хочу сюда!
 

Ирина

42 года, овен, познакомится с парнем в возрасте 45-57 лет

Обсидиановый Змей #16. Братство

 Слишком много тайн накопилось к этой главе: пора их раскрывать! А пока... день Неожиданностей!


http://s013.radikal.ru/i325/1407/19/5f85c2e81e1f.jpg                 
                                                 (надеюсь, будет)


Глава 16. Братство


        Давным-давно дети драконьего рода встречали каждый день с рассветом, и провожали его с закатом. О тех временах не вспомнить уже никому, даже самому старому из живущих старейшин, но, возможно, он ещё помнит, как драконы-опекуны с самого младенчества пугали своих детей сказками об ослепительно ярком светиле, восходящим на небосвод каждое утро, и о его беспощадных лучах, которые выжигали драконью чешую, испаряя всё, что под ней находится. Не желая оказаться на их пути, впечатлённая детвора со всех крыльев неслась в свои укромные лежбища, едва небо заполоняло предрассветное зарево. Даже когда молодняк со временем раскусывал коварный заговор старших, он не прекращал со всей прытью прятаться от солнца, превратив это занятие в увлекательную игру. И с каждым разом в неё добавляли остроты, начиная игру как можно позже после восхода, и как можно дальше от дома. Стоило в ней только зазеваться - и зловещий луч тут же попадал на чешую, а это - верная смерть!

       Участниками такой игры, сами того не ведая, стали трое увлечённых беседой путешественников, которые продолжали петлять по Когтистым горам, следуя домой. Лишь когда солнце зажгло, будто спички, макушки скалистых когтей, разговорчивый лидер скромной стайки окликнул своих спутников, и нырнул в объятия тьмы, окутавшей густые леса у подножий гор. Ведомые драконы без промедления последовали за ним, и без ведома друг друга подстроили темп своих взмахов под темп ведущего. Оценив их слаженность, последний сильнее поднажал на крылья, после чего вся тройка почти единовременно ускорила полёт. Золотистый свет продолжал плавно спускаться с каменных вершин, но у спасавшихся от него драконов ещё была возможность укрыться от него, ведь впереди как раз замаячили узнаваемые очертания Плачущего когтя. В объятиях полумрака скромная стая под синхронный ритм взмахов выстроилась в стройный клин, каждого из участников которого издалека едва можно было отличить друг от друга.




        Сбрызгивая крыльями росу с древесных крон, драконы вырвались к реке, за которой их поджидала заветная пещера. Не успели драконы долететь до противоположного берега, как вдруг их головы огрел яркий солнечный луч, просочившийся через горы вдоль по течению реки. В тот же миг разрушилось обманчивое на вид единство стайки, а вместе с тем - и сама стайка, как только её оставил участник, наиболее отличавшийся от всех остальных.

        Обладатель невероятно заметной, для тех краёв, красной чешуи обернулся, как только его слух, обласканный хором слаженных взмахов, уловил сбой в ритме: отчего-то над рекой, так и не долетев до берега, зависла Эсмира.

         — Я вас догоню, - сказала она, и, сделав жест стянутым в тугую петлю хвостом, куда-то спешно полетела. 

        На её поведение приземлившийся брат лишь ухмыльнулся и позвал озадаченного Агнара к себе.

        — Ну, что, солнце не сожгло твою чешую? - не меняясь в выражении, спросил Измир.
        — Нет. Говорят, красную чешую ничто не может сжечь - только огонь красного дракона.
        — ... и раскалённая лава.
        — Ну, лава кого хочешь сожжёт, а кого не сожжёт - расплавит... - подметил Агнар, ковыряя на шее камешек, похожий на порождённое лавой стекло: он лишь недавно "вырос" взамен сгоревшего, чем вынуждал своего обладателя провести новый переучёт. Но на это не было времени: синекрылый сосед бодрый шагом устремился в родные пенаты. Нагнав его, Агнар спросил— Скажи, Измир, а куда твоя сестра так быстро пропала?
        — Это уже её тайна, - с нарочито закатанными глазами произнёс заботливый брат, но как только пещерный мрак укрыл его до самого хвоста, он придвинул голову в ушам Агнара и подражая голосу сестры сказал: — Отлучилась по личным нуждам.

         Подданный Красной чешуи до неприличия громко фыркнул, но сдержал пасть сомкнутой. Хоть он ещё учился разбираться в жестах чужого клана, одно он знал наверняка: драконы бывают разные, но нужды у всех одинаковые.

         На подходе к обитаемому логову маленьким путешественникам вновь нанёс удар упрямый водопад, который никак не желал пускать их сухими. После встречи с водяным барьером мокрая парочка неторопливо поползла домой, приводя себя в порядок, и пока Измир просто встряхивал влагу с крыльев, Агнар отчаянно дёргал головой, пытаясь выбить воду, попавшую прямо в уши.

         — Как вам не надоедает без конца мокнуть лишь для того, чтобы выйти наружу и обратно? - рассерженно спросил он.
         — Для нас это знаковый водопад - мы зовём его Плачущим. Это в его честь назвали скалу, под которой мы когда-то поселились. Он - стена, которая отделяет обычную пещеру от нашего дома, и, - даже больше скажу - это стена, преодолев которую в одиночку, можно стать взрослым!
         — Как это?
         — Детским крыльям не под силу выдержать поток Плачущего водопада. Лишь тот, кому удастся пройти сквозь его воды, не промочив чешуи, может считать себя взрослым и требовать у Старейшины испытания для вступления в Братство.
         — Нам до этого ещё явно далеко, - отметил Агнар, освободив, наконец, уши от воды. — Вот как кому-то пришло в голову назвать водопад Плачущим? На свете, насколько я знаю, никто больше не может плакать, кроме людей, а они здесь явно никогда не водились.
         — Природа тоже может плакать. По крайней мере, дядя так говорит.

         Буйство фантазии синих драконов не переставало удивлять Агнара. Ради придумывания обещанного Сталагмиру сказания он несомненно проникся бы выразительными сравнениями новых сожителей, но перед его воображением стояли задачи по-серьёзнее. В безмолвной обстановке красный дракончик раздумывал над намеченным планом, пока лапы вели его по знакомым коридорам, а уши по привычке проверяли, насколько обитаемым было средоточие драконьего клана. 

        Кто-то неторопливо топал по проходу за стеной, пошкрябывая хвостом, чьи-то крылья вдалеке зачерпнули воду, откуда-то эхом раздалось чихание и последовавшее за ним неразборчивое бурчание... Какой бы пустой не казалась Синяя обитель на вид, в этот раз она звучала гораздо оживлённее, чем при первом знакомстве. И всё же, в этом спектре звуков Агнару чего-то не хватало: чего-то такого, ради чего он так спешил найти обитель своего рода. Он только подумывал спросить об этом своего проводника, как посреди подземного лабиринта ему встретились две синие драконицы, прервавшие свой немногословный диалог незадолго до того, как он показался им на глаза. Проходя мимо них с предельно твёрдой, насколько позволяли влажные лапы, поступью, Измир вежливо их поприветствовал, пока чужеземец, следуя наставлениям Сталагмира, прохладно отмалчивался и подстраивался под чужой шаг. Как только синекрылые дамы остались позади, оба дракончика вздохнули с облегчением, и преспокойно побрели к озеру у своих покоев.

         — Как только Измир это терпит? - тихо послышалось Агнару позади.
         — Не только он... На общем слёте всё разрешится, - сказала обладательница более старшего голоса, удаляясь с собеседницей прочь.
         — Пускай всё разрешится. И всё же, я не думаю, что Старейшине под силу исцелить воды Хелилонка. Прошло не так много времени, но уже сейчас я не могу их пить.
         — Лучше тебе забыть об этом. Хзирлейг давно советовал не пить из внешних рек, и я думаю, что Братству не будет до того дела. Три ночи назад он поведал отцу, что слёт намечается долгим. Похоже, что...

         Измир резко остановился, помешав попутчику уловить последнюю нить затихавшей беседы. Синяя лапа судорожно потянулась к шее, но едва вцепившись в неё, опустилась обратно. Выпустив сдавленный выдох, Измир направился к своей комнате более спешным шагом. Агнар не успел рассмотреть выражение его морды, и мог лишь догадываться, что случилось с уверенным хозяином положения, пока вслед за ним не добрался до лежбища близнецов.

         С порога красного дракончика настигло чувство, будто увиденное с ним уже когда-то происходило. Иначе он не мог объяснить, как в одном и том же месте, под знакомыми сталактитовыми занавесками, в той же самой позе лежала едва заметная Эсмира.

         — Я вас догнала, - непринуждённо сказала она, распластав крылья.
         — Вот и здорово, - пробурчал брат, расчёсывая 
когтями далеко не зудевший камень под лапами.

         Агнар не сказал ничего, поражаясь тому, к какому ветру слетала Эсмира, раз он принёс её в родные пенаты, не промочив чешуи. Не меньше дракончика поразило смятение Измира, которое тот пытался скрыть за плотно сомкнутой пастью, отчего оно проявлялось ещё отчётливее. Но как только пасть снова разомкнулась, а взгляд, сосредоточенный на Эсмире, вернулся к Агнару, всё вернулось на круги своя.

         — Такая, вот, у меня сестра: устраивает сюрпризы тем, кто думает, что видит всё, - шутя сказонул Измир, невольно заставив её фыркнуть. — Здесь ты ещё многого не видел, Агнар...

         И тёзка великого дракона не дал соврать: до самого сна он открывал воображению новосельца самые занимательные уголки Когтистых гор, с которыми пообещал непременно познакомить наяву. Агнар также был не прочь поведать о местах своего детства, и о чём-то он-таки рассказывал, даже в некий момент о чём-то поспорил с Измиром, но мыслями он больше находился где-то в другом месте. Уснувшая под их беседу Эсмира дала ему более острую пищу для мозга. И дело было даже не в том, как ей удалось решить свои дела и оказаться дома раньше него, миновав водопад, - такое для него как раз не было большой загадкой, а то, что она не стеснялась озвучивать эту загадку. Почти так же, как при первом знакомстве, когда она задала вопрос, на который он не мог ответить, но ответ на который наверняка знала сама. Могла ли она поведать ему о Синей чешуе нечто большее, чем её брат, чтобы прогнать или подкрепить тихо преследовавшую тревогу? Узнать ответ он мог узнать единственным способом, только вот в этом ему мешало кое-что. Вернее, кое-кто.

         В пол-уха услышав обещание Измира показать грядущей ночью нечто стоящее, не сравнимое ни с чем из всего им рассказанного, Агнар незаметно для себя рухнул на гладкое каменное ложе и уснул. Когда в пещерной комнате воцарился не по-детски шумный детский храп, в другой её части прозвучал возмущённый шёпот:

         — О чём ты только думала?
         — Я не люблю мочить чешую перед сном, - зевнув, ответил другой шёпот.
         — Это я знаю, но зачем ты пошла через нашу тропу именно сейчас?
         — Отчего из-за "кого-то" я должна себе в чём-то отказывать?
         — Потому что нам не нужны неприятности. Ты ведь помнишь: даже если провинишься только ты, мне тоже может достаться.
         — Понимаю... - не меняясь в эмоциях, прошептала собеседница. — Может быть, мне всё-таки переселиться к Изирлайе, и ни у кого не будет неприятностей?
         — Как ты можешь думать об этом?!
         — Мне хочется, чтобы тебе хватало вре...
         — Я дал слово! При всех дал слово, и нарушать его не собираюсь. Если я не смогу присмотреть за тобой, как я смогу присматривать за целым кланом?
         — Обо мне будет кому заботиться. К тому же, старейшины славятся тем, что умеют распределять свои полномочия.
         — Это не обсуждается! Ты - моя советница, и сейчас я прошу тебя о малом: давай не будем менять текущий уклад. Такое сейчас время, - прошептал Измир, после чего, почесав себе чешую, перешёл на более положительный тон: — Хочешь, я принесу тебе завтра какое-нибудь лакомство?
         — Не нужно, Измир. Сама поохочусь... если смогу выспаться, - с ноткой раздражения прошептала сестра.
         — Будь осторожна, - помедлив, ответил Измир, и свернулся поудобнее для сна.

         С наступлением молчания храп стал сбиваться с ритма, переходя в невнятное хрюканье, пока к середине дня не превратился в более умиротворённое сопение. Какой сон под ним скрывался, вряд ли кто-то мог догадаться, даже сам Агнар. 

         Он никак не мог уловить, куда вёл его мир грёз, и только ему показалось, что в бесконечном узоре мельтешащего сознания проявились ясные очертания, как из мира действительности стали доноситься какие-то шаги и невнятные рычания, которые вдруг прервал отчётливый голос Эсмиры:

        — Разбуди его уже, наконец. Мне надоело это слушать.

        Топтавшие далеко за десятый круг шаги остановились.

        — Нет, пока подожду, - послышался голос Измира. — Я тут подумал, что мы и так всё успеем. Терпение всегда вознаграждается... но к жажде это не относится.

        Не успел Агнар открыть глаза, как Измир двинулся вон из покоев, оставив свою сестру лежать наедине. Такую удачу краснохвостый сосед никак не мог предвидеть! Он рассчитывал на то, что в течение ночи ему удастся урвать кусочек времени, чтобы расспросить Эсмиру о наболевшем, но тут возможность явилась без предупреждения, не дав ему сладко потянуться после сна. Не продирая глаз, он как можно тише подкрался к её нише, надеясь не привлечь внимания брата и урвать из того немногого времени наибольшую пользу. На подступах к драконочке ему послышался всплеск. Судя по звукам, Измир одним махом зачерпнул в пасть воду из подземного озера и тут же двинулся обратно. Под облегчённый вздох Эсмиры Агнар вдруг осознал, что его заметила не только она, и от того проснулся окончательно: планируя скрыться от синего дракона он учёл все чувства, кроме одного. Того самого.

        От той прыти, с которой Измир последовал назад, Агнар оцепенел, забыв, с чего он собрался начать задуманную беседу. Эсмира лежала в шаге от него, свернувшись в том же мнимом сонном положении, как и тем вечером, перед полётом в Горящие горы. Вдруг её шея приподнялась, а слепой взгляд устремился к выходу, из которого вот-вот должен был показаться брат, однако его шаги отчего-то остановились  На несколько секунд троица драконов застыла в вопрошавшем окаменении, пока Измир не развернулся и не пошёл обратно к озеру. Пока озадаченный Агнар пытался выяснить, в чём дело, Эсмира, протяжно выдохнув, умостила голову на каменное ложе.

      "Братец к нам вернулся..." - едва слышным шёпотом донеслось с её пасти.

      — О ком это ты, Эсмира? - поинтересовался Агнар.
      — Что?! — вырвалось с уст вздрогнувшей драконочки, у которой от неожиданности подскочили крылья.

      В тот же миг из коридора послышался радостный восклик Измира:

      — Братец к нам вернулся!
      — Я всегда возвращаюсь, - ответил неизвестный пришелец. — Как поживаешь, Измир?

      О своём поживании Измиру было много чего рассказать, и Агнар непременно поймал бы каждое его слово, однако всё, что слышали его уши, заглушало то, что видели его глаза. Видели они то, чего от Эсмиры ожидали меньше всего - испуга. От сумрачной прохлады её прищура не осталось ни следа, и жемчужные зрачки во всём великолепии застыли в округлом янтаре драконьих глаз. Приоткрытая гладенькая пасть не решалась сомкнуться или пропустить какой-то звук, даже выдох. Лишь прижатое к стене правое крыло, которое странно вывернуло с перепугу, плавно возвращалось в прежнее положение, пошкрябывая волнистую породу. Следивший за всем этим Агнар и сам пребывал в недоумении, но не только от того, что видел.




      — Измир сказал то же, что и ты? - спросил он.
      — Как ты... услышал? - растерянно спросила Эсмира, поджав хвост..
      — Просто услышал. У тебя, кроме Измира, есть ещё один брат?
      — Есть... Двоюродный.

      Ответ Агнара вполне устроил, несмотря на то, что он никак не касался изначального вопроса. Всякий раз наблюдая за соседями-близнецами он порою подумывал о том, были ли у него двоюродные братья или сёстры, и приходились ли они ему ровесниками. Судя по низкому рыку, доносившемуся из-за стены, новоявленный родственник был на порядок старше Измира, и его отчётливая манера речи показалась ему знакомой. Но р
аспознать пришельца помешал Измир, который вновь перехватил власть над беседой и продолжил продолжительный сказ:

       — ...а позавчера дядя вернулся из Горящих гор. Сказал, что красные драконы забросили свою обитель из-за обвала породы, и пока никто не знает, куда они делись, он привёл Агнара обратно и снова подселил к нам.
       — Мы договаривались о нём не упоминать.
       — Твоя правда. Давно это было, и как-то из головы вылетело. С кем не бывает, правда, Шалхирр?
       — Правда, - харкнув, буркнул собеседник. — Пока я не забыл, идём со мной - покажу тебе кое-что, пока Слумдира опять его не припрятала.
       — Тогда лучше поспешить! - воскликнул Измир.

        Шкрябнув хвостом он вместе с названным братом торопливо удалился куда-то вглубь пещер. Оставшаяся в комнате пара слушателей провожала их ушами до тех пор, пока Агнар не фыркнул с изумлением, вернув к себе внимание похолодевшей драконочки.

       — Шалхирр - ваш двоюродный брат?!
       — Да. Тебя это удивляет? - глядя куда-то в сторону Агнара, сказала Эсмира.
       — Ещё как. Помню, когда мы встретили твоего дядю, Шалхирр обратился к нему как к брату!
       — Не мудрено, в Братстве принято так обращаться друг к другу независимо от возраста. Отцов и детей это тоже касается.
       — Значит, они... Они мне с самого начала показались похожими. И сколько тогда вашему двоюродному брату лет?
       — Разве тебе не говорили, что подобные вопросы у нас задавать не следует? - спросила Эсмира с недоверчивым прищуром.
       — Нет, - неуверенно, но лаконично отрезал Агнар.
       — Семьдесят пять, - повернувшись в сторону и закрыв глаза, сказала она.
       — О... У вас почти в полвека разница! Хотя... Сталагмир, вроде как, тоже не молодой. Ему, кажется, должно быть где-то сто семьдесят, так ведь?  
       — Сто шестьдесят девять.
       — Хм, надо же... Выходит... он вдвое старше моего отца! - скоро прикинул Агнар. В виду скудности развлечений дома, ему удалось хорошо, по драконьим меркам, овладеть навыком счёта и для него не составило бы труда быстро решить несложную вычислительную задачу. — Я столько времени провёл с ним, и даже не обратил на такое внимания. Даже не спросил, кому из твоих родителей он приходится родным братом.
       — И правильно делал. Будто тебе есть до этого дело?
       — Просто... вам с Измиром сейчас по двадцать два, а вашему отцу могло бы быть под сто семьдесят. Сталагмир ведь ваш дядя по отцу?
       — По матери.

       Нижняя челюсть Агнара задумчиво съехала вбок: ему не приходилось прежде слышать о драконицах, откладывавших яйца в полуторавековом возрасте. Было ли это в порядке вещей или нет, родители ему об этом не говорили. Сам он вылупился из яйца где-то на мамино пятидесятилетие, и примерно в таком же возрасте ему советовали искать себе избранницу да создавать своё гнёздышко. Прикинув подобные традиции на семейство ровесницы из синего клана, он ошеломлённо выпустил воздух с надутой пасти - её мать вполне годилась ему в прабабушки!

       — Получается, вы с Измиром - поздние дети? - спросил он.
       — Можно и так сказать. В природе такое бывает - ничего странного в этом не вижу.
       — Ты ведь и так ничего не в... - оборвал Агнар, как только ощутил, что его фраза оказалась чудовищно неуместной.
       — Это правда, - приоткрыв веки, тише сказала Эсмира.

       Кровь похолодела под чешуёй Агнара. Он не мог понять, куда исчезла его бдительность в выражениях, которую следовало соблюдать при синих драконах. В их клане оскорбления и без того были порицаемы, а в случае не самого желанного гостя - опасными для здоровья. Вероятно, будь Измир поблизости, он перевёл бы недоразумение в шутку или отвлёк бы внимание сестры на что-то другое, но здесь Агнару оставалось лишь взять ответственность за свои слова самому.

       — П-прости меня! Й-я в-вовсе не хотел тебя оскорбить или задеть!
       — Нет ничего зазорного в том, чтобы озвучивать очевидное, - отрешённо произнесла Эсмира.
       — Понимаешь... Ть-тебя, н-наверное, раздражает, когда кто-то напоминает о твоём...
       — Изъяне? - повернувшись к собеседнику ещё тише сказала она. — Он и без чужих слов напоминает о себе всякий раз, когда я открываю веки.
       — Мне казалось, ты давно приспособилась ничего не видеть. С-со стороны и вовсе не сказать, что у тебя с этим сложности. Ты даже сумела узнать, кто пришёл к Измиру, раньше, чем он сам! Как тебе это удалось?
       — Услышала.
       — Я тоже услышал, но как ты поняла, кто именно?
       — По походке, - сказала Эсмира, заглушив свой голос настолько, насколько удавалось. — Как тебе удаётся так слышать?
       — Сам не знаю. Всё детство папа пытался развить во мне дух, чтобы я ощущал чужое присутствие, несмотря на препятствия и расстояния, но от его обучений у меня развился только слух. С духом у меня никогда не задавалось.
       — Бывает.
       — Не бывает! Отец не выпускал меня за Предел, пока я не пробужу дух. У меня не получается его пробудить, но ведь он же должен быть?
       — Я прекрасно его ощутила, когда ты подкрадывался ко мне.
       — Значит, ты...

      Ушные перепонки Эсмиры приподнялись. Издалека послышались шаги, которые становились всё громче и громче.

       — Измир? - спросил уловивший их Агнар.
       — Да. Так понимаю, ты подошёл ко мне, чтобы поговорить о чём-то другом?
       — Хотел... Поздно уже.
       — Ты так говоришь, будто мой брат может в этом помешать.
       — Видишь ли... То есть, не в... В общем, я хотел узнать именно от тебя... Вашей обители точно ничего не угрожает? Просто... люди нынче непредсказуемые - всякое может произойти. Измир хотел меня успокоить, но я... я
 не уверен в том, что всё так и есть на самом деле.
       — Будущий старейшина не станет разбрасываться словами почем зря, не правда ли?
       — Правда... - смутно пробормотал Агнар, не поняв, сказала ли это Эсмира с иронией или всерьёз.
       — Отчего тебя это так беспокоит?
       — Понимаешь... Мы, красные драконы, - очень переживательные создания, 
       — Ясно, - сказала драконочка. — Дам тебе один совет, Агнар: старайся прислушиваться к моему брату, как бы много он не говорил.

       В то же мгновение тот, о ком шла речь, влетел в комнату. Своим видом он излучал задор, которого при желании хватило бы на то, чтобы осветить всю пещеру.

       — С пробуждением, Агнар! Следуй за мной и не отставай! - скомандовал он и, развернувшись, окликнул сестру: — Эсмира, проводишь нас?

       Ответила она весьма доходчиво, молча соскользнув с каменного ложа. Хлопнув хвостом, она поторопила красного дракончика, который не сразу понял, что следовать за Измиром следовало ускоренным шагом.

       — Куда мы так спешим? - догнав его, спросил Агнар.
       — Скоро узнаешь. Там я тебе покажу то, что обещал, только вот путь туда неблизкий, и если не поспешить, можем его упустить.
       — Что упустить?
       — Нечто рискованное и впечатляющее! - вдохновлённо заявил Измир.

       Такое описание не слишком заинтриговало того, кто такими же словами мог бы описать всё, что с ним происходило в Синей чешуе. Вот он показал бы Измиру одно место, в котором ещё оставалось немало находок, которые оставили бы его без слов, но беда была в том, что сам Агнар не мог сказать об этом словами. От того его невнятные вопросы к Эсмире были обречены на невнятные ответы. Следовало менять тактику. Быть может, ему следовало набраться смелости и найти Сталагмира, дабы узнать, приступили ли его сородичи к поискам красных драконов? Даже крохотные подвижки в таком деле скрасили бы его ожидание не меньше, чем долгожданное и, наконец, обретённое общение со сверстниками. Тогда бы он мог сказать себе, что все его тревоги были напрасными.

      "В следующий раз храпи потише", - послышался ему едва уловимый шёпот позади.

      Не сразу разобранные слова вызвали у охотника на звуки лёгкую усмешку, будто бы это говорили ему. О своём храпе он за свою скромную жизнь от одних лишь родителей услышал столь... Это говорили ему?!

      И тут Агнара передёрнуло: это говорили ему! В его личном, неприкосновенном пространстве громкости, безо всякого предупреждения. Дракончика, различавшего десятки акцентов ветра, сотни песнопений ручьёв, десятисотия голосов животных и птиц, не так напугал бы настоящий призрак или даже дух, заточённый в стенах Плачущих пещер, как подкравшийся из-за спины голос столь же острого на слух дракона. Вернее, драконочки. Агнар обернулся к ней: она смиренно шла, закрытыми глазами внушая ему, что ему всё послышалось. 

      "Постараюсь", - с подозрительным прищуром прошептал он ей.

      В ответ на это на разрезе пасти драконочки нарисовалась непривычная для Агнара улыбка. С закрытыми глазами выглядела она не слишком радушно, и продержалась на мордочке не так уж долго, но тихий собеседник улыбнулся Эсмире в ответ, не надеясь на то, что она это заметит. Как не заметит Измир, гребень которого ни разу не зашевелился во время невероятно короткой и тихой беседы. С твёрдо приподнятым хвостом он смело отправился рассекать Плачущий водопад, который только и ждал возможности прибить к земле слабые детские крылья. Благородный племянник самого советника старейшины не стал ему сопротивляться, предусмотрительно поджав крылья к себе . Бросив бы ему вызов тогда, Измир потратил бы впустую те драгоценные силы, которые понадобились бы ему на долгий и быстрый полёт.

      Бурная вода по очереди омыла малых драконов, подарив их чешуе приятный чистый блеск. На сей раз Агнару удалось спасти одно ухо от воды, но пока он прочищал второе, ему вновь послышалась речь Эсмиры, заточённая в едва разборчивом шёпоте. Ещё менее разборчивой она стала от глушившего её шума водопада, и оттого всё, что смог разобрать охотник на звуки, на драконьем звучало примерно так: "Ста..аг..ир эль..."

     "Сталагмир летит?" - прозвучал в мыслях Агнара первый возможный перевод. Он оставлял желать лучшего, ведь если со Сталагмиром всё было очевидно, то с полётом всё было сложнее: змей мог прилететь, улететь, подлететь, отлететь, причём, как в настоящем, так и в прошлом или будущем.

      В зале со сталактитовыми потолками, где шум воды был менее слышен, Агнар шёпотом переспросил Эсмиру, но ответа от неё не последовало. Вместо неё тишину нарушил брат, который вёл себя уже не как повелитель стаи, а как гостеприимный хозяин, которому было о чём рассказать первому постояльцу своих покоев. Разумеется, настоящие взрослые драконы не разменивались на слова, торопясь по важным делам, но Измир по своему опыту знал, что под хорошую беседу расстояния преодолеваются незаметно.

3

Комментарии

127.01.22, 22:22

P.S. Похоже, я провалил свой "обсидиановый" челлендж. С графической частью не успеваю, как и в прошлый раз, с той лишь разницей, что публикую, что успел доделать впопыхах. Полная хрень. Могу удалить, если режет глаза.

    227.01.22, 23:26Ответ на 1 от WalesDragon

    P.S. Похоже, я провалил свой "обсидиановый" челлендж. С графической частью не успеваю, как и в прошлый раз, с той лишь разницей, что публикую, что успел доделать впопыхах. Полная хрень. Могу удалить, если режет глаза.не тре нічого видаляти. воно навіть для тебе буде корисним-перечитаєш і побачиш, що можна змінити, ну, і так, місце для зберігання творчості

      328.01.22, 07:51Ответ на 1 от WalesDragon

      P.S. Похоже, я провалил свой "обсидиановый" челлендж. С графической частью не успеваю, как и в прошлый раз, с той лишь разницей, что публикую, что успел доделать впопыхах. Полная хрень. Могу удалить, если режет глаза.Ні в якому разі. Воно тут на блогах точно збережеться, а не так як у когось типу мене

        428.01.22, 22:32Ответ на 2 от disu

        P.S. Похоже, я провалил свой "обсидиановый" челлендж. С графической частью не успеваю, как и в прошлый раз, с той лишь разницей, что публикую, что успел доделать впопыхах. Полная хрень. Могу удалить, если режет глаза.не тре нічого видаляти. воно навіть для тебе буде корисним-перечитаєш і побачиш, що можна змінити, ну, і так, місце для зберігання творчостіМаєш рацію. Дивився нещодавно теки зі своєю творчістю і очманів: жодного малюнку за 2021 рік! Тепер, от, надолужую

          528.01.22, 22:34Ответ на 3 от muxa-xa-xa

          P.S. Похоже, я провалил свой "обсидиановый" челлендж. С графической частью не успеваю, как и в прошлый раз, с той лишь разницей, что публикую, что успел доделать впопыхах. Полная хрень. Могу удалить, если режет глаза.Ні в якому разі. Воно тут на блогах точно збережеться, а не так як у когось типу менеЯ досі в шоці з твоєї історії. Прямо, вже оповідання виходить!