хочу сюда!
 

Оля

43 года, скорпион, познакомится с парнем в возрасте 35-50 лет

Заметки с меткой «беседы»

Видео и аудио беседы протоиерея Артемия Владимирова.

http://predanie.ru/film/videolekcii-i-propovedi/protoierei-artemii-vladimirov/ Сайт "Протоиерей Артемий Владимиров. Беседы"
На этом сайте вы найдёте видео и аудио беседы протоиерея Артемия Владимирова.Рекомендую!

Деловая (типа) беседа.

Сегодня беседую (переписываемся) с представителем банка в онлайне.Тема сурьёзная типа.Текущие вопросы, небольшие проблемы с платежами и т.д.Весь диалог не интересен, привожу концовку:

15:12
СВани

в таком случае, почему мне неверно объяснили в банкечто этот счёт специально предназн. для данных платежей? движение, даже между своими счетами денег стоит, неправда ли?

15:16
Сотрудник банка

Можете написать жалобу на сотрудника банка который предоставил Вам не ­достоверную информацию, сделайте это по ссылке (указана ссыль)

15:19
СВани

спасиб

15:19
Сотрудник банка

Чем ещё могу быть Вам полезна?

15:23
СВани

переведите мне на счёт 10 000 000$ ))))

…ничего не ответила.unsmile

Страховочка-страховочка(продолжение)

Начало http://blog.i.ua/community/2647/646579/

Протокол ГАИшники выписали по всем правилам. Штраф обозначили в размерах от 425 до 810 грн. Посчитали что дело в шляпе, а деньги в кассе. Но не тут-то было!
Правду искать надо? Надо!
Справедливости добиваться надо? Надо!
Кто не любит правду и презирает справедливость, пусть первый бросит в меня...мячик.
И я пошел! Пошел-пошел...

 ...В походе за правдой добрался я до самого верха. Оттуда направили мою судьбу к жрецу -начальнику ГАИ района.

Так как прихожан много, а жрецов мало, то его на всех не хватает. Надо ждать, однако.

Скрепя сердце взял с собой дочь. Негде оставить малявку. Пусть потусит со мной маленько.

Пока я мотаюсь по кабинетам она смирно и бдительно стоит в коридоре. Смотрит, слушает, мотает на ус.

Внезапно глаза у нее заблестели, зовет меня.

Я и сам вижу, что дело у нее ко мне важное и неотложное. На всякий случай включаю диктофон в мобильном.

Оказывается, в одном из кабинетов она увидела, как милиционеры смотрят ее любимый канал - "Малятко-ТВ".


Вот расшифровка стенограммы:

- Хи-хи, оборжаться!

- Ох, менты...

- Да ладно, мультики. "Ефросинью" смотрят!

- Так что, мультики можно смотреть?

- Да мультики - это ладно! Посмотрели денек - и все. Потом еще один денек - и хорош...

- Они, может не один день смотрят. Каждый день смотрят.

- Они каждый день смотрят.

- А зачем? Они же уже взрослые.

- Потому что я стояла, там, в коридоре, пока ты разговаривал там...они включили мультики. А потом начальник там, гла-а-авный-преглавный, самый глаавный как вышел...

- Разогнал всех мультиков?

- А те все - шасть! Прыгают "Ой-ой-ой!"

- Они что, испугались начальника? А начальник наверное не смотрит "Малятко-ТВ".

- Та начальник тоже такой.

- Тоже смотрит?

- Тихонечко...

- Посмотрел - прикольные мультики - и пошел дальше. Да?

- Ну да.

- В свой кабинет. А у него там "Малятко-ТВ" именно - ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ!

- У них на диске "Малятко-ТВ".

- На диске? Они из кабинета в кабинет диск с "Малятко-ТВ" носят. Да?

- Ага! Да!

- А представляются нормальными. Страхуют еще людей. Говорят:"Мы вас воспитывать будем. Вы теперь не будете непристегнутыми ездить! Мы так решили." А сами "Малятко-ТВ" смотрят. Барбосы!

- ...

- Вообще. А я слышал. В следующий раз пойду к начальнику, скажу:"Сергей Анатольевич! А ты вообще наблюдаешь, что смотрят твои подчиненные? "Малятко-ТВ" они смотрят!" А он скажет:"Ка-а-ак? Я думал, один я смотрю "Малятко-ТВ". А подчиненные смотрят, там...документы."

- Не надо, не говори, а то тебя посадят!

- А чего меня посаживать? Что, всех, кто видит, что они смотрят, надо посаживать? Не надо посаживать!

- Нет, просто он - начальник.

- Нет, ну а кто следит за подчиненными? Кто разрешает им смотреть? Начальник же разрешает?

- А они скажут:"Опять что-то надо сделать. А ну-ка, иди сюда!"

- Они тебе скажут:"Мы не смотрели!" Ой!.. А что мы скажем? А мы скажем:"Оп! А ребенок вас видел!"

- О! Нет! На ребенка не гони!

- Чего? Отчего "не гони"? Тебя что, посадят?

- Да.

- Ты думаешь, что тебя посадят?

- На пять лет детей сажают.

- Куда это детей сажают? Детей вообще не сажают!

- Любовь Алексеевна говорила, что у нее один знакомый... У него сына посадили.

- Он может быть такой как Жека*. Такой как Жека - может.

- Не-е-ет! Такой как я!

- Не сажают таких как ты! Не сажают!!

- Кхе-кхе.

- Родителей могут посадить, а ребенка никогда не посадят. До 12 лет ребенка не сажают.Даже до 16(или до 14)...

- Ну!

- Ну сейчас подойдешь к какой-нибудь старушке, скажешь:"Дай закурить!". А она скажет:"Внученка... кхе-кхе... нету." А ты ее - Дунг!!! И тебя не посадят!

- А кого посадят?

- Никого не посадят. Скажут:"Старушка первая начала"

- Ха-ха-ха!

- Ну что вы хотите? Вы посмотрите какая девочка! Черноглазая, симпатичная. Как ее можно посадить? Подумают-подумают эти, как их, судьи и скажут:"Правда! Как ее можно сажать? Старушка все равно бы умерла..."

- Та ладно! Так не прокатит!... 


Такие вот мысли и слова приходят в головы ни в чем не замешанных граждан 41 и 8 лет от роду в недрах системы храмов и капищ ГАИ УМВД.

А ведь можно было охватить и освоить сказку про Красную Шапочку или про царя Гвидона.

Но, как видно, по замыслу наших вождей - классика подождет и покурит...


* двоюродный брат, 20 лет

Прививка для яппи

Сергей Шнуров рассказал Антону Веселову об особом пути России и о том, что стабильность по-русски – это все равно, что стоять по горло в дерьме и лелеять надежду на то, чтобы не пошла волна

Шнурову тридцать семь. Но кажется, что он, как покрытая патиной туба, гудел и жарил вечность. Он поставил свой копирайт на том настроении, которое наши мужские люди ловят на похоронах и пьяных танцах. Если бы он не был русским, то родился бы, наверное, интеллигентным Гораном Бреговичем. И тогда его музыку весело и эстетично исполняли бы цыгане. Но он русский, похмельный, бородатый философ, придумывающий такие неувядающие рингтоны, как «www.leningrad» или «Бумер», а еще убивающие сознание (пусть всего на несколько минут) песни вроде «Дня рождения» или «Ду ю лав ми». Его задиристое ска действует как прививка. У одних от нее случается аллергия, у других – наступает отторжение, у третьих она вызывает тяжелые осложнения на несколько дней. И все же медики от шоу-бизнеса прописывают его процедуры в профилактических целях каждому успешному господину. Шнур, как Чумак – защищает яппи от витающего в воздухе вируса обстоятельного загула и еще от решительного упадка сил, также передающегося воздушно-капельным путем. Он принимает на грудь и в голову за каждого из нас и при этом ничуть не стареет душой. Свое настроение Сергей Владимирович, как ни странно, черпает в классике и трудах хард-рокеров 70-х.

– Вам действительно так нравится Jimi Hendrix?

– Мне вообще-то мало что нравится. Hendrix, Zeppelin, AC/DC, Prodigy…

– На возрожденные составы ходите?

– На Led Zeppelin вот не полетел в Лондон. Я хотел бы там побывать, но не получилось. А остальное меня мало интересует. А кто там еще возродился? Police меня не волнует – это какая-то псевдомузыка. Smashing Pumpkins – тоже не нравится.

– А в поп-музыке?

– Популярная музыка всегда была черт знает чем. От Марлен Дитрих до сегодняшних дней. Просто, мне кажется, не нужно в куче говна искать гусиную печень. Поп-музыка на то и поп-музыка, что настроена на потребление массами. А массовая культура – не прорыв в метафизические глубины бытия, а всего лишь фон. В отличие от того же Jimi Hendrix.

– Но гусиная печень в поп-музыке все же есть?

– Да не особенно. Хотя, если покопаться, найти можно. Но там нет метафизики – это точно. Вся беда так называемого русского рока, который, по-моему, окончательно загнулся, в том, что ребята с помощью шлягера пытаются объяснить смысл бытия. Шлягер – неподходящая субстанция. Это все равно что на «Жигулях» пытаться выиграть гонку «Формулы-1». Одно к другому не имеет никакого отношения.

– А в чем метафизика вашей популярности в 1997-м, в 2000-м, в 2010-м?..

– «Ленинград», «Рубль» – как фирма Adidas, мы актуальны всегда. Пока есть футбол, есть фирма Adidas. Футбол – это надолго. Мои группы и футбол – это параллельные события. Вон у нас какая команда большая. Но мы не задумываемся, актуальны мы или нет, – просто играем от души.

– У вас еще, знаете, особенный зритель. Вроде бы разные люди, но их всех что-то объединяет. Наверное, они могли бы вот так, без подготовки вместе выпивать!

– «Ленинград» – это спонтанная фигня, как кутеж. Вот собираются четыре взрослых человека за бутылкой водки, а потом это перерастает в недельную пьянку. А вообще-то они хотели просто посмотреть футбол. Но вот закрутилось, разразился ураган и докрутил до двух разграбленных ларьков. Так и у нас. Никто специально не готовится к концерту – не бреется, не надевает брюликов, чтобы блеснуть ими и нас увидеть.

– Серьезная взрослая публика, которая вас слушает, позволяет вам быть успешным?

– Да.

– Не припоминаете, с какого времени?

– Да мне кажется, я был успешным уже в детском саду. Как-то так сложилось. Когда мы сидели в сугробах: вот они – «фашисты», а мы – «русские», и нужно было поднять парней в атаку – поднимал всегда я.

– Вы всегда были за «наших»?

– Нет, «фашистом» я тоже был. Кто из нас не был «фашистом» в детском саду?!

– Вы прошли большой путь от командира в детском саду через студента религиозно-философского института при духовной академии до панк-ска…

– Институт я не окончил – до сих пор в академическом отпуске. А путь к музыке – действительно сложный. Скорее всего, через прочитанного философа Шестова. Шестов обратил мое внимание на другого философа – Фридриха Ницше. И через Ницше я вышел на Бодрияра. Вот так.

– Пост соблюдаете?

– Нет. Путешествующие не постятся. А мы все время в пути.

– Вы вообще верующий человек?

– Мне не нравится это слово. Нет неверующих. Одни верят, что Бог есть, другие – что Бога нет.

– Ну, платите десятину, в конце концов?

–  Я не считал. Может, больше трачу, а может – меньше. Мне кажется, отношения с Богом должны немного отличаться от сотрудничества с налоговой инспекцией.

– От вас вечно что-то этакого ждут. С ума можно сойти – все время стараться не облажаться…

– Мне вечно пытаются приплюсовать чужие качества. Например, скандалиста. Я никогда не скандалил. Положим, то, что было мне интересно в 29 лет, письку, там, показать, – в 37 уже не интересно. Я думаю, мало кого моя писька сейчас удивит. Мы сейчас больше думаем об аранжировках. Интересно стало выступать – вот так, прозаично, без сисек-писек. Хотя сиськи-письки тоже присутствуют в нашей жизни.

– Так что от вас теперь ждать?

– А хрен его знает. Если бы знал, было бы совсем скучно жить. План есть только у Путина. А я без плана живу. Мне так лучше.

– Похоже, на выборы вы не явились?

– Нет. Мне не нравится… Вот летишь в самолете, предлагают пепси или колу – а мне хочется томатного сока.

– Ну а план Медведева захватывает? План Путина убеждает?

– Я не очень разбираюсь в плане Путина. Да и план Медведева мне не ясен. Вся эта ситуация мне напоминает мультфильм моего детства «За 80 дней вокруг света». Там был такой персонаж, который вечно спрашивал: «Мистер Фикс, у вас есть план?» Вот и у нас какие-то вечно меняющиеся планы. Я не вижу вот этого инновационного развития России. Не слышу о вложениях в развитие инфраструктуры. Не вижу развития дорог. Я много чего не вижу. Вижу, что открывается множество магазинов, в которых продают китайские товары. Сама страна ничего не производит. Меня это пугает.

– Вы, как философ, наверняка знаете особый путь России. Или его нет?

– Порой мне кажется, что стабильность – это когда человек стоит по горло в дерьме. Еще чуть-чуть, и захлебнется. Так вот стабильность – это не призыв разгрести все это, а надежда, что не поднимется волна.

– Как получилось, что к вам, вполне удачливому и образованному человеку, приклеился образ вашего персонажа – тунеядца и алкоголика?

– Образ придумывают люди, слушатели. И как он складывается, это одному Богу известно. Я живу так, как я живу. Хочу – пью, хочу – не пью. И вот сейчас никто меня не заставит махануть перед концертом стакан водки. Пусть кто-то скажет: «Да, блин, а Шнур-то уже не тот!» Да нет, братцы, я просто не хочу. Я всю жизнь делаю то, что я хочу. Чем выгодно, кстати, отличаюсь от депутатов.

– Мне кажется, ваши озорные песни всегда агитируют присоединиться – замахнуть стаканчик, затянуться вкусной сигаретой…

– Ерунда. Сколько импотенту ни показывай порнухи, у него все равно не встанет. И Черчилль курил, и Сталин. Ну и что?

– Маме, наверное, неловко, что вы со сцены матом ругаетесь…

– Ну, мама до сих пор переживает – как мама. Ей бы, конечно, хотелось, чтобы я был первой скрипкой в Мариинском театре. А мне этого не очень хочется. Мне там скучно. Да и если все время оглядываться на маму… Я думаю, Хендрикс на свою не особенно оглядывался.

– А ведь когда-то вы были мирным офисным работником!

– Был, а что еще делать? Человек оканчивает институт – а заводы стоят, наука никуда не двигается. Что ему делать? Продавать китайские железки, понятное дело! У него выхода другого нет.

– Так это китайцы виноваты в том, что у нас расплодился офисный планктон?

– Дурацкое словосочетание. Мне кажется, сегодня менеджеры являются передовой частью общества – каким при Ленине был пролетариат. Менеджеры посидят вот так в интернете, уткнувшись в свои odnoklassniki.ru или youtube.com, и в конце концов внесут какой-то вклад в историю и искусство. Просто перевернут этот мир. Потому что они ничем не заняты. А люди, которые ничем не занимаются, очень опасны. Хотя среди журналистов и музыкантов тоже хватает… (Шнур смачно выругивается. – А. В.)

– Вы могли бы предупредить нас, что это будет за революция?

– Я не знаю. Скорее всего, она будет завязана на технологиях.

– Война миров? Высокие технологии погубят человечество?

– Не погубят. На самом деле, как говорил Хайдеггер, атомная бомба взорвалась в трудах Парменида. Человечество уже давно погублено.

– Кстати, что вас в последнее время потрясло в науке? Или, может быть, какой-то гаджет изменил вашу жизнь?

– Потрясло то, что математик-петербуржец отказался от Нобелевской премии, послал всех на… (в шнуровских матерках словно бы материализуется его тёмная энергия. – А. В.) и выключил свой компьютер. Вот это гениально. Это было давно, но ярко.

– А вы бы смогли отказаться? Ну, хотя бы от приглашения играть в тьмутаракани?

– Это разные вещи. На концертах мне важен звук. Остальное – не важно. А какая разница? Мне что Куршевель, что Гатчина – это же всего лишь географические точки.

– Вспомните самый маленький населенный пункт, куда вы приезжали с концертом.

– Этот пункт называется Новосадовая – бывшая зона, где нет электричества, живут всего четыре человека. И там я как-то оказался у костра с гитарой. Это было давно… Жуткий замес!

– Был аншлаг?

– Были все.

– После этого пельменями олигархов вас уже не удивишь…

– Они бросались потому, что у меня не получилось выступить, – я перенервничал.  Правда, я тоже кидался – так что неизвестно, кто кого закидал. Ну и потом, это все же очень положительный, глубоко личный опыт. Положительный – в том, что вседозволенность этого коллектива фактически не имеет границ.

– А вы сами как относитесь к олигархам?

– Я – наверное, не отношусь. Не владею такими активами. У меня в основном пассивы. Так ничего толком и не работает. К олигархам нормально отношусь, как ни странно. Мне кажется, это все дутая история. Одна из болезней российского общества в том, что к богатым и успешным людям принято относиться плохо. Почему такая фигня?.. (Задумчиво чешет «репу». – А. В.) Вот если ты чуть поднимаешь голову, тебе начинают по ней бить.

– У вас все будет хорошо. Вы вот и линию обуви выпустили – Jump&Шнуров…

– Идея пришла российскому представительству американской фирмы Jump.

– На эмблеме белка – символ белой горячки?

– Каждый видит в ней что-то своё. Иногда мне тоже кажется, что речь идет о «белочке», но нечасто. Там еще год моего рождения есть – 1973, рыбы…

– А шнурки?

– Они присутствуют в каждом ботинке.

– Извините за прямоту, а вы на футбол летаете?

– Нет. Да я и в Питере не особенно хожу на стадион. Мне нравится смотреть повторы. А на стадионе если ты не вовремя отвернулся, то все – капут.

– Дома смотрите или в клубе?

– Дело в том, что я люблю разговаривать с телевизором – как Фантоцци. Мне этого общения, кстати, хватает. Мне очень нравится, что телевизор мне ничего не отвечает. А в клубе все же нужно какой-то диалог вести.

– Правду только телевизору и рассказываете?

– Телевизор – он не ждет правды. Я от него, кстати, тоже.

– У вас большой экран?

– У меня разные квартиры, а в них разные экраны.

– А в самой большой квартире?

– Ну, вот такой, наверное. (Шнур показывает, похоже, диагональ в 82 сантиметра. – А. В.)

– Книгу про вас одобряете?

– Книга гениальная. «Музыку для мужика» написал не просто наш поклонник, а великий журналист и музыкальный критик Максим Семеляк. А недавно мы получили сообщение от великого кинокритика Ростоцкого: «Читаю пятый раз. Плачу».

– А вы от чего плачете? Например, от какой музыки?

– Дома я стараюсь ничего не слушать. Музыка меня отвлекает. А если я что-то слушаю, то делаю это осознанно. Скорее всего, это будет Рахманинов. Второй концерт, наверное. Может быть, Led Zeppelin – мне сейчас сделали отличный подгон на DVD. Я все это, конечно, видел. Но могу посмотреть еще раз сто.

– Вас мучает, когда где-то поблизости звучит рингтон вашей песни?

– Мне сын вот сюда (Шнур демонстрирует свой мобильник. – А. В.) поставил мотивчик из «Бумера». Мне кажется, отличный ретромотивчик.

– А у него что стоит вместо звонка?

– Слушай, или Puff Daddy, или 50 Сent. Что-то такое слушает. Eminem еще.

– У вас с сыном хороший контакт?

– У нас замечательные отношения. Я не воспитываю его, он не воспитывает меня. Мы оба – состоявшиеся личности. Воспитывать нас уже поздно.

– Для его одноклассников вы – большой человек?

– Одноклассники? Не знаю. Я их не видел, слава Богу. У него есть круг общения – какие-то корешки. Но они не вместе учатся. Мне вообще не нравится вся эта истерия по поводу «Одноклассников». Я ни разу не был на этом идиотском сайте, и нет у меня большого желания видеть своих однокашек. Это какая-то «недожизнь». Если жизнь пустая, ее наполняют вот такими мыльными пузырями. А у меня она как свежий факт – только жарить и жарить.

– Одноклассники звонят? Пытаются использовать старые связи?

– Откуда они знают мой телефон? Да и нет у меня настолько старых знакомых. Все мои знакомые вон там сидят. (Шнур кивает в сторону музыкантов своей группы. – А. В.) Да и как можно воспользоваться моими связями? Ну что?!

– Все же популярность, шоу-бизнес…

– Ну и кто я в шоу-бизнесе? У меня же нет своей программы «Две звезды».

– А вдруг будет!

– Тогда буду выдвигать своих корешков, которые даже петь не умеют, – ну все как в телевизоре.

– А может такое случиться?

– Я думаю, нет. Телевизором правят… (Последнее нецензурное словцо звучит как-то устало, выстраданно. Похоже, интервью окончено…)

Автор: Антон Веселов

Член.. он или есть или его нет

[22:30:58] Anego: может у меня и член потом выростет?
[22:31:37] 968456: астральный у тебя точно есть))
[22:32:11] Anego: ой..закрою глаза и повосхищаюсь.. может вздрочну.. а то надо снять напряг