хочу сюда!
 

маргарита

40 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Обсидиановый Змей #12. В плену синевы

                  Кто ходит в гости по утрам, парам-парам... 

                  Только не драконы: они в это время спят. Правда, к нашему герою это не относится. 



http://s013.radikal.ru/i325/1407/19/5f85c2e81e1f.jpg               


Глава 12: В плену синевы



             Неприметная с виду пещера, скрывшаяся под одной из бесчисленных столповидных скал, встретила своих посетителей колоннадой из сталактитов, конца которой не было видно во тьме даже приспособленным к ней зрением. Множественные каменные пальцы, тянувшиеся из потолка, будто ждали возможности поймать любого, кто попытается безнаказанно пройти под ними, однако гости, пожаловавшие в их обитель, были не так просты. При желании или неосторожности, они вполне бы выровняли острый потолок, обезопасив себе дорогу, однако никто из них не посмел вмешиваться в бесконечно долгую кропотливую работу природы. Вся галерея на пути крылатых змеев выглядела совершенно нетронутой, будто по ней никто ни разу не проходил, и случайному искателю пещерных красот вряд ли когда-нибудь пришла бы в голову безумная мысль о том, что где-то в глубинах непроглядных залов дремлет с десяток-два громадных драконов.
           
           С осторожностью обойдя все каменные шипы вслед за старшим синим драконом, Агнар услышал доносившийся вдали шум стекавшей воды. Вполне вероятно, это был подземный водопад, о которых красный дракончик знал только по наслышке и которые всегда хотел найти. Он считал, что в пещерах с таким дополнением и следовало обустраивать драконьи логова, чтобы обмывать свою чешую и наслаждаться вкусом холодной воды, не выходя из дома. Очень скоро его любопытство было удовлетворено, когда спустя пару сотен безмолвных шагов его взору открылся глубокий пещерный зал, в котором сквозь светлую щель в потолке ниспадал широкий поток кристально чистой воды. Увиденное зрелище не оставило Агнара равнодушным, заставив его сбавить ход. Заметив завороженный взгляд юного гостя, Сталагмир остановился прямо перед уступом и ненадолго позволил ему осмотреть достопримечательность.

            — Старейшина не любит задержек, — глядя на водопад, сказал синий змей.

           Эта фраза вернула увлечённого дракончика обратно в действительность. У него не было возможности вволю осмотреть все красоты обители Синего клана. Как только Агнар повернулся к Сталагмиру в ожидании дальнейших указаний, тот продолжил:

            — А ещё больше он не любит, когда ему говорят неправду. За свой долгий век он видел рождение и смерть целых поколений, и твоя жизнь для него - лишь крохотная капля, затерянная в этом бесконечном водопаде времени. Не испытывай его благодушие, - холодно произнёс Сталагмир, после чего, заметив смятение на морде Агнара, добавил: — Когда тебе не захочется отвечать на неудобный вопрос, лучше не говори ни слова. Целее будешь.
            
           Дракончик взглотнул. Тем временем Сталагмир взлетел с уступа и начал плавно спускаться ко дну водопада, уходившего вниз гребеньев на пять. За ним, расправив крылья, последовал Агнар, и скоро оба дракона оказались внизу, на берегу подземного озера, питаемого бесконечно стекавшей водой. 

            — Прежде, чем войти, красный дракон, прояви уважение к нашему дому, и испей его воду, - молвил Сталагмир.

           От такого предложения уставший за ночь Агнар не мог отказаться. Глянув на отражение света в воде, проникавшего сквозь потолочную щель, он "проглотил" его своей пастью и утолил свою жажду. Убедившись в соблюдении традиции, синий дракон своим крылом открыл малому гостю ход, сокрытый за плотной завесой водопада. Увиденное заставило Агнара почувствовать себя героем сказки: ему было сложно скрывать своё восхищение. Однако, втайне он прикусывал себе язык, чтобы не испытывать терпение синего дракона и не выслушивать от него очередную суровую реплику. К его удивлению, тот продолжал держать своё крыло под сильным потоком воды, позволяя дракончику войти, не промочив чешуи. Как только дракончик спешно проскочил под синим "зонтом", Сталагмир прошёл сам, и, вновь оказавшись перед Агнаром, дал ему ещё один совет:

            — Скоро мы пожалуем в покои Старейшины. Как только я остановлюсь, остановись сам и стой смирно, не двигаясь, и не издавая лишних звуков. Он сам пожалует к тебе.

           О такой чести Агнару не приходилось и мечтать: сам старейшина Синей чешуи придёт к нему! Вот только зачем? Зачем синие драконы пускали его в самое сердце своего клана? 

           Окунувшись в воспоминания всего, что ему было известно о них, он не мог найти ответа. Со слов отца, в клане Красной чешуи синих драконов было принято называть предателями. Так их нарекли после того, как они отказались прийти на помощь братьям с красной и зелёной чешуей в последнем великом противостоянии с человечеством, что привело чуть ли не к полному истреблению драконьего рода. После тех событий кланы на какое-то время прекратили своё существование, и у выживших потомков убитых людьми родителей ушли долгие годы, а то и века, чтобы вновь собраться полноценными общинами. Со временем новосозданные кланы Красной и Зелёной чешуи восстановили свои взаимоотношения, а синие драконы, как и прежде, продолжали затворнический образ жизни, ограничиваясь редкими встречами с остальными сородичами. И судя по тому, с каким настроением его встретили, у Агнара не было ни единого повода думать, что они собирались пойти навстречу к красным драконам.

            За время раздумий оба змея под отдалённый шум оставшегося позади водопада пересекли несколько просторных пещерных залов с высокими потолками и множеством ходов. Среди всего этого разнообразия он присмотрел несколько красивых водоёмов, украшенных нетронутыми скульптурами, созданных самой пещерой, но при этом не встретил ни одного дракона на своём пути. Казалось, именно в таких просторных, но тёмных залах драконы и должны были проводить время, пока снаружи светило солнце, но Агнар не видел вокруг никого и не слышал ничего. Ничего, кроме отдалённого шума воды и топота, издаваемого им со Сталагмиром. Складывалось ощущение, будто бы в этой пещере не было никого, кроме них, и в дракончика начало закрадываться чувство, будто никакого клана со старейшиной там не было, а его вели прямиком в ловушку, из которой он никогда не сможет выбраться.

           Внезапно откуда-то со стороны донёсся звук скатывающегося камешка. Он был едва слышным, и старший змей не обратил на него внимания, но Агнар смог отыскать его расположение в одном из расположенных поблизости ходов, в котором промелькнул и исчез чей-то силуэт. Красный дракончик не успел рассмотреть его как следует, однако ему показалось, будто скрытый в мраке незнакомец был драконом, но небольшим, возможно даже его возраста. Это была лишь догадка, но даже того короткого мгновения, за которое проскочила породившая её случайность, Агнару хватило, чтобы отвлечься от мрачных мыслей.

          "А вдруг они просто скрываются от меня?" - подумал он, пробегая глазами по казавшимся пустыми пещерным коридорам.
 
          После непродолжительной игры глазами Агнар вошёл в небольшой зал, украшенный колоннами из сросшихся между собой сталактитов и сталагмитов. Именно там шедший впереди Сталагмир сделал свою остановку. Агнар остановился вслед за ним, после чего синий змей двинулся обратно, и, обойдя дракончика, стал где-то позади него.

           Наступила продолжительная тишина. В колонном зале от шума водопада не осталось и следа. Такая атмосфера нагнала холода под чешую Агнара: он испытывал жуткие ощущения от того, что не слышал ничего, будто его лишили слуха.

           "Как долго это будет продолжаться? Где же старейшина ходит?" - напряжённо думал Агнар, продолжая чётко выполнять указания Сталагмира. "Он может испытывать меня, как всегда делают старейшины. Так и есть. Я среди синих драконов - нужно оставаться хладнокровным... Как долго? Ничего не меняется. Мне нужно что-то услышать, иначе я сойду с ума!"

           Пока перепончатые уши ничем не могли помочь своему владельцу, его глаза продолжали видеть в темноте, хотя ещё на пороге пещеры они не видели ничего в мраке неизвестности. Возможно, ему нужно было ещё немного времени, чтобы привыкнуть и сосредоточиться, прежде чем чувства начнут проявлять себя в полной мере. Вскоре сквозь тишину он услышал тихий прерывистый стук. Его сложно было уловить, но Агнар всячески пытался выявить, от чего он доносился. Это могло быть капание стекавшей со сталактитов воды, шаги бродивших в запутанных коридорах обитателей пещеры, лёгкие постукивания хвостом утомлённого ожиданием Сталагмира, а, может быть, даже биение собственного сердца... 

          Поиски нарушителя тишины прервались, как только в скрытой за углом комнате кто-то неторопливо поднялся на лапы и тяжёлой величавой поступью с приглушённым скрипом тянувшихся по каменному полу крыльев, отправился навстречу к двум застывшим в ожидании драконам. У Агнара перехватило дыхание, как только в конце колонного зала показался долгожданный силуэт: после нескольких жутких минут неподвижности и тишины, встреча со старейшиной стала для него по-настоящему желанной. Он по-прежнему испытывал тихий страх перед шедшим к нему змеем, но в тоже время был в предвкушении воочию увидеть самого старейшину драконьего клана. И не какого-нибудь, а самого, что ни есть, древнего и таинственного! 

          Направшийся навстречу Агнару дракон вызвал неприкрытое удивление на покрытой камешками голове. Обвисшая чешуйчатая кожа, на которой плясали нагрудные пластины, крылья, которые тянулись по земле, словно неподъёмная обуза, широкая нижняя челюсть с гулявшими по ней кривыми зубами - всё это в сочетании с медленным шагом и приглушенным пыхтением наглядно показывало безрадостные перспективы драконьей старости. Однако, даже не это удивляло юного гостя: морда старика была начисто лишена каких-либо бросавшихся в глаза черт, будь то челюстные гребни, грубый разрез пасти, наросты на носу, над глазами или на подбородке - в ней не было ничего лишнего. Эта хладнокровная внешность, подкрепляемая тёмными, покрытыми чем-то, рогами, острым костяным гребнем и сложным узором нагрудных пластин, довершаемая таинственным прищуренным взглядом создавала неповторимую харизму, присущую лишь истинным патриархам драконьего рода.

         Её обладатель остановился всего в паре шагов от застывшего пришельца с красной чешуёй, и, недолго простояв с ним безмолвии, хриплым голосом воскликнул:

           — Ксат, энидак!

           Вопреки ожиданиям Агнара и правилам драконьего этикета, старик начал разговор не с приветствия, а с чёткого указания: "Отомри, красное дитя!" Тем не менее, оно сбросило гору с плеч утомлённого гостя и позволило ему слегка размять онемевшие конечности. Старший змей тем временем поднял свои, на первый взгляд, неподъёмные крылья, и, обретя по-настоящему величественный вид, вернулся к порядку традиций:

           — Я, старейшина драконов Синей чешуи, приветствую тебя в доме нашего рода.
           — Приветствую вас, Старейшина! - выпалил Агнар, склонив крылья. Не будучи уверенным в порядочности ответа на приветствие старейшины, он решил сгладить разговорные углы прежде, чем тот ему ответит: — Благодарю вас за приём!
           — Не стоит, - ответил он, не выражая ни капли эмоций. — Можешь не представляться, красный дракон, названый в честь разжигающего огонь приспособления. Я хочу взглянуть на твои истинные краски в свете твоего огня.

           "Он знает моё имя?!" - спросил себя ошеломлённый Агнар. "И мой огонь? Имел ли он в виду мои камушки?"

           Этих вопросов юный дракон не мог озвучить вслух, но узнать ответ на последний вопрос ему ничто не мешало. Вместо того, чтобы зажечь камень со своего воспламеняющегося покрова, он повернулся в сторону и, бросив взгляд то на Старейшину, то на стоявшего позади Сталагмира, выплеснул струю яркого пламени.

           В огненном свете пещерный зал окрасился приятным глазу нефритовым оттенком, сменив мрачную обстановку неизвестности на более гостеприимный лад. Любуясь истинным цветом пещер взор Агнара вернулся к Старейшине, и то, что ему открылось, сбило размеренный поток огня. Старый дракон, украшенный обвисшей сизой чешуёй, мрачно смотрел на юного гостя янтарного цвета глазами, в которых не было видно зрачков. Поначалу это навело дрожь на Агнара, однако, вглядевшись получше он разглядел едва заметные тонкие полоски зрачков и вспомнил о том, что родители сами не раз сбивали его с толку таким взглядом. По-настоящему же вздрогнуть его заставили рога Старейшины, которые были покрыты следами свежей крови.




          — Довольно, - с хрипотцой прорычал сизый змей.

          Агнар потушил свой огненный "фонарь" и, потеряв всё перед глазами, принялся тушить свои эмоции.

          — В тебе также течёт кровь зелёных драконов, красное дитя, - заметил Старейшина. — Она передалась тебе по матери... твоего отца?
          — Да, - вырвалось у Агнара. 

          Он уже был готов поймать старика на слове, пока тот делал заминку в предложении, но тот действительно оказался прав! Насколько дракончик помнил, его отец родился среди зелёных драконов, однако из-за отсутствия каких-либо зелёных черт краснокрылый дед забрал едва вылупившегося сына с собой в клан Красной чешуи.

           — К какому клану ты себя относишь, дитя? - продолжил Старейшина
           — К клану Красной чешуи, - ответил дракончик с красной чешуёй, удивляясь очевидному вопросу.
           — Где находится твой дом?
           — В клановых пещерах, - уклончиво сказал Агнар.
           — В Горящих горах, значит? - спросил старый дракон, полностью раскрыв полусомкнутые глаза.

           Дракончик выпучил глаза вслед за ним: он явно недооценил осведомлённость хозяев пещеры.

           — Да, - тихо ответил он.
           — Ты ни разу в них не был?

           Агнар не мог сказать правду синему дракону: не имея поддержки за своей спиной, он оказался бы в полной его власти. Было бы проще сказать неправду, например, о том, что в Красном клане было кому заступиться за него, однако кроваворогий змей мог его раскусить, спросив, например, имя текущего старейшины красных драконов. Находясь между Старейшиной и Сталагмиром, как между молотом и наковальней, дракончик не решался лгать - вместо этого он молчал, глядя на хладнокровную древнюю морду. Приняв молчание за ответ, сизый дракон озвучил свою догадку:

           — Будь ты там хоть раз, тебе не пришлось бы лететь в западном направлении. Откуда ты родом?
           — С Тверди, - отрезал Агнар.

           Сизый дракон поморщился, несмотря на то, что это было правдой. Так назывался мир, на поверхности которого родился Агнар, равно как все остальные драконы и люди на свете. Большей ясности он вносить не собирался: родители научили его не рассказывать незнакомцам о своём доме...

           — Надоблачный Предел... - протяжно произнёс Старейшина. — Безлюдные земли с южного края, некогда скованные ледниками... Занятно.

          У Агнара отвисла челюсть. Откуда незнакомец мог об этом знать? Если предыдущим догадкам Старейшины ему ещё как-то удавалось найти подвластные здравому смыслу объяснения, то на сей раз он оказался в тупике: о своей родине он не говорил никому из синих драконов. Неужели древний змей мог читать его мысли? 

           — Ваш род не любит ледяные края, - с мрачной хрипотцой продолжил сизокрылый старейшина. — Кто-то из твоих родителей был отшельником, оставившим свой клан?

           Разговор плавно превращался в допрос, и это стало сильно волновать слабого духом дракончика. Он был уверен, что Старейшина ждал, пока он начнёт думать об ответе, чтобы узнать о нём раньше, чем тот будет озвучен. Жаль, Агнар был не в том положении, чтобы задавать вопросы.

           — Да, - с тяжёлым вздохом сказал он.
           — Почему он покинул клан? 
           — Сложно сказать... 
           — Тем не менее, у него были на то причины. Тебе они хорошо известны, дитя, - сурово сказал Старейшина, наклонившись к смятённому гостю  — Зачем же ты возвращаешься туда, где твой родитель не нашёл себе места?
           — Я хочу жить среди себе подобных... Ведь клан - это семья! - воодушевлённо воскликнул Агнар, внезапно почувствовав в себе силы. — Какие бы разногласия в ней ни были, она всегда остаётся самым близким, что у нас есть. Она обязательно окажет поддержку в трудное время!

           На такой красноречивый выпад, которого дракончик сам от себя не ожидал, Старейшина лишь тихо фыркнул, совершенно не меняясь в выражении морды:

           — В твоей семье есть родные братья или сёстры? - продолжил он.
           — Нет.
           — Ты первородный?
           — Не знаю... - сказал дракончик, не имея возможности спросить, что это означало. — Вам виднее.
           — Ясно, - промолвил Старейшина, после чего опустил свои тяжёлые крылья. — Возможно, ты собрался попросить у меня укрытия на день?
           — Да! - зажёгся Агнар, добравшись, наконец, до сути беседы, — Я буду вам очень признателен!

           Старейшина ненадолго сомкнул свой пронизывающий взгляд, после чего дал долгожданный ответ:

           — Наш клан примет тебя до наступления ночи. Для сна тебе будет отведено место в одном из наших залов, - деловито заявил Старейшина, после чего воскликнул: — Илихирн!

          Не прошло и полминуты, как из непроглядного мрака, минуя Сталагмира, в зал пожаловал молодой дракон с множеством наростов на крыльях. Как только он поравнялся со Старейшиной, последний дал ему указание:

           — Проведи нашего гостя в зал к Измиру. Возможно, он поделится с ним лежбищем.

           "Возможно?!" - удивлённо подумал про себя Агнар. Значит, с ним могли и не поделиться? И вообще, не ослышался ли он, когда Старейшина назвал имя того, к кому его подселят?

            — Кха-ра ктак! - сказал Илихирн плававшему в мыслях дракончику, что означало "Следуй за мной!"

            Агнар подчинился, так как ничего другого ему не предлагали. Удаляясь из колонного зала, он заметил, как Сталагмир двинулся навстречу Старейшине и уже скоро своим острым слухом поймал хриплую реплику, донёсшуюся позади.

           — Пускай он поглядит на красного дракона. Возможно, это пойдёт ему на пользу.

            Речь шла о драконе, чьё имя было хорошо знакомо Агнару по одному из сказаний. Вот только был ли это тот самый Измир, которого уже давно не было в живых? Ответ ждал его впереди, в глубине пещерных залов и коридоров, в которых было легко затеряться. По мере продвижения их стены становились "разговорчивее", донося до гребенчатых "ушей" Агнара больше шумов, характерных для обитаемого клана, однако юный змей пытался выделить среди всего многообразия звуков знакомый хриплый голос, чтобы узнать, что ещё между делом может сказать достопочтенный древний змей. 

            — Странно... - отозвался тот самый голос, вновь добравшись к охотнику на звуки. — Весьма странно, как он ещё на лапах своих держится. С таким-то слабым духом... Возможно, нам сгодится и такой.

            "Сгодится для чего?!" - взглотнув, подумал Агнар, после чего ударился во что-то.

            Тем временем Илихирн успел остановиться перед входом в одну из пещерных комнат, и, бросив недовольный взгляд на врезавшегося в него попутчика, воскликул:

            — Измир!

            На зов спешно вышел обитатель комнаты. Им оказался низкорослый змей с продолговатой мордой, ростом примерно с краснокрылого гостя и явно такого же возраста. После холодного душа в виде допроса от Старейшины Агнар совсем не надеялся на то, что сможет встретить ровесника в чужом клане. Он не знал, зачем тот отозвался на чужое имя, однако, вопреки написанному на морде удивлению, он был неимоверно рад тому, что тот просто показался перед ним. 

            — Хор-канд, Илихирн! - отозвался малый незнакомец, выразив готовность выслушать старшего дракона.
            — К нам пожаловал гость из клана Красной чешуи. Старейшина удостоил тебя чести принять его у себя. Ты примешь на себя такую ответственность, Измир?
            — Разумеется! - молниеносно ответил Измир, после чего, присмотревшись поближе к камешкам на теле Агнара, предусмотрительно спросил: — А он ничем не болен?
            — Вполне здоров. Старейшина его осмотрел, - сказал Илихирн. 
            — Хорошо!

            Илихирн отошёл в сторону, дабы не мешать дракончикам наладить межклановый диалог. Они, в свою очередь, одновременно встретившись взглядом, стояли в тихом недоумении, рассматривая друг друга как неведому диковинку, не решаясь начать разговор. Тем не менее, Агнар заметил, что его будущий собеседник, украшенный загнутыми вверх рогами и короткими шиповидными наростами на челюсти, был в хорошем расположении духа и явно ждал первого слова от гостя.

            — Приветствую! - начал Агнар.
            — Привет! - доброжелательно сказал синий дракончик  — Как тебя зовут?
            — Агнар. А тебя действительно зовут Измир? - спросил Агнар, вспомнив о том, что ему уже не запрещалось это делать.
            — Да. Добро пожаловать в клан Синей чешуи, Агнар! - гордо произнёс Измир. — Что привело тебя в Когтистые края?
            — Путешествие домой.
            — А из каких краёв ты к нам пожаловал?
            — Из Надоблачного Предела.
            — Не так уж и далеко от нас, хотя сил на полёт потребуется немало. Полагаю, ты устал с дороги, - предположил Измир, и увидев согласие на морде собеседника, сказал: — Располагайся в нашем доме, как в своём родном!

            Агнар вежливо опустил крылья на землю. Это был один из немногих жестов, которые он знал. По одной из драконьих традиций таким образом можно было показать собеседнику своё довольство гостеприимством или ощущение безопасности в его обществе, а высоко поднятые крылья, наоборот, символизировали настороженность или недовольство. Судя по реакции синих драконов, жест гостя был понят верно, и Илихирн с чувством выполненного долга оставил детвору, бросив напоследок реплику Измиру:

            — Оправдай доверие семьи.

            Измир в ответ утвердительно кивнул головой, и осмотревшись по сторонам, вернулся к гостю. Чётко следуя традициям, малый хозяин пещерной комнаты провёл Агнара в свои покои. Они были не слишком просторными, но и не слишком маленькими: во всяком случае, там было где разгуляться, в отличие от логова в Змеином ущелье. Убранство пещерного зала приятно порадовало глаз гостя: даже сквозь однотонность ночного зрения на каменных стенах проглядывались узоры от разных горных пород, чего не встречалось даже в красивых пещерах долины Заката. С любопытством разглядывая нетронутые "каменные пальцы" тянувшиеся как снизу, так и сверху, Агнар на время потерял из виду их синекрылого смотрителя, пока тот не напомнил о себе раздавшимся внезапно зовом:

            — Эсмира!

            Агнар не понял, к чему был этот восклик, пока не заметил, кудя устремил свой взор синий дракончик. Он смотрел на мальнькую нишу, которая будто была высечена в стене, однако красовавшиеся над ней, словно занавески, сталактиты, говорили об её естественном происхождении. В этом укромном месте, словно на ложе, разместилась утончённая крылатая фигура, размером с Измира, которая немного зашевелилась после нарушения тишины. Вероятно, не раскрой Измир пасть, Агнар даже не заметил бы её присутствия, приняв бы её за элемент пещерного убранства.




            — К нам пришёл гость! - вновь воскликнул Измир, жестом крыла попросив Агнара подойти поближе. — Это тот дракон из другого клана, о котором я тебе говорил.
            — Кха зий-ка, - произнесла прекрасным по нечеловеческим меркам голосом юная драконица, что в переводе означало: "Я рада за тебя". Правда, по выражению морды она явно не разделяла радости от этой новости.
            — Сегодня он будет ночевать с нами.
            — Как долго он здесь пробудет? - спросила Эсмира, проигнорировав взглядом предмет разговора.
            — Спроси у него сама. Заодно и поздороваешься.



6

Комментарии

126.09.16, 09:36

Вредная драконица.Как все девушки
Топаю дальше