в тему. К примеру общение с самим собой. Как узнать челове-ка получше? Идеальный способ – пообщаться с ним. Как узнать получше себя – пообщаться с собой. Скорее всего, истинна четыре в том, что в «театр – о место, где ты познаешь себя». По желанию можно добавить «посредством общения с собой». Ты познаешь мир, людей, ситуации, чувства, получаешь опыт, но все это познаешь через себя. Мир существует для тебя только потому, что в нем существуешь ты. Люди – они все для тебя. Ты познаешь себя в этом мире, и все в этом мире гордо носит твой опечаток, твое отражение. В глазах блондинки в красном ты тоже видишь свое отражение. Все для тебя и про тебя. Да-да. А теперь заглянем еще раз в глаза блондинистой чертовски привлекательной стервочке. Кроме тебя там нет никого. И ничего, кроме одного – желания. Она хочет. И ты знаешь, что она хочет. И ты хочешь. И по-твоему она знает что ты хочешь. И по-моему она знает, что ты знаешь.

А из этого выплывает истинна номер пять: «театр – это интим». Интимный до безудержества. Твой личный. Но извращенный открытостью. Ведь все актеры эксгибиционисты. И это не значит, что они бегают по парку в пальто, одето прямо на костюм Адама, и пугают незнакомок голым телом. Они оголяют душу. Может не свою, может душу своего персонажа. Но, что такое твой персонаж? Человек, которого ты создал внутри себя, который кардинально отличается от тебя, но сделан из тебя, из того, что в тебе есть. Просто пропорции соотношений разные. Этот персонаж также как и опыт, чувства, люди – пропущен через тебя. Интимное, самое сокровенное дариться людям. А дарить – это прекрасно. И быть одаренным тоже. Поэтому и зрители, и актеры довольны. Она тоже довольна. Ее смятое красное платье лежит на полу, недалеко от кровати, рядом ее черная лаковая туфля. Она кладет голову тебе на плечо и обнимает. Она довольна, потому что вы тоже только что обменялись подарками из пучка нежных слов и телодвижений.

А это и есть истина номер шесть «театр - это дар». Существует сказка, что театр подарил людям Бог. Да. Так и было. Господний дар человечеству от всего сердца. Ко всем дарам, которые люди получили до этого, прибавилась еще и эта шутка, эта сказка, эта магия.

Истина седьмая в том, что - да-да – «театр это магия». С чего все началось? С того, что люди одевали на себя шкуры, и выполняли перед охотой ритуал, который должен был им принести удачу на этой самой охоте. Они верили в силу ритуала. Они верили в магию. И вера добавляла им силы на охоте. И главное в театре, это люди. Актеры, режиссеры, осветители, господа зрители, как они важны. И во время спектакля все они взаимосвязаны – это один живой организм. «Какими зрителями вы будите, такой спектакль вы и посмотрите». И если вы все нырнете в эту сказку, не будете цинично противится магии, а просто расслабитесь и будете получать удовольствие, то, как это не глупо звучит, вы получите удовольствие. И все зависит от всех и от каждого. Все должны хотеть получать удовольствие. Чтоб не было ни одной паршивой овцы в стаде. И тогда, ты ощущаешь магическую связь со всеми вокруг – и с актерами, и со зрителями. Даже с той женщиной в красном платье на первом ряду. А она смеется и плачет.

А из этого истинна номер восемь – «театр это смех и слезы, любовь и ненависть, жизнь и смерть, смешение всего этого и их противоречие в жизненном парадоксе». Театр это Парадокс, а парадокс – это нарушение правил, что-то необычное, но в то же время и вероятное. Как женщина в красном с ромашками среди черной массы людей на похоронах. Театр показывает жизнь в такой ее многообразной бредовой правде, что, если задуматься, можно и не поверить, но она такая и есть. Парадоксальная. Как будто кто-то над нами специально придумывает эти шутки, геги и нелепые до невероятности совпадения. Кто-то сверху.

И истинна номер девять в том, что «театр – это общение с чем-то, что над нами», так как театр заставляет нас задуматься над собой, и естественно всплывает вопрос, зачем я здесь, как и почему началась моя жизнь, и почему она прекратится. И тогда мы обращаемся к НЕМУ, и в отчаянии молим дать ответ. А ОН прямо не ответит. Так ведь не интересно. Но будь уверен, ОН дает намеки. Ты крестишься, встаешь с колен, одеваешься, целуешь спящую женщину в ее кроватке, тихо переступаешь ее красное платье на полу и выходишь на улицу. Охвачен какой-то странной, необъяснимой апатией, ты идешь, никого не замечая, и так вроде бы случайно получается, что водитель тоже тебя не замечает, так как именно в это время его больно жалит в шею оса. Вот вам и ЕГО намек. Случайность.

Жизнь это случайность. И истинна десять в том, что «театр - это случайность». Спектакль может получиться удачным, а может и нет. Есть процентные примеси того, что случиться пожар, перегорят осветители, зрители не прейдут из-за плохой погоды, или может внезапно погибнуть под колесами машины актер.

Истина номер одиннадцать – «театр это смерть». Именно двенадцатая истина стала косвенной причиной того, что женщина в красном платье, в том, в каком он ее помнил, стоит с букетом ромашек на кладбище в черных очках, немного поодаль от всех остальных, потому что ее никто не знает. Стоит и плачет. А почему она стоит? А почему она плачет? Потому она узнала и почувствовала истину номер двенадцать.

А истина номер двенадцать в том, что «театр – ЭТО ВСЕГДА ЛЮБОВЬ»

Автор Никоноров В.
Страницы:
1
2
предыдущая
следующая