хочу сюди!
 

Наталія

43 роки, овен, познайомиться з хлопцем у віці 40-45 років

Замітки з міткою «информационные технологии»

«КартаСлов.ру»: компьютерная программа учится различать эмоции

 Российский стартап «КартаСлов.ру» запустил проект «Научи бота!», цель которого — «прокачать» сознание машин, научить их различать человеческие эмоции, чувства и оценочные суждения в тексте. «Общение» с машинами, будь то бот в мессенджере или программное обеспечение банкомата, уже стало неотъемлемой частью жизни любого активного современного человека, однако искусственный интеллект до сих пор не способен считывать и обрабатывать значимую составляющую входящей информации — эмоциональную.


Создатели проекта «Научи бота!» намерены изменить эту ситуацию, сделать компьютеры более удобными и приятными в общении, ведь именно эмоциональные и оценочные атрибуты играют важную роль в человеческой коммуникации. Для реализации проекта команда разработчиков «КартаСлов.ру» создала компьютерную программу — бота, которая задаёт пользователю вопросы и, получая на них ответы, постепенно узнаёт, как устроен окружающий мир. Помимо прочего, бот изучает эмоциональную окраску слов и выражений русского языка.

«Современные технологии машинного обучения позволяют с большой точностью решать задачи, связанные с обработкой естественного языка, например русского, — рассказывает разработчик бота Денис Кулагин. — При этом психоэмоциональная сфера человека до сих пор остается недосягаемой для компьютера. Наша команда намерена изменить status quo и научить машину понимать такие человеческие чувства, эмоции и переживания, как радость, тревога, раздражение, восторг и так далее. В итоге наши искусственные собеседники станут более тактичными и приятными в общении. Например, бот сможет заранее просчитывать, что его реплика способна задеть или оскорбить человека, и корректировать ход беседы».

Бот тесно интегрирован с языковой платформой «КартаСлов.ру» и использует её встроенный лингвистический движок, а также технологии искусственного интеллекта, для формирования вопросов и дальнейшей обработки ответов пользователей. По мере обучения программа получает новую информацию об окружающем мире и формулирует дополнительные вопросы.

Разработчики планируют поделиться результатами своей работы с научным сообществом, чтобы дать возможность использовать полученные данные российским ученым. В свою очередь, те смогут использовать полученные данные для собственных исследований и содействовать развитию технологий искусственного интеллекта в России.

Разработчики «КартаСлов.ру» планируют завершить обучение бота в течение нескольких лет, но первые результаты будут объявлены уже осенью 2017. Эксперты уверены, что проект существенно повлияет на развитие индустрии чат-ботов и автоматических ассистентов как в России, так и во всём мире.

Посмотреть на работу бота и принять участие в его обучении можно на сайте kartaslov.ru/научи-бота.


Контакты для СМИ:

pr@kartaslov.ru

+7 (925) 566-0895

Юбилейный RIW 2017 пройдет с 1 по 3 ноября

Крупнейшее мероприятие Рунета - Russian Internet Week (RIW) - пройдет 1-3 ноября в московском Экспоцентре. 2017 год станет для мероприятия юбилейным - RIW пройдет в 10-й раз.


Что такое RIW?

RIW - это главное ежегодное выставочно-конференционное событие сразу пяти отраслей: интернет, телеком, медиа, софт, технологии.

RIW - это место встреч, коммуникаций, обмена опытом и демонстрации достижений российской  отрасли высоких технологий и инноваций.

RIW — это площадка для диалога отрасли с государством, место для презентации новых продуктов крупных компаний под пристальным вниманием тысячи участников и федеральных СМИ, уникальный формат для выхода на рынок молодых проектов, предпринимателей и команд. 

RIW: выставка, форум и не только

RIW объединяет:

  • Выставку (направления: интернет, телеком, медиа, софт - более 150 стендов, а также Аллея инноваций) — бесплатное посещение для всех зарегистрированных участников
  • Медиакоммуникационный форум (профессиональная программа из более чем 15 блок-конференций: Реклама; Маркетинг; Производство и потребление медиаконтента; Мобильные технологии; Веб-разработка; Social Media; Электронная коммерция; Кадры для отрасли; Госрегулирование; Информационная безопасность; Инвестиции и стартапы; Веб-аналитика...)
  • Презентации и эксклюзивные выступления (в специальном Presentation Hall)
  • Пресс-конференции и брифинги (в зоне Медиа-центра)
  • Внепрограммные мероприятия (культурно-развлекательные мероприятия, вечерние спецпроекты RIW-Night, UpStart Conf, мероприятия и др.)
  • Профессиональные конкурсы и награды 
RIW: участники

В мероприятии принимают участие эксперты и признанные специалисты IT-отрасли и Медиа-сферы, сотрудники российских и зарубежных компаний, государственные деятели, представители профильных министерств и ведомств, журналисты, рядовые интернет-пользователи. По оценке Оргкомитета количество докладчиков RIW 2016 составит более 600 человек, профессиональных участников — более 4 тыс. человек, за три дня работы выставку и форум посетят более 20 тыс. участников.

Бесплатная регистрация доступна на официальном сайте мероприятия: riw.moscow

Информация и психология (честно (с)тырено, многабукаф...)

Если россиянин хоть на минуту отойдет от вымышленного образа и осознает, что никаких фашистов в Киеве нет, он будет вынужден признать, что чувство ненависти, переполняющее его, — это его собственное чувство.

Психолог Олег Хомяк рассказывает, как в России происходит массовая обработка сознания, и дает рекомендации, как общаться с родственниками, друзьями и коллегами — россиянами, чьи мозги взял напрокат Кремль.

В той сложной ситуации, в которой мы сейчас находимся, у нас возникла неожиданная для многих проблема в общении в родственниками, коллегами, друзьями и сотрудниками из России. Почему вроде бы нормальные, адекватные люди ведут себя, как сумасшедшие? И как на это реагировать? Раньше, общаясь с россиянами, мы могли что-то обсуждать, спорить, доказывать, договариваться. Была нормальная коммуникация. Теперь же мы обнаруживаем, что нас просто не слышат. В ответ на любые наши доводы идет какой-то текст, состоящий из набора штампов, причем мы понимаем, что этот посыл — явная ложь. Мы обсуждаем положение дел не в России, а в Украине, но при этом россияне занимают такую позицию, будто лучше нас знают, что у нас здесь происходит.

В таких случаях я советую переводить внимание собеседника на те безобразия, которые происходят в России, — терроризм, воровство, повальное пьянство и т. д. Также можно спросить собеседника о том, почему в России сейчас подъем неонацистских настроений, и как они намерены со всем этим бороться. Это самый простой способ сбить накал.

Почему вдруг с рациональным, взрослым и умным человеком становится невозможно говорить? Здесь уместно было бы рассказать о таком механизме, как зомбирование или массовая обработка сознания. Важно помнить, что СМИ в России уже много лет находятся под полным контролем государства, они транслируют создаваемую властью единую управляемую идеологию. Есть, конечно, и оппозиционные СМИ, но их прессуют, и чем дальше, тем меньше их становится. Скоро там возникнет единое идеологическое пространство. В России возрождена и восстановлена советская система пропаганды в самых жутких ее формах. Эта пропагандистская машина очень похожа на ту, которая была в гитлеровской Германии, но явно до нее не дотягивает. Тем не менее, система СМИ в России работает очень мощно.

Каким образом происходит зомбирование? У каждого человека есть личное сознательное и подсознательное, наши собственные эмоции, чувства, отношения. Но есть еще и коллективное бессознательное, о котором говорил Карл-Густав Юнг. Оно подразумевает набор одинаковых стереотипов мышления у разных людей, включенных в одну систему. Какие образы возникают в голове у человека, выросшего в СССР, например, у меня, при слове «фашизм»? Первое, что возникает в моей голове, — это плакат времен войны, на котором советский солдат протыкает штыком фашиста. Второе — сожженные города и деревни. Дальше — фашисты с закатанными рукавами держат в руках шмайсеры. Еще — песня «Вставай, страна огромная!» Эти картинки содержат сильнейший эмоциональный заряд, тут и страх, и ненависть, и гнев, и презрение и еще много чего.

Коллективное бессознательное содержит образы: смесь из визуальных картинок, чувств, переживаний и звуков. Причем совершенно необязательно, чтобы эти образы соответствовали реальности. Например, в России вполне успешно работает такой образ, как «мировая закулиса», который по форме своей абсурден, хотя при этом намекает на что-то конкретное.

Образы могут быть принципиально выдуманными, не связанными с реальностью, но при этом сотканными из элементов реальности. Например, россиянам рассказывают, что в Украине власть захватили бандеровцы и фашисты. Берутся мифические образы «фашистов», «бандеровцев» (тоже очень эмоционально заряженный образ, причем для Востока и Запада Украины этот заряд диаметрально противоположный) и соединяются с реальным Киевом, русскоязычными гражданами, Майданом Независимости. Все это причудливым образом перемешивается и создается образ хаоса.

Так как мы принадлежим к самым разным системам (родовой, профессиональной, национальной, государственной и т. д.), мы подключаемся к разным наборам образов, хранящихся в коллективном бессознательном этих систем. Как в фильме «Матрица»: воткнули в затылок шнур, и человек видит ту картинку мира, которую ему диктует система. Такими «портами» соединения человеческой психики и системы являются образы. С одной стороны образа (со стороны системы) находится визуальная картинка или стереотип (тот же «фашист», которого я, например, ни разу в своей жизни не видел, как и подавляющее число россиян), а с другой — наши личные эмоции (ненависть, гнев, страх, жажда справедливости и т. д.) И вся личная энергетика человека направляется на реализацию этого системного образа. То есть чувства и силы многих россиян теперь активно направлены  на борьбу с фашизмом в Украине, хотя в их жизни есть множество проблем, с которыми следовало бы побороться.

Включаясь в систему (для большинства людей это происходит бессознательно и неконтролируемо), мы принимаем эти образы и сопереживаем их. У взрослых россиян таких исторически сформированных образов предостаточно, взять хотя бы идеологические образы, созданные в советское время. При этом нужно понимать, что была реальная война, с ее ужасами и жертвами, и был ее образ, созданный в нашем коллективном бессознательном. Это разные вещи. Но обычный человек не различает образ выдуманный и образ наблюдаемый. Он воспринимает любой образ как правду. Если тот не слишком фантастичен. Хотя иногда даже слишком фантастические образы принимаются за правду. Вспомните хрестоматийный пример, как радиопостановка по книге Герберта Уэллса «Война миров» вызвала панику среди населения. Если я, вы, еще кто-то начнет сейчас убедительно рассказывать о встрече с чупакаброй, через некоторое время этот зверь перестанет быть фантастическим в восприятии слушателей. Люди не отличают образы, полученные из собственного опыта, от образов, полученных из системы. Простой пример. Все мы уверены, что знаем, как выглядит Солнечная система: посредине Солнце, вокруг которого крутятся по своим орбитам планеты. Но разве кто-то из нас видел это своими глазами? Мы видели картинку из учебника и приняли ее на веру. Если это понять, то обнаружится, что у нас нет другого подтверждения существования Солнечной системы, кроме этого образа из учебника. Значительная часть наших знаний о мире — это такие же картинки, не полученные из собственного жизненного опыта.

Благодаря тому, что мы живем на одной территории,  вращаемся в одном сообществе, а, значит, присоединены к одной общей системе, мы «заглатываем» одинаковые или похожие образы, и это позволяет нам общаться, как бы понимая друг друга. Если говорить о мышлении, то не столько человек мыслит, сколько система мыслит через человека. Система загрузила в нас какое-то количество образов и теперь все наше осмысление действительности идет через эти образы. То есть процесс мышления — это не личный процесс, а системный.

Итак, что же произошло в России? Путин начал активизировать и актуализировать определенный набор образов: в первую очередь, образ фашизма (россияне реагируют так, будто фашизм стоит у их границ) и, конечно же, идеи советского героизма. Здесь уместно вспомнить праздник День Победы. Этот праздник, кроме того, что отражает реальный процесс — победу СССР над Германией, еще имеет мощную идеологическую нагрузку. Это праздник, призванный ежегодно поддерживать настроение победителя. После Победы прошло 70 лет. За эти годы было проиграно и упущено немало, была проиграна холодная война с Западом (СССР рухнул, экономика России теперь — сырьевая). Но праздник продолжается и люди продолжают жить с ощущением победы. Сейчас в России уже не столько вспоминают погибших в этой страшной войне (что стоило бы делать), а наслаждаются шовинистическим чувством победителя. Этот день можно было бы сделать днем памяти, днем мира, протеста против воен, но в современной России, которая на самом деле продолжает быть советской, этот праздник продолжает функционировать как способ поднятия героизма.

Россияне — имперская нация, а у всех имперских наций есть постимперский синдром — переживание, мягко говоря, грусти-печали об утерянном величии. Отсюда и День Победы, и прочие праздники, связанные с величием России и русского оружия. Если на это переживание потерянного величия манипулятор накладывает несколько сильно заряженных образов, например, того же фашизма, и указывает, где именно находится этот фашизм (в данном случае — в Украине), то автоматически вся эта сила эмоций поднимается и большая часть российского населения рвется воевать с фашизмом в Украине.

Но эмоции недостаточно поднять, их нужно поддерживать. И начинается апеллирование к русскому единству (бросаются ложные идеи о всяческом ущемлении русских и даже русскоговорящих), к идеям православия (против «бесстыжих геев Европы»). В результате мы имеем фьюжн-идеологию, соединившую символы-образы советского прошлого, российского имперского прошлого, панславянизма и православия. Этот странный микс подается под видом концепции «духовных скреп». Хотя единственные скрепы, которые есть у России, — это нефть и газ, все остальное — идеологическая надстройка, призванная придать этому всему хоть какой-то смысл. И это понятно, ведь жить в бессмысленном мире — очень тяжело.

Нужно понимать, что люди, подключенные к общей системе образов, перестают мыслить, они просто реагируют, как на нажатие кнопки. СМИ нажимают кнопку — пошли эмоции, процесса мышления нет. Поэтому, когда вы пытаетесь говорить с россиянином, вы обнаруживаете мощную эмоцию, логика там не работает. Даже если вам удастся невероятными усилиями убедить человека в чем-то, что-то ему доказать, вы с удивлением обнаружите, что при следующем разговоре он опять возобновит свой посыл, причем в той же форме, что и до этого. Почему? Потому, что он возвращается домой, присоединяется к системе — к телевизору, соседям, коллегам и опять загружается той же информацией.

Как понять, что ваш собеседник зомбирован? Он эмоционально реагирует, выдает мощные штампы (одинаковые у всех представителей одной системы) и совершенно не слышит ваших аргументов. Человек не впитывает внешнюю информацию, которая может разрушить образ, созданный у него в голове. Признак сильной идеологии именно в этом — в человека встроен механизм защиты от «ненужной» информации. И человек держится за этот механизм защиты. Потому что если он хоть на минуту отойдет от вымышленного образа и осознает, что никаких фашистов в Киеве нет, он будет вынужден признать, что чувство ненависти, переполняющее, — это его собственное чувство, что эта агрессия, которую он испытывает, — его собственная. Что потребность убивать испытывает сейчас лично он. И что его страна — не освободитель, а оккупант. Для любого нормального человека этокатастрофическое переживание.
   
Поэтому, если вы сталкиваетесь с такой заряженностью, знайте — что-то доказывать бесполезно. Хотя можно и попытаться, может, ваш собеседник еще сохранил зачатки критического мышления. Признак того, что ваша попытка коммуникации может увенчаться успехом, — то, что человек вас внимательно и с интересом слушает, задает уточняющие вопросы. Это говорит о том, что он способен мыслить, воспринимать информацию. Вы можете очень осторожно, дозировано давать ему эту информацию, не задевая, по мере возможности, его стереотипы о родной стране. Рядовой россиянин, вдруг осознающий, что его родина — агрессор, а Путин — вор и лжец, теряет веру в свою страну, свой патриотизм и вместо собственного величия, неразрывно связанного с величием своей страны, вдруг начинает ощущать свою ничтожность.

Но, что делать, если зомбированный россиянин, с которым вы общаетесь, ваш родственник, давний друг, коллега? Лучшее, что вы можете сделать, — это уйти от темы коллективных образов и вывести разговор на дорожку личных интересов. Спросить, как там дети, платят ли пенсию, что с зарплатами, закончили ли ремонт. Или повернуть беседу в профессиональное русло. Вы увидите, как человек в одно мгновение станет таким, каким вы его знали раньше. Но стоит вам затронуть какую-то геополитическую тему, как произойдет обратный процесс. Совсем как в фильме «Матрица», когда каждый мирный житель вдруг превращается в агента Смита. Согласно фильму, агент Смит — это автономный модуль, призванный поддерживать систему. Так и в данном случае, из каждого россиянина начинает проглядывать Дмитрий Киселев. Исчезает личность, появляется система. Вы в какой-то момент начинаете говорить не с человеком, а с динамиком Путина. Поэтому рассчитывать, что вам удастся победить, не приходится. Система по определению мощнее вас одного. Таких динамиков в России — сотни миллионов.

Единственное, что мы можем в данной ситуации, — поддержать личностный контакт, прочувствовать границы, в которых можно общаться, и обязательно нужно делать акцент на следующем: «Сейчас ситуация сложная, даже очень сложная, но мы же нормальные люди и все хотим мира. Поэтому давай просто спокойно на это смотреть. Все будет хорошо, и у тебя, и у меня». Такой подход может сохранить какой-то баланс в отношениях. Если же вы начнете выходить из себя, кричать, избивать противника словами, вы, безусловно, почувствуете себя лучше (это хороший способ саморегуляции), но ничего не добьетесь, кроме возросшей ответной агрессии и ненависти. Если вам ради саморегуляции захочется кого-то из знакомых россиян потроллить — тролльте. Если отношения вам не дороги. Сейчас вы ничего не докажете. Эта система смыслов со временем рухнет сама.  

Примите как факт: гуманистическое ожидание, что все люди умные и с ними можно договориться, — это иллюзия. Ум, конечно, у каждого индивидуальный, но если его взяла в пользование система, он становится частью этой системы. А с ней договориться нельзя.

Подготовила Инга Лавриненко

 

http://racurs.ua/518-kak-razgovarivat-s-rossiyanami

Средства удаленного администрирования

Программы удаленного администрирования – программы, с помощью которых можно полностью управлять серверами и рабочими станциями через сеть. Свое начало они берут еще с тех времен, когда компьютеры были огромными, на несколько комнат или этажей, и доступ осуществлялся исключительно через терминал. Позже, когда компьютер стал помещаться на рабочий стол, управлять большим количеством станций, подходя к каждому, было совершенно неудобно. И программисты создали программную эмуляцию того самого изначального терминала управления к обычному компьютеру.

С помощью этих программ можно выполнять любые функции на компьютере. Копировать и удалять файлы, выполнять функции администратора или надзора, устанавливать программное обеспечение или решать проблемы. Но вместе с тем, всегда таится угроза, что такой же доступ может получить человек, о котором даже и не думали, и не всегда с благими целями. А точнее, со злонамеренными целями. Использовать ваши вычислительные ресурсы для подбора паролей или рассылки спама, а может просто, чтоб использовать ваши кредитные карточки и другую информацию для собственного обогащения.

Обзор средств удаленного администрирования не цель для данной статьи. Мы поговорим о рисках, которые появляются в случае использования данных средств.

Для начала, посмотрим на самые часто встречающиеся цели установки таких средств:

  • Упрощение системного администрирования – повышение качества обслуживания пользователей за счет сокращения времени решения проблем;
  • Обеспечение терминального доступа с целью разделения ресурсов мощных компьютеров;
  • Облегчение жизни – в этот сегмент мы отнесем тех, кто желает использовать два и более компьютера одновременно. Например, для закачки фильмов дома, во время работы, или на оборот.

Первый случай – это вполне легальное, с точки зрения лучших практик безопасности, использование. Но, если в компании не определено политикой использование только одной такой программы, и нет соответствующих правил на межсетевых экранах, то есть возможность запустить любое другое средство. Как правило, если это направление деятельности ИТ департамента регулируется – то выбирается лучшее средство. С хорошей защитой трафика шифрованием, с возможностью ограничить доступ к этому протоколу на межсетевых экранах нового поколения, таких как Palo Alto Networks. Если же установка ПО удаленного администрирования происходит хаотично, не регулируемо, и несколько администраторов используют разные понравившиеся программы – то проблема не заставит себя долго ждать.

  1. Первая – это наличие у администраторов клиентов ко всем используемым средствам;
  2. Вторая – это поддержка базы данных – на каком компьютере какое средство стоит;
  3. Третья – никто не знает, кто именно и что именно устанавливал. Легко спутать ПО установленное хакером – за новое ПО установленное другим администратором. И таким образом оставить хакера делать свои дела в вашей сети, еще на час-день-неделю...

В сухом остатке – если в вашей сети необходимо использовать средства удаленного администрирования – то должно быть определено только одно. Чтобы исключить возможность использования другого ПО, необходимо использовать межсетевые экраны нового поколения – которые позволят управлять доступом к выбранному вами ПО на сетевом уровне и отфильтровать трафик других средств удаленного администрирования.

Обеспечение терминального доступа – это очень эффективная и удобная мера по снижению затрат на предприятии. Но используя виртуализацию и всю мощь технического прогресса на сервере терминалов – вы оказываетесь перед выбором. Либо разные группы пользователей расселять на отдельные сервера, либо ограничивать доступ всем пользователям терминалов. Проблема в том, что все пользователи терминального сервера выходят в сеть с общим IP-адресом. Справиться с этой проблемой могут только межсетевые экраны нового поколения с идентификацией пользователей не зависимо от их сетевого адреса. То есть если вы используете хорошие сервера, и на них работает много пользователей – то вам необходимо использовать и хорошие фаерволы, чтоб управлять пользовательским сетевым доступом.

Теперь рассмотрим третий вариант использования средств удаленного администрирования для «облегчения жизни». Это наиболее наболевшая проблема для администраторов, которые строят высокий уровень безопасности сети в гармонии с бизнес-процессами. Закрыть полностью доступ пользователям нельзя, так как многие ограничения негативно отразятся на результатах деятельности предприятия. Проконтролировать деятельность большого количества пользователей тоже проблематично и, как правило, требует отдельных усилий и больших затрат времени. А пользователи будут искать самые разные уловки для того, чтоб скачать очередной фильм, помочь другу или еще тысячи других мыслей, с которыми они будут стараться подключиться домой, к соседу, из дому, и еще кто знает куда.

Основная проблема даже не в том, что они смогут подключиться и что-то сделать на другом компьютере. А в том, что подключаясь – они создают канал передачи данных в обход средств защиты предприятия. И если ваше предприятие тратит тысячи долларов на организацию сетевой защиты, то пользователь дома – в лучшем случае поставит антивирус, и то не факт, что обновленный. Взломать домашний компьютер для хакеров не составит труда. И устанавливая канал передачи данных с домашним компьютером – пользователь сам пригласит хакеров в вашу сеть.

Подводя итог, мы остановимся на решении обозначенных проблем. Современное использование мощных серверов неминуемо приведет и использованию средств удаленного администрирования и терминалов. Эти средства всегда будут использоваться в локальных вычислительных сетях так же эффективно, как и для решения задач по администрированию удаленных офисов. Но для снижения рисков, необходимо определить один пакет программного обеспечения. Для обеспечения сетевой безопасности – необходимо использовать межсетевые экраны нового поколения с идентификацией пользователей в сети и на терминальных серверах. Среди пользователей необходимо вести работу по разъяснению принципов построения защиты, чтоб свести к минимуму попытки обхода ваших средств.