хочу сюда!
 

Ulia

32 года, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 28-40 лет

Обсидиановый Змей #14. Новый дом



http://s013.radikal.ru/i325/1407/19/5f85c2e81e1f.jpg                 
                                                 (пишется, пока мой ребёнок сладко спит)


Глава 14. Новый дом



                 Мало кому из драконов известно, почему Горящие горы называли именно так, и кому это впервые пришло в голову, ведь они казались вполне спокойными на вид, и влажный климат никак не способствовал бы их горению. Тем не менее, если развязать язык более старшим представителям огнедышащего рода, то они непременно выдадут хотя бы одну любопытную причину такого названия. По одному из толкований, имя гор уходит в глубокую древность, во времена, когда ещё зарождался внятный драконий язык: тогда эта местность представляла из себя суровый край, усеянный десятками действовавших вулканов, нередко устраивавших огненные представления на глазах у драконов. По другим сведениям, так красные драконы, которые считали себя первыми покорителями пламени, решили таким образом подчеркнуть в своё время присутствие в этих горах одной из влиятельных ветвей Красной стаи, основная ветвь которой проживала в Кремнекаменных краях. Существует также более романтическая причина происхождения "горящего" названия: поговаривают, так их назвал кто-то из Великих Змеев под впечатлением от яркого заката, который "зажигал" огненным оттенком все деревья на заросших вершинах. Последняя догадка больше всего устраивала юного путешественника, которому не терпелось проверить её ближайшим вечером, но ещё сильнее ему не терпелось достичь места, ради которого он затеял весь этот полёт

                 Дневной сон для потомка Красной чешуи выдался нелёгким. Он три часа не мог уснуть, норовя поскорее сорваться с места и полететь прямиком навстречу новой семье, однако, нежелание нарваться на Сталагмира не позволяло ему сбежать из лежбища. Единственное, что мог делать Агнар в этом положении, смотреть на дневное небо, приправленное редкими облаками, в мыслях отсчитывая время, к которому драконы до сих пор не придумали ни часов, ни минут.

                 Когда, наконец, заветный вечер настал, оба крылатых змея, освежившись в водах одного из водопадов, резво устремились к цели. Той ночью они почти не озирались друг на друга. У каждого из них была своя цель, они оба знали, куда лететь, и им обоим хотелось поскорее завершить начатое дело. Проносясь под крыльями воздухоплавателей, горы провожали их в потаённые недра своего края, зная, что от драконов невозможно что-либо утаить. Свою главную тайну они явили во второй половине ночи, когда над зелёными просторами стояла умиротворённая тишина. 

                 Без устали летевшие с вечера драконы сделали посадку на скале рядом с протекавшей внизу горной рекой, имя которой уже давно было известно Агнару. Красные драконы называли её Заланзил, что в переводе означало "пропитанная пеплом река". Именно её воды, вопреки недружелюбному названию, поддерживали силы драконов, проживавших в одной из гор у её берегов. Попробовав её на вкус, Сталагмир оглянулся в сторону против течения реки и на какое-то время застыл на месте. Напившийся дракончик пронаблюдал за ним и понял, что именно в ту сторону ему сейчас следовало лететь, но старший змей, остановил его, едва тот расправил крылья.

                 — Не спеши. Нас уже должны были заметить, - сказал он, глядя на самую высокую гору в долине. — Подождём, пока кто-то прилетит.
                 — На той горе никого нет, - всматриваясь, сказал Агнар. — Мне рассказывали, что с неё наши драконы обычно ведут дозор.
                 — Пока что стой на месте и жди. Нам нельзя нарушать традицию.

                 Агнару сложно было устоять на месте, у самой цели всего путешествия, и его пасть невольно раскрывалась, чтобы закричать сородичам: "Я здесь!", но драконьи традиции были незыблемы. Дракон, попадавший в окрестности обители другого клана, не смел подлетать к ней прежде, чем встретит дозорного змея и не договорится с ним, иначе это будет расценено как нападение. Вход в саму обитель должен был разрешить сам старейшина через уполномоченного им змея из кланового братства. С подобной процедурой Агнар наглядно ознакомился совсем недавно, хоть и в принудительном порядке.

                 Минута ожидания продлилась для него как целая ночь. За это время он озирался то на дозорную вершину, то на вкопанного Сталагмира, который стоял, закрыв глаза, что-то хрипя себе под нос. Однако его терпение лопнуло, когда минута подошла к концу: хоть красных драконов и можно было упрекнуть в отсутствии терпения или хладнокровия, но их подход к пунктуальности был подчас строже, чем у синих сородичей.

                 — Что скажете, Сталагмир? — нетерпеливо спросил Агнар.
                 — Непонятно... - пробормотал синий змей. — Не могу понять...
                 — А я не понимаю вас! Мы уже на месте, и я больше ждать не собираюсь! В конце концов, теперь гость здесь вы, а я - их брат! Или племянник... или кто-то ещё! Небольшое нарушение традиций мне простят! - выпалил краснокрылый юнец, и пройдя мимо безучастного дракона, в том же тоне сказал ему вслед: — Спасибо за сопровождение! 

                Хлопнув хвостом, не встретивший сопротивления Агнар быстро взлетел и удалился на самостоятельный поиск большой семьи. Застывший Сталагмир по этому поводу ничего не сказал и продолжил изображать из себя каменное изваяние, пока дракончик не улетел прочь. Когда это произошло, он широко раскрыл свои глаза, явив, не присущий себе, безумный взгляд.

                Между тем, освобождённый от оков надзора дракончик на радостях исполнил в воздухе "бочку", после чего уверенно набрал высоту. Добравшись до высоты, с которой вся долина была у него, как на ладони, он по старым воспоминаниям отыскал гору, в которой находились заветные пещеры. Её выдавал характерный гребень из оголённых скал, под определённым углом напоминавших собой частокол Сталагмира, хотя отец Агнара когда-то нескромно приписывал им схожесть со своим, более редким гребнем. Устроив облёт у подножий горы, красный дракончик скоро нашёл искомый ход в пещеры, который напоминал собой высокую узкую арку, плохо видимую издалека из-за зелёных зарослей.

                Приземлившийся на поляну перед ней Агнар с удивлением осмотрелся по сторонам. За всё это время он не увидел и не услышал ни единого дракона из своего клана. Из всего многообразия пойманного острым слухом звуков ему удалось выявить тихий шум листвы, слабое завывание ветра и отдалённый звук взмахов перепончатых крыльев, скорее всего, принадлежавших Сталагмиру.

                "Наверное, у него тоже закончилось терпение. Кто бы мог подумать, что с синими драконами такое возмож..." - подумал было Агнар, пока нечто увиденное серьезно не привлекло его внимание.

                Массивные стены каменной арки были усеяны маленькими дырочками, а местами, и пробоинами, разной величины. Тихой поступью Агнар осторожно подошёл к ним и рассмотрел повнимательнее: ни о чём подобном от папы он не слыхал, и вряд ли бы кто-то из красных драконов посмел бы ковырять вход в свою обитель. Что-то определённо было не в порядке.

                Подозрения дракончика усилились, когда он неторопливо вошёл внутрь. Волнение нагнетала не присущая для драконьей обители тишина, и если в пещерах синих драконов движения и разговоры обитателей заглушались шумом от водопада, то здесь никто из живых существ бы не смог утаить своё дыхание от юного охотника на звуки. Навострив свой слух на полную мощность, плотно прижавший к себе крылья Агнар плавно оттачивал свой шаг в надежде услышать кого-нибудь, кроме себя. Шаг за шагом дарил ему новые вопросы, и на каждую новую загадку ему было всё страшнее искать ответ.

                Первая загадка явилась ему на стенах пещерного пути в виде следов копоти, которые были заметны даже ночным зрением. В пещерах, в которых жили огнедышащие драконы, было бы страннее не увидеть подобное, чем наоборот, однако умные драконы, знавшие цену своей безопасности, ни за что не стали бы выдавать своё логово таким нелепым следом. Пока Агнар раздумывал над этой нестыковкой, его лапа задела крохотный металлический предмет, который со звоном откатился в сторону. Им оказалась помятая трубка явно искусственного происхождения.

                "Вещь людей?" - сказал дракон, осмотрев её.

                Впереди он увидел ещё пару таких штуковин, разбросанных по полу. Одна из них лежала прямо перед грудой камня, которая заняла собой часть прохода. Судя по всему, она явилась следствием обвала пещеры. Но с чего бы это пещере обваливаться? За свою многовековую историю бытности драконьим домом, она выдержала немало землетрясений, и судя по увиденным прежде пробоинам, кто-то ей в этом помог. Пока Агнар шагал навстречу завалу, под другой лапой что-то хрустнуло. Он наступил на взявшуюся откуда-то кость, раздробив её на крохотные осколки. Вероятно, читателю не стоит лишний раз напоминать о драконьей чистоплотности: свидетельство обратного ещё громче прокричало дракончику о том, что с его кланом произошло что-то серьёзное. 

                Нужно ли было идти дальше? Становилось очевидно, что в этой пещере не было ни души. Став в узком проходе между стеной и завалом, Агнар крепко сжал лапами один из валунов. Покинуть жуткое место ради своего же блага или постараться узнать правду?

                "Нет..." - сдерживая дрожь в пальцах, произнёс в мыслях пятнистый дракончик. "Это - дом моей семьи. Мой дом... Я столько всего пережил ради того, чтобы оказаться здесь. Я обязан узнать, что здесь произошло. Мне нечего бояться. Я - красный дракон!" 

                Выдохнув так, словно он выпустил пламя, только без огня, Агнар ненадолго ощутил себя взрослым змеем, которого страшились все возможные страхи. В таком состоянии он уверенно прошёл через каменную преграду и вошёл в более широкий коридор, который должен был вывести его в просторный зал, который багровый змей не раз величал "гостиной".

                Относительную тишину внезапно прервал отдалённый отзвук чьих-то шагов, послышавшийся позади. Кто-то ещё вошёл в пещеру. Напускное спокойствие Агнара пошатнулось. Он знал, чьи шаги это были, но почему-то от ощущения их приближения ему становилось не по себе. В их звуке слышалось что-то зловещее, и охваченному смятением дракончику хотелось как можно скорее от них спрятаться. Не важно куда. Ускорив шаг под громкий стук своего сердца, Агнар как можно осторожнее потопал вперёд по коридору, стараясь не озираться назад, не подозревая, куда тот на самом деле его приведёт.

                Тьма пещеры неохотно отступала перед обладателем ночного зрения. Она знала, что своими силами ей не удастся его напугать, однако напоследок, прежде чем окончательно отступить перед привыкшим к ней взглядом, она решила устроить ему последнюю пакость. Рассеявшись на глазах Агнара за плавным повотором, она привела его к крупному завалу, полностью перекрывшим собой дорогу дальше. Это был тупик.

                Юный дракон оказался в ловушке, в своём родном клане. Тяжёлые шаги приближались, а вместе с ними состояние Агнара приближалось к панике. Он уже испытывал её в своих снах, когда ему приходилось оставаться наедине с тьмой, но наяву - ещё ни разу. Ото сна можно было сбежать одним раскрытием век, но от действительности спастить было невозможно. Безуспешно пощёлкав себя по носу, Агнар бросился выискивать все возможные лазы, любой просвет, который можно было бы разрыть, и пролезть через него, но вместо этого он натолкнулся лапами на совсем другую, наименее ожидаемую находку.

               Испуганный взгляд бедняги пересёкся с пристальным взором пустоты, видневшейся в пустых глазницах большого драконьего черепа, который вместе с цепью из шейных позвонков выглядывал с левой стороны завала. Агнар, повидавший за своё детство немало останков животных, никогда не желал увидеть скелет дракона. Ему было жутко от мысли, что когда-то такая куча костей ещё недавно была живым драконом и могла говорить, и в этот раз от неё хотелось услышать множество ответов. Однако, на это уже не было времени. Тяжёлый топот доносился всё ближе и ближе, и до заворота, за которым можно было увидеть их обладателя, оставались считанные шаги. Даже подсвеченная драконьим зрением тьма сводила дракончика с ума, и она казалась непобедимой, но, в отличие её сестры из сна, у неё была одна слабость. На короткий миг совладав с собой, Агнар, всё это время боявшийся оглянуться назад, резко развернулся навстречу своему преследователю, намеренно зацепившись в движении шеей за стену. Заискрившись от трения росшие на ней камни вспыхнули десятком огней, положив конец царству мрака.

               Такой поворот сбил с толку дракона, показавшегося в это время из-за угла. На свету его чешуя окрасилась знакомым синим цветом, а морда - не виданной прежде гримасой удивления.

               — Твоя шея горит! - воскликнул он перепуганному бледно-красному юнцу.
               — А?!

               Живой "светоч", находившийся под впечатлением, не сразу понял, что ему сказали, и что вообще произошло: такой реакции от Сталагмира он совсем не ждал. Лишь когда синий змей, не долго раздумывая, бросился тушить Агнара крыльями, к тому вернулась внятная речь:

               — Нет! Стойте! Всё в порядке! - пятясь назад, закричал он. — Это не я горю, а эти чёрные камешки. Мне с-совсем не жжёт, правда!. 
               — Надо же... - произнёс Сталагмир, свернув крылья. Рассмотрев огненное зрелище на пятнистой шее поближе, он спросил: — Что они такое?
               — Сам не знаю. Пр-росто они загораются от трения или от огня, а когда сгорают, то рас-с-сыпаются и пачкают мне чешую. П-поэтому обычно я их и не тр-рогаю. Но с-с-ейчас... й-я...

               Агнар замялся на полуслове: от беспокойства его язык заплетался, а конечности продолжали судорожно трястись. Никто никогда не готовил его к таким поворотам судьбы и не у кого было спросить подсказки о том, что следовало делать в свете новых обстоятельств. Вернее, было у кого, но спрашивать его об этом Агнар не решался: нельзя было показывать синему дракону свою слабость. Лишь хладнокровие могло стать его защитой  Но откуда его можно было подчерпнуть, когда в лёгких бушевало воображаемое, но до боли пекучее пламя?

               "Спокойствие... Нужно начать с него", - предложил себе Агнар, наблюдая за Сталагмиром, который, не став долго ждать ответа, принялся осматривать скелет придавленного завалом дракона. "Спокойно. Всё в порядке. Вот, он спокоен, а значит, и я могу быть спокоен. Вместе с ним мы со всем разберёмся. Он мне не враг... По крайней мере, сейчас"

               Смочив горло каплей мнимого спокойствия, дракончик присоединился к старшему змею и невольно сам вовлёкся в осмотр останков, в надежде что-то для себя прояснить. Свет огня яснее проявил очертания драконьего черепа, казавшийся в темноте довольно цельным. На деле же носовая часть оказалась заметно повреждена, и её осколки наряду с зубами лежали россыпью лежали по сторонам. Каким ударом дракону так раздробило нос, Агнар не мог себе представить, а если бы и мог, то не захотел бы представлять.

                "Кошмар. Крепко же ему досталось... А с рогами ему что сделали?" - подумал Агнар, уставившись на длинные чёрные рога, которые отчёго-то росли под разным углом, словно их когда-то давно, ещё при жизни, согнули в разные стороны. "Это точно кто-то из наших? По-моему, папа мне о таком не рассказывал. Хотя, кому здесь, кроме красных драконов, ещё быть?"

                Тут-то взгляд Агнара плавно перешёл обратно к Сталагмиру, которого драконы Красной чешуи на пушечный выстрел не подпустили бы к своим владениям. Незванный гость, прищурив глаза, упёрся взглядом в одну слабо освещённую точку завала из которой выглядывали едва заметные костяные пальцы.

                 — Подойди-ка сюда, - сказал он Агнару, ткнув своеобразным пальцем на кончике крыла на месте рядом с собой. — Здесь нужно подсветить.
                 — Да, конечно, - вернув себе дар речи, ответил чешуйчатый "фонарик", которому в кои-то веки посчастливилось найти применение своей возгораемой россыпи и подошёл к указанному месту.
                — А теперь поверни шею горящей стороной сюда и опусти её пониже - продолжил коммандовать старший дракон, подбирая лучший угол для света. — Ниже... Ещё ниже... Стой! 

                В этот миг шея Агнара упёрлась в самый пол - ниже и так было некуда.

                — Достаточно, - сказал Сталагмир и как следует присмотрелся к костяной лапе.
                — Там что-то есть? - спросил Агнар, когда услышал шорох камней. Ему не было видно то, что видел синий змей, из-за того, что повернув шею горевшей стороной к стене, он отвернул от неё свою голову

               Дожидаться ответа ему пришлось долго: Сталагмир очень ответственно подошёл к поиску чего-то, осторожно откидывая камни в сторону, во избежание нового обвала. Спустя пару минут пыхтевший Агнар, продолжавший стоять в положении страуса, которому не удалось спрятать голову в твёрдом полу, начал жалеть о том, что не предложил старшему искателю просто оторвать от себя пару камней или не согласился зажечь какую-нибудь из передних лап. Он уже вцепился когтями в один из своих "угольков", но вдруг на пол рядом с ним упало что-то непонятное по звуку. Следом упало ещё что-то и ещё, пока в довершение ко всему не послышался тяжёлый вздох крупного дракона, который, наконец, был готов дать запоздалый ответ.
                
                — Есть. Можешь взглянуть, - сказал он.

                 Агнар поспешил поднять шею с пола, но не успел он обернуться к находке, как последние из горевших камешков благополучно исчерпали свой запал. Это рассердило дракончика, уставшего от постоянных ожиданий: рыча себе под нос, он ударил крылями по земле и со скрипом расправил их огненным веером.

                 Новый "факел" позволил без труда отыскать все находки Сталагмира, которую тот аккуратно разложил внутри кольца из булыжников. Первыми бросились в глаза уложенные, как не до конца собранная головоломка, кости маленького скелета с округлым черепом, рядом с которым лежал схожий по размеру помятый шлем с расцветкой под цвет камня, на котором он лежал. В таком же тоне была окрашена и порванная плотная одежда, уложенная напротив рёбер. Довершала всю эту экспозицию уложенная возле единственной костяной руки подозрительная ветка с четырьмя концами, сделанная явно из металла. Грамотно разложенный набор предметов сводил все его составляющие воедино, и даже у несведущего мальца не возникло сомнений - все они принадлежали одному существу.
                
                — Это человек? - настороженно спросил Агнар, осматривая останки. — Здесь в самом деле были люди?
                — Кхмр... - прохрипел синий змей, который собирался сделать выговор, но передумал. — Да.
                — Значит, всё это их рук дело? Они напали на мой клан?
                — Полагаю, что да.
                — Тогда как они узнали о нашей обители? - воскликнул Агнар, голос которого окрасился оттенком гнева. — Как они вообще сумели пробраться так далеко? Тут же не один дракон жил!
                — Я не смогу дать тебе ответ прямо сейчас. К таким вопросам следует подходить очень внимательно, чтобы не упустить ничего важного. Лишь тогда можно сделать твёрдый и неопровержимый вы...
                — Вам легко говорить заумными фразочками! - вспылил дракончик. — Вы всегда можете вернуться домой, к семье, и думать над ответом хоть целый век! А я не знаю, нужен ли мне тот ответ вообще. Сейчас я просто хочу встретиться со своим кланом, и всё. Но где его искать? И остался ли он вообще?
                — Слишком много вопросов, юный дракон. Для начала успокойся, - размеренно посоветовал Сталагмир, пропустив сквозь себя весь спектр нарушений драконьей этики.
                — И что мне с того?
                — Здесь красный дракон - ты, а не я. В тебе течёт кровь рода, жившего в этой обители, и тебе известна хотя бы малая толика его мудрости. Подумай, как следует, что бы ты сделал на месте старейшины после того, как твой дом подвергся бы нападению людей, из-за которого пролилась кровь твоих родственников?

                Постановка вопроса поставила Агнара в ступор: ещё амаирье назад он беззаботно разгульничал себе по протоптанным тропам, думая лишь о наполнении собственного желудка и лелея надежду выбраться за пределы родного Предела, а теперь от него требовали ответа как от взрослого дракона, обладавшего некой непостижимой для других мудростью.

                — Я не настолько мудр, как старейшина, - скромно произнёс остывший потомок пропавшего клана. — Вряд ли мой ответ сможет чем-нибудь помочь.
                — Ты его ещё даже не озвучил. Говори как есть - даже в самом простом ответе больше смысла, чем в его отсутствии.
                — Тогда я скажу, как поступил бы сам, не как старейшина. Хоть наш род всегда до последней капли крови отстаивал свой дом, я бы после всего произошедшего точно не захотел бы здесь оставаться. Нельзя окружать себя смертью, в своём доме - так говорили мне родители всё детство, и знаете - у нас дома ни одна кость долго не задерживалась. Может быть, такие же обычаи бытовали и в самом клане, точно сказать не могу, но, будь моя воля, я бы собрал с собой всех оставшихся сородичей и начал бы искать более безопасное логово.
                — Допустим. А что бы ты делал в том случае, когда кому-то из сородичей пришлось бы отсутствовать в Клановых пещерах в день нападения?
                — Подождал бы их.
                — А вдруг они задержались бы где-то надолго и клан не желал бы ждать дольше? Как известно, терпение у красных драконов недолгое.
                — Ну... Тогда я нацарапал бы им записку, чтобы они знали, где нас искать.
                — И где бы ты её оставил?
                — В Зале Знаний, скорее всего. Хотя, там и так надписей хватает: её можно будет и не заметить. Лучше было бы оставить послание в каком-нибудь тайном месте, о котором может знать только наш клан.
                — Тебе известно такое место?
                — Не припомню даже. Да и какая разница? Дальше хода всё равно нет, - повернувшись к завалу, сказал Агнар.
                — Большая разница. Любой разумный дракон заранее предусматривает несколько выходов из своего дома. Особенно, старейшина целого клана. Хотя бы один тайный вход здесь должен быть.

                Свою уверенность в этом Сталагмир подчеркнул проницательным взглядом, которым он "выстрелил" в задумчивого юношу, попав ему в точку между глаз. Неизвестно, подействовал ли такой эффект на Агнаре, но уже скоро ему чудесным образом удалось откопать в бездонных недрах памяти нужную запись.

                — Точно! Я вспомнил! - загорелся он, —  Есть один такой - сейчас его проверю!

               Окрылённый надеждой дракончик собрался поскорее проверить предложенную догадку, но перед уходом решил принять меры предосторожности, на всякий случай.

               — Только вы за мной не идите, - сказал он Сталагмиру. — Всё-таки, это тайный вход.
               — Как хочешь, - сказал стоявший на месте дракон, и, махнув хвостом, вернулся к осмотру находок.
               — Вам свет оставить? — спросил живой "светоч" напоследок. — Мне не жалко. Мои камни ещё сто раз отрастут.
               — Не нужно. Я сам разберусь.
 
               Оставив Сталагмира в темноте, Агнар поспешил отыскать другой вход в заброшенную обитель, о котором несколько раз невзначай поминал багровый дракон. Было любопытно то, что он никогда не называл этот путь тайным, поскольку красным драконам частенько приходилось пользоваться им для того, чтобы скорее добраться к каменной поляне, которая в клане считалась тренировочной площадкой. На ней красный молодняк совершенствовал как сложные боевые навыки, так и простейшие лётные упражнения, вроде гладкого взлёта и посадки. Нарисовав себе это место в голове, Агнар почти настиг выход из пещеры, но его остановил какой-то отголосок донёсшийся позади. Обладатель острого слуха прислушался повнимательнее.

                — Неужели тебе было не о чем жалеть? - послышался приглушенный голос Сталагмира.

                "С кем это он разговаривает?" - удивлённо подумал Агнар, выжидая ответную реплику, однако её не послышалось. "Сам с собой, наверное"

                Всё-таки, не зря в Красной чешуе испокон веков бытовало мнение о том, что синие драконы гораздо чаще других становились жертвами безумия. Разбираться с потенциальной её жертвой дракончик не стал, и, затушив огонь на крыльях, вырвался наружу.



(с рисунками всё плохо, с редактурой - тоже, и с моей головой, соответственно. Со временем у меня много несостыковок, с мозгом - рассеянность и недосып. Рука так и норовит всё удалить нафиг. Всё написанное я выложу, как и обещал, но не в том качестве, в каком хотелось (в хорошем качестве пришлось бы ждать до августа)... Да кому я всё это пишу?)
8

Комментарии

116.06.17, 10:05

Появилось время писать? Как малявка?

    216.06.17, 10:21

      316.06.17, 11:40

        416.06.17, 13:53

        еще
        не падай духом мы с тобой

          516.06.17, 23:02Ответ на 3 от Lily-cj

          Юля, ты там случайно не проскочила мимо 3-й части прошлой главы? Ты не подумай, просто на тебя это не похоже

            616.06.17, 23:37Ответ на 1 от muxa-xa-xa

            Оно у меня было всегда, только не появлялось, а мелькало. Из этих маленьких вспышек и собираются целые главы

            Сынуля нынче активный очень: из комнаты в комнату перемещается со скоростью звука. Когда я иду с ним гулять, стараюсь держать на улице на менее и не более двух часов: меньше - не устанет и рассердится, больше - перегуляет и станет ураганом, который удастся уложить спать на час позже, чем обычно... Зато умеет держать ложку (иногда даже сам кушает суп), знает, где находятся детские площадки и сам идёт к ним (главный его храм - это местная АТБшка, от которой его стараюсь отводить без истерик) . Лишь бы меньше подражал коту, который любит открывать лапами (или головой) все двери, вытаскивать вещи из шкафов и залазить на столы

              716.06.17, 23:38Ответ на 2 от WtugWtug

                816.06.17, 23:47Ответ на 4 от Dark_Caz

                Всё в порядке. Просто это первая "обсидиановая неделя", когда после долгого перерыва нужно опубликовать большой объём текста, над которым трудился больше полугода и к которому за всю писанину не нарисовал иллюстраций. К тому же, когда после обещания публиковаться в одно время каждый день случаются сбои (то задержался на работе, то у ребёнка поздняя прогулка, то ему внимание нужно), то сбои невольно случаются и в голове. Благо, я люблю по пути на работу с телефона почитать сайт журнала "Мир Фантастики". Там уйма интересных статей как об интересных фантастических произведениях, так и об интересных историях их создания. После него я стал совсем по-другому смотреть как на кино- и писательскую индустрию, так и на сам процесс создания фантастики

                  917.06.17, 12:47Ответ на 5 от WalesDragon

                  может и проскочила. Моему двойному счастью через 2 дня год и месяц как раз будет Я за этот период много мимо чего проскочила

                    1017.06.17, 13:06Ответ на 9 от Lily-cj

                    Поздравляю!

                    Нет, ну если читать только ради фабулы, то можно 13-ю главу вообще пропустить (равно как и 1, 4, 8 и 10-ю). Она родилась из желания лучше раскрыть героев и их мотивацию, которая окажет влияние на дальнейший ход истории

                      Страницы:
                      1
                      2
                      3
                      предыдущая
                      следующая