про порох в пороховницах

  • 14.04.21, 13:41
На заправке чуть зависает касса. Все клиенты становятся зрителями. На сцене двое. Боевая бабушка…нет…язык не поворачивается ее так назвать. Взрослая мэм. Хорошая осанка, поставленный голос, уверенный взгляд. Судя по ауре – юность была крепкая, еще до 90-х, в которых она просто смеялась в лицо эпохе. С ней внук. Явно воспитываемый в японских традициях – слова «нет или нельзя» - запрещены. Но баловать – это не синоним «отсутствия требовательности». Пацан лет 8. Немного смахивает замашками на героя О’Генри «Вождь краснорожих».
Касса висит. Все ждут. У бабушки легкий диалог-троллинг с внуком. Чтобы было понятно – ассоциативно:
Бабушка – крепкая блестящая рельса.
Внук – гибкий, юркий трос.
- Сходи в туалет.
- Может не надо?
- Может и не надо. Но останавливаться я не буду.
- А я в окно!
- Встречный ветер.
- Я открою окно в багажнике (видимо у бабули джип).
- Хорошо. Намочишь джинсы – сам постираешь и помоешь машину.
(пауза)
- Лааадно…
(пацан уходит…возвращается)
- Руки помыл?
- Да!
- Зачем врать?
- Как, бабуля????
- Манжеты сухие.
(пацан губами восхищенно пережевывает то ли «твою мать», то ли «бл..ть»….уходит-приходит)
- Может я пойду покормлю голубей?
- Иди.
(пацан уходит, возвращается с возмущенным лицом)
- Там у входа два дяди курят.
- Выйди и скажи им, что на заправке курят дебилы отмороженные. Пусть затушат.
(он убегает со счастливым шкодным лицом…возвращается быстро….за ним двое….такие…сильные….уверенные…крепкие….демонстративно держащие сигареты в руках….я бы при встрече с ними - перешел на другую сторону улицы. Взгляд лениво вопросительный «…и…чо за…на» дальше бывает по сценарию. Бабушка видит их заход. Публика делится пополам. Одна достает телефоны и поп-корн. Вторая – в поисках аптечки. Охранник что-то сосредоточенно рассматривает за окном).
- Если вы ищите кто послал мальчика – это ко мне. Если начнешь ругаться матом – я тебе свисток сумкой разобью.
- Слышь, мамаша…
(его перебивают, как в школе, когда учительница «накладывает» железным интонациями на глупые комментарии ученика-хулигана).
- Ты не охренел, пасынок? Какая я тебе – мамаша, полудурок, ты аморфный. Если ты думаешь, что своим целлюлитом меня прессанешь, то дико облажался. Рот даже больше не открывай. Ты все уже себе наговорил. Не тяни ко дну свою долю, а то проотвечаешься.
(пацан невозмутимо выбирает колу…бабушка на секунду к нему, не меняя напора)
- Возьми лайт, там сахара меньше
(возвращается обратно в монолог)
- Затушили сигареты оба, и выкинули. Идиоты, прости господи.
(как у Гоголя – немая сцена….один из парней вдруг хватает телефон, и с деловитым видом выходит….второй за ним…)
- Бабуля, а если я тоже буду курить?
- Если ты будешь подтягиваться 25 раз, и тебе нечем будет заняться, и некуда тратить деньги – обкурись. Только стул вытирай.
- Зачем?
- Никотин из попы будет сочиться.
- Бабуля – а как вы раньше переписывались, айпедов и телефонов не было!!!
- На бересте, бл.ть.
(видимо слегка закончилось ее терпение).
Пацан счастливо улыбается.
Кассирша: «Касса заработала».
Тырнетнула

Справка о здоровье

  • 13.04.21, 20:34
В богом забытом году я оформляла большой пакет документов, в который входила справка о состоянии здоровья.
Нужно было доказать, что у меня нет глистов, сифилиса, туберкулеза, рака, гепатита, СПИДА, что я не страдаю наркоманией, алкоголизмом и психическими заболеваниями. Хотя последние пункты, в итоге, могли оказаться благоприобретенными в процессе оформления данной справки.
В один из дней мой путь лежал в наркологический диспансер. В кабинете - сухонькая подслеповатая бабулька-доктор, а-ля Фанни Каплан в старости. Я прошла ряд тестов и продемонстрировала отсутствие внешних признаков алкоголички и наркоманки, после чего врач скрипучим голосом поставила меня в известность: «У Вас дрожат веки!».
- Что веки?! У меня, доктор, руки и ноги дрожат! Это уже шестой диспансер и десятый врач,подпись которого я должна получить!
- Пьете?! – услышала я: то ли вопрос, то ли сразу обвинение
- Пью иногда…
- Что пьете?
- Шампанское люблю…пиво …
- Неправильный ответ! Водка и коньяк – вот ваши напитки! Коньячок – рюмочку на ночь, как лекарство, а вот в компании – нет ничего лучше ледяной тягучей водочки. И, да: закусывать не забывайте! … Идите. Пока вы – здоровы, но это – ненадолго…
Эх, про виски она тогда не знала! Старая школа – мудрые доктора, сейчас таких не делают. До сих пор стараюсь придерживаться давным-давно назначенной наркологом терапии, может и здорова поэтому, пока еще…
Наталия Трубицына

старость-не радость

  • 07.04.21, 18:20
Самое страшное, что может приключиться со мной в моем возрасте - это, конечно, свидание. Доползешь до ванной, скрипя артритом - уже как бы заебалась. Потом укладочка. Волосики седенькие, жиденькие, но при этом лезут во все стороны. Пока соорудишь на голове нечто, прикрывающее лысину - вспомнишь молодость и мамин синий гель. Сейчас как раз лицо такого цвета.Его, кстати, надо накрасить, лицо. Вы когда-нибудь пытались при помощи тонального крема и пудры превратить австралийскую коалу в Дженнифер Энистон? Просто если нет - вы меня не поймете. В зеркало глядишь дергающимся глазом. Вид такой, словно в прошлую среду уснула на стаканах и проснулась сию секунду. В геле. А, нет, это актуальный оттенок кожи.Потом гардероб. В восемнадцать же как? Надела мешок из-под сахара - красавица!А сейчас что?Во-первых, он не лезет. Во-вторых, даже самое нарядное, парадно-выходное натянешь с мылом, смотришь - жопа с укладкой. Там, где кончается укладка, начинается жопа, то есть. В магазине это называлось "подчеркивает достоинства фигуры". Хули подчеркивать тут, шар - фигура идеальная, нас на геометрии учили.
К этому моменту уже хочется, чтоб тебя закопали в прошлогоднюю листву, конечно, а ведь это я еще из дома не вышла. Подом едь, сиди, разговаривай. Слушай интересные истории про бухгалтерию на корпоративе.
Рассказывай про свою увлекательную жизнь.
В общем, я решительно не понимаю, как люди после сорока встречаются .
И, главное, зачем.

эффект Даннинга-Крюгера шпарит по полной программе

  • 01.04.21, 18:19
Каждые выборы железно подтверждается моё мнение о том, что наш народ в подавляющем большинстве состоит из дебилов. И прошедшие выборы по всем округам, и сейчас , на западе и на востоке это подтвердили. Аминь.

Естественность наше все!

  • 29.03.21, 16:44
Ну ок.Была эпоха дакфейсов.Потом бровей т.е. монобровьного набитого ашотстайла.Но, блд, нафига делать верхнюю губу торчащей вперед горизонтально!? Т.е. зачем!?Девушки, милые, писеньки мои - такая горизонтальная губа одебиливает фейс морды лица.
Это не красиво. Этот кастомайзинг придает лицу по-коровьему тупое выражение.Я не скрою, части мужского населения этой страны нравятся тупые коровёнки.Но вы же не такие, да ?! Или такие?
Разочарована.

Неповторимый одесский стиль

  • 22.03.21, 22:34
Как-то, сто лет одиночества назад, в пылу пьяного, и оттого еще более праведного, хоть и филологического спора, мне процитировали мемуары кого-то из питерского литературного круга (хотя если питерского, так уж «литературного блока», ахахахах) тех времен, когда даже века были серебряными. Автор вспоминал, какое впечатление на питерскую интеллигенцию произвел Корней Чуковский и его неповторимый одесский стиль. Считается, что это у нас такой особенный «южный темперамент», мы экспрессивны, импульсивны, жесты, мимика, громоподобный голос и одновременный сурдоперевод каждого слова. В Питере же это назвали просто: отсутствие манер. В обществе Чуковский себя вел кое-как, и это был далеко не импозантный ситуационизм футуристов или элегантный абсурдизм обэриутов, которые тоже немало мочили и скандалили в высшем свете. Они, впрочем, так и не смогли скинуть с себя оковы воспитания, поэтому все их эпатажные «хулиганства» и «безобразия» не выходили за рамки приличия. Чуковский же был просто «дурно воспитан», и совершенно этого не стеснялся (что, кстати, не только вписывается, но и прекрасно характеризует парадигму «дурного воспитания»). Да. Так вот. Но по-настоящему питерское общество вышло из зоны культурного комфорта, когда в город приехал еще один одессит - Бабель. Рядом с ним Чуковский казался просто душкой и рафинированным интеллигентом с изысканными манерами.
Я не знаю, сколько в этой истории правды, но бравады здесь более, чем достаточно. Вот это и есть тот самый «неповторимый одесский стиль». Понимаете? Здесь же главное не манеры Чуковского и Бабеля, а вот это выделение их в отдельную группу. Самолюбование во что бы то ни стало. Самодовольство, или смерть. Хамство, местечковость, привоз – три кита, которые стоят на черепахе одесского стиля. Смотрите, как ловко и жуликовато меняется семантическая полярность, хотя речь идет об одном и том же: «можно вывезти девушку из деревни, а вот деревню из девушки – никогда» - звучит как приговор, зато «можно вывезти поэта из одессы, а вот одессу из поэта - никогда» - хопля, и уже неповторимый колорит и ощущение моря в запахе еще непрочитанных стихов неизвестного автора. Но всегда надо помнить, что в Одессе даже море пахнет дерьмом.
То ли дело Питер. Там стиль и манерность ощущается во всем. Достоевский как задал тлен-палитру черно-серых цветов депрессии и оттенков ментального расстройства, так и пошла культура питерского мрачняка и безнадежности в массы. Город зимы. Город дождей. Столица серого цвета. Город, в котором не принято смеяться. Ни один мускул не дрогнет на каменном лице Петерурга никогда. Одесса - это улыбка бога. А улыбка - это пошло. Петербург - это сплин бога.
Ладно. Шучу я, шучу. Не люблю я Питер. Не так сильно, конечно, как Одессу, но ведь я Одессу и знаю-то получше. Да и вообще нет ничего глупее, чем сравнивать два города. С другой стороны, я же не города сравниваю, а лишь локальный стиль жизни. Точнее – смерти, ахахахах ))) Вот смотрите:

1. Историк Соколов. Ну это же великая история, писанная уверенными мазками и твердой рукой. Это лучшее доказательство существования Бога, что я когда-либо слышал. Настоящий «шах и мат, атеисты». Здесь стиль, эстетика и величие в каждом твисте сюжета. Академия наук, профессор истории, Россия, величие, Наполеон, реконструкция, Понасенков, завистники, травля коллег, телешоу, юная любовница, смерть, водка, расчлененка, руки в пакетах, ноги в мешках, утренний Питер, холодная Мойка. Господи – да это же абсолютный топчик, кинематографический бестселлер. Все прописано идеально, каждая сцена, каждый персонаж. Федор Михалыч с некоторым довольством скромно пожимает руку своему ученику – Богу.

2. Надо признаться, Одесса ответила достойно. Про Соколова и так все знают, так что я особо в подробности не вдавался, а вот с нашей нежно-южной локалочкой может кто и не знаком. Вкратце, дело было так: в 12-13 ч, средь бела дня в обычный бытовой рабочий день в январе (среда вроде?), на таировском проспекте Небесной Сотне, прямо в гуще густонаселенного спального района, из парадной многоэтажной панельки выходит чувак. Весь в крови. В руках отрубленная голова. Вокруг шеи и на голое тело намотаны кишки. Он спокойно подходит к скамейке и закуривает сигарету. Жаль, что ни у кого не стрельнул огонька – было бы так же хорошо, как пьяный Соколов, у которого не получается утопить кулек с правой рукой аспирантки. Подробности одесской расчлененки тоже были завораживающими: чуваку еще не было 30, он был вполне социальным, с хорошей работай в модном одесском отеле высокого класса, все дела. Голова в его руках – это родной отец. Да, не ладили, все время ругались, ну и вот, как-то так получилось. Что еще? Ах да, там с ними еще квартирант подживал какой-то, папаша подселил. Тоже пришлось замочить, конечно. Уже без расчленеки, но ведь отца и знал получше! В общем, все хорошо, но есть один вопрос. Кишки. Блядь, ну вот нахуя, а? Ну это же пздц провинциально. Весь стиль уходит. Вся эстетика смерти по пизде. Вот взял блядь и одним штрихом все испортил. Все-таки Одессу из поэта никуда не деть, на вокзал ее не пошлешь, на поезд ее не посадишь.

3. Или вот еще одна классическая питерская расчлененка – с рэпером и его женой. И снова стиль и эстетика, эстетика и стиль! Ингредиенты истории подобраны с большим вкусом: карантин, широко известный в узких кругах рэпер остается без выступлений и, как следствие, заработка, впадает в депрессию, начинает употреблять наркотики и умирает от передоза. Жена решает, что нет, такая смерть ему не к лицу, и решает, что он просто исчезнет. Как Карлсон. Впоследствии выяснилось, что никаких наркотиков в теле рэпера обнаружено не было, анализы чисты, как взгляд младенца. Кстати, все это время, пока жена расчленяла мужа, в квартире находился их двухлетний сын. А еще мать. Сам процесс расчленения при этом занял четыре дня. Четыре дня расчлененки. С мамой и малышом в одной квартире. Все пять пакетов с частями тела хранились в холодильнике. Криминалисты отмечали, что конечности отпилены идеально и вывалены в соли, а внутренние органы простирали в машинке. Чувствуется, что все было сделано с большой любовью и уважением к происходящему. Мама, говорят, помогала.

4. В Одессе тоже недавно произошла семейная драма, но масштаб, конечно, не тот. На прошлой неделе возле 57-й школы (а это самый что ни на есть центр города, прямо возле Куликова поля, до вокзала 5 минут неспешным шагом), обнаружили труп бабули в мешке. Убийцей 80-летней старушки оказался ее 50-летний сын. Дело было так. Сынуля вроде как шез, на учете в психдиспансере стоял, а то и вообще лежал в профильной больнице. Как и многие 50-летние асоциально-маргинальные представители своего поколения, он очень любил водку. А как выпивал водки, очень любил порнушку посмотреть. Насмотревшись же порнушки, вызвать себе проститутку – дело исключительно богоугодное и необходимое. Так что, набухавшись и насмотревшись порно, чувак пришел к маме за деньгами на шлюх. Мама не дала. Сын пошел за топором, и пришмотал бабулю. Такой вот нехитрый лайфхак. Потом натянул на бывшую мать кулек, замотал скотчем и дотащил к подвалу соседнего здания. Профит. Криминалисты отмечают, что все соответствует заявленному: бутылка водки на столе, порнушка в истории броузера, телефоны проституток в последних звонках.

Это снова он, неповторимый одесский стилёк. Максимальное количество беспощадной хуйни за минимальный промежуток времени. А потом этим гордиться не без коронного самолюбования, мол, смотрите, какие мы. Слишком шумные? Южный темперамент? Отсутствие манер? Да просто скифы мы, блядь, азиаты мы, с раскосыми и жадными очами, попробуйте, сразитесь с нами!
Так что быть одесситом нелегко. Нелегко, да и ненужно. Максимально скрывайте свои одесские корни, если вам не повезло их иметь. Впрочем, одессит - он как сиделец. Их сразу видно. Тюрьму, как и одессу, не скроешь. Только сиделец уже отмотал свой срок, а одесситу страдать из-за происхождения всю жизнь. А потом его детям. Потом их детям, и так далее. В Запорожье, заметьте, ничего подобного нет. Вот вы когда узнаете, что ваш условный новый друг из Запорожья? Года через 2-3. А может и никогда. Потому что Запорожье - нормальный город, без вот этой вот избранности блядь, своего культурного пути, столицы юмора, бичков в томате, привозов и тетей сонь. Оц-тоц-перевертоц, родина джаза, кино, и еще какой-то хуйни, да любой, любой блядь хуйни, мы первые, мы все придумали, и юмор мы придумали, и вообще одесса была задолго до всего, идите нахуй, у нас свой путь, сначала было не слово, сначала была улыбка, улыбка бога, так появилась она, одесса, а мы все детки ее, ну за бабеля, паустовский тебя по-жванецкому.

Господи, как в Запорожье-то захотелось…
Саша Топилов

День освобождения

  • 19.03.21, 17:59
По коридору громко прошлепал босой муж. Проснулся. Скрипнула дверь туалета, раздалось рычание-кашель и сразу за ним — мерзкое отхаркивание. Все это сопровождалось звонким журчанием. Муж дожурчал и выпустил раскатистые ветры. Знакомые утренние звуки. Ненавистные звуки.

Она лежала с закрытыми глазами и прислушивалась. Думала. Вспоминала. Удивлялась. Не верила своим воспоминаниям. Она ведь так любила его когда-то. Это, наверное, было в другом измерении, а может даже не с ней, потому что и следа той любви не было в ее сегодняшних мыслях. Сегодня она ненавидела мужа. Ненавидела скрытой, невидимой глазу ненавистью, как ненавидят слуги прижимистых и несправедливых хозяев. Хозяевам безразлична ненависть слуг — они не замечают их взглядов. Так и он — не замечал ее ядовитой ненависти, сочащейся гноем, как открытый нарыв.

Вот уже целый год каждое утро она лежала несколько минут в своей просторной кровати и думала о том, как прекрасно было бы жить без него. План убить мужа она стала вынашивать еще в прошлом году, в день двадцатипятилетия их свадьбы. Дети в тот день должны были приехать на праздничный ужин, и она суетилась на кухне. Муж приканчивал третью банку пива у телевизора.

И когда он в очередной раз произнес свою коронную тираду о приближающемся конце света, она вдруг поняла, что должна его убить. Эта мысль была настолько ясной и логичной, что она выронила из рук картофелину, которую уже почти дочистила. Ну конечно! Просто убить его! Это решает все проблемы. Не нужно нанимать адвоката, не будет пугающей и стыдной судебной волокиты, все решится само собой. Она станет скромной вдовой, получит страховку, через год-другой отправится посмотреть мир. Ах, как будет чудесно!

Во время праздничного ужина она сияла. Была радушной и милой, легко порхала от кухни к столу с очередным кулинарным шедевром. Мужу было приятно ее радостное настроение, он подливал ей вина и даже смог преодолеть себя и не напился в тот вечер. Дети радовались за родителей, поднимали тосты за их здоровье и долгую, счастливую супружескую жизнь. Желали себе быть похожими на родителей и найти свою единственную половинку — вот как папа с мамой! Юбиляры смеялись, шутили, добродушно подтрунивали друг над другом. Все было замечательно.
А она знала, что будет еще лучше.

И начала готовиться. Обдумав все варианты, вычитанные когда-то в детективах, она решила, что за всю историю цивилизации никто не придумал лучшего орудия убийства, чем яд. По крайней мере, для женщин. И незачем выдумывать колесо. Осталось выбрать подходящее средство. В век интернета это не представляло особого труда. Чувствуя себя как минимум Лукрецией Борджа, нашла отраву, которая действовала быстро, надежно и не оставляла следа. Поиски вела осторожно, из интернет-кафе, на другом конце города. И если сначала ей казалось, что это просто увлекательная игра, то в день, когда заказной почтой получила маленький, невзрачного вида конверт, поняла: пути назад нет. Все случится так, как задумано. Скоро она будет свободна.
Она долго вслушивалась в свои чувства. Не осталось ли хоть капельки любви, сочувствия, жалости на худой конец? Нет. Ничего. Совесть безмятежно спала.

Весь этот год она была привычно равнодушно-приветливой с мужем. Иногда ссорились, но, скорее, для вида, чтобы не насторожить его.
День своего освобождения назначила на выходной. На сегодня. Она знала, что к обеду муж накачается пивом, а, может, и чего покрепче добавит, и тогда будет совсем легко подсыпать несколько полупрозрачных кристаллов в его любимый бокал. Что потом? Сердечный приступ. «Скорая?! Приезжайте! Мой муж… У него что-то с сердцем! Ох, нет! Он умирает! Поторопитесь, ради бога!!!» Она была спокойна и уверена в себе. Она сможет. Все будет так, как мечталось. Она даже купила себе шикарный наряд в честь скорой победы.

В этот выходной он проснулся задолго до рассвета. Вот уже два года он спал в гостиной на диване. Сначала притворялся, что заснул, напившись пива, под убаюкивающую болтовню телевизора. Потом, когда понял, что ей все равно — перестал притворяться, притащил постельное белье, подушку и ложился в гостиной каждую ночь. И только когда приезжали дети, приходилось ночевать в общей постели. Но и тогда каждый засыпал на своей половине, старательно избегая малейших прикосновений.

Она еще спала. Тихий ненавистный храп доносился из спальни. Он представил, как она лежит, раскидавшись по всей кровати. Небрежно задранная ночнушка, отекшее лицо, всклокоченные волосы, некрасиво приоткрывшийся рот, капельки слюны на подушке. Отвратительно. Вздорная, склочная баба, испортившая ему всю жизнь. Ненависть желчной волной подступила к горлу. Захотелось выпить, чтобы смыть ее горький вкус. Но нет — сегодня нельзя. Сегодня тот самый день, когда он избавится, наконец, от старой злыдни.

Он все спланировал. Он умел планировать. Железная логика лучшего студента математики со всего их потока, не подведет хоть здесь. Он вспомнил, как жена насмехалась над его студенческими успехами. Как говорила: «Не много же толку вышло из твоей математики, Лобачевский, да? Хотя чтобы продавать пылесосы по домам, нужно уметь считать хотя бы до десяти?» Подлая сука. Как будто он планировал стать отцом в девятнадцать лет. Как будто она не знает, что пришлось бросить учебу, чтобы кормить ее и сына. А через год — и дочь. И он сделал все, чтобы эта сука ни в чем не нуждалась. Неблагодарная тварь. Он скривился. Тьфу. Лучше снова обдумать план. Простой, как все гениальное.

Ему нужно, чтобы она немного выпила. И выпьет, уж об этом он позаботился — еще вчера купил ее любимый джин. Сам пить не будет. Торжественно поклянется, что завязывает с сегодняшнего дня. «Клянусь, дорогая! Твоим здоровьем клянусь!» Ха-ха. За это и предложит ей выпить. А потом позовет сходить в кино, чего они не делали уже лет десять. Она не откажется — он видел какие-то новые шмотки, что она притащила недавно, вся раскрасневшись от удовольствия. Вот и будет ей повод их нацепить. А когда будут спускаться по лестнице, он просто толкнет ее. Да, вот так просто. А что? В фильмах люди погибают в своих собственных домах почаще, чем в автокатастрофах.

Она будет долго катиться по гладким ступенькам их дома, а он полюбуется — сколько их успеет пересчитать ее тупая башка. А если останется жива — что ж, у него припасена мраморная плитка, которыми вымощена лестница. Он ей поможет пару раз, если придется. Потом вызовет полицию, разыграет безутешного мужа. Безутешного и трезвого. Никто не сможет обвинить его — ведь они даже почти не ссорились. Дети подтвердят. Да и соседи тоже. Он сможет. Все получится. Сегодня день освобождения!

— Доброе утро, солнышко, — сказал он через час, когда жена вышла из спальни.

— Доброе утро, котик, — улыбнулась ему в ответ жена.
Рая Бронштейн

будущее туманно...

  • 18.03.21, 16:25
Нормальные страны:
посидите, пожалуйста, в карантине, у нас не хватает коек и врачей, мы пока не понимаем, как эту хрень лечить.Еще немножко посидите в карантине, мы, кажется, скоро найдем вакцину.Еще чуть-чуть посидите в карантине, мы скоро начнем всех прививать.Начинают массовую вакцинацию. В перспективе прекращают карантины.
Украина:
сидите в карантине, мы не знаем, что делать.Опять сидите в карантине, у нас ни коек, ни врачей, ни вакцин как не было, так и нет. Еще раз сидите в карантине, снова сидите в карантине, до конца своих дней периодически сидите в карантине, мы криворукие ебланы и все просрали.

Про Привоз

  • 17.03.21, 17:01
В мясном корпусе Привоза ,во времена СССР, можно было столкнуться с любой звездой, как местного, так и всесоюзного масштаба. Жванецкий, Ильченко и Карцев, композитор Журбин, певец Ободзинский, диктор Неля Харченко. Они не просто приходили купить мясо. У них среди рубщиков были соседи, родственники или просто хорошие знакомые. Среди рубщиков было много участников войны. Всех навряд ли вспомню, но с некоторыми пришлось работать. Дядя Вася Подтыкань, дядя Гриша Кричевский, мой бригадир - дядя Миша Клейман . Я не застал одно рубальщика , но история, которую хочу рассказать , о нем. Фамилия его Орлов, а как зовут уже никто не помнит. Когда-то на месте одесских Черемушек был частный сектор. Район застраивался очень быстро, но оазисы частников еще оставались. В одном из таких домов и жил наш герой. Вернее , пострадавший.
У себя дома, считай посреди нынешней Одессы, он развел бурную животноводческую деятельность. У него была разного рода птица, кабанчики, кролики и даже бык , которого он держал в отдельном сарае. Ну любил человек сельское хозяйство. Говорят, он был в партизанском отряде Ковпака "сыном полка".
На рынок "Привоз" ходили разные люди. Среди посетителей выделялась странная пара - мать и сын. Произошедшее происходило в 70-х годах , ещё в СССР ,и народ имел другой менталитет. Эта ремарка, дабы читатель не сильно строго судил за шутку. Так вот, мама была с легкой придурью, ну а сынок полный мишигинер. Не даун, не олигофрен и даже не шизофренник. Просто поц. Пропал у них котик. В Одессе привязанность к животным на маниакальном уровне. Какую бы гадость мяукающая тварь не сделала, если он ( или она) заболевают, трагедия для всей семьи. А у этой чудной парочки пропал серый кот. Судя по их разговором , красоты неимоверной, с голубыми глазами. Хотя , я подозреваю, обычная серая дворняга. И вот в поисках животного они отправились на Привоз. Жили рядом и подумали, что котяра, нанюхавшись привозных ароматов , подтянулся к мясному корпусу. На свое "еврейское" счастье, они попали на Мишу-Калэнэка. Тот успевал повсюду. Миша выдал информацию. Указывая на Орлова сказал:"Видите того злодея?! Он разводит кроликов. Но на самом деле вылавливает кошек. Мясо продает на рынке, а шкурки выделывает и сдает". Не поленился выдать и место проживания.
Семейка послушав доброжелателя, отправилась спасать любимца. И таки нашла дом Орлова. Пробравшись во двор они обнаружили сушившиеся на веревке кроличьи шкурки. "Узнав", как им показалось, в одной из них шерсть своего котика, они в истерике погнали на Привоз! Описывать скандал нет смысла. Дирекция, профком, оправдания! С трудом их удалось успокоить. А котик , нагулявшись , приперся к себе домой. Можно было бы почитать эту историю смешной, если бы не печальный финал. Орлов, выкормив быка, решил пустить его на мясо. Он зашел в сарай с целью заколоть скотину. Говорят, что животные ощущают опасность. Когда, Орлов стоял сзади быка, тот резко шагнул назад придавив его к стене. Рубщик погиб на месте.
Увы , но и трагедии случались на Привозе. Орлова звали Лёня.
Саша Литвак

Modern muse

  • 14.03.21, 22:06
Летнее субботнее утро. Привычные домашние хлопоты. Бульон кипит, пылесос гудит — Муза Аркадьевна, пышная матрона сорока лет, в весёленьком фартушке суетится по хозяйству. Муж в крохотном кабинете-закутке за ширмой, изнывает в творческих потугах у компьютера.

— Музик! Ты не видела, куда подевались мои очки? Только что здесь были, ты не брала?

Нашла очки. Пропылесосила диван.

— Где мой носовой платок? Почему ты всё время прячешь нужные вещи?! Ты не сваришь нам кофе?

Принесла платок, сварила кофе, подала.

— Сколько можно гудеть пылесосом — ты сбиваешь меня с мысли! Я не могу работать! Ну Музик же!

Допылесосила. Замесила тесто. Почистила картошку.

— Когда уже будем обедать?! Ты меня голодом моришь. Я думать на пустой желудок не могу!

Нарезала лук. Доварила суп. Соль закончилась, ох.

— Что значит "реминисценция", я забыл? А… А в каком контексте её можно употребить? М-м… Понял.

Сбегала в магазин за солью.

— Терраса с двумя р или двумя с? Да, я так и думал, вечно путаю.

Вынесла мусор.

— Музик, там у тебя ничего не пригорело?

Обед готов, накрыла стол. Отобедали.

— Милая, я прилягу, устал что-то.

Помыла посуду. Сняла фартук. Заглянула в комнату с мирно сопящим мужем. Прикрыла штору, чтобы жаркое полуденное солнце не напекло ему голову.
Села за компьютер, прочитала незаконченный рассказ. Стёрла написанное, подумала. Нашла спрятанные ещё на прошлый Новый год сигареты, закурила и начала писать.

Вечер.

— Музик, иди скорее, почитай. Ты только посмотри! Совершенно не помню, как это писал. Наверное, когда в сон клонило, поток сознания какой-то прорвался. Так бывает, я слыхал. Это просто волшебно, честное слово! Ну где же ты?! Хватит возиться на кухне, успеешь ещё, иди почитай, я — гений!
Рая Бронштейн
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
128
предыдущая
следующая