хочу сюда!
 

Оксана

45 лет, козерог, познакомится с парнем в возрасте 40-45 лет

Заметки с меткой «интервью»

Образование должно ответить на 7 важных важных вопросов

Спикер: президент Международной корпорации “Гранд”, председатель Всенародного конкурса “Бренд года Украины”, предприниматель, писатель, основатель лицея “Гранд”, дважды рекордсмен Книги рекордов Гиннеса.



Дискуссия: Образование будущего

–  Владимир Михайлович, с введением онлайн-обучения, стало понятно, что знания «старой школы» – хороши, но дают мало необходимой информации для жизни сегодня, особенно успешной.  Вы – сторонник изменений.  Что конкретно сегодня устарело?

– Изменения назрели не потому, что я так думаю. Просто мир незаметно и быстро пересек границу прежней цивилизации и очутился в Информационной Эре и одновременно в Глобальном мире. И оказался к ним не готовым.

В этих пока чужеродных нам эрах и мирах совсем по-другому звучат ответы на 7 фундаментальных вопросов: Зачем учиться?… Чему учиться?… Как учиться?… Где учиться?… Когда учиться?… Кто должен учить?…Сколько это должно стоить?… И что если…

Ответы на эти вопросы дают совершенно иную модель образования. Скажем так, широко известны выражения Индустрия 4.0, Связь 5G…, которые отражают уровень их развития. Так вот, Образование сегодня гордится, что оно находится на уровне Образование 2.0. Типа ну, не 1.0, и уже хорошо. Но никого это уже не устраивает. И мы видим, какой скачок ему предстоит быстро совершить, чтобы стать Образованием 4.0.

Накануне пандемии, много ученых и университетов в мире стали говорить, что Softskills– более полезны теперь, чем hardskills. Что из перечня «мягких» навыков вы бы выделили как главные?

– С легкой руки толерантной европейско-финской системы образования, уставшей от «чисто фундаментальных знаний», и которая нацеливалась на развитие личностных качеств детей, чтобы они не вырастали в «ботаников» и «заучек»,  была выработана система softskills(в противоположность hardskills–классическим фундаментальным знания).

Конечно, для большинства родителей – прелестная картинка, когда детки пляшут, поют, рисуют и свободно выбирают уроки по своему желанию – выглядит умилительно.

Но через год родители спрашивают: А почему мой ребенок ничего не знает, не умеет, не может? А им отвечают: Так вы же сами хотели, чтобы ваш ребенок не перетруждался, учил только то, что нравится, и не учил то, что не нравится…Чтобы не задавали домашних заданий, не ставили оценок… Мы ваш заказ в точности и выполнили.

Дело кончилось тем, что лидирующие места в мире образования вместо Финляндии заняли страны Юго-Восточной Азии, с более жесткой и серьезной системой образования. Потому что учеба – это еще и труд, кроме удовольствий, развлечений и времяпровождения.

Многие спрашивают: «А как надо по-правильному? – Ответ прост: Должна быть оптимальная пропорция «Hardskills– Softskills50:50».

Мы даже разработали такой перечень из «100 soft skills будущего». В него входят: адаптивность, общительность, креативность, эмпатия, предпринимательство, умение учиться, мотивация, принятие решений, самоорганизация, смекалка, целеустремленность, командность, умение ставить вопросы… и еще 100 подобных навыков и умений.

На какие цели нужно ориентироваться, чтобы найти ответ на вопрос, какое образование нам теперь нужно?

– Цели задает общество. Если в нашей стране цели не определены, то и образование осуществляется в пустоту. Образование не существует само для себя (ну, может, подходит только для 5-10%). Поэтому теперь самому человеку приходится выбирать чему и как учиться, чтобы в будущем оказаться «ценным кадром» для себя, для бизнеса или для государства.

Для этого в школьные годы желательно овладевать широким спектром знаний, умений и навыков, чтобы при любом стечении обстоятельств или поворотов судьбы, чувствовать себя как рыба в воде. Так что формула та же самая «hardskills+ softskills  – 50:50». Тем более, что многие виды образования сейчас легко индивидуализировать.

Интервью подготовила Наталия Меченкова специально для https://plus3.com.ua

В СБУ рассказали, кто инициировал скандальное интервью с Гиркины

Служба безопасности Украины заявила, что интервью Дмитрия Гордона с террористом, бывшим т.н. "министром обороны ЛНР" Игорем Гиркиным (Стрелковым) – это личная инициатив журналиста.

[ Читать дальше ]

Пародист Дима Черников (Оля Полякова) в ток-шоу "Роман с Ольгой"

Пародист Дмитрий  Черников (Оля Полякова) в ток-шоу "Роман с Ольгой" на телеканале Интер.
Тема: "Ревность".


Юлия Тимошенко - гость программы KishkiNa

Юлия Тимошенко - гость программы KishkiNa - https://lb.ua/news/2019/03/07/421451_yuliya_timoshenko_gost_programmi.html



Каким Президентом может стать Юлия Тимошенко? Что скажет Путину при первой встрече в новом статусе? Что случится с Петром Порошенко и когда закроют «Борисполь»? Готова ли - если президентом не станет - снова работать в оппозиции?

Лидер "Батькивщины" - первая из топ-кандидатов в президенты согласилась на участие в программе KishkiNa. И ответила на вопросы о новых лицах во власти, противостоянии с президентами и том, почему тюрьма не изменила Юрия Луценко.

Без агитации и лозунгов; Тимошенко, которой вы ещё не видели, смотрите большой эксклюзив на Youtube-канале KishkiNa.

Юлія Тимошенко - гість першого весняного випуску проекту KishkiNa. У найбільш гарячий передвиборчий період ми запитали Тимошенко про: - хто веде її сторінки у соцмережах? - коли була остання розмова з Путіним, і за яких обставин відбудеться наступна? - що робити з Зеленським? - хто буде у другому турі? - хто є рукою Кремля на цих виборах, і чому? - чому Луценко живе за принципом "Або Сейшели, або тюрма"? - що чекає на Порошенка у разі президентства Тимошенко? - хто все ж таки буде фальсифікувати вибори? - Кучма, Ющенко, Янукович, Порошенко: чому всі президенти воювали проти неї? Більше - у повному інтерв'ю KishkiNa у Facebook: https://www.facebook.com/KishkiNa2018

Интервью ББС Митрополита Черкасского и Каневского Софрония ч.2

окончание, начало см. ч.1 - http://blog.i.ua/community/3214/2253006/

полный текст на ББС см. - https://www.bbc.com/russian/features-46229497#



«Никакого давления не ощущаю»

Би-би-си: Как вы думаете, сколько коллег из УПЦ вы увидите на объединительном соборе, когда придете туда?

М.С.: Мне бы хотелось видеть больше. Скажу причину: по моему мнению, если предстоятеля новой церкви выбирать голосованием, то — если мы хотим, чтобы это была церковь законная в полном смысле этого слова, — надо, чтобы ее предстоятель был от канонической церкви. А чтобы предстоятель был от нее, то надо, чтобы на соборе [ее представители] были в большинстве.

Я очень сомневаюсь, что у меня рука поднимется голосовать за кого-то, кто был в расколе, — и не важно, кто это будет.

Би-би-си: Ваши коллеги из УПЦ, которые встречались с Петром Порошенко, по словам советника президента Ростислава Павленко, жаловались на «бешеное давление» на сторонников автокефалии со стороны вашей церкви.

М.С.:Я вам за других не могу сказать, я скажу за себя: я никакого давления не чувствую.

Из моего жизненного опыта следует, что бешеное давление может чувствовать тот, кто боится. А у кого нет страха, кроме страха перед Богом, на того никакого давления не может быть оказано, потому что он будет просто принимать это и будет смотреть на это как на естественное отношение одной или другой стороны к себе.

«Скажите Варфоломею, чтобы он не наломал дров в Украине»

Би-би-си: В вопросе автокефалии вы не впервые идете против воли большинства в УПЦ. Например, было решение церкви не встречаться с экзархами патриарха Варфоломея, которых он направил на Украину. Вы же с ними встречались.

М.С.: Да, встречался, и не скрываю этого. Они сидели так, как вы сейчас сидите, потому что одно дело встречаться официально, а другое — неформально. Они приехали и выразили желание со мной встретиться. Кто может мне запретить — сказать, что я не имею права?

Кроме того, я проявлял еще и свою инициативу. Мне была интересна их миссия на Украине, зачем они здесь появились. И еще мне хотелось, чтобы они донесли состояние церкви и людей на Украине до [Вселенского патриарха] Варфоломея, потому что он там не все знает, ему не все говорят. Если они встречаются с одной стороной, а другая — в стороне, то, конечно, они несут ему то, что они слышали.

А я им рассказал всё — и об одной стороне, и о другой. Я им сказал, нужна нам автокефалия сейчас, или надо еще поработать. Они выслушали меня, ничему не возражали. А что им возражать, если один из них — Илларион — мой ученик? Я знаю его по Киевской семинарии (Илларион (Рудник), епископ Эдмонтонский, учился в Киевской семинарии с 1989 по 1992 год— Би-би-си), я там преподавал.

Они знают, что Софронию-Чудаку нельзя противоречить, поэтому только слушали.

Я их спросил, ради чего они приехали. Они ответили, что их цель — посмотреть, расследовать, узнать и доложить. Я им обрисовал всю ситуацию. Сказал, что надо еще хорошо все проанализировать. Говорил: не спешите, а хорошо подумайте. Передал: скажите своему Святейшему [Вселенскому патриарху Варфоломею], чтобы он в спешке не наломал дров на Украине.

«С тех пор я перестал поминать патриарха Кирилла»

Би-би-си: В администрации президента намекают, что решение собора УПЦ МП от 13 ноября написано в Москве. Вы в это верите?

М.С.:Нет. Какая Москва, если пришел секретарь, владыка Антоний [митрополит Бориспольский и Броварский] и печатал его прямо на месте?

Би-би-си: Многие говорят, что история с автокефалией была бы невозможна, если бы не события 2014 года в Крыму и на Донбассе. Тогда вы, по сообщениям черкасских СМИ, написали обращение к российским политикам, которые родом с Черкащины — председателю Совета Федерации РФ Валентине Матвиенко и министру культуры Владимиру Мединскому, вроде Владимира Путина бандитом обозвали…

М.С.:Сразу, когда это в 2014 году началось, не было никакой реакции патриарха [Московского Кирилла], я позвонил владыке Антонию и сказал: с сегодняшнего дня я прекращаю поминать в молитве патриарха Кирилла.

Я считал, что патриарх [Кирилл] должен сделать заявление, осудить Путина. Пусть сделает так, как Ермоген. Патриарх Ермоген поляков не принял, от поляков пострадал и стал святым (Московский патриарх Ермоген в 1611 году отказался поддерживать поляков, захвативших Москву, и призвал народ к восстанию. Умер в тюрьме— Би-би-си).

Почему так не сделать патриарху Кириллу? Война идет на его канонической территории, убивают его верующих. Не освобождают, не защищают, а убивают.

С тех пор я перестал поминать патриарха. Но в епархии демократия: хочешь, поминай, не хочешь — не поминай.

Я как-то дал интервью, оно сразу появилось в интернете: что я осудил Путина, назвал его бандитом, осудил патриарха, назвал его соучастником.

Затем [с поддержкой действий Москвы] выступили Матвиенко и министр культуры из Смелы (город возле Черкасс— Би-би-сиМединский. Ну, я еще и о них как положено рассказал.

С Матвиенко я целовался, когда она здесь в Черкассах была. У нее здесь сестра, мать и племянница жили. Когда она прилетала, я с губернатором ее встречал. С надеждой: советовали не отказываться от приглашения, ведь я строю колокольню [возле кафедрального собора в Черкассах], может, помогла бы.

Би-би-си: Помогла?

М.С.: Не дала ничего.

«Филарет очень много сделал для церкви на Украине»

Би-би-си: В 2017 году предстоятель неканонической УПЦ Киевского патриархата Филарет направил письмо с просьбой о примирении в адрес архиерейского собора РПЦ. Все закончилось скандалом, но был ли тогда шанс примириться?

М.С.: У меня нет об этом информации. Если бы Филарет обратился к собору, сказал: ошибался, простите меня, пожалуйста, — всё, нет проблем.

Би-би-си: Но ведь он похожее письмо и написал…

М.С.: Нет, там не так было. Потом он выступил и отказался. Сказал: «Меня неправильно поняли».

На самом деле я Филарета знаю очень хорошо и очень уважаю. Он единственный, кто принял Софрония, когда его все боялись и выгнали из Московской духовной академии. Мы с Филаретом были хорошими друзьями, он мне несколько раз предлагал стать епископом, а я отказывался.

Вот его обвиняют, что он был КГБистом. А у меня вопрос ко всем, кто обвиняет: а кто не был КГБистом? Такой был период. Но одни работали для церкви, а другие — для себя и своего благополучия. Филарет очень много сделал для церкви на Украине, и я это знаю.

Но если бы он в 1992 году не пошел в раскол, у нас бы уже давно была автокефалия. Он своими действиями отбросил ее аж на 26 лет.

Би-би-си: Но христианство учит прощению. Может, и вы бы его простили и приняли как возможного предстоятеля новой церкви?

М.С.: Нет. Я не участник в этом деле.

Би-би-си: Но вы же на собор придете?

М.С.: У меня есть свой принцип. Если что-то начинать, то надо, чтобы оно начиналось без зазоринки.

Би-би-си: Сейчас зазоринка есть?

М.С.:Да, и большая. Но Бог сам судит и рассудит.

Би-би-си: Что вы будете делать, если собор изберет Филарета?

М.С.:Уйду в затворники.

Би-би-си: Что будут делать в таком случае священники в Черкасской области? Перейдут в автокефальную церковь?

М.С.:Скажу так: куда я пойду, туда пойдет большинство священников, а, возможно, даже и все.

Би-би-си: То есть, если создадут новую церковь, и ее возглавит не Филарет, то переходов в нее из УПЦ МП будет больше?

М.С.:Да, перейдет больше, и довольно быстро.

«Вся интеллигенция говорит, что нужна автокефалия»

Би-би-си:Противники создания автокефальной церкви говорят, что ее создание приведет обострению ситуации на Украине и даже кровопролитию. Вы в это верите?

М.С.:Будет обострение или нет, зависит от тех, кто так говорит. Я вам уже говорил: если бы это сделали раньше, и это сделали бы мы, никакого обострения не было бы. Если епископы будут раздувать и говорить: не идите [в автокефальную церковь], то, конечно.

Би-би-си:Ваши оппоненты говорят, что УПЦ имеет статус самоуправляемой церкви, и ей не нужна автокефалия. Что бы вы могли им ответить?

М.С.:Я им отвечаю просто: чтобы успокоить всю интеллигенцию на Украине, людей более или менее сознательных. Вся интеллигенция говорит, что нужна автокефалия, она не разбирается, что такое автономия или автокефалия.

Би-би-си:Пять лет назад вы говорили, что, скорее всего, не доживете до создания автокефальной церкви в Украине. Сейчас кажется, что шансы есть. Как вы думаете, какие церкви будут существовать на Украине, и какая из них будет самой сильной через пять лет, в 2023-м?

М.С.:Если так случится, что будет автокефалия, то она будет единой церковью на Украине, как сейчас наша Украинская православная церковь так называемого Московского патриархата.

Би-би-си:А что будет с нынешней УПЦ МП?

М.С.:А ее не будет как церкви. Она будет как… ну, вот пятидесятники есть, иудеи есть, католики есть, униаты есть — и она будет. Но доминирующей будет автокефальная церковь.

Би-би-си:А где вы будете?

М.С.:Я буду там, где больше [смеется].

Интервью ББС Митрополита Черкасского и Каневского Софрония ч.1

полный текст на ББС см. - https://www.bbc.com/russian/features-46229497#


Митрополит Черкасский и Каневский Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ) Софроний (Дмитрук) уже давно не скрывает, что является сторонником создания автокефальной церкви на Украине.

78-летний иерарх признает, что большинство его коллег из УПЦ эту позицию не разделяет. Однако, говорит он, если бы процесс получения томоса (грамоты о предоставлении автокефалии) инициировала именно «каноническая церковь», создать новую православную юрисдикцию на Украине было бы значительно проще.

Митрополит Софроний говорит, что его открыто автокефалистские взгляды не приносят ему никаких проблем в церкви: там его просто называют чудаком.

Однако уже сегодня он заявляет, что вопреки решению собора УПЦ (МП), собирается участвовать в объединительном соборе, на котором должна быть образована автокефальная церковь, а затем, возможно, и присоединится к ней.

Корреспонденты Би-би-си Святослав Хоменко и Виталий Червоненко встретились с митрополитом Софронием в Черкассах, центральноукраинском областном центре в 200 километрах от Киева.

Иерарх рассказал, почему он не присутствовал на закрытой встрече «автокефалистов» в рядах УПЦ с президентом Петром Порошенко, о чем он говорил с экзархами Вселенского патриарха и какой он видит религиозную ситуацию на Украине через пять лет.

«Если бы я поехал на Афон, то причастился бы»

Би-би-си: Владыка, вы — за автокефалию для украинской церкви или против?

Митрополит Софроний: За — без всяких сомнений. Я хочу, чтобы у нас на Украине церковь была более свободной, и подхожу к этому вопросу с точки зрения достоинства.

Албания, меньшая по территории чем Черкасская область, имеет патриарха и свою небольшую церковь, а Украина, такое большое государство, одно из крупнейших в мире по количеству приходов, и мы не можем у себя решать вопросы.

Хотя мы не ходим в Москву с поклонами, чтобы нам патриарх позволил открывать монастырь, рукополагать епископа. Наши епископы, когда их рукополагают, дают клятву не Москве, а Киеву. В 1992 году нам была дана расширенная автономия, которой греки не признают.

Но об этом никто не говорит. Начали кричать о томосе и об автокефальной церкви.

Моя точка зрения очень проста. Почему, когда начали говорить об автокефалии, было не поставить перед Константинополем вопрос о том, чтобы сначала узаконить нашу (УПЦ МП) автономию? Но почему-то это выкинули, а начали искать, кому же давать.

Откровенно скажу: мне очень тяжело на это смотреть. Я бы, может, залез в какую-то нору, чтобы ничего не видеть, кроме одного Бога. Но что делать, такое настало время, что нигде ни от кого не спрячешься.

Би-би-си: Официальный Киев и СМИ утверждают, что проведение собора, на котором будет создана автокефальная церковь, которая получит томос от Константинополя, — это вопрос дней или недель. Вы на этот собор пойдете?

М.С.: У меня такая позиция: я на собор пойду, но не для того, чтобы кричать: «Ура, все решено», а чтобы наблюдать. Я пойду туда в качестве наблюдателя для того, чтобы решить, как лучше поступить, чтобы было хорошо для нашего народа.

Представьте себе. У нас (УПЦ МП) есть монастыри, приходы — немало, 12 тысяч. И вот из этих 12 тысяч сколько-то перейдет [в новую церковь], другие останутся, и эти переходы будут совершаться очень натужно — возможно, не без крови. Но это все очень просто можно было бы решить, без расколов.

Мое личное мнение: если бы все наши епископы решили перейти [в новую церковь], никакого раскола не было бы. Все наши верующие пошли бы за нами. Были бы недовольные, но это естественно: большинство осталось бы при нашей церкви. Не нужно было бы ничего делать с приходами, монастырями, они все были бы нашими, потому что они принадлежали бы церкви, в которую мы согласились перейти. Всё!

Би-би-си: То есть, по вашему мнению, на этот собор должен бы пойти весь епископат УПЦ?

М.С.: Я бы так хотел.

Би-би-си: Вы говорили об этом на соборе УПЦ 13 ноября, где церковь в который раз постановила, что считает создание Константинополем автокефальной церкви нелегитимным?

М.С.: Конечно, я выступал против этого решения. Из его 12 пунктов я был против восьми. На это так смотрели: все за, а один Софроний против. Ну, чудак [смеется].

У меня спрашивали: почему ты против? Я объяснял. Например, в постановлении собора говорится, что за неправильные действия Константинополя УПЦ прерывает с ним евхаристическое общение. Извините, но нам не надо повторять то, что говорит Москва (РПЦ разорвала евхаристическое общение со Вселенским патриархатом Константинополя решением своего синода от 15 октября — Би-би-си).

Я говорил так, как я вам говорю: если мы признаем, что мы независимая церковь, то мы должны иметь свое независимое мнение.

Би-би-си: Вы лично разрываете евхаристическое общение с Константинополем?

М.С.: Я не разрываю из-за того, что я никуда не еду [смеется]. Но если бы я поехал на Афон, то я бы причастился.

Когда я был на Афоне, то не показывал, что тут приехал пуп земли, епископ из Украины. Я ехал простым монахом, стоял в алтаре, читал, мне позволили причаститься. Так сделал бы и сейчас. Хоть это и постановление нашего собора, я не считаю, что оно правомочно.

«Я сейчас не знаю, кто я такой»

Би-би-си: Вечером, после окончания собора, возле «Украинского дома» мы видели троих архиереев (по окончании собора УПЦ МП часть его участников приехала на встречу с президентом Украины Петром Порошенко. Официально не сообщалось о количестве участников этой встречи, а также не назывались их имена). Вас среди них не было. Вас туда не позвали?

М.С.: Не позвали. Я ничего не знал. Как только собор закончился, все вышли, я сел в машину и уехал, никто ко мне даже не подошел.

Потом позвонили, но мое физическое состояние… Такое напряжение целый день — это для меня тяжело. Поэтому я не вернулся — не потому, что не захотел. Если бы я знал, то я бы сразу после собора туда поехал. Но мне никто ничего не сказал.

Би-би-си: Представители украинской власти говорят, что на собор автокефальной церкви могут прийти гораздо больше, чем трое иерархов УПЦ МП, которые были в «Украинском доме».

М.С.: Известных [сторонников автокефалии в УПЦ] двое — я и Александр (митрополит Переяславский и Вишневский Александр Драбинко). Затем появился Симеон (митрополит Винницкий и Барский, который, по сообщениям, также не поддержал постановление собора УПЦ МП). Может, есть еще — шесть или двадцать — но кто они такие, неизвестно.

Это как Верховная Рада: выступает три-четыре-пять человек, а голосуют все [смеется]. Так же и здесь: известных может быть несколько человек, а потом другие могут менять свое отношение и свои действия.

Би-би-си: То есть, может быть такое, что какие-то ваши коллеги проголосовали за решение собора УПЦ МП, но, несмотря на это, придут на объединительный собор?

М.С.: Такое может быть.

Би-би-си: : Вы не боитесь, что за приход на собор, пусть даже в качестве наблюдателя, на вас могут наложить какое-то каноническое прещение (наказание)?

М.С.: А за что? Для наложения какого-то канонического прещения должна быть какая-то каноническая причина. Здесь [в решении УПЦ МП] нет ничего о том, что участие в соборе является каноническим нарушением.

Би-би-си: Седьмой пункт: присоединение епископата, духовенства и мирян УПЦ к процессу «предоставления так называемого томоса об автокефалии» считаем невозможным.

М.С.: Это для кого-то является невозможным, а я хочу. Даже не так: я хотел. Всю свою жизнь. Меня еще в Москве при академии (митрополит Софроний учился в Московской семинарии и духовной академии в 1962-70 гг. — Би-би-синазывали националистом.

Би-би-си: Возвращаясь к собору 13 ноября — вы были за то, чтобы ехать на встречу к президенту Порошенко?

М.С.: Я первым выступил за то, чтобы ехать. И настроение за то, чтобы ехать, было у всех. Но потом, знаете, перемололось, и решили оставаться. Один сказал так, второй так, непонятно стало. Кто-то сзади сказал, что пусть владыка позвонит президенту, хочет ли он приехать к нам. Как это обычно бывает, заговорились.

Президент позвонил, [Предстоятель УПЦ] владыка Онуфрий с ним поговорил. Я не слышал, что там говорилось, но, видимо, президент отказался прийти сюда. А наши не пошли туда.

Би-би-си: Вы признаете решение синода Вселенского патриархата от 11 октября в части об отмене синодального письма 1686 года (Константинополь отменил акт, которым передал управление Киевской митрополией Русской церкви)?

М.С.: Я был к этому готов, я изучил весь материал. Мы были неправомерно присоединены к Москве, и если неправомерно это решение было отменено, то в итоге это будет засчитано как правомерность [смеется].

Это всё политика. Как мы оказались под Москвой? Мы полвека вели борьбу с унией (речь идет о сопротивлении украинцев в XVII векеБрестской унии, по которой православные переходили в греко-католицизм, «униатство»— Би-би-си), и когда все было решено — при короле Владиславе была дана вольная в исповедании православия, — мусульмане прижали бедных православных в Константинополе. А между тем от монголо-татар уже начала подниматься Москва. И кто выигрывает? Тот, кто крепче.

Почему-то не осуждают неразумного Богдана [Хмельницкого — за его решение о союзе Украины с Россией в 1654 году], а осуждают церковь. Он подтолкнул к этому всему. Вся церковь боролась более двадцати лет, чтобы не идти туда [в Россию].

Они [Русская церковь] просто забрали, потому что они имели силу, а Украина устала в борьбе.

Би-би-си: В Константинополе говорят, что после отмены синодального письма от 1686 года все православные иерархи Украины, в том числе представители УПЦ МП, находятся в подчинении Вселенского патриархата. Вы сейчас чей?

М.С.:Я сейчас не знаю, кто я такой. Это решится тогда, когда будет собор. Потому что постановление Константинополя было, а его утверждения у нас на Украине не было.

Би-би-си: Признаете ли вы иерархов и священников непризнанных УПЦ КП и УАПЦ здесь, в Черкасской области?

М.С.: Я не знаю. Это еще надо думать.

Би-би-си: В своих предыдущих интервью вы говорили, что некоторых священников из этих конфессий вы выгнали за моральные проступки.

М.С.: А я у вас спрошу: вы бы признали для себя приятным человека, которого вы осудили по справедливости, которого вы выгнали, а сейчас его к вам привели, рядом посадили и сказали: это твой друг? В том-то и беда, что здесь будет большая проблема…

окончание см. ч.2 - http://blog.i.ua/community/3214/2253009/


Шустер / KishkiNa - О скитаниях, звездной болезни и унижении


Очень интересное интервью, советую всем его посмотреть, ниже приведены все вопросы Сони Кошкиной Савику Шустеру, а его ответы на каждый вопрос можно узнать из видео в соответствующее время этих  вопросов.



Первым гостем проекта KishkiNa стал знаменитый телеведущий и журналист Савик Шустер, который посетил Украину после полутора лет отсутствия, путешествий и медитаций. Запись интервью состоялась на НСК "Олимпийский" накануне официальной презентации первой книги Савика Шустера "Свобода слова против страха и унижения". 01:30 – почему решил написать свою первую книгу? 05:27 – как с помощью телевизионной студии провел важный социальный эксперимент 07:29 – когда команда Шустера решила, что он сошел с ума? 08:27 – почему после закрытия канала покинул Европу? 10:20 – рекламная пауза 12:21 – почему уехал в Индию и провел там полтора года? 15:00 – почему так и не стал футболистом? 20:31 – что является главным индикатором состояния общества? 21:24 – главный месседж Украине и украинцам 23:00 – главная эмоция Украины - это... 25:17 – об ощущении себя бессмысленным человеком 27:29 – преодоление ломки из-за отсутствия эфиров 28:19 – в чем проявлялась звездная болезнь? 29:44 – о новом фашизме в Европе и мире 35:29 – почему Путин популярен не только в России? 40:08 – как спасаться в современном мире ненависти? 42:35 – чувствует ли ответственность, что украинская политика ушла в телевизор? 43:41 – почему хотел, чтобы на президентских выборах-2014 состоялся второй тур 47:34 – рекламная пауза 50:43 – почему никто так и не повторил успеха его ток-шоу 52:20 – кого мечтает увидеть в финале Лиги Чемпионов? 54:08 – пугает ли Шустера его возраст? 57:18 – где собирается осесть и жить? 01:01:44 – о чем будет следующая книга? 01:03:04 – "Обрезки": о Порошенко, Тимошенко и олигархах


М. Жванецкий: «Страна поворачивается, она уже сделала круг»

Михаил Жванецкий: «Страна поворачивается, она уже сделала круг»

Где лучше понимают шутки – в России или в Англии? Почему в Петербурге стало больше солнца, чем в Москве? Итоги года с «Фонтанкой» подводит сатирик Михаил Жванецкий.

Михаил Жванецкий: «Страна поворачивается, она уже сделала круг»
Михаил Жванецкий//Сергей Бертов/Интерпресс

Каждый год 31 декабря, а ещё за пару дней до праздника и всю неделю после него мы ходим к интересным людям, которые подведут итоги уходящего года и дадут прогноз на наступающий. И теперь мы опять задаём гостям «Фонтанки» одинаковые вопросы. Но ответы они дают очень разные. Открывает серию итоговых интервью 2017 года сатирик Михаил Жванецкий.

- Михаил Михайлович, какое событие 2017 года вы бы назвали самым значительным?

– Вспомнить бы их…

- Это уже ответ.

– Большинство, наверное, назовёт вам пресс-конференцию президента.

- Вы её смотрели?

– Я что-то слушал, потом пытался что-то прочесть. Мне же это нужно, потому что есть «Дежурный по стране», мне надо отвечать на вопросы, что-то говорить. Но сказать, что там были какие-то новости, какие-то объявления о сокращениях и увеличениях, о каком-нибудь росте рождаемости… Ничего же этого не произошло.

- Скажите, вам, сатирику, комфортнее было писать в советское время или сейчас лучше пишется?

– Мне было, конечно, комфортнее в советское время. Потому что было всё чётко, было ясно. А самое главное, я был моложе – и мне активно не нравилось всё. Поэтому, конечно, писать было гораздо комфортнее.

- А сейчас всё нравится?

– Сейчас? Сейчас… Сейчас – вот эта неподвижность, напоминающая небо над Москвой. Неподвижность власти такая, что вызывает желание стукнуть снизу палкой туда: что там у них происходит?

- Со «стуком снизу», как писал Станислов Ежи Лец, власть и сама неплохо справляется: всё время кажется, что вот он – низ, но снизу опять стучат.

– Точно-точно! И знаете, у меня такое ощущение, что от этого и погода такая всё время бесконечная. По крайней мере – в Москве. Вот Питер, вы знаете, стал гораздо более солнечным городом.

- Вы тоже заметили?

– Да-да-да! В сравнении с Москвой. Москва – она абсолютно тёмная. Небо – цвета земли, земля – цвета неба. Всё вместе напоминает слегка могилу. Ну, что тут делать? Садишься в самолёт, отлетаешь за пределы города, а летаю я много, – и уже голубое небо.

- Вся остальная страна вам нравится больше, чем Москва?

– Вся остальная страна как-то веселее. Она как-то живее. Но у меня работа существует, в Москве я могу встречаться с людьми, здесь приходят какие-то идеи на ум. Но два с половиной месяца в году я живу в Одессе. И вот там идёт жизнь! Там идёт жизнь, там есть друзья – такие же пожилые, как я. Кстати, вы заметили, что друзья пожилыми не бывают? Они бывают давними, но никогда не бывают старыми. И встречаешься с ними, попадаются женщины, поклонницы… И мы всё время говорим о том, о чём говорили и раньше – в молодости.

- Я помню времена, когда вам было над чем шутить. А сейчас наши политики, наша Дума с её законами перешутят любого юмориста. Они вам хоть что-то оставляют?

– Да какой там у них юмор… Нет – полная неподвижность. И это меня больше всего потрясает.

- У меня есть любимая ваша цитата: «Наши беды непереводимы». Было время, когда мне казалось, что этот ваш рассказ уходит в прошлое.

– Да, так казалось в 90-е годы.

- Но нет – опять и «беды непереводимы», и «не сыр, а сыворотка». Я читала ваши последние вещи, но мне кажется, что ваши рассказы 1980-х годов получили новую жизнь.

– Что значит – «кажется»?! Это «кажется» и публике, которая как раз им больше всего аплодирует: «Надо же, какой талант, как он это успевает подмечать?» Люди не понимают, что написал я это давным-давно. Читаю сейчас – абсолютно актуально. Страна поворачивается. Я стою неподвижно, а страна поворачивается – она уже сделала круг. И самым большим успехом на концертах пользуется моё заявление о том, что я не понимаю, каким образом в стране опять возобладали «антисоветские» настроения. Советского Союза нет, а «антисоветские» настроения процветают.

- Я правильно понимаю, что вы имеете в виду настроения «антисоветские» по духу, а не против СССР? Потому что к Советскому Союзу как раз отношение у людей всё больше ностальгическое. Особенно у тех, кто в нём не жил.

– Понимаете, казалось бы, жизнь – она всё лучше. Захожу в магазин – вроде всё есть. Промтоварный, продуктовый – я по-прежнему их так называю. Всё есть, очередей нет, казалось бы – мы должны быть довольны. Но вот поднимается какая-то такая сила… С одной стороны, она называется «патриотическая». С другой стороны, она называется «русская». С третьей стороны, какая-то она такая кондовая… Вот поднимается она – и от этого становится так тошно… Патриотизм – он же вообще не может быть профессией. Он должен с кем-то воевать, он должен кого-то ненавидеть, он не может никого любить. И все эти разговоры «мы любим нашу страну» кончаются тем, что «мы ненавидим весь мир».

- Дело Улюкаева, дело Серебренникова, митинги с арестами, законы об иностранных агентах, весь остальной ряд событий 2017 года – как вы на них-то реагировали? Здесь есть какая-то пища для сатирика?

– Я реагировал на всё это как на неразбериху. Но я не могу здесь быть точным в оценках. Вот каким образом возникло дело Улюкаева? Каким образом возникло дело Серебренникова? Вдруг это так и происходило, а вдруг их судят правильно? Ведь уверенности нет ни в чём.

- Зато есть уверенность, что нашим следующим президентом будет Путин.

– Да, вот в этом есть уверенность. Эта высокая предсказуемость выборов – это я и имею в виду, когда говорю о неподвижности. Да – утвердить статую на том же месте.

- Вы много выступаете за границей, из Лондона только что вернулись. А кто там ходит вас слушать, если «наши беды непереводимы»?

– Если говорить о Лондоне, там приходят люди богатые. Это богатые русские. Как публика они похуже.

- Похуже?

– Они – да. Они живут хорошо. Они не готовы реагировать. Они приходят, но публика такая… Сдержанная. Им ближе, по-моему, что-нибудь музыкальное. Вот что-то такое для корпоратива. Или что-то такое вроде «Камеди-клаб». Мой репертуар, то, о чём мы с вами сейчас говорим, им неинтересно.

- Но они ведь всё равно приходят, на ваших концертах полные залы. И они знают, на кого идут.

– Потому что и я знаю, кто ко мне придёт. Я корректирую репертуар. Юмор там – «врач и больной смотрят друг на друга с одинаковой надеждой» и так далее. Одесские шутки идут очень хорошо. Хотя авторов их уже нет, у меня в записной книжке осталось восемь одесских номеров. Но я говорю не обязательно о политике. Да мне и самому о политике тошно говорить. Вот вы спрашиваете – я говорю. А так – что о ней говорить? Она неизменна, она неподвижна, она такая, какая есть.

- Нынешние российские зрители вас лучше понимают?

– В России – прекрасно. Пермь, Екатеринбург – это прекрасно. Люди, которые приходят в зал Чайковского, прекрасны. Даже в «Крокус-сити», где ты говоришь куда-то так, что ощущение, будто зритель находится под одеялом. Потому что я не слышу обратной реакции. Но даже там хорошо. Я чувствую, что они всё понимают и воспринимают. Мы там просто весело проводим время.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

--------------------------------

Добавляю первый комментарий на сайте интернет-газеты «Фонтанка.ру»

DoctorDobro
28 Дек 2017 в 13:52
Гениальный дед. С каким удовольствием слушал его 30 лет назад - таким же слушаю и сейчас. Вот многого в стране может не быть. Колбасы. Ядерной бомбы. Президента. Геополитических интересов. Детских садиков нормальных. Но если в ней нет сатириков, она обречена на гибель.


   ==================

   bravo

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
14
предыдущая
следующая