хочу сюда!
 

Юлия

37 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 30-45 лет

Заметки с меткой «сны»

Нет ни рая, ни ада. Есть лишь угасающая сила мозга.. (с)

..пожалуй лучшая фраза из фильма Небесный суд
заставили пересмотреть)


Мои сны. Дуэль.

Так получилось, что я в юности стрелял много. Я не об НВП, просто у друга был спортивный пистолет под мелкашку и очень интересный самодельный пистодет. Мы  часто приезжали на дачу и стреляли по мишеням и бутылкам. Кроме того я нужное количество времени с утюгом на вытянутой руке отстоял. Получая общевойсковую подготовку я приятно удивил инструктора результатом стрельбы из пистолета, он мне даже дополнительные патроны выдал и пробормотал потом;"Так у нас в полку никто не стреляет!" Хотя я не понимаю, как допустим с 15 метров можно промахнуться? Это не возможно,
 Прошло время и умение пригодилось, пистолет у меня штатный был и в кобуре висел постоянно, с правой стороны, за спиной, на ремне. ТТ. Я его не часто выхватывал, но если надо было, получалось быстро. Хороший пистолет и надёжный, меня ни разу не подвёл.
 Когда время было всегда пленным перед расстрелом предлагался выбор; или поединок или встретить свою судьбу. Редко они на поединок шли, ломались видимо они раньше. Но в не зависимости от типа поединка им обещалось, что в случае победы отпустим живым. Мало того давалась еда в расчёте на день, пачка сигарет и литр воды. Трое за всё время ушли так.
 Если дуэль, то оба становятся в круг, который прочерчивался палкой по земле, дистанция стандартная. Каждому пистолет и два патрона, второй из них для добить противника, из вступивших в круг выйти должен только один, видимо это правило осталось с зари наших времён.
 Первый раз выйти на дуэль мне страшно было, да и потом тоже. Нет, меня срачка не одолевала, меня перед делом тошнить начинало и я сбрасывал лишнее. Все видели мужское хозяйство после купания в холодной воде- всё уменьшается до смешных размеров. Только перед дуэлью всё хуже- достоинство и причендалы стремятся залезть внутрь, боязно им! Умирать не хочется даже тем, кто решил так, ну инстинкт заложен в нас такой.
  Первый, второй, третий, а потом я привык и выходя вскидывал руку и не целясь, на автомате, стрелял и попадал, навыки пригодились. Я и сейчас когда возникал конфликт на сайте, предлагал дуэль, под присмотром ментов, которые потом победителю документ сделают правильный, побеждённому справку о несчастном случае. Хотя тут я не честно поступаю- у противника слишком мало шансов, ибо стреляю хорошо.
 Очередной поединок, противник упал на песок и начал загребать его руками, я вторым выстрелом помог ему не мучаться. А правило такое, что похоронить его должен победитель. Почва плотная и с камнями, я десять раз потом облился и устал, работая киркой и лопатой, отрывая для него заслуженную могилу. После противник был похоронен с соблюдением всех почестей, ибо он мужчина, а уж потом враг. Закончив работу я вернулся, но комбат сидя на камне, знаком подозвал меня. Оставил инструмент, подошёл, вытянулся и доложил.
  Он посмотрел на меня устало-опытными глазами и указал на камень, рядом с собой, я на него сел и почуял, что разговор серьёзный будет, а вот этого мне не хотелось. Робел я всегда перед ним, а когда хоронил его, плакал как сын по отцу.
- Ты смерти ищешь?
- Нет.
- Не ври мне. Я конечно рад, когда после команды, ты под пулемётным обстрелом выскакиваешь из окопа первым и не оглядываясь бежишь вперёд. А следом твоя напарница рвётся и потом все остальные. Тебя сослуживцы считают отчаянным храбрецом.
- Они ошибаются.
- Знаю. Скажи мне, почему так делаешь?
-Ну (удалено цензурой).
- Смерть коварна и не приходит к тому, кто её ищет, проверено. Она потом, когда всё хорошо , заскакивает. Я твой должник вечный и помню тот выстрел, но должен тебе сказать, что больше ты не будешь выходить на поединок с пистолетом.
- Есть!
- И ты не спрашиваешь почему?
- Вы так решили.
- Ты хороший солдат и станешь сержантом. Я просто тебя наблюдал: ты выходишь и просто лишаешь жизни противника, спокойно и хладнокровно, будто стреляешь в тире. Тут нет поединка, он жертва, хоть и стреляет в тебя. Я запрещаю это для тебя, чтоб не стал убийцей.
- Но я же,,
- Ты делать это стал равнодушно, а убийцей можно и от этого стать. Я же хочу, чтобы ты остался цельным и нормальным. Ты меня понял?
- Так точно!

Мои сны. Осечка.

 Он долговязый и не складный. я над ним подшучивал, но  беззлобно. Он весь такой обезьяноподобный, но снимать часовых просился первым, за что честь ему и хвала. Мы подбехали и спешились перед рассветом, он взял гранаты две, пистолет и штык-нож. Через время подал сигнал, рукой махнул и мы побежали. Лучше так, чем тебя поливают. Пробегая увидел, что он стоит в окопе, а пулемётчик у его ног. Надо отметить потом. В домике у окраины светится окно, хотя утро. Мне подсказывать не надо- там они! Здание не очень и приставив АКМ к стене (нарушение Правил ближнего боя), на секунду прислушиваюсь. Говорят трое мужчин. Левый карманчик открыл и вытянул РГД-5, всё готово заранеее, выдёргиваю чеку и удерживая рычаг, рывком открываю дверь. Их четверо, сидут за столом, выпускаю рычаг, лица у них изумлённые. Не ждали они меня сегодня! Бросаю прямо на стол, захлопываю дверь и падаю на землю, как и напарница. Это нарушение Правил, но иногда стенки сложены из такого дерьма, что наши ребята получали ранения.
  Граната хлопнула, окна и дверь вылетели, как в кино, хотя там пакля и глина, схалтурили строители, они везде такие. Вынял ТТ и в проём.Стрелять надо не справа на лево и не на оборот, а в того кто шевелится. В обломках стола пытается подняться, стреляю и попал, потом в того что слева. Правый лёжа поднимает АК-74 и инажимает Видимо тогда моя жизнь и должна была закончится, он передёргивает затвор, но за спиной мзагорается АКМ напарницы, с двух метров сработало, у меня вся форма в крови. Стреляю в дальнего, выныриваю из проёма, подхватил автомати бежим по спящей улочке.
 Сопротивления не было и когда вышли к зданию ихнего сельсовета, десяток пленных уже был повязан ивздрагивали при каждом нашем движении. Ротный доволен- потерь ноль и курит на крыльце, пощуриллся и указав на меня и напарницу;"Прибрались?"
- Нет
- Работайте.
- Есть! 
Мы с ней быстро достигли окраины, долговязый на посту, махнул нам указав на приближающуюся колонну, наша она, два БТРа и четыре грузовика. Но у нас своё: надо осмотреть помещение. Автоматчица без дрожи вгоняет в того, кто в обломках стола штык, оказалось ещё живой. Вытягиваем их всех за ноги, она вынимает из карманов документы, деньги бросает на землю. Смотрит  и говорит:"С этого и того берцы сними, новые совсем, нашим пригодятся!"
 Ну с тёплых снимать легко и скоро обе пары обуви стоят на земле, напарница приложила четыре Ак, девять магазинов, три гранаты и один штык-нож. Две фляги, две банки тушёнки, две рыбных и галеты, пять пачек сигарет, мы докурим.Собрали трофеи, свернули в покрывало и я потащил.
 Комбат сидел на ступеньках, пленные уже перестали жить и лежали рядом, ротный что-то говорил. Я молча положил и развернул покрывало. Командир улыбнулся;"Доволен вами!"
А что надо ещё?

Кошмары.

Много лет мне снились кошмары, что "гости" пришли, а встретить их нечем. Прошло уже. Но оружие не покупал, хотя у нас АКМ как до того так и после стоит 7500-8000 гривен. Мне мудрец сказал очень много лет назад;"Не покупай оружие. наступит время- оно само найдёт тебя!"

Мои сны. В круге.

Ещё пахнет порох и горят дома, запах горящего дома ни с чем не спутаешь, запомнил навсегда. Убивать легче, чем дома поджигать, а ещё хуже иметь опыт этого, а я его по горло напился. В этот раз мы их, тела даже собрали и приволокли на околицу, вроде они все не местные, ибо никто не выл, но сельчане просто и без разговоров начали рыть могилы. Мне всегда нравилась порядочность и почтение к мёртвым у этого народа, хотя и у нас это есть.
  Ко мне привязалась девочка, красивая темноволосое сокровище лет пяти. Не буду рассказывать, почему она отдала свой рассудок, ибо спать пару ночей точно не будете. Она заскакивает ко мне на руки и трётся, будто котёнок. Я не знаю как себя вести, тогда я и близко не был отцом и весьма критически относился к детям. А тут такая девчёнка, прижимается и смотрит, взгляд её навсегда во мне остался, обменялись мы тем, что в нас было. То что я получил-не объяснить, но ценный дар. Я поцеловал её ушки и она начала шептать мне ласковые слова и целовать руки, а мне это табу. С трудом пересадил и ломая плитку, стал подавать шоколад. Девочка аккуратно ела и вытирая губки надувала их и важничала, хотя радовалась от угощения. В моей пустой душе возникла мысль: если мне решили бы исполнить желание, я бы уволок эту девочку туда, где не стреляют и не убивают, туда где девочки играют куклами, а не стрелянными гильзами. Но к чему эти вздорные мечты?
  Пленных четыре. Они понимают, что участь их решна и они скоро присоединятся  к своим собратьям. Но зеленоглазая автоматчица подошла и сказала;"У вас есть выброр, если в честном поединке вы одолеете, то никто вас не тронет и дадим уйти. Решайтесь." Тот что крепче и старше, встал и презрительно улыбнулся;"У вас кончились мужчины и вы начали прятаться за женщинами?"
- Если ты решился, вяыбери себе противника.
-- Этот!- его палец указал на меня. Мне сразу не хорошо стало, а честно говоря очко сжалось, это только в фильмах всё легко и круто. Но отказаться нельзя, ибо потом презирать станут, раз вызов не принял. Аккуратно ссадил девочку с колен, поднялся и зачарованно смотрел, как автоматчица рисует круг. В него войдут двое, выйдет один. У меня скверное предчуствие, что выйдет этот крупный и лысый мужик.Но сдаваться- не моё. Пулемётчик развернул полотенце и на нём тускло блестели клинки, лысый без колебаний выбрал штык-нож и шагнул в круг.
-Боишься?- он сам испуган, но уже перешагнул черту. Отстегнул ножны и вынув клинок, бросил  и шагнул в круг. Всё сразу пошло нетак, после нескольких замахов лысый сделал выпад и купился я, среагировал, нож выбил. Но он похоже этого и ждал и ударил сокрушительно, зуб вылетел. В какой момент выронил клинок, не помню, он сочно и сильно меня бил, голова моталась и очень скоро я оказался на земле. Он не только старше меня в двое, но и сильнее, насел сверху и колотил меня весело. Похоже время кончается, но вот так уйти нельзя. Вдруг рука коснулась рукояти клинка, схватил и ударил снизу, под рёбра. Лысый ударил так, что искры полетели из глаз, но я закричал и снова ударил его клинком, правда снова удар.
  От него пахло чесноком и какими-то другими запахами, он лупил меня, а я торопливо вгонял в него клинок, не так уж смертны люди, у меня устала рука, когда после надцатого удара противник  перестал меня бить. Зашатался и упал набок, я выскочил из под этой туши, размахнулся и ударил его в горло. Он захрипел и попытался схватить меня руками, но не получилось. Ударил второй раз, уже целясь в сердце. Издавая свистящие звуки, задрожал и замахал руками, но взгляд уже божий. Я не испытал восторга и триумфа, выплёвывая кровь и зубы вышел из круга. Вытер клинок и вернул его в ножны, не глядя на затихающего противника.Если честно, то левой рукой с третьей попытки вырвал из своей правой руки.
- У вас есть шанс, вы видели- сказала пленным автоматчица, но они уже видимо умерли и через пятнадцать минут они просто получили формальность.Она повернулась и сказала: "Он твой, тебе с ним разбираться." Местные меня пугались, но морда у меня сплошь битая. Рыл могилу противнику долго, но качественно, грунт тяжёлый да с камнями, но лучше так, чем самому лечь.
  После зарыл и поклонился, а автоматчица прочла короткую молитву. Возвратились и комбат внимательно на меня посмотрел и коснулся плеча. Блин, ну тактильные контакты, но это особое прикосновение, его ни с чем не спутаешь. Запомнил навсегда. Он смотрит и его внимательные глаза прожигают меня насквозь.
- Теперь ты стал мужчиной.
- Я стал им раньше!- неожиданно для себя заперечил, да мужчиной становишься не после секс а с женщиной, это слишком просто. Командир пеодобрел и усмехнулся;" Не мне решать, но ты и сам теперь понял. " С того момента осень в его глазах по мне прошла, когда пришёл его час, я плакал как маленький но не стыдился слёз.
 Скоро мы уехали, оставив позади этот населённый пункт, умножив местное кладбище своими и чужими...

Мои сны. Тварь.

  Я не правильный- ни разу на посту не спал, как и на вахте, отец меня так воспитал. Может потому и живой сейчас. В тот вечер на посту, прохаживаюсь по дорожке, выложенной плитами, да надо было не ходить а стоять- рядом декоративный кустарник, плотный и мне по грудь. Лампочка светит вдалеке, не видно нихрена.
  А я во всём снаряжении, АКМ на правом плече, надето то что сейчас называют разгрузкой, а тогда просто лифчик. Не хитрое изделие из брезента, на груди четыре кармана, в них вставлены магазины, посреди них сапёрная лопатка, ручкой вниз. Ниже карманчики, слева две РГД, справа две Ф-1. Ниже на брючном ремне слева подвешен клинок. Не по- русски, да и не по европейски- он параллельно подвешен ремню, к ножнам для этого приделано кольцо, за него и поводок пристёгнут. Рукоять смотрит влево. Но не для левши это, просто у вас где оружие? Правильно, в правой руке и его не выпустите, а вот левой рукой нажал на собачку, а ножны не болтаются, доля секунды и клинок в руке. Многим эта не хитрая задумка жизнь спасла, а врагам укоротила.
  Справа за спиной на ремне кобура с ТТ, я из него очень хорошо стрелял, он сам мне в руки выпрыгивал и мне казалось, что я только довесок к нему. Почему не спереди? Да по причендалам бьёт и если вытаскивать, кармашки с Ф-1 мешают. Фляга тоже сзади, но по левой стороне, она вроде и не мешает.
  Перевалило за полночь, я трижды уже перекурил, вроде как это время сокращает. Остановился, дышу, а тут такое ощущение, что на меня смотрят. Я не мнительный, но осторожный. Вроде как от комара отмахнулся, а сам ремень АКМа с плеча скинул. Тихо, но ощущение, что на меня смотрят, не прошло. Хватаю автомат и прижимаю его к своему боку, это ведь защита от холодного оружия, левой рукой нажал на собачку и выхватил клинок. Поворот и удар колющий, в рассчёте выше бронежилета, в горло. Лезвие попало в цель, мой инструктор был бы доволен- хорошо получилось, делаю поворот в правильном направлении для нашей галактики и быстро выдёргиваю. Тихо.
  Сразу опускаю руку и наношу второй удар, в пах, жестоко, но ниже бронежилета. Но тут если не забыли, кустарник, рука тормозится, но снова попал и при провороте клинка мишень кричит, да не по человечески, хотя я и не такое слышал. Но срывается и шумя бежит. Секундное замешательство, мне как-то лишним стал клинок, бросаю его и подхватываю АКМ.
  Ночь и тишину разорвало, он прыгает в моих испуганных руках, я не сразу понял ошибку, а пол магазина ушло в темноту. А там скрипят ветки, даю короткую на звук, повторяю и автомат замолк. Секунда и магазин сброшен, а новый защёлкнулся. Срываюсь и сквозь кусты, добить надо. Но остановился и понял, что не моя это задача, вернулся на дорожку.
  Тут бегут наши, коротко доложил. Прочесали местность, никого не нашли. Утром кстати тоже. Командир выслушав сбивчивый рассказ наверно подумал, что мне приснилось, о чём и сказал. Но тут прибежала автоматчица и притянула мой клинок, выложила, а он весь в крови. Командир вытер его и вернул мне, да сказал;"Сработал хорошо. Держи!" Дал мне флягу, но не штатную, а из нержавейки. Пригодилась.
  В кого или во что попал, не знаю. Но после двух таких ударов выжить не реально, но ведь ушёл. Человек или животное? Не знаю.

Мои сны. Залпом.

  Жара, не только мозги разжижаются, но и воздух становится сонно- тягучим, даже птицы в эту жару не поют,  да и зачем клюв открывать, язык высохнет. Мы на позиции и стережём дорогу, не то чтобы кого- то ждём, а для того, чтобы наш отдых никто не нарушил. Траншея отрыта грамотно, замаскирована и не подумать, что там засело наше отделение, правда всего уже восемь человек.
  Я в полудрёме и на стыке сна и реальности, автомат к себе прижал нежно, ой не со всякой женщиной я столько ночей провёл и врядли столько внимания уделил. Воронение местами слезло, но он в хорошей форме и успокаивает, прижимаясь ко мне. Временами мне кажется, что он живой и срослись мы с ним душами, да и желаем одно и тоже.
  Куняют не все, двое прощупывают местность и вглядываются, не крадётся ли кто. Шансов мало, что кто-то попрётся вот так в жару и пекло, посетить нас. Хотя может так и надо. Наблюдатель вдруг оживляется и громко :"Командир! Двое, левеее третьего, двадцать метров!" Командир вскидывается и ныряет под козырёк окопа, там где находится наблюдатель. Козырёк приподнят над бруствером и слегка присыпан землёй и трава уже пожухлая в тон местности, хрен разглядишь и оптика бликов не даёт. Он взял у наблюдателя бинокль и внимательно сматривается, пытается определить, сколько их что хотят делать. Пара минут молчание, все уже на готове и ждут команды, есть неопределённость, но вместе не страшно.
- Дистанция шестьсот!- говорит он не отрывапясь от бинокля, выставляем, нет у нас лазерных дальномеров, но определить дистанцию- важно, иначе пули уйдут в молоко. Мы не ленились отрывать окопы, да и всегда пристреливали местность заранее, может потому прожили относительно долго. Командир медлит и сомневается, ищет подвох, но целей двое и они пробираются вдоль холмика, разведка наверно.
- Приготовится!
  Автоматчица снимает предохранитель и кивает мне, мол я первая поднимусь, ты следом. Снайпер ведь может сидеть в засаде, хотя врядли, чтоб двух своих они пустили на наживку, не их привычка. Командир между тем принял решение и командует:"Залп по команде, второй по готовности. Потом короткую и переждали, поднялись!" Следом за автоматчицей поднялся и автомат навёл в нужный сектор, у нас всякие палочки и метки были, одно удовольствие работать. Я увидел одного и подняв ствол, поймал его в прицел, далеко, но хором может и получиться.
- Огонь!
 Залп стройный, гильзы бойко вылетают, я сразу ловлю фигурку в прицел и снова нажимаю на спусковой, не знаю, попал или нет, перевожу на автоматический. Короткая очередь туда, где только что двигался человек. Пригнулся, сменил позицию и осторожно высунулся, на холмике который мы обработали, движения нет, будто ничего и не произошло. Командир спрашивает;
- Наблюдатель, что там?
- Похоже одного зацепили и свалили. Второй залёг. Оба с оружием.
   Командир берёт уоки- токи и докладывает наверх, коротко и по сути. Отключает и говорит, что едет подкрепление. Восемь пар глаз прощупывают местность, но ничего движущегося и опасного не замечают. Подъехал вскоре грузовик и у нас в траншее людей добавилось, чернявая пулемётчица заняла выступ справа и быстро расположилась. Теперь нам ничего не страшно, командир показывает пальцем на меня, потом на автоматчицу;"Проверить, что там. Осторожней!"
- Есть.
  И вот мы уже ползём по руслу высохшей речушки, скорее ручья. Мерзкие камни и ссохшаяся земля, пыль и спека. Автоматчица ползёт первой и не смотря на серьёзность ситуации, я залюбовался её попкой, но отогнал наваждение. Пробрались без помех и нырнули в сухую выгоревшую траву и кустарники, покрывающее холм. Осторожно и не спеша двигаемся, ведь наши недруги могли и растяжек наставить, но ничего нет, продвигаемся к третьему ориентиру, это косое и несуразное дерево.
  В обозначенном направлении вижу того, в которого мы чуть более часа стреляли- лежит почти на боку, без движения. Расходимся и ползём дальше, обходя его, чтоб добраться до макушки холма, оттуда обзор хороший, никого не видно. Автоматчица командует:
- Посмотри на него, я пригляжу!
 Возвращаюсь и осторожно приближаюсь к нему, но понимаю, что бояться нечего- у него скрючены пальцы, в агонии он скрёб землю, готов. Мёртвых уже не боюсь, привык, подхожу и переварачиваю его на спину. Он с моей точки зрения старик- ему 41-42, коренастый и крепкий, явно с подготовкой, по цвету глаз и кожи- не местный. Застывший взгляд упёрся в бездонное небо.Такая же короткая стрижка как у меня, вся голова и волосы в капельках пота, которые ещё не высушило солнце.
  Пуля попала у уха, прожил он сколько-то, да врядли в сознание пришёл. Расстегнул разгрузку, потом бронежилет, прошастал по карманам. Документов нет, немного денег, записная книжка, две початых пачки сигарет, пачка призервативов, ничего интересного, но трофеи перегрузил в свои карманы. Деньги сдаются командиру потом, иначе расстрел.
   Автомат у него новый, в разгрузке магазины, пара гранат неизвестной системы и радиостанция, монокуляр. Беру в руки- бля, как из послезавтра! Такого чуда я не видел, прочёл название и в памяти всплыло: серьёзная американская фирма, выпускающая радиооборудование. Трофей хороший. Ещё раз оглядываю его, расстёгиваю ворот и вытягиваю золотую цепочку, на ней крестик с распятием. Заправляю крестик обратно, шарю по его брючному ремню и снимаю флягу с него и интересный нож в изящных ножнах. Потряс флягу- наполовину полная, тоже пригодится. Но тут приходит мысль, что когда заправлял ему крестик обратно, пальцы коснулись верёвки, а это как? Его ножом разрезаю гимнастёрку от ворота к пузу и удивляюсь: на нём майка- сетка! Я о такой мечтал! Из натурального волокна, не крупная ячейка, явно фабричной работы, значит подстреленный явно не простой боец. Надрезаю брюки и вижу несколько характерных синяков, он явно накануне ездил на БТРе. Вроде как всё.
   Но взгляд упал на его ноги, обутые в новые и крепкие берцы, явно их хозяин и недели в них не проходил, не нужны ему они уже. Мне тоже, ибо я один в батальоне хожу в сапогах, причём яловых и классных, а берцы- издевательство над белым человеком. Но второй номер чернявой пулемётчицы ходит в разваленных, да и размер вроде его. Стягиваются с тёплой ноги ещё нормально, перевязал шнурками и закинул за спину. Всё.
   Вернулся к автоматчице, которая всё это время прикрывала и меня берегла, шепчу, мол всё сделано.  Возвращаемся по тому же следу, мины могут быть. Возвращаться можно и по открытой местности , что тут пробежаться? Но дураков нет, мины и снайперы могут быть везде, потому аккуратно возвращаемся к руслу высохшей речке и глотая пыль, ползём обратно. Зато живы.
    Доложились командиру, трофеи выложены, всё кроме сигарет, их и продукты можно оставлять себе. Он выслушал и одобрительно кивнул, принявшись изучать диковинную рацию. Я взял берцы, подошёл к помощнику чернявой пулемётчицы и протянул ему;" Меряй, не знаю, угадал ли в магазине с размером."
Он скидывает своё рваньё и сопя натягивает обновку, недоверчиво крутит ногами, ощупывает пальцами, затягивает шнурки. Прошёлся, присел, прислушался к своим ногам и улыбнулся;
- Спасибо! Угадал. Что я тебе должен?
- Когда у меня закончатся спички, прикурить дашь и мы в расчёте.
- Хорошо.

Мой сон. Третий патрон.

 Мы вступили в городок, который долго не был под нами и не под ними. Как обычно там случается беспредел обыватели воют и жалуются на судьбу. А что плакаться, Вам ве\дь дали то, о чём Вы просили.
  Идём по рынку, автоматы в руках ,от наших взглядов и они свои прячут куда-то далеко. Вид у меня совершенно не кошерный; я уже из своего малого веса потерял 10. Хорошо хоть нос остался. Дух от нас идёт, извините недельку в полях покататься, не благоухаем мы. Автоматчица идёт впереди и своими красивыми глазами просеивает всех. Чтобы я без неё делал?
 К ней подбегают и быстро излагапют, что поймали воров. Короткий разбор и выясняется, что двое подростков и правда украли. Сумма украденого не велика, но и столь мала, что они могли это заработать легко. Это меньше суммы за работу в течение дня, поработать на поле. Приходим, в углу затравленно стоят двое подростков, старшему хорошо если 16. Второй наверно лет 15 и у него уже при нашем появлении шок и понимание, что пришёл конец его короткой жизни. Мы подошли только, а он описался. Не для того , чтобы его пожалели- он всё понял. Кончилась его удача.
  Автоматчица подошла и коротко и быстро с ними переговорила, она мне всегда нравилась принятием быстрых и правильных решений. А у нас так: женщин и подростков трогать даже пальцем  нельзя. Только женщины могут это делать. Они приносят жизнь и только они могут нести смерть этим категориям, что получается лучше? Жизнь. И пусть они совершают чудо и приносят нам новые жизни, нельзя женщин пускать на войну.
  Она приняла решения, я вытащил пистолет из кабуры, ой она у меня не по-европейски подвешена, а с правого бока, но за спиной. Тайком вынимаю обойму и  вычленяю четыре патрона в карман. Вставляю три других и один из кармана. Успел. Автоматчица поворачтивается ко мне и просит;"Пистолет!" А тут будьте внимательны: во многих странах очень щепетильно к этому относятся, потому помни те; инструмент подаётся рукояткой, нож тоже, оружие снимается с предохранителя и рукой за ствол. Тоесть довериеи к принимающему, иначе в некоторых странах вас убьют.
  Подал и она его вскинув, выстрелила. Как гаснут глаза я много могу написать, старший падает и она тут же  наводит пистолет на второго и нажимает. Осечка. Приговоренный испуганно смотрит на неё и снова описался. Она бормочет и снова вскидывает, но снова осечка. Жители до того молчащие, признают, что это знак и просят простить этого.
  Я подхожу и шепчу ему, что это его шанс, он теперь может жить. Жители удовлетворены и уводят его кормить, хотя час назад желали его смерти. Я понял женщин, но людей нет. Автоматчица сузила глаза и сказала;"Ты подменил патроны?"
- Ты думаешь я в своём пистолете  такое делаю? 
- Извини. А теперь мне честно- зачем тебе его жизнь? Только не ври мне!- а мой  пистолет в её руках и правда на её стороне. А сказать мне не чего, оправданий сохранения жизни этого подростка у меня нет.
- Мне показалось он изменится. Один шанс ему надо дать. Прости, я подменил патроны.
- Больше так не делай. Между нами доверие или нет? Если тебе что показалось- говори мне сразу.
- Ты точно женщина?
- Иногда мне тебя хочется пристрелить.
- Держи себя в руках.

Мои сны. Миномётчики.

  На всякой войне есть правила и на всякой войне их нет. Не берут в плен авиаторов, да это и понятно- с неба нас гвоздят. Авианаводчиков на ремни режут, но что здесь плохого? Снайперов убивают медленно и со вкусом. Но миномётчики тоже в этой славной когорте. Они жнецы и собирают обильно, пока мы не приходим за ними.
  Тяжело и плохо. Мы трижды  поднимались и трижды возвращались, оставляя убитых на поле перед населённым пунктом. Миномёт работал хорошо и атака захлёбывалась, хотя их всего ничего, а нас поредевший батальон. Комбат отправил нас в обход. Пошли. Два раза с крыш нас полили, но мимо, бежим по улице и тут начинает работать автоматчик.У ног мелькнули следы пыльные, мы в бок, там окоп. Нырнули. Думаете не страшно? Да у меня клапан подрывает. Автоматчица начинает раздеваться, сбрасывает бронежилет и одевает лифчик снова. Вы не подумайте, что это нижнее дамское бельё, это разгрузка. На тот момент я её только мечтал без обмундирования увидеть.Брезент с кармашками, вверху четыре кармана под магазины, петля для сапёрной лопатки, а внизу четыре кармашка под гранаты. Собралась и поворачивается ко мне;
- Давай!
  Блин как не хочется на улицу и под пули! Но я её напарник и отказаться или проявить слабость нельзя. Я лучше умру, но не покажу сомнения. Снял магазин и поставил новый, рывком из окопа и через улицу. Стрелок опоздал, но пули стегнули по стенке, но я за опорой, выглянул и мой автомат бьёт туда, где он. Пуля прошла выше головы и в стенку, меня ударили осколки, присел и снова выглянув, даю короткую. Четыре выстрела. Если и не попал, то спугнул. Азарт, но не рыпаюсь. Следующая переглядка, мой автомат затих, готового магазина нет. Ну блин, почему нам дают четыре или пять полных? Страна облезет?
   Я прячась за колонну снаряжаю магазин из обоймы, нет, после портянок это лучшее, что придумало человечество. А автоматчик попал близко, летят куски бетона. Ну теперь и я готов- стреляю, он прячется за бруствером и видимо меняет магазин. Автоматчица срывается с места и бежит к их окопу. Он пытался подняться, но я двумя короткими бруствер вспахал.
 Она достигла и моим приёмом, вынесенным из разговоров с участником первой мировой, вынесла противника. На ходу выхватила клинок и нырнула в окоп. Ну как же, там мужики которые хотят жить. Срываюсь и бегу, прыгаю туда. Но спектакль закончен- два холодных и один задыхается в кровавой пене- удар выше броника у неё получился. Она срывает с меня трубку и вырывает  за кольцо. Ракета с шипением улетает вверх.
- Он живой- показываю на агонизирующего миномётчика. Она не поднимаясь (снайперы могут быть на крышах), ловко ударила клинком и тот поник. В её глазах смерть и ненависть.Вытерла клинок, вытрусила их ранцы: импортные консервы, сигареты и какие-то блокноты. Наши прибежали скоро и радуются победе. Трое миномётчиков безмолвны и лежат на дне окопа. Им сегодня повезло и они умерли быстро. А мы живы. Смотрю в глаза автоматчице, но там нет уже смерти. Живая искорка. Хочется ущипнуть, но я потерплю. Странные мы существа. Ласковые лучи садящегося солнца гладят меня и я почему- то думаю, что выживу. Хоть мне это не надо. Автоматчица хлопает меня по бедру:"Пошли ужин соображать, мечтатель!" А и правда пора.

Мои сны. Тренировка.

 Ноги идут, а уже устал и вымотан, а в душе равнодушие. Ко всему и даже к своей судьбе. Вот тут опасный период и жизнь потерять легко. Да жизнь здесь стоит часто меньше литра воды, пластинки таблеток и бутерброда. Просто пока в это не окунёшься и не пройдёшь- да не поверишь.
   Сапоги производства исчезнувшей страны не подводят, стекло хрустит ( война- мир раздавленного стекла, оно везде, даже на зубах) и запах пожарищ, разложения уже не беспокоит. Вам только кажется, а если подразделение две недели не мылось, ваши мозги это вычленяют и перестаёте чувствовать, наш бортовой компьютер придумал кто-то с юмором и умом. Возможно мы самые опасные существа в Галактике, но сейчас бредём по пыльной улице.
 Автоматчица ударяет меня локтем и пристально смотрит мне в глаза, ну такой взгляд я видел только в кошках.  Там сожаление о моём не совершенстве и уже скорбь по мне, пока живому. А тут ошибка- я готов к смерти и уже умер, но убить себя не дам. Злюсь.
- Я слушаю тебя.
- Ты медленный, убьют тебя скоро, я не всегда рядом буду.
- Докажешь?
- Да.
  Подходим к комбату, он усталый и заё@анный, на нём груза немеряно: выполнить приказ, данный до потери связи с командованием, да нас сохранить. Он видимо гений или святой, пока был жив- очень получалось. Сидит и грызёт травинку.
- Разрешите произвести тренировку штыкового и рукопашного боя!- смотрит внимательно, понимает. Но все бойцы тоже хотят увидеть. Он  не рад.
- Четыре схождения, а потом поединок. Осторожно и меня слушать. Кто увлечётся- расстегнул кобуру. А с пистолетом быстро он управлялся, на что у меня проворно выходило, его ни разу не обставил. Облачились в КРБ-1, разошлись и на примкнутые штык- ножи одели презервативы. Я уже забыл, как это называлось штатно, но как ножны, а заканчивалось насадкой из жёлтой резино- пластмассы. Со складками и пятаком на конце. При хорошем ударе в мишень (противника) даже через КРБ синяк выходил, а по голому телу- песня! Причём если удар правильный, насадка тормозилась, а потом выбирала слабину. Инструктора учили, что это гарантированное поражение. Но у меня уроков мало, но дать слабину перед женщиной?! Лучше сразу штык в горло.
  Разрешение получено и мы выходим на встречу друг другу, в глаза уже смотрим. Помните фильм "Хищник" с Арнольдом? Там кто-то в теме был, потому во многие сцены поверили. Мы расстёгиваем и сбрасываем на землю сбрую, это и ремень с подсумками и лифчик, прадедушка нынешних разгрузок. Одеваем КРБ, насадки и сходимся. Сослуживцы становятся в круг молча, ни один не проронит и звука, чтоб не завести нас. Сколько тысяч лет назад я видел это?
  Первый удар настиг меня скоро, второй и третий следом. Эмоциям нет и я нанёс хороший удар в бок в четвёртом разе, мне самому было больно, когда она всхипнула. Но теперь насадки на клинки и близкий бой. Я начал проигрывать женщине, хотя это достойный противник, но тут уже самолюбие дёргало за хвост. Само собой: выпусти то, что внутри тебя и оно сделает всё за тебя. Я так и сделал и она да. Мы сцепились и не сразу, но связались в один клубок, с желанием вонзить клинок оппоненту. Это не жажда убийства, это не соперничество, не любовь, но зрители получили  зрелище. На какое- то время мы стали одним целым, видимо и рычали.
  Не получилось победы, но мы синхронно ударили друг друга в шею, штатный удар выше бронежилета, если бы он на нас был. Командир среагировал;" Стоп! Замерли!" Мне при боли в горле всё равно показалось, что я на съёмках дешёвого кино. Но он присел и минуту любовался нами.
- Прекрасная смерть! Вот так разом, одновременно ещё не видел.Поднялись и пошли мыться. Похоже вы не догружены и завтра впереди пойдёте!
- Есть!- хором и поднимаемся, из горла кровь и слизь отплёвываем, все уже разошлись, а командир нет. Медлит и складывает фразу.
- А вы ведь не люди. Люди так не делают. Я не зря вас в пару поставил.
- Спасибо!
  Моемся не глядя друг на друга, мы ведь в первую очередь солдаты. Но тогда мы- красивая коллекция синяков. А у меня и автоматчицы шикарные одинаковые синяки на шее, иссиня- чёрно- красные. А над нами смеялись и говорили, что это страстные засосы!
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
24
предыдущая
следующая