хочу сюда!
 

Ольга

36 лет, водолей, познакомится с парнем в возрасте 33-43 лет

Заметки с меткой «исихазм»

Выражение монашеского опыта (продолжение)

Старец Иосиф Исихаст

Старец Иосиф Исихаст

Часть 3. Десятигласная духодвижимая труба

Десятигласная духодвижимая труба
отшельника и наихудшего из монахов
Иосифа, содержащая различные лекарственные
травы, целительные для души и полезные
каждого желающего спастись, в особенности
безмолвников, собранные на Святой Горе
Афонской, в скиту иже во святых отца нашего
Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийской

ПРЕДИСЛОВИЕ

Брате о Господе и друг мой читатель!

Поскольку вижу я, что ты жаждешь, словно олень, и не просто стремишься к источникам небесных вод божественной благодати, но и с горячею любовью взыскуешь их, то и сам я, подвигнутый Божественным Духом, по слову Господню, поставляю на светильник света то, что переполняет мое сердце, опасаясь также, чтобы мне не быть осужденным вместе с тем лукавым и неблагодарным рабом, который скрыл талант дара Божия. Если же мне и не хватает учености, то все же я, вооружившись божественным дерзновением, принимаюсь за этот труд и, позабыв меру своей неспособности и невежества, полагаясь на молитвы отцов наших, с помощью Божией и при содействии ваших молитв начинаю открывать тебе исключительное и отчасти простое монашеское и подвижническое житие и то, каким образом удостаивается желаемого стремящийся получить Небесное Царство и стать причастником вечных благ по благодати и человеколюбию Божию.

Ты же, возлюбленный, не отягощайся изучением моих слов, но читай их почаще, покуда они не запечатлеются в глубине души твоей, и тогда она, зачавши, принесет обильные и благие плоды, а ты воздашь великую благодарность за полученную пользу мне, написавшему. И не взирай на мои речи как на простые и бесполезные, поскольку это подвижнические слова отцов, просвещенных божественной благодатью, от которых я научился и от плода которых по мере своей вкусил, и поскольку я, будучи неученым, положил много трудов, чтобы это написать. А ныне готовыми полагаю их пред очами твоими, словно трапезу с разнообразными кушаньями или же как рай сладости, исполненный разных плодоносных деревьев.

Итак, если хочешь получить пользу, не медли, но, срывая плоды, непрестанно вкушай их и, помазуя свои раны, словно целебным бальзамом, исцеляй свою душу, чтобы достичь жизни вечной и избежать прелестей извечного врага, который неотступно владеет нами, лишая нас спасения. Да будет так, Господи, да избавимся от лукавого и от Тебя, Сладчайшего Бога нашего, да просветимся Истиной, с Которой Твоя слава и великая милость. Аминь.

Начало, с Богом, первой главы. Первый глас трубы по образу имени Единого Божества, возвещающий нам

СТРОЙ ТЕЛЕСНОГО БЛАГОЧИНИЯ

И вот, с Богом, начну прежде всего рассказывать тебе, как должно идти по сему узкому пути, хотя и тернистому, но быстро приводящему идущего им к миру и бесстрастию, достигнув которых ты, о добрый путник, возрадуешься и возвеселишься, ибо ценою малой скорби пожнешь столь многие и столь прекрасные и добрые колосья. Вкратце же скажем так: обуздаем и свяжем непослушное тело, чтобы оно подчинялось духу, и, начиная с полудня, распределим двадцать четыре часа суток, пределом же положим час седьмой, ибо его благословил Бог.

Когда ты съешь пищу, полагающуюся тебе по уставу (о котором мы скажем ниже), поспи довольное время. Проснувшись же, сотвори вечерню по четкам, а когда закончишь, выпей чашечку кофе в помощь бдению и начинай повечерие, в безмолвии, в темноте, про себя. Прочти и акафист Пресвятой Богородице. Когда и это закончишь, встань, если можешь, прямо и, скрестив руки, ни к чему не прислоняясь, прочти следующую молитву в уме (света же не зажигай, поскольку свет рассеивает ум):

«Господи Сладчайший Иисусе Христе, Отче Боже, Господи милости и всякой твари Содетелю! Призри на смирение мое и прости мне все грехи мои, во все время моей жизни, которые я совершил до сего дня и часа. И пошли Пресвятого Твоего Духа, чтобы Он просветил, направил, очистил, покрыл, сохранил меня и удостоил больше не грешить, но с чистым помышлением служить и поклоняться Тебе, и славословить, благодарить и любить всей душой и всем сердцем Тебя, Сладчайшего моего Спасителя и Благодетеля Бога, достойного всяческой любви и поклонения. Ей, Сладчайшая Любовь, Иисусе, пища и наслаждение моего смирения, сподоби меня просвещения божественного и духовного знания, чтобы, созерцая сладчайшую благодать Твою, с ее помощью перенести мне тяжесть этого моего ночного бдения и в чистоте воздать Тебе мои молитвы и благодарения, молитвами сладчайшей Твоей Матери и всех святых. Аминь».

Итак, стоя, вытянувшись прямо, насколько позволяют силы, своими словами, умом и внутренним гласом возопий о том, что говорит душа твоя и что ведомо тебе самому. Цель этого прошения – подвигнуть щедрого Бога и Его божественное милосердие к любви и состраданию. Если же ослабнешь, устав от стояния, присядь и не допускай, чтобы ум твой оставался в праздности, но направляй его, если движущая сила позволит тебе действовать, к памятованию о небесных божественных предметах, то есть о смерти, адских мучениях и Страшном Суде, и плачь о своих грехах, насколько Господь даст тебе силу плакать. И, обратившись в иную сторону, направь свое мысленное созерцание к раю, думая и размышляя о том, что представляется тебе, и удивись, о дивный, наслаждению праведных и тем божественным дарам, которые Господь и им даровал, и нам уготовал на веки вечные. Обратившись же к благодарению, благодари Бога, благодетеля и подателя всякого блага. Потом, слегка отойдя от усталости, снова встань и так переходи от одного из этих созерцаний к другому, пока не пройдет ночь и не исполнишь всего должного в усердной молитве и молении. А когда закончишь утреню, часы и каноны по четкам, тогда сядь, отдохни и поспи немного, до рассвета.

Затем, когда встанешь, выпей чашку горячего чая с кусочком хлеба или сухарями да принимайся за работу, непрестанно мысленно или вслух читая молитву, как заповедали нам богомудрые отцы: «Ты, тело мое, работай, чтобы питаться, а ты, душа моя, трезвись, чтобы наследовать жизнь вечную».

Если же день праздничный, читай в молчании жития святых, вызывающие сокрушение. Приготовь себе пищу в умеренном количестве и вспоминай слова святых отцов о том, что чрево человеческое подобно чреву свиньи, которое чем больше поглощает, тем сильнее разверзается, так что не насыщается никогда. А если затянешь пояс потуже и принудишь чрево к воздержанию, оно, наоборот, сжавшись, уменьшится. Хоть оно и поболит, и пострадает изза прежней привычки несколько дней, но когда сожмется, то успокоится и усвоит новую привычку.

Кто предается воздержанию, тому довольно 50–70 драми хлеба и небольшой тарелки какогонибудь блюда. Впрочем, смотря по состоянию тела, может понадобиться и меньше и более. Мы, как и отцы, всячески превозносим воздержание. Ты же установи себе меру с рассуждением и, если плоть изза излишества крови будет утеснять тебя, утесняй ее воздержанием. Когда же, обессилев, она умолкнет, тогда грей ее и давай ей отдых. И так вкушая от всех даров Божиих, не осуждай других, но смиряй себя и благодари Подателя всяческих, Который питает всех нас, хотя мы и недостойны.

Да будет тебе известно, о возлюбивший безмолвие и пустыню читатель, что, исполняя этот устав, ты должен затворить двери, так чтобы после полудня никого не принимать для беседы: ни монаха, ни мирянина. Сам не выходи, и другие пусть не приходят к тебе. А кто захочет прийти, пусть подождет до следующего дня. Если послушаешь меня, то знай, что, помимо Бога, важнее всякой иной заботы, даже и любви к ближнему, собственное твое спасение. Ибо какую пользу ты сможешь принести ближнему, если сам помрачишься тем, что сказал другой? Но если пребываешь ты в мире, осияваемый божественным светом, тогда из того, что имеешь, передашь другому и исполнишь заповедь любви Христовой.

Посему прошу, не теряй попусту это драгоценное вечернее время, которое, если хорошо проведешь его, в мире и со страхом Божиим, принесет тебе много плодов, столь прекрасных и дивных, что и сам ты, пораженный, подивишься пользе, происходящей от беспопечительности и от благочиния телесного. И на Пасху, Рождество и масленицу соблюдай тот же чин, питаясь один раз в день, чтобы желудок твой не почувствовал неравномерности, от которой происходят разные изменения телесные, возмущается мирное благочинное состояние членов, а также помрачается душевное зрение, что может принести большой ущерб твоему житию.

Итак, возлюбленный мой, соблюдай во всем меру и совершай путь с рассуждением, тогда сам увидишь великую пользу, которая произойдет для тебя из всего того, о чем сказано. Тогда и меня поблагодаришь немало. А течение времени, если мы с помощью благодати будем трудиться, еще более умудрит трудолюбивого путника, подвизающегося в добродетели ради спасения души своей и любви Христовой. Аминь.

Страницы: 1 2

Деякі вислови та молитви Йосифа Ісихаста (Иосиф Исихаст)

"..ведь у  человека есть право иметь в себе столько благодати, насколько сильное
искушение он с благодарностью терпит, насколько тяжкое бремя ближнего он безропотно несет..."

"...Попробовать и отступить - деланием не называется. Делание - это когда кто-нибудь
выступит на единоборство, победит, проиграет, приобретет, потеряет, упадет, поднимется, когда преодолеет все и будет продолжать подвиг и битву до последнего дыхания."

"...ты не видишь сколько их падает при каждой произнесенной тобой молитве, сколько обращается в бегство. Ты видишь только, насколько ранят тебя. Но побиваются и они. Им тоже тяжко. Всякий раз, когда мы проявляем терпение, они вприпрыжку убегают и при каждой молитве тяжко ранятся. Итак, не жди во время войны, когда ты мечешь во врагов стрелы и пули, чтобы они метали в тебя мармелад и шоколад."

"...Смиренный, если и тысячи раз упадет, снова поднимается, и падение засчитывается ему как победа. А гордый, как только впадет в грех, впадает и в отчаяние и, ожесточившись, не желает более подниматься. Отчаяние - смертный грех, и радуется ему диавол более всего. Но исповедью оно сразу же рассеивается."

"Искушения - это лекарства и целебные травы, которые исцеляют явные страсти и невидимые наши раны."


Молитва Отца Иосифа  о человеке, которому нужна помощь:

"Подай, сладкое мое дыхание, Христе, жизнь моя, дай благодать Твою этому
рабу Твоему (имя) и избавь его от врагов, которые его окружили, и все рассей, 
и в безмятежность и тишину чудесно преложи, как обычно творит твоя всеназирающая и 
божественная сила. Яко ты помощь и сила, милость и благоутробие,
и Тебе славу воссылаем ныне и в бесконечные веки. Аминь."

(Старец И.Исихаст (а) )

Все, что оставил позади

Был в наши дни здесь, в Катунаках, некто, кого я
не застал, ибо он умер незадолго до моего прихода. Он
был послушником у одного слепого старца. И вот од-
нажды пришел к ним один нищий мирянин, проходив-
ший мимо их келлии. И спрашивает его молодой монах:
«Откуда ты?» А он был из его деревни. И он не стал с
ним знакомиться, а только спросил его: «Как поживает
такой-то?» — о своем отце. Гость ему говорит, что он
умер и оставил свою жену и трех девочек без средств к
существованию, сиротами и нищими. «Был у них и
сын, -— говорит он, — который давно ушел, и они не
знают, что с ним».

Итак, монах был сразу как громом поражен. И на
него сразу напала брань помыслов. «Уйду, — говорит
он своему старцу. — Уйду, чтобы о них заботиться».
Он просит благословения. Старец ему не дает. Он
все время настаивает. И, наставляя его, старец плачет о
себе, плачет и о нем. Но переубедить его оказалось не-
возможным. Наконец старец оставил его на свою волю,
и послушник ушел.
Когда он вышел за пределы Святой Горы, присел,
чтобы прийти в себя, в тени одного дерева.
И случайно туда пришел вспотевший другой монах;
и он сел там же в тени. И начал явившийся говорить
ему:
— Вижу, брат, что ты взволнован. Не скажешь ли
мне, что с тобой?
— Оставь, отец, — говорит ему тот, — со мной слу-
чилось большое несчастье.
И рассказывает ему подробно всю свою историю. А
добрый путник ему говорит:
— Если хочешь, возлюбленный брат, послушать ме-
ня, вернись обратно к своему старцу, а Бог будет забо-
титься о твоем доме. Ты служи своему старцу, тем более
что он слепой.
Но он его не послушал. Ему, одержимому помысла-
ми, казались «яко лжа» слова другого. И после того как
тот привел ему многие примеры, как я сейчас тебе, не-
послушный монах встал, чтобы идти дальше в мир. А
явившийся говорит ему в конце:
— Итак, ты не хочешь послушаться меня и вернуть-
ся назад?
— Нет, — возражает тот.
— Тогда знай, — говорит явившийся. — Я ангел Гос-
подень, и Бог сразу, как только умер твой отец, повелел

мне идти к ним, чтобы их охранять и быть их покро-
вителем. Но поскольку сейчас ты идешь вместо меня, я
их оставляю и ухожу, потому что ты меня не слушаешь.
И стал невидим перед ним. И тогда монах пришел в
себя, и сразу вернулся к старцу, и нашел его на коленях
молящимся о нем.
Уразумел, чадо мое? Так бывает, когда мы оставля-
ем всё Богу.

Придет время, когда ты будешь обла-
дать тем, чего у тебя сейчас нет и что тебе кажется труд-
ноисполнимым, и будешь удивляться, как это приобрел,
тем более что перестал это искать. Все это будет, до-
статочно того, чтобы ты пребывал в терпении и искал
очищения своей души.... Достаточно искать и по
силе понуждать себя.

из кн. Старец Иосиф "Выражение монашеского опыта"

касание смирения

...И даже если мы не понимаем его правды и смысла, если оказываемся к этому таинственному и всесильному смирению неспособными, оно само смиренно приоткрывается нам через тех удивительных людей, которые могут его вместить.

из "Не святые святые"

Человек ложь

Не верь тому, что слышишь. Правда — вещь дорогая,
и не у каждого в словах ее найдешь. Каждый человек
как живет, так и говорит. Узнай истинность слов из об-
раза жизни. Уразумей то, что я говорю.

И.Исихаст

Выдержки из писем афонского монаха Иосифа Исихаста

Все было сном и исчезло. Это были пузыри, которые
лопнули. Паутина, которая порвалась.
Мы находимся во изгнании и не желаем этого
понять. Не хотим увидеть, с какой высоты упали. А по
нерадению бываем глухими и закрываем глаза, по своей
воле делаясь слепыми, чтобы не видеть истины. Увы
нам, что здешнюю тьму считаем светом, а тамошнего
света, как тьмы, избегаем ради малого наслаждения века
сего, ради малой скорби, которую терпит тело ради та-
мошнего упокоения.
письмо 41

Приобретает не умный, вежливый, красноречивый
или богатый, а тот, кого оскорбляют и кто великодушно
переносит, кого обижают и кто прощает, на кого клеве-
щут и кто терпит, тот, кто делается губкой и очищает
все, что слышит, все, что ему говорят, — каким бы оно
ни было. Он очищается и просветляется более других.
Он достигает высокой меры.
Ибо каждая скорбь, которая приходит к нам — будь
то от людей, или от бесов, или от нашего собственного
естества, — всегда несет в себе соответствующее приоб-
ретение. И кто преодолевает ее с терпением — получает
плату: здесь — залог, а там — все полностью.
письмо 38

Ты меня поднимаешь — я поднимаюсь.
Бросаешь меня — падаю.
Возносишь меня — лечу.
Кидаешь меня — ударяюсь.
письмо 35

Знаешь, как бывает тяжело, когда ты не искушаешь,
а тебя искушают? Ты не крадешь, а у тебя крадут? Ты
благословляешь, а тебя проклинают? Ты милуешь, а те-
бя обижают? Ты хвалишь, а тебя осуждают? Приходят
без причины, чтобы тебя обличить, постоянно говорят,
что ты в прелести — до конца твоей жизни. А ты знаешь,
что всё не так, как они говорят. И видишь искусителя,
который ими движет. И каешься и плачешь, как вино-
ватый в том, что ты такой.
Это самое тяжелое. Поскольку воюют с тобой и они,
и ты воюешь сам с собой, чтобы убедить себя, что всё
так, как говорят люди, хотя это не так. Видишь, что ты
абсолютно прав, и убеждаешь себя, что ты не прав.

Бить себя палкой, пока не заставишь себя называть
свет тьмой и тьму светом. Чтобы не было никаких прав.
И чтобы окончательно исчезло превозношение. Стать
безумным в полном разуме.
Видеть всех, когда тебя никто совсем не видит. Ибо
тот, кто станет духовным, всех обличает, не обличаемый
никем. Все видит. Имеет глаза свыше, а его не видит
никто.

У добродетели нет колокольчика, который бы звонил
и вызывал у тебя желание оглянуться, чтобы ее увидеть.

письмо 42

из кн.И.Исихаста "Письма к монашествующим и мирянам"

плачь

Вопрос 34, того же к тому же. Если сие приобретается плачем, как ты сказал: то как же мне сохранить плач когда я нахожусь среди людей, служу другим, и забочусь о том, что кому дать из больных и есть ли сердечный плач без слез?

Ответ Иоанна. Не плач происходит от слез, а слезы от плача. Если человек, находясь среди других, отсекает свою волю и не обращает внимания на чужие грехи, то приобретает плач. Ибо чрез сие собираются его помыслы и, собираясь таким образом, рождают в сердце печаль по Богу (2 Кор. 7, 10), а печаль эта - слезы.

(Авва Дорофей "Душеполезные поучения ") Вопрос 397, того же. Скажи мне, отец мой, как .душа моя, имея многие язвы, не плачет? Ответ Варсонофия. Кто знает, что он потерял, тот будет о том плакать. И кто желает (достигнуть) чего-либо, тот совершает многие странствования и претерпевает многие скорби, ожидая получить желаемое им. ( Варсонофий Великий и Иоанн Пророк "Руководство к духовной жизни")

Выражение монашеского опыта (продолжение)

 Старец Иосиф Исихаст

Часть 1. Письма к  монашествующим и мирянам

11  «Я, когда пришел на Святую Гору, нашел многих из отцов в делании и созерцании»

Старец Иосиф Исихаст Когда любовь нашего Господа распалит душу человека, мера более не имеет над ним власти, и он выходит за пределы ограничений. Поэтому она «вон изгоняет страх» и, если он чтото пишет, если чтото говорит, впадает в неумеренность. Но что бы он ни говорил в это благодатное мгновение, перед пламенным сиянием божественной любви всего, что он говорит, мало. Затем, когда сократится сердце и облако отойдет восвояси, тогда приходит черед мерки и он ищет меры ради рассуждения.

Итак, все, что я вам написал, было сказано с одной целью: чтобы согреть теплоту вашей души, чтобы побудить вас к ревности и вожделению нашего сладчайшего Иисуса. Как и в войсках делают полководцы, которые рассказывают о подвигах доблестных воинов и этим понуждают их воевать мужественно.

И жития и слова святых, которые они написали и оставили нам, имеют ту же цель. Также и душа, которую Бог создал таким образом, если не слышит часто о таковом высоком и чудесном, то впадает в сонливость и нерадение. И только этим – чтением и полезными повествованиями она прогоняет забвение и обновляет старое здание.

Я, когда пришел на Святую Гору, нашел многих из отцов в делании и созерцании. Старых и святых людей.

Был старец Каллиник. Прекрасный подвижник. Сорок лет затворник. Упражняющийся в умном делании и вкушающий мед божественной любви, бывший и для других полезным. Он вкусил восхищение ума.

Пониже его жил другой, старец Герасим. Превосходный безмолвник. По происхождению хиосец1. Удивительный подвижник. Упражняющийся в умной молитве. Девяноста лет. Жил на вершине пророка Илии2 семнадцать лет; борясь с бесами и страдая от непогоды, пребыл непоколебимым столпом терпения. У него были непрекращающиеся слезы. Услаждаемый помышлением об Иисусе, совершил он свою беспопечительную жизнь.

Повыше был старец Игнатий, незрячий много лет. Долгие годы духовник. Старец девяноста пяти лет. Молящийся умно и непрестанно. И изза молитвы уста его испускали благоухание, так что беседа с ним вблизи его уст доставляла радость.

Был и другой, еще более удивительный, у святого Петра Афонского3 – отец Даниил, подражатель Арсения Великого. Крайне молчаливый, затворник, до конца дней служивший литургию. Шестьдесят лет он ни на один день не помышлял оставить божественное священнодействие. А в Великий пост во все дни служил преждеосвященные литургии. И, не болея до последних дней, скончался в глубокой старости. А литургия его продолжалась всегда три с половиной или четыре часа, ибо он не мог от умиления произносить возгласы. От слез перед ним всегда увлажнялась земля. Поэтому он не хотел, чтобы ктото посторонний находился на его литургии и видел его делание. Но меня, поскольку я очень горячо его просил, меня он принимал. И каждый раз, когда я ходил к нему, три часа шагая ночью, чтобы предстоять при этом страшном воистину божественном зрелище, он говорил мне одно или два слова, выйдя из алтаря, и сразу скрывался до следующего дня. Он совершал до конца жизни умную молитву и всенощное бдение. У него и я взял устав и нашел величайшую пользу. Ел он двадцать пять драми4 хлеба каждый день и весь возносился ввысь на своей литургии. И пока земля у него под ногами не превращалась в грязь, не заканчивал литургию.

Были и многие другие созерцательные отцы, которых я не удостоился увидеть, так как они скончались на год или два раньше. И мне рассказывали об их удивительных подвигах, поскольку я этим интересовался. Шаг за шагом обходил горы и пещеры, чтобы найти таковых. Потому что мой старец был добрым и простым, и после того как я приготавливал ему пищу, он давал мне благословение на поиск таких примеров, полезных для моей души. А когда уже я его похоронил, тогда обследовал весь Афон.

Был один в некой пещере, который должен был плакать семь раз в день. Это было его делание. А ночь целиком проводить в слезах. И возглавие его было всегда мокрым. И его спрашивал служивший ему, который приходил два–три раза в день, ибо он не хотел иметь его рядом с собой, чтобы тот не прерывал его плач:

– Старче, почему ты столько плачешь?

– Когда, дитя мое, человек созерцает Бога, от любви у него текут слезы, и он не может их удержать.

Были и другие, меньшие: отец Косма и иные. И великие, и если ктото захочет о них написать, ему потребуется слишком много бумаги.

Сейчас все они умерли здесь и живут вовеки там.

А сегодня не слышно ни о чем подобном. Ибо множество материальных попечений и забот и почти совершенное пренебрежение трезвением завладели людьми, и многие не только не хотят найти, узнать, делать это, но, если услышат, что ктонибудь говорит о чемто подобном, сразу враждебно восстают против него. И считают его неразумным и глупым, потому что жизнь его не похожа на их и вменилась им в посмеяние.

И происходит нечто подобное бывшему во времена идолопоклонства. Тогда, если ты поносил идолов, тебя побивали камнями и со злобой предавали злой смерти. А теперь каждая страсть занимает место идола. И если ты обличишь и осудишь страсть, которой, как ты видишь, все побеждаются, то все кричат: «Побейте его камнями, ибо он оскорбил наших богов!»

Последнее: поскольку я никого не принимаю, ни для кого не делая исключений, и даже слышать не хочу, как живут или что делают мир–монахи, я всегда – мишень для осуждения. А я не прекращаю днем и ночью молиться об отцах и говорить, что они совершенно правы. Только я не прав, когда соблазняюсь изза них. Ибо они видят глазами, которые им дал Бог. Разве не буду не прав и виноват, если скажу: «Почему они не видят так, как вижу я?»

Бог всяческих да помилует всех по молитвам преподобных богоносных отцов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Размышления о смерти нужнее всякого делания

"Доколе имеешь ноги, теки к делaнию, прежде нежели они свяжутся узою, которaя уже не может рaзрешиться. Доколе имеешь персты, рaспни их нa молитву, прежде нежели придет смерть. Доколе имеешь очи, исполни их слез, прежде нежели они покроются прaхом. Кaк розa увядaет, едвa дунет нa нее ветер, тaк и ты умирaешь, если поколеблется внутри тебя кaкaя-либо из стихий, входящих в состaв твой. О человек! вкорени в сердце твое мысль о твоем отшествии и нaпоминaй себе непрестaнно: вот! послaнник, долженствующий прийти зa мною, уже достиг дверей. Что сижу? Отшествие нaвеки, безвозврaтное."
(И.Брянчанинов "Слово о смерти")

В незлобии сердца

Часто мы озлобляемся на людей прямодушных и открытых за то, что они прямо обличают наши неправды.
Такими людьми надо дорожить и прощать им, если они смелой речью обрывают наше самолюбие.Это врачи,
в нравственном смысле, которые острым словом обрезывают гнилости сердечные...

И.Кронштадский ("Моя жизнь во Христе", № 674, ст. 226)
Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая