хочу сюда!
 

Елена

42 года, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 40-50 лет

Обсидиановый Змей #11. Ночлег

             Рассказ продолжается, пусть и медленными темпами. Внимательный читатель, уставший от невнятных глав, наверняка задаст вопрос: какую же ключевую цель я поставил перед Агнаром, и какова его роль в этом рассказе? Возможно, он скажет об этом сам. Возможно, уже скоро)

             Не могу сказать, что эта глава будет полна событий или острых ощущений. Скорее она будет ироничной. Просто проходная глава, как и предыдущая. Уверен, что-то в ней вам покажется знакомым.



http://s013.radikal.ru/i325/1407/19/5f85c2e81e1f.jpg               


Глава 11: Ночлег



             Давно минул тот день, когда людям впервые удалось добыть огонь. С той поры прошли десятки тысяч лет долгой и запутанной истории человечества, которые по меркам окружавшего мира, умещались лишь в несколько мгновений. Наверное, поэтому он не успел заметить, как за короткое время значительная часть его тверди навсегда лишилась своего древнего облика, и с каждым новым столетием всё больше земель попадали в бурю человеческой деятельности.

             Дремучая тайга южных краёв, раскинувшаяся на тысячи верст вокруг, не входила в их число и явно не собиралась терять свои красоты. Всем прямоходящим посетителям, число которых с каждым годом неустанно возрастало, она готовила особый приём, который надолго отбивал у них желание покорить её просторы. Бурные реки, непролазные болота, непроходимые леса и их хищные обитатели верно охраняли её покой, продолжавшийся долгие тысячелетия. Несмотря на это, среди людей всегда находились как романтики, желавшие познать красоты дикой природы, так и любители острых ощущений, для которых ночь у костра в холодном и опасном окружении, под вой волков и оркестр жадных до крови насекомых, была лучшим лекарством от серой и предсказуемой будничности. Собираясь маленькими группами они, словно рыцари современности, уставшие от бесплодной охоты на драконов, отправлялись покорять неизвестность, независимо от погоды и времени года, не зная, ждёт ли их поход благополучный исход.

             Одной из таких групп однажды не посчастливилось задержаться на необитаемом острове под сильным проливным дождём. Правда, для её участников это было меньшим затруднением: они находились там второй день и палатка, в которой прошёл их ночлег, послужила хорошим укрытием от непогоды. Куда большей неприятностью для них стало внезапное отсутствие возможности покинуть остров: лодка, на которой прибыли путешественники, была обнаружена разбитой в щепки. Никто из них не мог понять, как такое могло произойти: прошлой ночью её оставили лежать на земле вдали от берега, чтобы её не снесло сильным течением Турвани, длиннейшей реки тайги, название которой с языка одной из местных народностей переводилось как "безумная". Вполне вероятно, лодка могла попасть в опалу у "хозяина тайги" - бурого медведя, которых по ту сторону берега вполне хватало. Только вот за последние сутки ни один из них ни разу не был замечен на зелёном острове. 

              Ближе к сумеркам дождь заметно поутих, что позволило узникам палатки выйти на волю и нарубить дров для костра, который вполне можно было устроить, если поблизости находилось стоячее хвойное дерево. Тем временем один из участников речного похода отправился к реке, раздумывая над тем, как безопаснее выбраться с острова, пока запасы еды не подошли  к концу. Ступив на берег, он услышал раздавшийся где-то на противоположном берегу треск веток. Позвав двух товарищей к себе, он скоро увидел взмывший вдали над деревьями тёмный крылатый силуэт, направившийся в сторону реки. Когда они подоспели к берегу, летающее явление настигло её вдали от острова и последовало вниз по течению.

             Увиденное напарники расценили как появление летучей мыши, отправившейся на охоту, на что случайный свидетель, устав доказывать им обратное, сурово натянул козырёк своей охотничьей кепки и отметил:

             — Летучие мыши в дождь не летают.

             Вполне возможно, длинношеий, длиннохвостый и просто громадный "летучий мыш", стремительно пролетавший над рекой, согласился бы с этим утверждением, если бы не цель, на пути к которой ни один дождь не был помехой. Облизываясь на лету, покрытое красной чешуёй создание сосредоточилось на том, чтобы не упустить из виду новую путеводную отметку, полёт к которой мог продлиться дольше чем ночь.

             Отыскать предыдущую Агнару не составило большого труда: с восходом солнца ему посчастивилось достичь устья Силаймы. Вместе с тем он впервые столкнулся с трудностью, о которой ему не приходилось прежде задумываться всерьёз - поиском места для дневного ночлега. Во времена беззаботного детства пятнистый дракончик всегда мог найти себе убежище в горных краях за Надоблачным пределом, где ему была знакома чуть ли не каждая пещера, в которой можно было укрыться на всякий случай. Немалую лепту в это знание внесли частые игры в "прятки" с отцом.

            Вспомнив об этой игре, юный дракон поначалу растерялся в безгорной местности, в которой искать пещеры он ещё не учился. Вместо них ему на глаза попался уединённый клочок земли, уютно разлёгшийся посреди широкой Илагды, вокруг которой не наблюдалось следов человеческой жизнедеятельности. Покрытый густой зеленью и отделённый от суши, он стал отличным укрытием для крупного рогатого змея, который, убедившись в своей безопасности, с облегчением рухнул на хвойный зелёный настил. Не успел сон охватить его как следует, как сквозь щебет птиц послышался приглушённый грубый рык.




            "Здесь дремлет ещё один дракон?!" - подумалось Агнару, выпучившему глаза. Тихо поднявшись на лапы, он осторожно продвинулся к источнику храпа, который оказался всего в двух гребеньях от него. Звук доносился из небольшой палатки зелёного цвета, сливавшегося с общим тоном лесных зарослей, в которой едва мог поместиться пятилетний дракончик. Агнару не пришлось долго раздумывать над тем, кто мог там находиться: куда сложнее ему было понять, каким перепончатым крылом в таёжной глуши оказались люди и как им удавалось так по-драконьи храпеть. Когда из палатки послышались голоса и обладатель одного из них оказался снаружи, красный дракончик тише воды, ниже кустов, попятился назад, пока не услышал деревянный хруст под своими лапами. Испугавшись обнаружения, он, спешно расправив крылья, выскочил к реке и перелетел на противоположный берег, где скоро затерялся в лесной чаще.

            Спустя час, проведённый местным зверьём в тихом ужасе, Агнар разместился в неглубокой яме посреди зарослей и навострил перепончатые уши. Вскоре его второй сон прервался внезапно нахлынувшим дождём, который начал усиливаться с каждой минутой. Агнару пришлось изрядно поворочаться, чтобы полностью накрыть себя своим перепончатым крылом, которое по качеству совсем не уступало зонту. Такие неудобства преследовали его до самого вечера, что сказалось на его невыспавшемся выражении морды. С трудом оторвав себя от земли, он без охотничьих осторожностей поймал себе на ужин нерасторопного медведя, которого так же нерасторопно и разжёвывал, пока небо над деревьями заметно не стемнело. Осознав, что медлить дальше было нельзя, юный змей, спешно проглотив последний кусок добычи, с треском веток вырвался к реке. Среди драконов она называлась Илагдой, что в переводе означало "благодатная река".

            Полёт вниз по течению, согласно указаниям Сагмары, должен был занять пару-тройку ночей, потому в ту ночь её сыну не пришлось заострять бдительность на поиске нового ориентира. Правда, расслабляться от этого он меньше не стал: с каждым новым изгибом реки, по её берегам встречалось всё больше крохотных огоньков, затерянных среди маленьких человечьих построек. Как только они появлялись в поле зрения, юный дракон огибал их через лес, не теряя речную дорогу из виду. К его разочарованию, даже казавшаяся неприступной тайга оказалась уязвимой к медленному, но целенаправленному поглощению людьми. В этой мысли он убедился окончательно, встретившись с самым настоящим городом из крепостей, охватившим сразу оба берега Илагды.

           Огибать такое поселение красный дракончик не решился: вместо этого он взлетел ввысь и быстро пересёк его с высоты птичьего полёта, с которой никто бы его не заметил. Вымощенные камнем берега, мосты, десятки высоких замков, стоявших целыми скоплениями в прямоугольных, треугольных и пятиугольных формах, высокие дымовые башни и бесконечные хитросплетения дорог - этим запомнился Агнару таинственный город-крепость.

           "Сколько таких городов существует на свете?" - оставаясь под впечатлением, спросил он себя, когда высокие стены остались позади, за горизонтом. В своё время родители рассказывали ему о виденных ими городах людей, в которых стояло сразу по нескольку твердынь, но рисунок в его голове совершенно разнился с увиденным им зрелищем. Агнару стало не по себе от мысли, что эти края, согласно старым сведениям Красного клана, были далеко не так заселены, как роскошные земли вокруг Жемчужного моря, громадного Осколочного острова, а также Громогласных и Когтистых гор, последние из которых как раз пролегали по его пути.

           За треть ночи до рассвета Агнар, столкнувшись с сильным встречным ветром, вновь сбавил высоту полёта до уровня древесных макушек. Благо, ему удалось оказаться на безлюдном лесном участке реки, по которому на то время не наблюдалось ни лодок, ни кораблей. Его даже охватило полусонное умиротворение, проявившееся как следствие вчерашнего недосыпания, пока чей-то ошарашенный восклик не смахнул его целиком. Ночной путешественник сразу распознал взрослую человеческую речь и ускорил свой полёт.

            "Откуда здесь человек?!" - подумал ошеломлённый Агнар. "Неужто он потерялся в этой глуши и просит о помощи?"

            Такое объяснение вполне устраивало юного дракона, хоть он совсем не торопился прилетать на помощь. Вероятно, будь это детский голос, он пришёл бы на помощь не раздумывая: в отличие от взрослых, с человечьими детьми ему было проще находить общий язык и от них не стоило ждать угрозы. Оставив маленького незнакомца с его зовом в одиночестве, Агнар спустя считанные минуты услышал похожий возглас с другого берега, и даже не один. На этот раз дракончику пришлось признать, что причиной шума стал он сам, вернее, его появление.

            "Да откуда они здесь взялись?" - теряясь в догадках, спрашивал он себя. "И почему они не спят в такое время?"

           Не выяснив ответа, Агнар, вопреки ветру, набрал высоту и растворился в ночном мраке, сумев ускользнуть даже от автора этих строк.

           К счастью, в его отсутствие новый день в целом прошёл безмятежно, не считая появившихся слухов о неведомом чудовище Турвани, которое пустили местные рыбаки. Нашего героя подобные разговоры совсем не волновали: там, где он нашёл свой дневной ночлег, их не было слышно на сотни гребеньев. Даже если бы они и доносились где-то поблизости, их бы попросту заглушило обильное кваканье.

           С наступлением заката Агнар проснулся на маленьком клочке земли, окружённым обширным непроходимым болотом, за которым начиналась зелёная лесная стена. Он не мог поверить своей удаче: хоть такое место сложно было назвать укрытием из-за его открытости, для возможных врагов оно стало бы очень неудобной преградой: в случае угрозы дракончик мог всегда услышать отдалённые звуки передвижения по болоту. Разогнав размахом своих крыльев всех земноводных в округе, он благополучно отправился к реке, навстречу к новой отметке, которая должна была скоро показаться на горизонте.

            В пути малый змей, озираясь по сторонам, решил развлечь себя, шёпотом прочитав себе сказание на лету. С того дня, как он расстался с матерью, драконьи сказания обрели для него особую ценность, так как больше никто не мог ему их рассказать. До того времени, когда он воссоединится с новой семьёй. Сказание, на котором остановился Агнар, было как нельзя уместным для него, отчего при пересказе он старался не упустить ни слова, ни слога. Оказавшись над рекой он, навострив перепончатые "уши", протяжно выпустил воздух и начал свой пересказ:



                В краю нагорий и степей, расстелившихся по дальним далям,
                Зелёной чешуи драконы большим семейством обитали.
                Средь травянистых гряд давно нашли они себе приют,
                Где всегда целебную водицу озёра пресные дают.

                Хранители степей были крепки, но духа сил тогда ещё не знали,
                И потому в тяжёлом вызове решение они семьёй искали.
                С ними жил и Схорн, молодняка сильнейший змей:
                Пред чужою не склонялся волей - был он верен лишь своей...

            http://s020.radikal.ru/i711/1407/9f/320971ef060d.jpg (не влезло))


           На последнем слове Агнар протяжно растянул последний слог, который на драконьем прозвучал как "да-а-а-а-а-а..."  За всё время полёта по Илагде он закончил второй пересказ того же сказания, который прозвучал спустя три ночи после прочтения первого. Дракончику показалось, что лишь так он мог вернуть себе уверенность в том, что не упустил нужный поворот.

           Он неспроста повторил себе знакомые слова: следующим указателем его пути должно было стать прежнее русло Илагды, которое после вмешательства одного зелёного дракона навсегда пересохло. Тем временем пересохших рек на его пути не наблюдалось. Наоборот, река, над которой Агнар продолжал лететь, стала постепенно расширяться, отчего она стала больше напоминать продолговатое озеро, чем реку. 

           В какой-то миг путешествия берега Илагды исчезли из виду дракончика - они попросту стёрлись в ночном мраке укрытого тучами неба. Тем не менее Агнар не сворачивал с прямого пути в надежде, что река и дальше продолжит свой путь на север, согласно течению, однако сильный встречный ветер заглушал его, направляя речные волны в обратном направлении. 

          Внезапно посреди тьмы перед ночным путешественником показались тусклые огни береговой линии, перечёркивавшие прямую линию его полёта. Очерченный в знакомой ровной манере берег был усеян десятком плавучих средств людей, которые нашли в этом месте свой ночной приют. Позади него проглядывали очертания нового города крепостей, от посещения которого Агнар воздержался.

          "И когда здесь всё успело так измениться? Папа о таком не рассказывал", - подумал он, задумчиво выставив зубы нижней челюсти с правой стороны.

          Об этой реке Агнар был наслышан ещё со старых рассказов о полётах отца, который когда-то решил принести крохотному сыночку подарок из пещеры, в которой некогда обитал Схорн. Тогда ему это не удалось, так как уже в то время люди обустроили в ней шахту для известных им целей. Тем не менее, с пустыми лапами он не вернулся: где-то по пути ему попался на глаза любопытный камень, который оказался моховым агатом, позже вошедшим в первую коллекцию драгоценностей Агнара. Алая драконица, давая наставления перед полётом сына, настоятельно попросила избегать полётов к легендарному месту, во избежание неприятностей. Разумеется, это никак не сказалось на любопытстве Агнара, главным сдерживающим фактором которого стала вовсе не осторожность, а желание скорее найти обитель своих сородичей в Горящих горах.

          Пролетая мимо города вдоль берега, заняв свои мысли воспоминаниями, он заметил пролегавшую вдали дорогу из более ярких огней, со стороны которой доносился шум бурно стекавшей воды. Этот звук напоминал пятнистому дракончику шум от водопадов, под которыми он с детства любил смывать грязь с чешуи. Они, правда, больше напоминали собой высокие пороги, высотой не более двух гребеньев, что ни шло ни в какое сравнение с тем, что пришлось ему увидеть впереди.

         Агнар не знал, как назвать увиденное: на его глазах Илагда разделилась на два отдельных отрезка, отличавшихся между собой внушительным разрывом в высоте. Их разделительной полосой стала громадная, усеянная по длине огнями, крепостная стена, из которой сочились мощные струи воды, водопадом питавшие нижнюю реку, которая была зажата между двух высоких склонов. Это зрелище вызвало в Агнаре тревогу и восхищение одновременно: он с трудом мог представить, как крохотные человеки со своими силами могли такое возвести. Ему было легче поверить в бобров, размером с десяток драконов, сложивших плотину из глины и камня, чем в такое.

          Разглядывая чудо-сооружение с одного из склонов Агнар думал, лететь ли ему дальше по нижней Илагде, пока он не окажется в Орловой степи и не вернётся обратно, или всё-таки обследовать берега безымянного озера верхней Илагды. За это время тучи немного отступили, явив дракону предрассветное небо. Близилось время сна.

          "Взремну денёк среди той гряды" - решил Агнар, завидев показавшиеся издалека скалы. "С таким шумом я здесь точно не усну"

          За те полчаса, пока он провел в пути к месту ночлега, солнце успело обласкать чешую юного змея своим теплом и ненадолго придать ей насыщенный красный оттенок. Между тем дракончик, бросая взгляд на небо, случайно заметил подозрительную белую полосу, неспешно пересекавшую ясное небо прямо на его глазах. Даже когда пункт назначения был достигнут, он продолжил следить за таинственным явлением, пока то не исчезло в далёкой неизвестности. Пытаясь себе его объяснить, Агнар пришёл к выводу, что это была комета, только дневная. Разве им обязательно только по ночам летать?

          К разочарованию нашего героя, пещеры вокруг он не обнаружил. Вероятно, всё было бы слишком просто, будь у каждой горы по пещере. В крайнем случае он всегда мог уснуть в лесной чаще, как он успешно это делал последние несколько дней. Правда, в этот раз удача улыбнулась ему и пещера была найдена, хоть и в земле. Судя по всему, это была медвежья берлога, которую ещё весной покинул хозяин - Агнар не мог не воспользоваться её скромным уютом. Убедившись в пустоте помещения, младший дракон задним ходом, прижав крылья плотнее к телу, влез в медвежье логово. Когда снаружи осталась лишь голова, он вырвал зубами росший рядом куст и накрыл им её, на всякий человечий случай.

          С появлением на небе первой вечерней звезды, а вернее, згамаха*, Агнар своим зёвом сжёг зелёный головной убор и отправился обратно к скалам, на разведку. Ступив на каменную горку перед самой крайней скалой, он свежим взором отыскал вдали озеро верхней Илагды, которое заметно выделялось среди лесов и возвышенностей.

*згамах в дословном переводе с драконьего "странник округлый вдали" (планета)

          "А когда-то озера здесь не было..." - неторопливо размышлял про себя Агнар. "Оно, вероятно, появилось тогда, когда стена перекрыла течению дорогу, и реке стало некуда течь. Но часть её продолжает сочиться и течь по тому же руслу, которое здесь было до того. По руслу, которое пробил Схорн. А Схорн начал его пробивать, когда заметил течение реки. А заметил он его..."

          В мыслях наступило короткое затишье. Агнар не мог поверить своей догадке. Ему пришлось обойти место, на котором он стоял, вдоль и поперёк, взлететь на скалу и осмотреться по сторонам, чтобы спуститься обратно и произнести вслух единственное слово:

        — Здесь!

        Красный в крапинку дракончик засиял в улыбке. Никогда прежде он не испытывал такого ликования: ему впервые удалось самостоятельно отыскать место, где провёл ночь герой, в честь которого Золотой дракон когда-то сложил одно из своих известных сказаний! Чуть позже радость Агнара немного стухла, но вдохновение, рождённое таким достижением, побудило его продолжить свой поиск с новым рвением.

         "Значит, Схорн был здесь, когда река ещё текла по старому руслу. Он увидел её, когда прилёг сюда" - подумал Агнар и лег на то, что можно было бы назвать "твёрдым ложем", а вернее, там, где он и стоял. Вряд ли бы тому уставшему дракону хватило сил взлететь на стоявшую рядом целую скалу и лечь там.

         С нового ракурса Агнар лишь краем глаза заметил знакомое ему озеро, блеск которого зелёный дракон мог когда-то увидеть. Вернее, не мог - озера тогда ещё не было. Увы, больше ничего блестящего ему в глаза не бросилось. Лишь после своего долгого зрительного "ритуала" ему удалось разглядеть узкий, едва заметный пробел в целом, на первый взгляд, лесном полотне, начало которого находилось где-то рядом с озером. Юный исследователь не мог не проверить его.

         Как только тьма опустилась над лесом, юный змей, паря высоко над землёй, нашёл искомую пустоту, которая уже издалека начала оправдывать его ожидания. Она представляла из себя лишённую деревьев протяжённую полосу с углублением посередине, лёгкая извилистость которой выдавала очертания реки, протекавшей там где-то тысячу лет тому назад. Довольный собой Агнар был готов приземлиться в её травянистые объятия и взять оттуда разгон навстречу новому повороту, если бы не одно "но", проходившее по её середине. Сбавив высоту, дракончик рассмотрел стоявших в ряд высоких многоруких скелетов из тонкого металла, которые стоя далеко друг от друга, держали в каждой из своих заострённых конечностей повисшие над землёй толстые нити. 

        Таинственные скелеты неведомых великанов пробудили в нём страшные воспоминания не такой далёкой давности, о которых ему хотелось поскорее забыть. Во избежание происшествий он решил держаться от них подальше, и продолжил полёт параллельно высохшему руслу. Он не знал, на что именно были способны стальные стражи и для чего натягивали нити между собой, но он был уверен, что близкая встреча с ними могла стоить ему жизни. 

        Оставив озеро верхней Илагды далеко позади, равно как и её пересохшее русло, краснокрылый путешественник покинул бескрайние леса, отправившись на поиски самого затерянного ориентира из всех упомянутых его матерью. Им была таинственная скала, среди драконов известная как Врата Ветра, располагавшаяся глубоко в недрах Когтистых гор, известных по сказаниям своей неповторимой красотой. Спустя несколько дней спокойного сна и несколько ночей путешествия Агнар наглядно убедился в том, почему их так назвали. 

        В тот день, когда дракончик впервые оказался в их просторах, он не понял, не ошибся ли он горной системой: уж очень похожими ему казались долины и пади ночью, в отсутствие Амаира на небосводе. Лишь поутру, найдя себе место на поросшем зеленью уступе горы, Агнар смог насладиться красками новой местности, вопреки пасмурной погоде. Можно сказать, лёгкий туман, окутавший долину, придавал особую атмосферу таинственности, которую пятнистый дракончик в своё время любил выискивать на родных землях, пока длительная безвылазная жизнь не выжала из неё все соки. Также радовало Агнара и отсутствие людей поблизости, вопреки тому, что окрестности Когтистых гор и долины широких рек считались довольно заселёнными ещё до начала последнего открытого противостояния с человечеством. 

        На безлюдье крылатый хищник не постеснялся устроить охоту на представителей местной фауны средь бела дня. Многие из обнаруженных им животных, вроде тигра, яка и странного чёрно-белого медведя, стали для него диковинкой, но из-за того, что Агнар не знал их численности, он исключил их из своего меню: благо, горные бараны встречались во всех виденных им прежде горных краях. Полакомившись одним из них, он оценил на вкус местные ручьи и потратил ещё час на обзор местной флоры. Под конец утра красный в каменную крапинку дракончик проверил начертанную им по прилёту отметку на одной скале. 

         С тех пор, как Агнар покинул Илагду, он высекал когтями клиновидные стрелки каждое утро перед остановкой на сон или охоту, чтобы не потерять направление своего пути. Длинные расстояния между точками пути заставляли его волноваться: чтобы сбиться с пути ему не нужно было даже постоянно лететь прямо - достаточно было отклониться на крохотный угол и попасть не пойми куда. Такой большой пробел в указателях алая драконица пояснила тем, что рано или поздно, летя в западном направлении он всё равно столкнётся с рекой Хелилонк, которая как раз протекала под искомыми Вратами: русло Илагды лишь указывало самый короткий путь к ним. Саму же реку, как следовало из драконьего названия, должен был выдать мутный желтоватый оттенок воды, выделявшийся среди прочих кристально чистых водоёмов. Поглубже наведя линии метки, дракончик вернулся к своему открытому лежбищу и крепко уснул под пение птиц, которое с каждым днём становилось более разнообразным.



http://s020.radikal.ru/i711/1407/9f/320971ef060d.jpg
(опубликую в течение часа)
6

Комментарии

121.02.16, 23:09

    222.02.16, 17:26

    Заворожили многорукие великаны.Ну,я ж любительница фильмов про Индиану Джонса

      322.02.16, 23:29Ответ на 2 от Шельма

      О, культурный шок у Агнара будет ещё долго. Грядут новые очешуительные истории о таинственных людях с их сверхспособностями... Если он выберется из Синего клана.

        428.02.16, 10:50Ответ на 3 от WalesDragon

        Очешуительные истории?Боже мой,как бальзам на раны
        Но всё человеческие способности могут померкнуть под крепким огненным дыханием