хочу сюда!
 

Катерина

45 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 35-50 лет

Заметки с меткой «мой стих»

Мне не надо шальной колокольчик,

  Из старого архива по просьбе читателей.


И исскуство настигнуло массы,
От политики-  раны в мозгу.
Откажусь от делений на расы.
Выпить водки сегодня пойду.
И не надо шальной колокольчик,
Он звенит во мне много уж лет.
Быстро накройте мне стольчик,
Водка мне не испортит обед.
И себя испытаю закуской,
Осетриной таки балычком
И  душой моей, украинской,
Отдохну с вами я за столом.

Блин,какая-та ода пьянству получилась.А хотел за разврат написать.Увы мне,простите меня. многогрешного. Пил я из чужих пиал, да чай из них не всегда горек. За разврат будет.

Актуально.

Меня многие критикуют, что я не пишу про политику. Ну простите меня многогрешного! Я был в ней в *90х и мне года хватило понять, что это не моё. Хотя если этот улус отдадут мне в управление, пожалеют многие. Мы , южане, парни горячие и последовательные. Но пока не про то. 

Как-тоочень давно,написал такой стих.Для другого президента. Годы прошли, а предательское чуство, что он актуален и не устарел- не прошло. Да все презики по сути (цензура). Судите сами;

Когда ничтожество берётся,

Стать во главе больной страны.

Никто успеха не добьётся:

Печаль и боль уж  впереди!

Бездарной власти меч коснётся,

Твоей, покорной головы,

На зов ни кто не отзовётся:

Я вижу признаки беды!

И без тебя не обойдётся,

Реши сомнения души!

И бесхребетным не прийдётся:

Их рай и место лишь в грязи!

Красный пулемётчик.

Цикл "Красно- Белое". 

Моим прадедам посвящается.Ни один войны этой не пережил.


Перед боем братцы,ночь всю продрожал,
Деревушку родную, жонку вспоминал.
И туда живёхоньким вернутся пожелал,
Да про жизнь свободную до утра мечтал.
Только вот под утро сон я потерял,
На мою позицию противник наступал.
Атакую психической,на испуг нас брал
И теперь братуцшки я уж не зевал.
Рано что-то баринов генерал поднял,
Сам в окопе сука он,видно хвост прижал!
Видно дурень старый ум-то потерял,
На "Максим" исправный умирать послал.
Время не воротится, зря ты их послал,
Девятьсот семнадцатый новый счёт начал.
Так что офицерики я на вас начхал,
Зря пугать надумали. Не таких видал.
Пулемёт рванулся и стрелять начал,
Офицеров бравых он к земле прижал.
Барабаньщик- прапор больше не стучал,
Марш лихой и русский он не доиграл.
Ну а ротмистр весело шашкою махал,
Взял его на мушку: сразу наповал.
Вот мальчишка-юнкер всё ура кричал,
Пулей подавился, сразу замолчал.
Боя наростает яростный накал,
Вот упал полковник, ранее шагал.
А в атаку бодро роту поднимал,
Двух саженей даже он не прошагал.
Голос пулемёта всё не затихал,
Кто-то приподнялся да под очередь попал.
Так легко и просто,не за что пропал!
Так ему и надо. У народа ж крал.
Рот икоркой красною вдоволь набивал,
Я ж ни разу досыта в жизни не пожрал.
А потом наверное шампанское пивал
И свою графиню вяло обнимал.
Книжки интересные поутру читал,
А под вечер верно ты спешил на бал.
О любви возвышенной тайно полмышлял,
Ах ты сволочь белая, на перине спал!
За столом игорным деньги прожигал,
Я ж червонца золотом в жизни не держал.
Не пешком в извозчике по улицам катал
В Петербурге часто, часто ты бывал...
А за жизнь привольную спеси понабрал,
Только зря винтовочку в белы руки взял!
Из неё родимой в русских ты стрелял,
Как сейчас наверное ты и не дрожал.
Пулемёт ох многих с смертью повенчал,
Ещё один поднялся, да замертво упал.
А поручик дерзкий с фланга подползал
Закрутил в гранату новенький запал.
Только слишком долго парень выжидал,
Просчитался скажем, не на тех напал.
А потом метался. Мать на помощь звал,
Мне тебя не жалко. Помирай давай!
Пулемётный веер многих посчитал,
Я сказал бы точно, цифры если б знал.
Через час наверное бой уже стихал
Роту у пригорка пулемёт поклал.
За собою жалости в жись не наблюдал,
Правда вот последнего я не добивал.
Зацепил слегка его, в тыл он отползал,
Долго ещё в травушке громко он стонал.
От погонов золотых луг блистать начал,
Кровушкой голубенькой насквозь пропитал.
Вечером комдив в рейд нас посылал,
Я пригорок этот больше не видал.
Офицеров этих никто не отпевал,
Ворон тот не медлил,тёпленьких клевал.
Ветерок осенний пылью заметал,
И холодный дождик грязью замывал
Вихрь зимою снежной косточки трепал,

По пригорку этому все он разбросал.
И весною нежною уж не замечал,
Мужичёнка местный, что сохой пахал.
Рожью,хлебным колосом,луг позаростал,
На земле удобренной силу набирал.
"Чтож сюда вы пёрлися!" позже я шептал,
Вот что получилося,кто сюда вас звал?

Орфография и прочее из того времени, участнику ГВ в 1987 стих этот прочёл. Он одобрил и сказал,что это по-нашему. Хотя и белогвардеец.



С рожденье сердце барахлило.

Из старого архива.

·         С рожденья сердце барахлило,

·         Был видно в нём порок.

·         Желанье жить не прходило,

·         Путь мой не так опять пролёг.

·         Попал в больницу слишком поздно,

·         Но вскрыли грудь уже для пользы;

·         И сердце вынули моё поспешно,

·         А механическое вставили успешно.

·         Компьютер в нём и батарейное питанье,

·         Но жить уж нет того желанья:

·         Ведь ровный стук спокойствие рождает,

·            Меня ни что теперь не удивляет.

·         И что-то отразилось на лице,

·         Но я не мученник и не был на кресте!

·         Но почему и в чём я сомневаюсь?

·         Зачем быть прежним так стараюсь?

·         Живёт во мне чужое совершенство,

·         Жестокий гений,где блаженство?!

·         Ведь в злых ночей жестокое молчанье

·         Врывается сквозь грудь мотора стрекотанье!

·         Без сердца нет души и нет существованья

·         И с человеческим мне грустно расставанье,,,

·         Казалось бы:живи да не тужи,

·         Я много лет без собственной души,,,

Живые напрягают нас врачи

Женщинам и врачам- здоровья и долголетия, тут другие ассоциации.Так сказать рикошетирующий эффект дневных впечатлений. Всё хорошо.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Сегодня в поликлинику иду,
Сама увы к женскому врачу.
Мужчинам не понять, ползу,
Решилась, съехать не могу.

Шагают ножки \даже и летят,
Ловлю я восхищённый взгляд,
И хорошо, меня таки хотят!
И внешность, дорогой наряд

И я иду, уверена что, получу,
Не приговор, диагноз и рецепт
Так я шагаю к мёртвому врачу,
И уходя уверенн\ый  респект.

Живые напрягают нас врачи,
Мол так не надо, это подлечи!
Они ведь проходимцы, портачи,
Как хороши уж мёртвые врачи.

К стенке.

·                                                         

                                                                                                                                       Из цикла "красно- белое"

Затвор лязгнул, дослал патрон,

Нас подвели уже к забору,

Дрожит и кашляет барон:

«Ну как же нас без приговора ?»

Да что, Вам легче ли голубчик?

Какой здесь суд: народный суд.

Они за принадлежность классу

Кончают всех, молитвы не спасут.

Одно; заверить Вас посмею,

Что Ваши сапоги снимут.

Себя я тоже не жалею:

И с самого, увы стянут!

- Хоть покурить  мне дали!

Тогда да что! Хоть умирать!

-Нет, фантазёра вы видали?

Ах господа, ведь нас стрелять,

Не ублажать сюда пригнали.

- Ах Боже! Если б знали…

Тогда быть может по-другому.

Сейчас намеренью благому

Не верю.Слышать не хочу!

Ах может деньги заплачу?

Эх,мало их и нас видали;

Коль запах крови услыхали

Теперь наврядли пощядят,

Кого, когда они простят?

А коль они бы тут стояли,

Мы б не спеша их исполняли.

На то гражданская война,

Стреляйте, нам уже пора...

Зимняя война.

Одел я куртку,но не брежно

И телогрейку как-нибудь.

Тебя я вспомнил нежно,

Теперь скорей меня забудь.

Одену шапку и не грозен,

Я отыщу кого-нибудь.

Не весел и опять серьёзен,

Найду себе какой-то путь.

В подсумок загрузил обоймы,

Я истопчу тропу войны!

Мы не пусты и злобой полны

Во всём и часто не правы.

Но ноги сунуты в унты,

И автомат без всякой смазки.

Тут разговоры не нужны,

И не рассказывайте сказки.

Морозный наступил рассвет,

И отыщу себе я цели,

Ответа не было и нет,

А вы всё нежитесь в постели.

И обхожу простор равнин,

И ветры хладные запели.

С морозной степью я един,

Друг другу мы не надоели.

Расчёт замёрз,сидит у пушки.

В глазах стеклянных пустота.

Вороны ждут своей пирушки,

Нас всех прокляли небеса!

Замёрзших стон  не слышен,

Но я смотрю и их глаза,

Мне подсказали что повыше

Есть рай и вечная весна.

Они уж там слагают саги,

Им хорошо уже теперь.

И наплевать на свои флаги,

И этим сказкам ты не верь.

Иду ступая по равнине,

Уснул в окопе весь расчёт.

Они вчера пускали мины,

Сегодня небо их зовёт.

А позабытый автоматчик.

В худой одежде замерзал.

Я не судьбы его приказчик.

Смерть облегчить ему желал.

И подошёл и ствол направил,

И передёрнут уж затвор.

Пусть он умрёт,тут нету правил

Тут милосердья приговор.

Но за рукав меня схватили,

И не начал в него стрелять.

Неужто боги подостыли,

Меня вдруг начали прощать.

Не мне прервать унылость дум

Я быстро очень оглянулся.

А рядом грозный Карачун,

И посохом меня коснулся.

Что ты желаешь,грозный бог,

И почему пришёл за мною?

Я твой должник или не смог

Собой остаться пред тобою?

Мой мальчик,ты излишне жив,

Себя не ценишь изначально.

Судьбы мне ясен-то мотив,

И для меня в тебе нет тайны.

Ты от солдата отойди,

Не заслужил он пули тоже.

Его ты понял и простил,

Но я веду на смерти ложе!

Дыханьем хладным усыплю,

А смерти сон увы приятен,

И верно всех я погублю,

Такой подход,всем понятен.

Но Карачун,а где же я,

Где моя правда и надежда?

Зачем пришёл-то ведь сюда

И я не тот,каким был прежде.

Но ухмыльнулся грозный бог,

Я здесь хожу и точно знаю.

Никто друг-другу не помог,

Ступай,а их всех забираю!

Искрится снег и храбрецы,

В дыму морозном замерзают.

Тут праздник вечной пустоты,

Для тех,кто истины не знает.

Лунное небо.

Из старого архива.



         Земля опять в лунном небе

         Светом своим осветит

          Кратеры,горы,ущелья

         И медленно их оживит.

         Песок здесь струится волнами.

         Сквозь пальцы спешит как вода.

         Покой нарушается сердцем,

         Стучит оно как всегда.

         Среди разрушенных замков

         И странных,чужих пирамид,

         Бродить можно долго,веками,

         Ну кто это нам запретит?

         Здесь мир для раздумий,исканий

         Но нет у неба здесь дна.

         Но звёздный свет заставляет

         Забыть преимущества дня.

         Нет хвастунов и принцев,

         А в небе усталых туч.

         Улыбка Лунного Сфинкса

         Проводит в обратный путь.

         Здесь главное-не проснуться,

         Покоя нет тоже,увы…

         Как никогда не бывает

         В пальцах твоих крови.



В краю запретных наших грёз.

·         Один стакан и вкусный ужин,

·         А рядом-тлеющий костёр.

·         Ни кто тебе уже не нужен,

·         Я тоже свои планы стёр.

·         Твой взгляд мне лучшее признание,

·         Его я ждал не первый год!

·         Пусть долгим было ожидание,

·         Но моё чувство не пройдёт...

·         Ты мои планы все узнал

·         И сокровенные мечты.

·         Во мне ты точно увидала,

·         Что моё счастье-только ты.

·         Тебя всех лучше понимаю,

·         Но спит уже волшебный сад.

·         Шепчу,легонько обнимая:

·         Нас ждёт давным-давно Багдад.

·         Дворцы,аллеи,минареты,

·         Фонтаны будто бы из слёз!

·         Мы там пробудем до рассвета

,·         В краю запретных наших грёз.


Ну как только...

Только Томас мы получим,
Сразу мы заживём иначе.
Тезис этот понятен, озвучен,
Не услышит земля  плача.

Нас от счастья увы не пучит,
Станем жить, но все и богаче.
Кто- то больше и даже круче,
Ну и что, ведь не будет иначе.

Возрастут у коров  удои,
Урожая по два точно будет.
И за топливо я спокоен,
Почти даром бензин людям.

Народ прекратит материться,
Исчезнет вдруг недовольство.
Всё хорошее с нами случится,
Всеобщим будет покорство.

Зимы станут намного теплее,
Станет даром  коммуналка.
Люди все вдруг станут добрее,
Не нужна станет наша закалка.

Продукты дешевле все станут,
Только сразу не ешьте много.
Вас никто, никогда не обманет,
Нам указана к счастью дорога.

Женщин бюсты в два раза больше,
К удовольствию общему будут.
Заживём ну как в этой Польше,
Благоденствие все вдруг добудут.

Потому ожидаю Томос и молюсь,
Днём и ночью, очень истово рьяно.
За народное счастье теперь не боюсь,
Оно в дверь к нам стучится упрямо.




Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
43
предыдущая
следующая