Театральное

Как-то недосуг было написать о том, что занесло нас на премьеру спектакля «Земля» по Кобылянской.
Постановка реально хорошая, но еще пока сыровата. Потому что премьера.

Вообще не очень понимаю, зачем люди рвутся на первый показ чего бы то ни было: фильма, спектакля, выставки. Это что-то типа первонаха, видимо.
Премьера – это, как правило, много народа и много первонахов. Та еще публика, надо сказать. То есть им не важно содержание, им даже форма не важна. Им главное отметиться.

Нужно сказать, что я не театрал нифига. Уже не театрал. Поскольку пресыщен донельзя. Дело в том, что одно время мне были доступны в неограниченном количестве бесплатные посещения Франка и Украинки. Я весь их тогдашний репертуар пересмотрел. Некоторые постановки по два-три раза.
Часто удавалось даже на гастроли попадать. На галёрке, но все же. «Ленком», «Современник», «Театр на Таганке», вот это всё.
Что, во-первых, задало очень высокую планку оценки качества театральной постановки. И, во-вторых, надоело до невозможности.

Я не очень верю в выживание массового театра как жанра  в будущем. И совсем не уверен в конкурентоспособности украинского театра как такового. Пока играли всякие там Роговцевы-Бенюки с Хостикоевыми-Ступками – это было вполне смотрибельно. Сейчас же актёров такого уровня всё меньше.

Допускаю, что мне может быть интересен экспериментальный театр, но я в нём совсем ничего не смыслю. Жолдак не понравился категорически, Гришковца не перевариваю.

Да, так вот, про «Землю» по Кобылянской. Вполне можно сходить. Только учитывайте, что это малый зал Франка, там между рядами места меньше, чем в маршрутке. С моим 178 см. роста высидеть полтора часа без антракта с коленями у подбородка достаточно напряжно.
И, да, после спектакля все встанут и будут аплодировать. У нас, блядь, какую бы хуйню не показали, все всегда встают и аплодируют, как пилотам при посадке самолёта. Хорошо, что хоть «Бис!» не кричат.

Но, повторюсь, эта постановка вполне достойная, с ярким приятным послевкусием. Настолько сильная, что даже школоло, которых было треть зала, вело себя прилично.
«Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!»

Минутка вечерней поэзии

Люди читают жопой. Жопой люди читают.
Люди в целом хорошие, но жопой читают они.
Дык ничего, что жопой. Главное, что читают
Можно читать и жопой, в жопе особый смысл…

Пишешь «я ем пельмени», казалось бы все понятно
Я! Ем! Пельмени! Дикси. Просто, как три рубля.
Но люди читают жопой, а значит в этих пельменях
Жопа всегда увидит что-то «очень своё».

«Зачем вы пишете это? Хвастаетесь, что богачка?
А в Африке голодают, стыдно должно быть вам»

«Зачем вы жрете пельмени! В пельменях коровки и свинки
Вы жрете коровок и свинок, вы женщина – трупоед».

«Пельменями дразнишься, сууука… А мы сидим на диете,
Зато у нас будут мышцы, а тебя скоро бросит муж».

«Вот я покупаю пельмени только у бабы Тамары,
вот ее сайт, вот фэбэшка, а вот ее инстаграм».

«Что за хрень и откуда? Какая-то баба с пельменем…
Зачем вы пришли в мою ленту? Уйдите отсюда вон».

«Вот помню в пятидесятых… вот это были пельмени!
А нынче разве пельмени? Сталина нет на вас…»

«Пельмени - не русская пища. Видимо, вы еврейка!
Ну, или китаянка. А может быть вовсе мордва».

Я! Ем! Пельмени. Дикси. Но люди читают жопой.
Люди в целом хорошие. Но жопой читают они.

Лариса Бортникова АКА Ляля Брынза.

Без заголовка

Более того, я даже не знаю, как это прокомментировать. Слов нет, одни междометия.
От особо впечатлительных прячу под кат.
[ Не ужасы, не порно, сисек нет ]

Про сыр и уличную музыку

Проехались вчера на Подол, посмотреть на сыр. Выехали сразу после ливня, потому народу было немного, но все же много. Сыр был в канве какой-то общей неинтересной ярмарки.
Нашли его по людям с зубочистками. Они носились с ними наперевес от палатки к палатке, накалывая бесплатные кусочки и лихорадочно пробуя. Я туда даже соваться не стал. Что я, хорошего сыра не едал? Едал, да еще и как.

Потом поднялись до Пейзажки на фестиваль уличной музыки. Нестерпимо парило, гроза ходила кругами, да так еще раз и не пролилась. Зря брали зонтики. И зря поднимались вверх по Андрюше, надо было с Почтовой фуникулёром ехать. Тем более, что на сырах ничего интересного не было. Впрочем, я-то чего ожидал?

На Андрюше купили стеклянного петуха. Взамен безголового разбитого. Такого, чтобы вот прямо ах, не нашли. Купили симпатичного, но с какими-то странными лапками. Ну ничего, лапки подушкой чем-то прикрыть можно.

А вот уличная музыка на Пейзажке вполне себе была. Разная. От каких-то совершенно упоротых под веществами малолеток и самопровозглашенных бардов, до вполне пристойного джазового женского дуэта и типа реггей. Можно отметить одного молодого аккордеониста, который откровенно плохо и медленно играл что-то знакомое, но трудноузнаваемое из советских времён. Хотелось к нему подойти, обнять за плечи и спросить: «Что, парень, не получается?» Тем не менее, судя по количеству купюр в его футляре, надавил он на жалость нормально так.
И эту всю разную музыку благополучно глушила своим унц-унц совсем не уличная, а вполне себе клубная хуйня со сцены на нижнем ярусе. Непродуманно в этом плане как-то у них там всё было.

Несмотря на всепроникающий запах шашлыков, на общем фоне толпы выделялось огромное количество вездесущих ЗОЖников. Они сидели, они лежали, они обнимались в разных положениях.
Не знаю, что меня больше раздражало – они или шашлыки.

Но прогулялись неплохо. Развеялись.