Профиль

giginbottom

giginbottom

Украина, Одесса

Рейтинг в разделе:

  • giginbottom.blog.i.ua

Последние статьи

Свежие фотографии

ода

  • 25.07.18, 07:29
"Буває так тебе в житті дістало
Як би ж то знав коли й де упадеш
Тоді береш, і ріжеш тонко сало,
На хліб на чорний ти його кладеш

І з насолодою продукт цей споживаєш
І неприємності хай йдуть під три чорти
Якщо на хліб покласти щось ти маєш
То не такий уже й нещасний ти.

Ну а якщо горілочки під сало
Так, грамів десь із сто перехилить
То й настрою поганого не стало
Не ївшим сала нас не зрозуміть" Тетяна Левченко

риторические вопросы?

  • 23.07.18, 05:18
Интересно - на какие шиши нищая Юля и голый Онотоль оплатили такое количество бигбордов и свои "рейтинги"? Как Тарута вынул миллионы баксов из оборота фирм и вложил в рекламу? Кто оплачивает это шоу обдолбаных телепузиков от Кивы и Добкина до миходрочеров и холуев коломойских? Вливается бабло в Украину, чтобы этой Украины не было. Гибридные политики гибридной Орды устраивают новый гибридный набег на Русь.

Как Одесса ходила на пляж

  • 22.07.18, 11:26
Поход на пляж - это был ритуал...

Выбирались по нескольку семей. Распределялись обязанности: кто берет водку, кто рыбу, кто салаты, кто арбуз, кто воду и так далее. В пятницу утром, часов в шесть, все это закупалось на Привозе – и начиналась готовка. К вечеру трапеза была готова. Усталые хозяйки укладывали спать детей, чтобы в субботу пораньше прийти на пляж: нужно было занять хорошие места. Детям обещали купание, мороженое, карусель…

Часов в десять вечера вся Одесса смотрела на небо – есть ли звезды. Как правило, небо было чистым, в звездах, – и, как правило, утром шел дождь…

Дети спали. Мужчины спали. Женщины звонили друг другу:

– Как твои?
– Спят! А твои?
– Спят!
– Ну, завтра пойдем!..

А назавтра дождь еще больше…

Но мы возьмем ту удачную субботу, когда погода чудная – солнце, тепло! Все идут на пляж.

Одесса ходила на Ланжерон, в Аркадию (бомонд), на фонтанские пляжи – от восьмой до шестнадцатой станции. Были еще Люстдорф и Лузановка, закрытый пляж санатория Чкалова… Но мало кто знал самый лучший в Одессе пляж – Австрийский. Он располагался в порту, куда мы, пацаны, могли попасть только через забор. Роскошное место: песочек чистый, вода прозрачная, а самое главное – волнорез, уходящий далеко в море, и маяк. Мы прыгали с волнореза в воду, ловили рыбу, наблюдали за дельфинами. Рыбы тогда было много, особенно бычков.

А с домашними мы ходили на Ланжерон: близко – через парк.

Субботние сборы заканчивались уже после полудня, и до пляжа добирались часам к двум. В самую жару…

Всю дорогу слышались крики мамаш:

– Илюша, иди сюда!
– Рома, не трогай кошку!
– Додик, помоги маме нести!

Женщины тащили кошелки, мужчины шли впереди, вели разговоры: о футболе, о том, кого посадили, где заработать…

Минут через двадцать на горизонте появлялась полоска моря. Оно играло блестками, манило.

Потные, мокрые, мы входили в парк. Начинались споры, куда идти: то ли здесь, в парке, сесть на траву, то ли спускаться к воде.

– К воде, к воде! – кричали дети.

Но отцы уже расстилали клеенку. А женщины выкладывали еду…

Настало время рассказать, что брали с собой. Итак, пляжное меню: помидоры, огурцы, салат оливье, котлеты из барабульки (рыбка такая), говяжьи котлеты, жареная печенка, жареная курица, селедка с картошкой, черноморская скумбрия (тогда она еще была) – копченая, соленая, жареная, деликатесы – фаршированная рыба, фаршированная куриная шейка, малосольные огурчики, много хлеба. Напитки: водка, пиво, вода.

Пока все это выкладывалось, дети кричали:

– Хочу купаться!.. Мне обещали!..

Ведь по дороге на пляж детям говорили:

– Вот придем – будете купаться. Нырять, плавать! Загорать! Строить песочные замки!..

Ну а пока:

– Сиди!.. Никуда!.. Пойдешь с папой!.. Сейчас покушаем…

А мужчины уже разливают по рюмкам. А женщины уже едят…

Из репродуктора сладкоголосо поют Ободзинский, Магомаев, Бейбутов, Утесов. Громко…

Только подняли рюмки за здоровье – в центр еды падает мяч! Скачет по рыбе, размазывает оливье…

Зловещая пауза. Самый нервный вспарывает брюхо мячу. Крики:

– Что ты делаешь?
– Тебе жить надоело?!

В ответ:

– Сиди, а то мы встанем!..

И вдруг узнают друг друга:

– О! Гриша, привет! Как Миша?
– Ничего! Это как раз его мяч!..

Хохот.

– Ну, будем здоровы!..

Истерический крик:

– Мама! Хочу купаться!..
– Сейчас дядя Леня пойдет с вами. Да, дядя Леня?
– Почему я?!
– А кто? Пушкин? Иди! Иди!
– Ладно, пошли…

Один уходит, все продолжают есть. Ободзинский поет, подключается Радж Капур. Все едят, все подпевают: «абарая, а-а-а-а, абарая, а-а-а-а…» Никто из взрослых не идет купаться. Через час мужчины отваливаются и засыпают…

Женщины закуривают и начинают обсуждать жизнь. Вдруг одна вспоминает:

– А где дети?!

Бежит к морю и еще издалека истерически кричит:

– Миша, выйди с воды!.. Миша! Ты уже синий! Я тебе руки-ноги поломаю!.. Ты теперь у меня увидишь море!.. Паразит, выходи! Ты весь дрожишь!.. Я иду за папой!.. Не выйдешь?! Так, теперь ты будешь купаться только под душем!..

Виновник неохотно выходит, получает крепкий шлепок по мокрым трусам и по затылку, жутко ревет. Мама его успокаивает. Он ревет еще громче. А наблюдающие эту сцену говорят своим детям:

– Видишь? И ты получишь!..

Мужчины просыпаются, выпивают, закусывают – и освобождают место для карт или домино.

Играют обычно на деньги. Азартно. Жены тайком следят, кто сколько проиграл. Едят – беспрерывно!

Игра продолжается часа два. И вдруг кто-то говорит:

– Пошли купаться!
– Да, да! – кричат дети. – Купаться, купаться!..
– Вот вы как раз и не пойдете. Вы наказаны! Купаться будете в следующую субботу…

Солнце уже почти скрылось за деревьями. А значит, наступает время сладкого стола: арбуз, груши, виноград – и торт!

Внезапно появляются соседи:

– Мы до вас. Вы не пробовали еще нашей рыбки. А?.. Под водочку хорошо пойдет!
– Витя! Лена! Вика! Маша! Дети! Все сюда!.. Разрешите выпить за ваше здоровье, за ваших детей, чтоб они нам были здоровенькими, и за нашу Одессу!
– Хай нам усим щастыть!

И опять все закусывают – это уже вместе со сладким столом.

Песни, танцы в купальниках, с полными животами, свисающими до колен…

И вдруг на тебе – дождь!.. Лихорадочные сборы, всё в кучу – и бегом к трамваю. А он – битком! Кто-то животом вдавливает висящих на ступеньках. Дождь как из ведра!

Спокойно, не спеша подходит красный от выпитого Моня и говорит:

– Все в автобус! Я взял автобус, он нас развезет.
– Моня, по-моему, тебя уже развезло! – кипит его жена.
– Тихо, Зина, не позорь меня перед людьми!
– Ничего, ты у меня дома получишь! Я уже пойду с тобой на пляж!.. Ты уже меня увидишь на пляже, и ребенка, и море!..
– Зина, не порть мне вечер и жизнь, я же хотел как лучше!

Шофер:

– Так! Вы будете платить – или что?
– Кто выиграл в карты, тот пусть и платит!
– Все, поехали! Шофер, держи, только едь плавно, моего Шурика тошнит…

И вот все дома – уставшие, почти не купавшиеся, сытые.

И ложась спать, я слышу маму:

– Скоро суббота, мы пойдем на пляж, будешь купаться, загорать…

А я уже сплю…

…И когда наступала пятница, вся Одесса смотрела на небо.

**********
Отрывок из книги Романа Карцева "Приснился мне Чаплин"

із сучасних прокльонів українських науковців

  • 22.07.18, 11:17
-- а щоб у тебе індекс Хірша не виріс більше двійки - і то лише в Google Scholar!
-- а щоб тебе Scopus і Web of Science ніколи не змогли ідентифікувати!
-- а щоб твоїм найкрутішим журналом був Вісник твого ж університету!
-- а щоб кількість цитувань твоїх статей була меншою від кількості самих твоїх статей!

о гебнявых технологиях

  • 18.07.18, 09:24
На Привозе ,в молочном корпусе, стоит дядина лет 55,два метра роста, шкаф, и двигает:
- знаете, что эти запретили продавать с рынка молочные продукты? При этой власти ничего хорошего не будет. Вот раньше жили, квартиры, машины покупали, ремонты делали, на море ездили! А сейчас даже на продукты нет денег. Петя с Гройсманом довели народ! Слышали , в Киеве уже метро по 8! А у нас в маршрутках сделают по 12! Так всегда было!
Моя мама :
- так раньше вы наверное воровали или на взятках жили, а при нынешней власти не получается? Не дают? Кто работал раньше, тот и сейчас работает! А вы ,здоровый мужик жалуетесь, что заработать не дают? И кому? Эти люди, все с села, что такое работа - они знают не по наслышке!
- да что вы говорите? Вы спросите у любого, люди выживают, а не живут! Безвиз они сделали! А летают то за границу только те, кто при Пети устроился хорошо!
Тут уже не выдержала я:
- ты чего сюда приперся? Пропаганду кремля распростроняешь? Людей баламутишь? Сейчас позвоню кому надо, так научат тебя родину любить правильно!
- а ты я вижу, при Пети хорошо устроилась! Продалась?
- ты шо,вообще с мозгами попрощался? Как можно продаться своей родине? Это ты продался кремлю! Здоровый дядина, плачет бабам на рынке, шо денег нет! Иди работай!
Шо он на меня понес! Мамадарагая! И сука, и жи&овка, и бан&еровка. ..
Я думала моя мама его грохнет с такой яростью она ему:
- іди от сюда, бо я тебе зараз сама зарию! Пришло чмо, людям помиї в голову ллє! Закон про молоко відложили розгляд на два роки! Не слухайте його!
Он понял,что попал, получить по морде от баб на Привозе,это ж пипец, бегом - бегом , и смылся.
Надо отметить, никто не поддержал его разговор! Разговорились, сказали, что он ходит по Привозу, под предлогом ,что продает помады, предлагает, заводит разговор и чешит такую хню! Перед выборами они работают с массами, идут в людные места. К тем, кому некогда смотреть ящик, обрабатывают даже на рынках, в транспорте, в общественных местах! Мужик здоровый, продает помадки, вы верите в это? У него все по методичке! Средств не жалеют! И таких пропагандонов масса! Один вопрос : куда смотрит МИП им.Нихуя(министерство информационной политики)???!!!

Спящий красавец

  • 18.07.18, 06:54
Про дедушку Ленина я знал всё. И как он баловался с детишками кипяточком. И как тягал бревно на субботнике, а Надежду Константиновну в разливе. И про письмо молоком, и про всякое Шушенское. Всё знал.
И моя октябрятская звёздочка не тускнела. Я нарочно слюнил её каждое утро, чтобы Екатерина Семеновна не называла меня засранцем. Она любила повторять:
"Врёшь, засранец! Вон и звёздочка у тебя потускнела".
А у меня не тускнела.

Когда папа сказал, что мы едем в Москву, я обрадовался.
- К дедушке Ленину! – запрыгал козликом.
- К дяде Срулю, – ответит папа.
Сруль меня сразил.
- Но я хочу к Ленину! – заупрямился я.
- Сперва к дяде, потом к дедушке, - успокаивала мама.
- Пусть к дяде, - хныкал я, – только не к Срулю!..
И мама тянула папу за локоть. "При ребёнке зови его Израилем!", и тут же мне: "Поедем к Израилю, да?"
Свет в моих очах померк.
Я завопил и, вцепившись руками в звёздочку, бросился наутёк, но материнские руки нежно ухватили за шиворот.
- Не поеду в Израиль! – бился я в истерике.
- Тихо! – затравленно озиралась мама. – Не в Израиль, а к дяде Срулю, в Москву.
- Хоть к Срулю, хоть куда, только не в Израиль!
Папа ушёл на кухню, откупорил бутылку, и мама на него не злилась.
***
Москва оказалась большой. Дядя маленьким. Я стеснялся его имени и называл "дядя Дядя". Вообще-то он был добрым. Угощал конфетами. Но я не брал. От мысли, что они побывали у Срули меня тошнило. Однако разговаривать с ним, отвернувшись к стенке, я любил.
- Дядя Дядя, а где дедушка Ленин?.. А почему не в Смольном?!.. А Екатерина Семеновна говорила, что у него есть близнец – Партия... Дядя, а Партия девочка? А как же она близнец, у неё что - тоже борода?

Дядя, как и дедушка Ленин, знал несколько языков. Когда я что-то рассказывал, он всегда посмеивался, и называл Екатерину Семёновну "дрекенкопф", что по-древнегречески означало – классная руководительница.
***
- Давай уже отведём его в мавзолей! – вздыхала мама. – Ребёнок же просит.
- Зачем в мавзолей? – отвечал папа. - Давай уж сразу в морг.
- А Екатерина Семеновна говорила, что Ленин живее всех живых! – встревал я в спор старших.
- Твоя Екатерина Семеновна, - цедил папа, - такая б-б-большевичка со стажем. Она тебе расскажет, эта передовица!
- Да, - шмыгал я носом, - она на доске почёта.
- Во-во… И на доске, и под забором.
Мама, потянув папу за локоть, зашипела. А папа сказал:
- Да идите вы… в мавзолей!
И мы вошли в метро.
***
На Красной Площади продавали мороженое - шоколадное эскимо.
"Мороженое и Ленин, - подумал я – что ещё надо?".
Детское счастье незатейливо.
Папа встал за потной тёткой, и сказал, поправляя на мне панамку:
- Хотел в мавзолей вот и стой!
Мороженое капнуло на сандалик.
- Это за чулками? – всхлипнул я.
(Мама говорила, что без чулок из Москвы не уедет.)
- За Лениным, – сокрушённо вздохнул папа.
- А что - его можно купить?!
- Нет. Только покататься.
Людская цепочка петляла, изгибалась, то, сжимаясь пружиной, то, вытягиваясь тонкой лентой. Конца ей не было. Мы топтались. Солнце палило.
- Есть у революции начало, нет у революции конца… – то и дело бормотал папа непонятное.
Периодически меня отводили в тень, поили и поливали из фляги.
- Может у Ленина обед? – предположил я.
- Проверим. – сказал папа.
И, оставив маму, мы двинулись вдоль живого ручейка к мраморному кубическому домику.
- Пиво, – отирая лоб платочком, всё повторял отец. – Не одной бочки пива. А ещё Кремль называется!

От скуки я едва не проковырял в носу дырку. Секундная стрелка двигалась, минутная ползла, часовая прилипла. Два раза я терял сознание, три - ел мороженое, четыре - ходил в туалет, раз семь хныкал. Потом со мной приключилась истерика.
- Пусть меня простит дедушка Ленин! – вопил я. - Пусть Екатерина Семеновна простит, но я хочу к дяде Срулю, в Израиль!
Люди стали оборачиваться.
Тётка, со словами: "Я тут стояла!" ледоколом двинула вперёд, обставив нас на добрый десяток. Мама, сделав отсутствующее лицо, тихо проговорила: "Чей это ребёнок? Кто потерял ребёнка?!". А папа ощутимо врезал мне под попу.
"Ленин - так Ленин" – решил я, растёр кулаком сопли, и затих.
Последние полчаса клевал носом, сидя у папы на "копках-баранках".

У мавзолея нас встречали мужчины в одинаковых серых костюмах. Они держали пальцы на губах и очень забавно шипели. Перед входом папа поставил меня на брусчатку и взял за руку.
- Кто эти дяди? - послюнив звёздочку, спросил я.
- Ленинцы.
- Верные?
- Вернее не бывает.

Пройдя тёмным коридором, мы скользнули за тяжёлую, душную гардину. Потянуло холодом. Ленинцы были повсюду. Тусклая подсветка, льющаяся откуда-то снизу, едва освещала щиколотки. Я то и дело спотыкался, и, тычась лицом в чьи-то зады, наступал на ноги.
- Где же Ленин? - ежесекундно озирался я. - Где?
И папа, наконец, направил мою голову.
- Вот, - сказала он, - любуйся.
Больше я ничего не спрашивал.
***
- Он спит? – вжимаясь спиной в ствол акации, шмыгал я носом. Ответ меня страшил.
Папа кашлянул и строго посмотрел на маму.
- Говорил тебе, надо было сразу в морг!
- Да, спит! – с вызовом проговорила мама.
- В хрустальном гробу?.. Он что - съел отравленное яблоко?
- У-гу.
- А кто ему дал, ведьма?
- Фани Каплан.
- Фани?!
На душе стало совсем гадко. Так звали мою бабушку.
- Так, может, его поцеловать? – спросил я с надеждой.
- Прекрасная идея, – ответила мама. – Видишь, какой ты хороший мальчик.
- Тогда я попрошу Екатерину Семеновну.
- Во-во, - скривился папа, - её разве что Ленин ещё не целовал. Передовицу!

Эдуард Резник

понаехало

  • 14.07.18, 14:24
Я на Бугазе,на даче. На пляже подсел выпивший мужичок . Слово за слово. Приехал с семьей аж с самой Москвы. Передаю дословно: «Поехал в Овидиополь на базар , купил 2 большие сумки овощей и фруктов, еле донёс до машины. 1,5 тыс рублей. Вот сейчас пришёл и думаю, это у вас так в 1,5 тыс км от Москвы дёшево и вкусно от того что вы фашисты или потому что вы все геи? Не могу понять?!» Пришлось ответить,что мы-Хунта. Попросила выбросить на хрен телевизор и согласно классику «не читать газет». Дядя свалил по быстрому.

Фестиваль рагулей

  • 14.07.18, 14:00
Пиво хорошо заходило вчера на ступеньках археологического музея, за Лаокооном. Полночная прохлада, молодежь вокруг.
Сигарет хотите?
Какие-то люди идут вниз по Ланжероновской, мимо нас, мимо нас.
Разодеты как! Ух, сколько. Автобус, что ли, с туристами?
Дай ключ, пиво открыть. Смотри, а шо эта, видишь, целую занавеску с собой несет?
Это платье, вроде.
Ой, да. Дорогое, наверное. Фига се каблуки у нее! Как так ходить-то вообще? На цыпочках. Она аж качается, толкни - упадет.
А эта, во-он, в тюрбане каком-то. Господи. Откуда их так много, ряженых?
Хз. Идут куда-то. Небось, кокс нюхать, вечерина у них. Может, в литмузее? Хз.
И мужики такие видные все, в костюмчиках, потеют.
Глянь, эти явно иностранцы. Давай крикнем им шо-то! Май эсс из соу фэймос! Хм. Не слышат. Не, слышат, но думают, что это не им.
Пиздец они вырядились. И сколько их тут! Помнишь, как у Гоголя, про повозки:
"Каких бричек и повозок там не было! Одна - зад широкий, а перед узенький; другая - зад узенький, а перед широкий. Одна была и бричка и повозка вместе; другая ни бричка, ни повозка; иная была похожа на огромную копну сена или на толстую купчиху; другая на растрепанного жида или на скелет, еще не совсем освободившийся от кожи"...
Хехе. А Гоголь, он точно пидаром был?
Да не. Вроде, онанистом. Девчонки, а пошли глянем, куда они все идут?
Пошли.
В саду литмузея горят огни. Нарочито богато одетые люди толпятся в очереди, мышцы охранника распирают белоснежную рубашку. Кто-то плохо поет в микрофон Эмми Вайнхауз.
Аааа! Кинофестиваль же открылся! Это вся ,блд, богема с красной дорожки сюда на фуршет поперлась, от оперного. Хаха, с занавесками. Ненавидят любой дресскод. Фу нах.
А я бы вот поперлась. И платье бы одела. Белое, со шлейфом, с пайотками. Или кейп. У меня кейп есть. Кейп с высокими сапогами, а шо, на меня бы тоже все смотрели. Ладно, пойду я домой. Мне ж завтра к девяти. Пока, ребята.

интеллектуальное знакомство

  • 14.07.18, 09:36
#боян

— Здравствуйте, девушка, познакомимся, пообщаемся-прогуляемся?

— Здравствуйте. Ну, если ответите на три моих вопроса, идет?

— Да легко, спрашивайте!

— Что такое экстерриториальность? Кто такие малые голландцы? Что такое горизонт событий?

— Че? Типа, тест на интеллект, прикинь, Серый! Короче, первое — дипломатический термин, что-то вроде дипломатической неприкосновенности , но не для лиц, а для территорий, объектов разных, машин, формально, например, автомобиль посла считается территорией другого государства, ну, там, досматривать нельзя ,проникать и прочее. То же со зданием посольства, типа того.

Малые голландцы —это семнадцатый век, пейзажики, портреты на темном фоне, реализм, естественно. Малые — ну , типа, на фоне Рембрантов всяких они бледновато выглядят, но вообще на уровне.

— Димон, ну они для квадрата рисовали, чтоб дыру в обоях заделывать, утилитарное искусство. Чисто деловые заказывали, ширпотреб всякий, ботва в общем, вот и «малые».

— Ты не попутал ничего? Ты, *ля, изобрази сначала хоть стакан, потом про утилитарное искусство перетрем. Погнал, братан, в натуре ты.

— Слышь, ты обострить решил что-ли? Ты не обостряй…

— Извините, я…

— Ой, девушка, извиняемся, извиняемся, это, да, ну вот, гравитационный радиус, ну я не в теме за астрофизику особенно там, можно я щас один звоночек сделаю Сиплому, кой-чего уточню? Что вы смеетесь, ну я представление имею, не совсем темный, ну типа термин уточнить, а то сформулирую не так, а с меня потом ваши старшие спросят?

— …

— Але, Сиплый! А кто это? Марь Семенна здрассте, а Олежа дома? Спит? Ой, а сильно спит? Ага, понял, только лег. Не шумел? Марь Семенна, такой вопрос, вы извините, я Сиплого, извините, хотел Олега спросить, может вы знаете?

Ага, вы там не слыхали случайно, по излучению Хокинга никак теоретически/экспериментально, пока нет подтверждений? Ага, ага, я-я-ясненько, ну ладно спасибо. А? Да мы только пиво, Марь Семенна, вы же нас знаете. Не-е, не будем!

— В общем, горизонт событий — это офигенно сложно, если в общем рассказывать, врать не буду, ну чисто для сколлапсировавшего объекта — гравитация настолько сильная на конкретном, типа, расстоянии, что никакая информация от объекта на волю уже не поступает, все в него валится, из него — ничего. Кванты света и прочая электромагнитноволновая шняга — не излучается.

— Пожизняк, особый режим, *ля. И только к воротам подошел — ВОХРА выбегает и беспредельно затаскивет на нары и все, до конца там паришься.

— Типа да, как Серый говорит. Вот, ворота и запретка — это и есть горизонт событий, и не писем наружу, ни газет — все кум под себя подмял. Но, есть такая штука — излучение Хокинга, ну это все словеса без обосновы.

За запреткой, типа из ничего, из вакуума внутри зоны вдруг рождаются пара — «мент-пацан», но из-за туннельного эффекта, типа пацан за забор попадает на свободный воздух, а мент в зоне остается, ха-ха. Квантовая лабуда эта, не верю я в нее до конца. Осознать трудно.

Но если правда это, да и по всем законам — не бывает беспросветки, воля всегда светит пацану — то никаких горизонтов событий нет физически, коллапсар излучает все же доляну малую. Ну вот, типа все. Ну я слабо секу в теме, я обозначил сразу.

— Меня Лена зовут. А вас, Дмитрий и Сергей? Это «Жигулевское» у вас? Можно я глотну?

Тюлька и прочие радости

  • 13.07.18, 17:00
Проснулся раньше обычного, лежу и думаю: "что делать в такую рань?" Чего же мне хочется? Понимаю, что хочется тюльки. Нехватка тюльки в организме. Ну, раз такие дела, то надо на привоз ехать. И вот я там. Любуюсь всем этим разнообразием людей, фруктов и звуков. Такая интересная, яркая живопись кругом... Грузчики носятся полуголые с тележками. Бомжи ползают разные — фактурные. Дети цыганские бегают — воруют. Женщины кричат, наркоманы смеются, рыба живая по прилавку прыгает. Хорошо! — одним словом. Накупил всего чего хотел и не хотел, иду думой, про жаркое с мясом и грибами думаю. А тут трамвай подъезжает. "Ну раз выходить из зоны комфорта, то уже по полной!" — говорю себе я и залажу в трамвай вместе с бабками, тележками и прочими старыми коммунистами. Сразу нахожу женщину с кучерявой, чистой головой и к ней пристраиваюсь. Знаю, что лучше ехать и запах шампуня нюхать, чем чью-то бабушку. Когда все утромбовались и трамвай поехал, начались разговоры:

— Скажите пожалуйста, — спрашивает рядом сидящая старушка, — а что, Юля баллотироваться в президенты не будет?

— С чего это вы взяли?— спрашивает другая бабушка?

— А она висела у нас на бигборде, а теперь не висит. Сняли ее и рекламу тампонов повесили.

От сидячих людей раздался смех, а от стоячих - просто улыбки появились.

У женщины на руках сидит маленький мальчик, он ноет и свом плачем издает мерзкий ультразвук:

—Мама, я хочу сидеть возле окошка!

На другом конце трамвая слышно, как обсуждают отставку Юлии Владимировны и задаются вопросом, за кого теперь голосовать.

— Как же сегодня жарко, — произносит сидящая женщина пенсионного возраста, обмахивающая себя веером.

— Что же вы хотите, глобальное потепление... — отвечает ей другая женщина.

— Зато за отопление скоро платить не надо будет, — встревает в разговор весёлый дядька.

—Мама, я хочу сидеть возле окошка!— продолжает ныть мелкий засранец.

На другом конце трамвая слышно как обсуждают, что за отопление платить не надо.

— Херня вся эта ваша медицина! Одни шарлотаны! — вдруг вскрикивает дед, который все это время молчал.

— А как лечиться тогда?— спрашивает женщина с веером.

— А не надо вам лечиться, освобождать планету надо! И так уже все загадили и в трамвае из-за вас не протолкнуться! Начинается ругань, все бабки в трамвае набрасываются на злобного деда, а он им всем в ответ желает сдохнуть.

Мальчик перестает плакать, и слушает как бабки проклинают деда. Затем снова включает свою шарманку.

Хоть и казалось, что в трамвае свободного места совсем нет, но в него все равно влазят новые люди и пихают меня в женщину с чистой головой. В руках у меня пакеты с продуктами и сопротивляться этому всему я не могу.

—Я хочу сидеть сам и возле окошка!— продолжает орать и дергать ножками маленький дьявол.

Мать пытается успокоить свое отродие, но у нее ничего не получается.

— Я его сейчас, блядь, в окно выброшу! — не выдерживает злобный дед.

Мальчик резко перестает плакать и снова слушает, как бабки проклинают деда.

Женщина с трудом поворачивает голову чтобы увидеть кто это ее так яростно пихает. Смотрит на меня подозрительно. Я всем своим видом стараюсь показать, что я не извращенец и мне тоже это всё не очень нравится.

— Я хочу сидеть возле окооошкааа!— из последних сил выдавливает из себя плаксивое существо.

Женщина с чистой головой поворачивается снова и продлажает на меня недовольно смотреть. Я продолжаю ее пихать и выражением лица показывать, что она совсем не в моем вкусе. Женщина начинает отпихиваться в ответ и нервно сообщает:

—Мужчина, у вас из пакета что-то капает мне на ногу!

Смотрю, а это моя сдавленная тюлька сок пустила и капает. Так хотелось ее засолить, а теперь всё... только биточки из такой давленой жарить придётся. Серёжа Божко