хочу сюда!
 

Натта

43 года, дева, познакомится с парнем в возрасте 41-49 лет

Заметки с меткой «притча»

Неделя о блудном сыне

Блудный сын

Блудный сын
Пьер Пюви де Шаванн.  1872

Священномученик Сергий Мечнев

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

От Недели о мытаре и фарисее Святая Церковь ведет нас теперь к Неделе о блудном сыне.

Состояние, в котором находится мытарь, когда он взывает к Богу о помиловании и не только не помышляет о своих добродетелях, а не смеет возвести глаз своих к Небу – это состояние еще глубже раскрывается в образе блудного сына.

Господь нас создал, мы в Господе живем и умираем без Него настоящей смертью. Мы поступаем обычно, как блудный сын, который, получив от отца имение, ушел от него на страну далече, думая, что со своими полученными дарованиями он проживет своими силами. Но в духовном отношении это есть смерть, ибо, по словам Святых Отцов, в Боге мы живем. Когда блудный сын возвратился, то отец сказал другому сыну, негодовавшему на радостный прием, оказанный брату: Брат твой <…> был мертв и ожил (Лк. 15, 32). Вот в состоянии отчуждения от Бога самое главное – это то, что мы не сознаем себя находящимися во грехе и забываем, каковы мы по самой природе. По природе нашей мы – образ неизреченной Божией славы, хотя и носим язвы многих согрешений (из песнопений Панихиды). Мы – граждане иного мира, небесные граждане. И если мы живем здесь, на земле – то для того, чтобы на земле устраивать Царство Божие, памятуя о своем Небесном Отечестве.

Служба в Неделю о блудном сыне раскрывает нам состояние отчуждения от Бога: «Иждих блудно отеческого имения богатство и расточив, пуст бых, во страну вселився лукавых граждан…» (Утреня в Неделю о блудном сыне. Стихира на хвалитех).

Вот в таком состоянии блудный сын находился в течение долгого времени и, наконец, говорит евангельская притча, пришел в себя (см.: Лк. 15, 17).

Что значит «пришел в себя»?

Один Святой Отец говорит, что начало нашего спасения есть познание самого себя. Но ведь познание самого себя есть дело всей жизни, это и есть то, к чему человек стремится в течение всего своего существования. Святые Отцы раскрывают смысл этого изречения, говоря, что до тех пор пока ты не познал, кто ты, пока ты сам в себе не ощутил образа Божия, пока ты, живя среди земных граждан, не почувствовал, что ты гражданин Неба и поработился «чуждым гражданам», пока ты, живя среди грязи своей собственной души, не познал в себе образа Божия – до тех пор ты не вступил на путь спасения, не начинал еще своего спасения. Оно начинается с того момента, когда я познал свою божественную природу.

Так было и с блудным сыном. Он в один момент почувствовал, что есть иная жизнь в Отце и с Отцом, он почувствовал, что живет порабощенный на стране чуждой и не имеет подлинной, настоящей жизни. Начав с познания самого себя, человек, идя дальше по этому пути, противопоставляет в себе самом то, что есть в нем от образа Божия, хотя и покрытого язвами согрешений, и то, что внесено им, человеком, как растление своей души чуждыми обычаями:«Поработихся гражданом странным, и в страну тлетворную отъидох…», – говорит служба этого дня (Утреня в Неделю о блудном сыне. Канон). И с этого момента он начинает жаждать жизни в Боге и очищения себя от язв согрешений во имя образа Божия.

Проповеди:

Беседа на Евангельскую притчу О Блудном сыне. Блаженнейший Митрополит Владимир

Неделя о блудном сыне. Архиепископ Лука

О Блудном сыне. Священномученик Сергий Мечнев

Притча «О блудном сыне». Апостолы

Проповедь в Неделю о блудном сыне. Митрополит Антоний Сурожский

Проповедь в Неделю о блудном сыне. Митрополит Антоний Сурожский

Проповедь в Неделю о блудном сыне. Протоиерей Валерий Захаров

Проповедь в Неделю о блудном сыне. Епископ Вениамин (Милов)

Проповедь в Неделю о Блудном сыне, протоиерей Г. С. Дебольский

К одному великому подвижнику – преподобному Антонию – пришел один инок и стал просить, чтобы он простил и помиловал его. Антоний же отвечал ему: «Ни я, ни Бог тебя не помилует, если ты сам себя не помилуешь».

С первого взгляда этот ответ кажется странным. Как же так? А для духовной жизни это величайшая истина. Пока я сам в себе не обрету образа Божия, сам не помилую этого человека, находящегося в бездне греховной, но имеющего образ Божий, до тех пор, пока я сам не помилую в себе создание Божие, в своей совести не помилую себя грешного, скверного и блудного – до тех пор и Бог не помилует меня, до тех пор тщетна и моя мольба.

Вот это состояние блудного сына, который увидел, как скверно он живет и как хорошо живут даже не сыны, а наемники у его отца, – вот это есть состояние помилования. Он помиловал себя и тогда пошел к Богу и у Него стал просить о помиловании.

Наше дело в течение Великого Поста есть просьба о помиловании. Мы будем все время взывать: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!» Но в эту неделю, подготовляющую к Посту, нужно взять от святоотеческого опыта то, что он нам дает, иначе тщетны будут наши просьбы о помиловании. Мы должны ощутить в себе образ Божий, остатки божественной красоты, которые есть в нас, хотя и искаженные, и прежде всего помиловать себя, понять, кто мы в жизни и кто мы в творении.

В жизни мы грешные, живущие в «стране далече», постоянно забывающие о Боге, а в творении мы есть «образ неизреченной Божией Славы», и только в Нем мы живем, только в Нем наше спасение.

И это противопоставление себя в творении и себя в жизни и дает в известный момент состояние помилования себя. Вот смысл слова аввы Антония. И, если мы в какой­то момент своей жизни помилуем себя и почувствуем противопоставление себя в творении и себя в жизни, тогда мы можем, подобно блудному сыну, идти к Богу и просить о помиловании. Но и в этом шествии мы должны работать Богу, а мы постоянно забываем, даже в нашем служении Богу, для чего мы должны все это делать.

Один авва, когда к нему обратились за назиданием, так определил духовное делание: «Когда мы жили в скиту, занятие о душе было нашим настоящим делом, а рукоделие – поделием, а ныне рукоделие стало настоящим делом, а занятие душой – только поделием».

Вот и мы в наших тех или иных работах памятуем не о том, о чем мы должны помнить. Мы забываем, что мы должны восстанавливать в себе образ Божий, что наше единственное дело на земле – нам, гражданам земли, сделаться гражданами Неба. А мы думаем, что мы без этого можем спастись теми или иными делами: хождением в церковь, милостынею и т. д. Но все это есть только поделие в сравнении с настоящим делом – очищением души, покаянием.

Если у блудного сына и были какие­нибудь дела, то он стяжал их не на гумне покаяния, не на сознании своего ничтожества перед Богом, а на основе гордости.

Мы должны знать, что если мы хотим идти путем Христовым, то должны помнить, кто мы в жизни и кто в творении, для чего мы призваны в эту жизнь и что представляем из себя в настоящий момент. И, если перед нашими глазами постоянно будет творение Божие, «образ неизреченной Божией Славы», тогда мы будем миловать себя. Это не значит, что мы будем гордиться, прощать себя, оправдываться, а мы в самих себе увидим неизреченный храм Божией Славы, почувствуем всю радость жизни в Боге и ощутим ту грязь, в которой мы живем. Тогда мы придем к Богу и будем просить Его, как блудный сын: Прими мя в число наемников Твоих! (Лк. 15, 19). Прими меня, я хочу жить с Тобой, в Тебе. И если мы придем в таком состоянии, то будем приняты, как блудный сын.

И вот эта неделя, от мытаря возводя нас к блудному сыну, открывает не только сторону подхода человека к Богу, но раскрывает и другую сторону – подход Бога к человеку.

Бог еще издали увидел его, кающегося грешника, Сам бросается к нему и Сам облекает его в одежду первую, нетленную, одежду творения, облекает тварь, которая растлила эту одежду и по словам Великого канона «лежит нагая и не стыдится», и велел заколоть тельца и веселится Сам с покаявшимся сыном.

Не напрасно Святая Церковь проводит нас через эти состояния – иного пути нет. Только осознав в себе образ Божий, помиловав себя, мы можем надеяться, придя к Богу, что Он примет нас и даст нам одежду нашу первую, которую Он исткал нам от начала века. Аминь.

Тайна богослужения. Духовные
беседы. Письма из ссылки. М., 2001.

Притча о безумном богаче

Притча о неразумном богаче

Протоиерей Александр Шаргунов

Лк, 66 зач., 12, 16—21

Сказал Господь такую притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих? И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и всё добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.

Берегитесь любостяжания — говорит сегодня всем людям Христос — ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имений. Наблюдайте за собой, чтобы в сердце ваше не проникли принципы мира сего, чтобы они не стали господствовать в нем. Счастье человека не зависит от богатства. Жизнь души, вне всякого сомнения, не связана с богатством, потому что ее потребности невозможно удовлетворить ничем материальным. Да и жизнь тела не заключается в том, чтобы иметь материальное изобилие. Можно жить весело и легко, довольствуясь малым. Как говорит Писание, лучше блюдо с зеленью и со святой любовью, чем роскошный пир с ненавистью (Притч. 15, 17).

Далее

Притча о цене желания

На задворках Вселенной находился один магазинчик. Вывески на нем давно уже не было – её когда-то унесло ураганом, а новую хозяин не стал прибивать, потому что каждый местный житель и так знал, что магазин продает желания.

Ассортимент магазина был огромен, здесь можно было купить практически всё: огромные яхты, квартиры, замужество, пост вице-президента корпорации, деньги, детей, любимую работу, красивую фигуру, победу в конкурсе, большие машины, власть, успех и многое-многое другое. Не продавались только жизнь и смерть – этим занимался головной офис, который находился в другой Галактике.

Каждый пришедший в магазин (а есть ведь и такие желающие, которые ни разу не зашли в магазин, а остались сидеть дома и просто желать) в первую очередь узнавал цену своего желания.

Цены были разные. Например, любимая работа стоила отказа от стабильности и предсказуемости, готовности самостоятельно планировать и структурировать свою жизнь, веры в собственные силы и разрешения себе работать там, где нравится, а не там, где надо.

Власть стоила чуть больше: надо было отказаться от некоторых своих убеждений, уметь всему находить рациональное объяснение, уметь отказывать другим, знать себе цену (и она должна быть достаточно высокой), разрешать себе говорить «Я», заявлять о себе, несмотря на одобрение или неодобрение окружающих.

Некоторые цены казались странными – замужество можно было получить практически даром, а вот счастливая жизнь стоила дорого: персональная ответственность за собственное счастье, умение получать удовольствие от жизни, знание своих желаний, отказ от стремления соответствовать окружающим, умение ценить то, что есть, разрешение себе быть счастливым, осознание собственной ценности и значимости, отказ от бонусов «жертвы», риск потерять некоторых друзей и знакомых.

Не каждый пришедший в магазин был готов сразу купить желание. Некоторые, увидев цену, сразу разворачивались и уходили. Другие долго стояли в задумчивости, пересчитывая наличность и размышляя, где бы достать еще средств. Кто-то начинал жаловаться на слишком высокие цены, просил скидку или интересовался распродажей.

А были и такие, которые доставали все свои сбережения и получали заветное желание, завернутое в красивую шуршащую бумагу. На счастливчиков завистливо смотрели другие покупатели, судача о том, что, хозяин магазина – их знакомый, и желание досталось им просто так, без всякого труда.

Хозяину магазина часто предлагали снизить цены, чтобы увеличить количество покупателей. Но он всегда отказывался, так как от этого страдало бы и качество желаний.

Когда у хозяина спрашивали, не боится ли он разориться, то он качал головой и отвечал, что во все времена будут находиться смельчаки, готовые рисковать и менять свою жизнь, отказываться от привычной и предсказуемой жизни, способные поверить в себя, имеющие силы и средства для того, чтобы оплатить исполнение своих желаний.

А на двери магазина уже добрую сотню лет висело объявление: «Если твое желание не исполняется – оно еще не оплачено».

Ходить по воде пустяк...


Будда с учениками сидел у реки и ждал лодочника. Появился йог, который перешел несколько раз по воде, и с пафосом обратился к Будде с вопросом: 
- Ну, а ты, Просветленный, так можешь?
На что Будда спросил: 
- Сколько времени ты затратил на то, чтобы достичь этого?
- Почти всю жизнь я затратил на то, чтобы научиться, провел много времени в суровых аскезах.
Пришел лодочник и Будда спросил его: 
- Сколько стоит переправа?
- Три гроша, - ответил лодочник.
Будда, повернувшись к йогу, сказал: 
- Слышал? Вот столько стоит вся твоя жизнь.

железная логика!))

Еврейская притча. Называется "Логика жизни".

В середине 20-х годов молодой еврей пришёл к известному нью-йоркскому раввину и заявил, что хочет изучить Талмуд.
 Ты знаешь арамейский? — спросил раввин.
— Нет.
— А иврит?
— Нет.
— А Тору в детстве учил?
— Нет, ребе. Но вы не волнуйтесь. Я закончил философский факультет Беркли и только что защитил диссертацию по логике в философии Сократа. А теперь, чтобы восполнить белые пятна в моих познаниях, я хочу немного поучить Талмуд.
— Ты не готов учить Талмуд, — сказал раввин. — Это глубочайшая книга из всех, написанных людьми. Но раз ты настаиваешь, я устрою тебе тест на логику: справишься — буду с тобой заниматься.

Молодой человек согласился, и раввин продолжил.

— Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой — с грязным. Кто из них пойдёт умываться?
У молодого философа глаза на лоб полезли.
— Это тест на логику?!
Раввин кивнул.
— Ну, конечно, тот, у кого грязное лицо!
— Неправильно. Подумай логически: тот, у кого грязное лицо, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и решит, что его лицо тоже чистое. А тот, у кого лицо чистое, посмотрит на того, у кого лицо грязное, решит, что сам тоже испачкался, и пойдёт умываться.
— Хитро придумано! — восхитился гость. — А ну-ка, ребе, дайте мне ещё один тест!

— Хорошо, юноша. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой — с грязным. Кто из них пойдёт умываться?
— Но мы уже выяснили — тот, у кого лицо чистое!
— Неправильно. Оба пойдут умываться. Подумай логически: тот, у кого чистое лицо, посмотрит на того, у кого лицо грязное, и решит, что его лицо тоже грязное. А тот, у кого лицо грязное, увидит, что второй пошёл умываться, поймёт, что у него грязное лицо, и тоже пойдёт умываться.
— Я об этом не подумал! Поразительно — я допустил логическую ошибку! Ребе, давайте ещё один тест!

— Ладно. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой — с грязным. Кто из них пойдёт умываться?
— Ну… Оба пойдут умываться.
— Неправильно. Умываться не пойдёт ни один из них. Подумай логически: тот, у кого лицо грязное, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и не пойдёт умываться. А тот, у кого лицо чистое, увидит, что тот, у кого лицо грязное, не идёт умываться, поймёт, что его лицо чистое, и тоже не пойдёт умываться.

Молодой человек пришёл в отчаяние.

— Ну поверьте, я смогу учить Талмуд! Спросите что-нибудь другое!
— Ладно. Два человека спускаются по дымоходу…
— О Господи! Ни один из них не пойдёт умываться!!!

— Неправильно. Теперь ты убедился, что знания логики Сократа недостаточно, чтобы учить Талмуд? Скажи мне, как может быть такое, чтобы два человека спускались по одной и той же трубе, и один из них испачкал лицо, а другой — нет?! Неужели ты не понимаешь? Весь этот вопрос — бессмыслица, и если ты потратишь жизнь, отвечая на бессмысленные вопросы, то все твои ответы тоже будут лишены смысла!

(с)инет

Самітне життя

Син самотньої матері народився в низинній місцині. Зростав в іншому поселенні, де працював столярем, аж до тридцятого року життя.
Наступні три роки ходив по землі, навчаючи.
Не написав жодної книжки.
Ніколи не обіймав громадської посади.
Не мав власної родини, чи дому.
Не закінчував університету.
Не віддалявся далі, як на тридцять кілометрів від місця свого народження.
Ніколи не досягав того, що можна назвати успіхом.
Не мав жодних рекомендаційних листів, лише себе самого.
Йому виповнилось тридцять три роки, коли суспільство збунтувалося проти Нього. Його друзі втекли. Сам же був проданий ворогам й засуджений насправедливим судом. Його прибили до хреста між двома злочинцями. Коли помирав, виконавці вироку грали в кості на Його одежу, єдину власність, якою володів на землі. Коли помер, поклали Його до гробу, який Йому з милости уділив товариш.
Третьго дня ця могила була порожня.
Минуло двадцять віків, і оце сьогодні Він є центром світової історії.
Ніщо так не змінило людського життя на землі: ані військові походи, ані маневри флотів, ані парламентські наради, ані короновані особи, мислителі чи науковці разом узяті - як це одне самотнє існування.

У часи антирелігійної пропаганди в Радянському Союзі на одній із зустрічей лектор блискуче представив остаточну перемогу науки. Відбувалися перші космічні польоти.  Втішався велетенською славою космонавт Гагарін. Повернувшись на землю, він підтвердив, що бачив прекрасне чисте небо, а от Бога ніде не бачив. Лектор на завершення свого виступу зробив висновок про остаточну поразку релігії. Люди у залі загомоніли. Зустріч закінчувалась.
-Чи є якісь запитання?
Із глибини залу один старенький, який уважно слухав доповідача, сказав тихінько:
-Христос воскрес.
Його сусід повторив трохи голосніше:
-Христос воскрес!
Інший встав і ще голосніше промовив ці слова, потім ше хтось і ще хтось.
Знітившись, переможений лектор вийшов.
Незалежно від всіх доктрин і дискусій, існує назаперечний факт.
Щоб його описати, досить одної короткої фрази:"Христос воскрес!" У цьому все християнство. Один факт, і жодним чином не можемо його заперечити.
Філософи можуть оминути його мовчанкою. 
Але не має інших слів, які були б здатні сколихнути людство:
-Христос Воскрес!


Бруно Ферреро

Дар Счастья. ( притча)

                          
                             

                                  Хоть говорят, что бедность не порок,
                                  Но с ней, как раз приходится считаться,
                                  Однажды взяв с собой большой мешок,
                                  На паперть нищий вышел побираться.


                                  И вот к нему вдруг фея подошла,
                                "Я помогу тебе! - сказала дама,
                                  Я твоё счастье, к тебе я снизошла,
                                  Как будто бы с небес родная мама!"


                                "Давай мешок, насыплю я монет,
                                  Но чтоб мешок твой только не порвался,
                                  Смотри, бедняк, не упусти момент,
                                  На злую корысть чтобы не нарвался.


                                 Как только вдруг порвётся твой мешок,
                                 Монеты все падут с него на землю,
                                 Лишь чёрной грязи увидишь ты комок,
                                 Тогда ты ощутишь конец веселью."


                                 Тут же бедняк раскрыл мешок, - и вот,
                                 Посыпались монеты золотые,
                                 Но очень жадный был тот обормот,
                                 Словно бармен, молящий чаевые.


                               ''Ещё! Ещё! - кричал он торопя,
                                 От скупости трясясь, как в лихорадке,
                                 О, дай мне золота! Прошу тебя!
                                 Хочу чтоб жизнь моя была в достатке!"


                                 Горе и жадность! Какая тут связь?
                                 Если Счастье кого-то полюбит,
                                 Золото вмиг превратится лишь в грязь,
                                 Если дар Счастья жадность погубит.



Формула разумных отношений, или Притча от Шопенгауэра …

 В холодный зимний день, чтобы не замерзнуть стадо дикобразов улеглось тесной кучей, но вскоре уколы от игл соседей заставили их лечь дальше друг от друга. Однако, необходимость согреться заставила снова придвинуться. 

     Так они метались из одной крайности в другую, пока не нашли то оптимальное расстояние между собой, когда и соседские иглы не колют, и холод можно переносить. Это ОПТИМАЛЬНОЕ РАССТОЯНИЕ - удачно найденная философом аналогия формулы разумных человеческих отношений в обществе!

Василева історія

  Коли Василь втретє втопив у ставку трактор, сільський голова почав сердитись:
- Що ти витворяєш, Василю? Через тебе риби в ставку вже нема! 
  І Василь зметикував, що це ж класна ідея - взяти в оренду ставок і запустити рибу. З трактором йому не щастило. Тільки чарку перекине, так його власний залізний кінь у водоймі й купається.
А от зі ставком буде простіше! Рибку розведу, чарочку спокійно на березі перекину, заодно і посторожую водяне угіддя - кайф! І ще завжди ж свіжа копійка та рибка, а, найголовніше - напрягатися не треба.
  Так і зробив. Трактора продав. Голові могорича виставив. Ставочок заорендував. Документи поксероксив. Рибку запустив. Одним словом: шуму в селі наробив!
  Через місяць-півтора потяглися до ставка односельці з вудками... Тільки-но Василь загляне в чарку, рибаки по відерцю коропців-долончаків і вихватять. Дехто умудрився в свої копанки частину молодняка переселити. З часом з'явилася прикмета: якщо в селі смаженою рибкою не пахне, значить Василь вийшов із запою.
  Коли Василь втретє "зайшов і вийшов", а риба в ставку закінчилась, дружина почала бурчати:
- Що ти витворяєш, Василю? Побійся Бога!
  І Василь зметикував, що це ж класна ідея!..

Изгнание торгующих из храма

Изгнание торгующих из храма

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня, дорогие братья и сестры, мы с вами слышали две евангельские истории в одном евангельском чтении. Первая история – это история о смоковнице. Ею начинается сегодняшнее евангельское чтение и ею же заканчивается. Получается, что эта история как бы разделена. Вторая же история – это изгнание торгующих из храма. Каждая из этих евангельских историй достойна того, чтобы рассмотреть ее отдельно. Но Церковь включила обе эти истории в один текст, который читается в храме в этот день. И мы с вами тоже постараемся хотя бы немного каждую из этих историй разобрать.

Я начну с истории изгнания торгующих из храма. Очень часто люди соблазняются, когда приходят в храм, особенно – новоначальные: как же так, иконочки продаете, книжечки продаете, свечечки продаете и так далее? Вы ведь торговлей в храме занимаетесь, а Господь торгующих из храма изгнал? И вообще, торговля в храме – это нечто плохое, низменное, и сами деньги – это что-то низменное, нехорошее. И в храм нужно приходить лишь для того, чтобы Богу молиться. Вот такое часто встречаешь восприятие. Но люди часто забывают, что на самом деле в Священном Писании материальным отношениям между людьми уделяется немалое значение. И Бог в том числе будет нас судить и за то, как мы обращались с теми материальными средствами, которые Бог нам в этой жизни дал. Поэтому так уж категорически отвергать все материальное не стоит. Ведь духовная жизнь – это не только молитва. Духовная жизнь – это и жертва, в том числе и материальная жертва.

И все же, почему Господь так поступил? В этой истории может быть и второй повод для соблазна – всегда в Евангелии Господь является как кроткий и смиренный, а здесь мы видим Его совсем в другом состоянии: Он приходит, выгоняет людей из храма, опрокидывает столы меновщиков, выгоняет бичом и говорит: «не написано ли: дом Мой дом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников». Как-то не вяжется эта история с кротким образом Спасителя. Почему же так произошло?

Известно толкование преподобного Сисоя Великого на изречения из Священного Писания, где говорится: «Гневайтесь, но не согрешайте. Солнце да не зайдет во гневе вашем». И вот святого Сисоя спросили, как же так, разве можно гневаться и не согрешать? На это преподобный Сисой ответил следующее: если кто-то что-то хочет у вас украсть, а вы гневаетесь на этого человека – вы согрешаете; если кто-то хочет у вас и глаз выколоть, а вы на него гневаетесь – вы согрешаете; но если кто-то хочет лишить вас вечного спасения, то на такого человека можно и должно гневаться, и это не будет грехом. Интересный ответ. И вот здесь, в этой евангельской истории, мы как раз видим Господа в гневе – значит, то, что происходило в храме, действительно могло повлиять на спасение этих людей и других людей, на их личное спасение.

Что же происходило в храме? Начнем с того, что свечка, которую вы ставите в храме, это ваша жертва. Но вы не обязаны покупать и ставить свечку. Книжки или иконочки, которые вы покупаете в храме, для вашей молитвы, для вашего назидания, они полезны, но вы не обязаны их покупать. В Иерусалимском храме до Рождества Христова принести жертву, кровавую жертву, животное или птицу, был обязан каждый человек. Поэтому сейчас то, что происходит в храме – это не торговля. Это вам предлагается возможность что-то пожертвовать и за счет этой жертвы что-то для себя приобрести. А в Иерусалимском храме была именно торговля, потому что если ты не приобретешь жертвенное животное и не принесешь его в жертву Богу, ты согрешишь. Это нужно понимать, какая здесь разница между нашими храмами и храмом ветхозаветным.

Далее