хочу сюда!
 

Александра

42 года, лев, познакомится с парнем в возрасте 38-47 лет

Обсидиановый Змей #6. Тихий уголок

          Как и обещал, размещаю 6-ю главу в канун Нового Года. К сожалению, сегодня я совершенно не успеваю с графической частью главы, хотя текстовая часть уже готова, поэтому размещаю сегодня только первую половину главы. Вторая половина появится после Нового Года: завтра или послезавтра, когда будут готовы дополнительные иллюстрации.

          Пользуясь случаем поздравляю всех подписчиков, "жителей" нашего портала и просто любителей драконов с наступающим 2015-м годом! Желаю всем неисчерпаемого здоровья, крепкого духа, неугасимой любви, огненного порыва в делах и выдающихся успехов в добрых делах!ura bokali moroz podarok podmig


http://s013.radikal.ru/i325/1407/19/5f85c2e81e1f.jpg                 
                                                


Глава 6: Тихий уголок



                  Свет нового дня озарил горный край, скрывавшийся за Надоблачным пределом, стараясь отвлечь собой внимание от появления незваного гостя. Однако, шум, который продолжал эхом раздаваться над пустынными вершинами тяжело было скрыть. До недавних пор тишина в южных горах нарушалась редко, а к тем немногим её нарушителям местные обитатели, среди которых часто можно встретить горных баранов, ирбисов и горных козлов, привыкли много поколений назад. Среди этих просторов самым тихим местом, о котором только мог мечтать уставший от суеты человек, по праву можно было считать долину, которая в отличие от прочих своих сестёр, была украшена красивым высокогорным озером, по форме напоминавшим сердце в анатомических очертаниях. Даже гром, самый шумный нарушитель спокойствия, редко был слышен там - облака над долиной обычно подолгу не задерживались. 

                  Драконы, обитавшие в этом тихом уголке, давно обратили внимание на эту особенность, и за это между собой прозвали её Безоблачной. К сожалению, настроение их самих тем утром никак нельзя было назвать так же

                  Особенно это касалось красного в угольную крапинку дракончика, который, скрывшись в тёмных недрах своего дома, напряжённо ждал вестей под крылом матери. Впервые в жизни он увидел, как его отец отступил: неужели на свете могло существовать что-то, что могло бы нагнать страх на могучего взрослого дракона, которого боялся он сам?

                  Некоторое время спустя, после того, как отзвуки наружного шума растворились в тишине, в большой зал ступил крупный дракон с десятком веток в зубах. Спутница и сын встретили его сдержанным молчанием, терпеливо ожидая от него слов. Разложив хворост на пепельной кучке, оставшейся с прошлого костра, глава семейства тяжёлым выдохом разжёг новый огонь, более скромный по силе. Как только пламя осветило его багровую чешую и налило драконьи глаза золотистым блеском, он обратился к сидящей перед ним семье:

                  — Не выходите наружу. Только что наш дом миновала опасность с неба.

                  В воздухе повисло молчание. 

                  — Какая опасность? - настороженно спросила драконица.
                  — Опасность, вероятно прилетевшая из краёв Запределья. Издаваемый ей звук был слышен за восьмидесять гребеньев. Его могла услышать даже ты.
                  — Я слышала лишь твой рык и топот перепуганного Агнара, - ответила она, пробегая кончиком крыла по шипам на спине сына.
                  — Как угодно, вам обоим не следовало там быть. Я видел его... Нарушителя. Будучи размером с наших собратьев он летал без крыльев - такое в природе не может существовать, - сказал старший дракон, после мрачно фыркнул. — Оно ещё где-то здесь, в горах, и до поры, когда я с ним разберусь, не покидайте долину.

                 Багровый дракон умел говорить убедительно, и его слова о таинственном нечто прорвали бурный поток воображения в сидевшем напротив него Агнаре. Любопытство стёрло с его морды тревожное выражение, а из драконьей пасти едва-едва выглядывал кончик языка. Ему не терпелось выведать у отца больше подробностей, однако свою пасть он держал на замке, зная, что у старшего дракона всегда найдётся запас вопросов для усмирения чрезмерного детского любопытства.

                  — Тебя это особенно касается, - сурово подчеркнул багровый дракон, сосредоточив взгляд на сыне. — Не смей высовывать свой нос из пещеры до тех пор, пока я не разрешу. Ясно?

                 Отец, чей испепеляющий взгляд для пущего устрашения поддерживался горящим пламенем костра, несмотря на всю свою внушительность, не произвёл ожидаемого воздействия на сына. Агнар, у которого затруднений со слухом никогда не наблюдалось, сидел невозмутимо под материнским крылом, уйдя куда-то в свои мысли. Они настолько заняли его, что ему не хотелось прерывать их поток своим грубым драконьим голоском, поэтому в ответ он просто кивнул.

                 — Произнеси вслух! - строго потребовал багровый дракон.

                 Агнар взглотнул, едва заслышав эту интонацию: когда отец был серьёзен, ему опасно было перечить. Это обстоятельство тревожило его гораздо больше опасности, которая стояла в его семье на повестке дня.

                 — Ясно, - ответил сынок, после чего немного поник в выражении морды. — Буду сидеть в пещере...
                 — Другое дело. Теперь ложись спать и набирайся сил. Скоро они тебе понадобятся, - сказал отец, после чего затушил ещё не догоревший костёр своей лапой.

                 Пещерный зал погрузился во тьму. 

                 — Почему так рано? - возмутился Агнар.
                 — Чем раньше уснёшь, тем больше сил наберёшься, - произнёс ласковый голос над его головой.

                 По ту сторону кострища кто-то удовлетворительно фыркнул. Красного дракончика это особенно возмутило, однако, зная непреклонность того самого "кого-то", он, ни слова не говоря в ответ, отправился на поиск удобного места для сна. На это у него ушло немного времени - скоро сквозь мрак по залу раздалось знакомое читателю "детское" сопение. Родители никак не отреагировали на такое поведение: у драконов не было принято желать друг другу спокойной ночи. Так сложилось не потому, что они ложились спать по утрам, а потому, что пожелания никак не влияли на спокойствие их сна. Проверено поколениями.

                 Агнар и без всяких пожеланий легко погрузился в сон. Дракончик был уверен, что там время его домашнего заточения пролетит гораздо быстрее и незаметнее, и вообще, в заточении грёз что-то интересное происходило гораздо чаще, чем в том мире, который он привык видеть каждую ночь. Мысль о противоестественном пленила его сознание, а воображение то и дело насыщало его сон, рисуя невиданных жутких существ, которые, по его представлениям, могли бы так встревожить отца. Увы, как бы он не пытался, они его не пугали, хотя многие из них вполне могли бы нагнать страх на взрослого человека.

                 Чего вообще могут бояться драконы? Подобный вопрос никогда прежде не тревожил Агнара, потому что ответ на него он знал давно - ничего. И хотя самого его порой одолевали страхи, он согревал себя мыслью, что они перестанут его тревожить, как только он подрастёт до размеров отца, когда чешуя на теле станет плотнее, нагрудные пластины будут расти внахлёст, а издаваемый им рык заставит всех незнакомцев проявить к нему должное уважение. Так он думал до этого утра. Теперь же, в мире своего воображения, он до самого вечера искал новый ответ, позабыв о тех кошмарах, которые будили его прошлым днём.
                  
                 Вдоволь выспавшись, Агнар первым делом решил проверить время суток наружу. Он не знал, как его родителям удавалось быть в курсе времени, оставаясь внутри пещеры: циферблат на его биологических часах всегда покрывался пылью, когда он ложился спать не вовремя. И только когда тусклый серый полукруг показался перед его глазами на выходе из дома, стрелки часов в голове дракончика приняли правильное положение - наступал вечер.
 
                 Это было хорошее время, чтобы насладиться красивым закатом солнца, однако сегодня это зрелище ему оставалось лишь воображать. С поникшим выражением морды, которая едва выглядывала из пещеры, он просидел минут десять, пока в его поле зрения не попала крылатая алая фигура, которая скользя по воздуху, направилась прямо к нему.

                 — Ты уже набрался сил, сынок? - спросила драконица, приземлившись на уступ.
                 — Да. Только дома от них проку нет, - ответил Агнар, отводя взгляд.
                 — Тогда выходи наружу. Сейчас хороший ветер поднялся.
                 — Папа велел мне не высовываться из пещеры.
                 — Он возражать не будет. 
                 — Правда? - удивился Агнар, а затем скорчил ироничную мину. — Пусть он это сам мне и скажет.
                 — Когда ты летал к людям, его разрешение тебе не понадобилось, - заметила драконица, после чего, улыбнувшись, добавила:— После того, как ты уснул, он сказал мне, что с твоей помощью ему удалось заранее распознать опасность, и тогда я настояла на том, что оставаясь в пределах долины у тебя будет время услышать нечто подобное и предупредить меня. Только после этого, помни, - сразу домой!
                 — Хорошо, только где сам папа?
                 — Он сейчас устраивает приём нашему гостю. Лучше нам в это не вмешиваться...

                 Дракончик вопросительно посмотрел на свою маму. Для него слово "гость" было чем-то далёким от понимания, а если бы он и мог его понимать, то назвать гостем в своей долине он мог разве что перелётную птицу или облако, случайно занесённое ветром. Сама мысль о том, что отец мог в ту минуту "устраивать приём" пришельцу из самого Запределья где-то неподалёку, не давала ему сидеть спокойно и наслаждаться привычными радостями.

                 В другие времена Агнар спокойно мог целыми днями отсиживаться в пещере и устраивать редкие полёты, не покидая долины. Обычно это происходило в зимние ночи, которые в горах были особенно холодными. Эту же ночь наш герой провёл облетая долину вдоль и поперёк, попивая воду из разбросанных под долине ручейков, питавших горное озеро. Среди покрытых амаировым светом скал ему даже удалось отыскать своего старого знакомого, с которым он не виделся несколько последних амаирий*. 
 
*амаирье - время полного цикла Амаира, единица времени аналогичная месяцу, используемая как людьми, так и драконами. Недели у драконов отсутствуют.
 
                Это был горный баран с надгрызанным рогом, которого Агнар когда-то полуживым вытащил из провала, в который тот угодил, завидев летевшее над ним красное чудовище. Тогда ему посчастливилось избежать печальной участи благодаря состраданию дракончика, который в тот день не был голоден и просто искал приключений, не улетая далеко от дома. Осторожно сжимая в лапах маленькое животное, юный спасатель понимал, что рано или поздно кто-то из драконьей семьи всё равно съест его первого спасённого, и, скорее всего, это будет он сам. На этот случай Агнар отгрыз ему кончик левого рога и отнёс его родителям, заявив, что тот отныне станет его личным и неприкосновенным представителем среди горных баранов. В конце концов, чем бараны хуже людей?

                Этой ночью подросший за пять лет уполномоченный баран, в отличие от своих сородичей, встретил своего покровителя как всегда неподвижно: то ли из уважения, то ли из страха вновь испытать судьбу. Опасный гость не давал ему повода для тревоги: Агнар, как правило, встречал своего "питомца" молча, дабы не спугнуть его своим "голосом", и проводил с ним время сидя рядом также неподвижно. Для дракончика это маленькое существо было единственным животным, которое не боялось находиться рядом с ним и, тем более, не убегало от одной лишь его тени.


Authorized argali by WalesDragon-2012


                 Глядя на него Агнар вспоминал о тех двуногих созданиях, с которыми ему удалось познакомиться пару ночей назад и тихо, в глубине души, жалел, что не мог с ними также непринуждённо сидеть рядом. Наверное, он мог бы навестить их в будущем, когда ему, взрослому, условности родителей и клана не будут серьёзной помехой.

                 Ближе к рассвету красный дракончик покинул своего знакомого и отправился на самую высокую вершину их большого, размером с долину, двора. Там он до самого восхода оглядывался по сторонам в надежде встретить отца раньше, чем тот доберётся до дома. К сожалению, этим утром ожидания Агнара не оправдались: отец так и не показался над горизонтом. Матери с трудом удалось привести его в пещеру и усыпить одним из драконьих сказаний, которое он особенно не любил дослушивать до конца.

                  Так пролетел ещё один день. Новая ночь ничего не принесла дракончику, кроме пары пролетевших над долиной облачков на фоне убывающего Амаира. Агнара тревожило длительное отсутствие отца, однако невозмутимость матери, которая, как прежде, легко плавала в потоках воздуха, внушала ему спокойствие. Уж кому, как не ей, лучше знать своего спутника жизни. 

                  Не один раз она рассказывала сыну о том, что порой ей слышится голос Таргра, даже когда тот находится где-то далеко-далеко от неё. Агнару эти слова очень напоминали отрывок из сказания о Сапфировом Змее, которое, судя по всему, его маме больше всего нравилось. Как недавно признанному обладателю хорошего слуха, ему особенно интересно было представить, как можно услышать то, что находится за десятки гор и за десятками ветров. 

                 Под конец ночи, сворачиваясь калачиком перед сном, он поймал себя на этой мысли и, подумав об отце, закрыл глаза. Теряя сознание в сладких объятиях сна он старался поймать хотя бы слабую нотку отцовского рычания, чтобы ухватиться за неё покрепче...

                   — Пробуждайся, Агнар! Успеешь ещё силы собрать! - внезапно прорычал отцовский голос.

                   Пойманный голос оказался как никогда громок и отчётлив. Красный дракончик, будучи в полусне, как ни в чём не бывало, промямлил:

                   — Что, пап? Я долго ждал тебя, где ты там летаешь? 
                   — Я здесь, если ты не заметил. Поднимайся на лапы.
                   — Где это "здесь"?
                   — Прямо перед тобой!

                  Агнар медленно раскрыл глаза. В пещерном зале горел костёр, а возле него, раскрыв крылья, стояла до боли знакомая фигура багрового цвета. Как она там оказалась, ему было непонятно, но в полусне, как и в любом сне, любое недоразумение или необычность воспринималась вполне естественно. Прислушавшись к словам, дракончик нашёл в себе силы подняться.

                   — Ты нашёл ту странную жужжалку? - зевнув, спросил сынок.
                   — Нашёл... - ответил багровый дракон, после чего заметил, что поднявшийся с пола Агнар начал засыпать стоя прямо на своих четырёх. — Не трать время на разговоры! Сегодня мы отправляемся в дневной полёт.

                   Это заявление освежающе подействовало на юное создание. Хлопнув по земле хвостом в сопровождении огненной вспышки, Агнар привёл себя в боевую готовность:

                   — А, что, сейчас середина дня?
                   — Да, но для нас это ночь. Пусть полуденный свет тебя не обманывает.
                   — И куда мы летим?
                   — Скоро узнаешь. Только будь в воздухе тих, как хищник, несущий оленя в пасти, - поговорим, когда доберёмся до места, - сказал отец, после чего на его морде нарисовалось некое подобие улыбки. — Тебе там понравится.
                   — Раз так, я согласен. А можно мне по пути настоящего оленя поймать?
                   — Хочешь есть - лови. Только изволь заглатывать по частям, подрастающий дракон клана Красной чешуи.

                   Агнару это предложение понравилось и дожидаться его готовности долго не пришлось. Он уже собирался вырваться наружу, навстречу солнечному свету, но, отец, который должен был идти впереди, отвлёкся на полыхающее пламя костра, которое почему-то притянуло к себе его внимание. По ту сторону пламени стояла алая драконица, которая, судя по всему, никуда не торопилась и с любопытством наблюдала за суетой сынишки. Багровый дракон, переведя взгляд на неё, попросил её не гасить пламя до их ухода. 
                   
                   — Разве мама не полетит с нами? - вмешался Агнар.
                   — Нет. Мы отправляемся вдвоём, - сказал багровый дракон.

                   Тем временем алая драконица подошла к нему и, стряхнув с его чешуи какую-то грязь, сказала сыну:

                   — Будь осторожен.
                   — Буду! - заверил сынок, и, вильнув хвостом, последовал за отцом, который направился к выходу.

                   Вслед за двумя путешественниками зал покинула и драконица, по традиции сопровождая их в путь. По дороге, посреди одного из тёмных коридоров, дракон-отец, который шёл впереди, вдруг наткнулся передней лапой на что-то мелкое. На ощупь это был какой-то твёрдый предмет, не превышавший по размеру фалангу драконьего пальца. В другом случае обладатель плотного кожного покрова, устеленного плиткой из багровой чешуи, скорее всего, не обратил бы на такое внимания и пошёл бы дальше, если бы не находился у себя дома.

                   — Сдаётся, мне, Агнар, я нашёл ещё одну твою пропажу, - на удивление размеренно произнеся эту фразу, он поднял предмет с пола, поднёс его к сыну: — Подсвети.

                   Дракончик повиновался и подсветил находку своим естественным "фонарём". Завидев её, Агнар, выпучив глаза, мгновенно закрыл пасть. 
                   
                   — Надеюсь, это не был осколок с Эгнамората? - после короткого затишья спросил отец, который не успел рассмотреть цвет находки.
                   — Нет, папа! Тот осколок ещё со вчера лежит на самом видном месте в хранилище! - выпалил Агнар. — Это мог быть  хризоберилл, который я уже год ищу.
                   — Ладно, - фыркнув, сказал отец. — Сагмара, спрячь его потом обратно. Сыну сегодня будет не до этого.

                  На этих словах сын выхватил находку из лап отца, и затем, зажав его в ладони, продолжил следовать за ним к выходу. Камешек, цвет которого явил огонь, оказался чёрным, с блестящей, как у стекла, поверхностью, тот самый, который Агнару впервые посчастливилось увидеть лишь на днях. Скрывая во тьме своё удивление дракончик не мог понять, как главная ценность его хранилища, которой явно не был хризоберилл, вдруг оказалась посреди прохода. Впрочем, Агнар скоро успокоил себя: отцу явно было не до этого, а мама уж точно пристроит камешек куда нужно.

                   Как только трое драконов подошли к вратам в мир солнечного света, старший змей обернулся к своей избраннице и попрощался с ней безмолвно пошевелив множественными отростками на своей челюсти. Вслед за этим, виртуозно махнув хвостом, он вышел наружу, явив свету свой багровый окрас, и тогда Агнар, который только этого и ждал, вручил спрятанный камешек матери.

                   — До встречи, мама! Положи его так, чтобы он больше не исчезал, - воскликнул красный дракончик, и, вприпрыжку, вырвался из тёмных стен родного дома к обласканной дневным светом природе. Встретившись на взлётно-посадочном уступе отец с сыном одновременно оторвались от земли и устремились ввысь.

                   Проводив их взглядом драконица взглянула на камешек, оставленный в её ладони. Это определённо было вулканическое стекло, камень, на который она вдоволь насмотрелась за последнее время. Зная ценность, которую он представлял для её сына, она бережно спрятала его в своей пасти и неторопливо отнесла на законное место в хранилище драгоценностей. Место, которое Агнар заготовил для камешка, было оборудовано им вчерашней ночью из камня с маленькой выемкой, который ему посчастливилось отыскать в томительные часы ожидания отца. Драконица хотела было положить стёклышко на место, как вдруг увидела, что оно уже было занято другим предметом.

                    Удивлению матери не было предела, когда в свете своего пламени она увидела перед собой точно такой же чёрный осколок, как тот, который она только извлекла из пасти. Оба камешка были целыми и соразмерными друг с другом, что навело её на одну мысль, которую она вряд ли допустила бы в другом случае. Взяв оба осколка с собой алая драконица явилась в освещённый огнём пещерный зал, где на цельном, на первый взгляд, каменном полу, она отыскала свой, скрытый под булыжником, тайник. Её догадка оказалась верной - он оказался пуст. Присмотревшись поближе к камешку, врученному сыном, она заметила в нём очертания, которые показались ей удивительно знакомыми. Всё стало на свои места.
                   
                    "Как он смог его найти?" - возник вопрос в голове озадаченной драконицы.




                    Тем временем двое других драконов, которые давно покинули родную долину, продолжали свой полёт над высокогорьем в самый разгар дня. Их облик в солнечном свете заметно отличался от ночного своей красочностью. В частности, становилось заметным не видимое ночью различие в цвете крыльев Агнара: если сверху их перепонки выглядели такими же красными, как и чешуя по всему телу, то снизу они были зелёными, как перепонки на его "ушах". Что касается старшего дракона, его внешность, несмотря на меньшую мрачность, оставалась такой же суровой, как ночью, разве что багровый цвет в лучах солнца больше подчёркивал опасность, с которой придётся столкнуться бедолаге, посмевшему встать у него на пути.

                    Путь крылатых змеев лежал на северо-запад, в сторону, противоположную ближайшему морскому побережью. Для Агнара любое движение в северном направлении означало путь к запретным землям, скрытым по ту сторону Надоблачного предела, однако, зная своего отца, он понимал, что лететь туда они точно не будут. Тем более, посреди дня. Однако, даже такой полёт приносил ему радость: днём он с неба мог видеть на земле животных, которых ночью он, наверное, никогда бы не встретил, а та добыча, на которую он привык охотиться в тёмное время суток, во время бодрствования убегала от него гораздо быстрее, добавляя драконьей охоте особый азарт.

                   Пролетая над одной лесистой долиной красный в крапинку дракончик сбавил высоту и скоро заметил на одной полянке внушительных размеров лося. Это животное привлекло внимание юного охотника, поскольку на дичь таких размеров ему охотиться ещё не приходилось. Зная, что отец наверняка признает его способности, если он сможет принести ему такого зверя, Агнар, долго не задумываясь, сложил крылья, и ринулся навстречу своему обеду. Лось, в свою очередь, на мгновение оторопев от размеров несущегося на него хищника, бросился в лесную чащу со всех ног. Игра для дракона усложнилась: родители строго-настрого запретили Агнару дышать огнём среди древесных зарослей, особенно в летнее время, которое, собственно, и было на дворе. 

                    Однако это обстоятельство только разожгло в красном хищнике голод, и он, оскалив зубы, ринулся в лесную чащу. Агнар, будучи не таким большим, как взрослые драконы, мог себе позволить полёт на большой скорости, ловко лавируя между сосновыми стволами. Задействовав сразу три органа чувств: зрение, обоняние и слух, он устремился за быстро скачущей добычей. В какой-то момент времени ему даже удалось настичь её, но снизить высоту с той же скоростью ему оказалось тяжело - лось бежал вниз по склону. Чтобы хоть как-то задеть свою жертву, дракончик решил нарушить данное родителям слово и принялся пускать слабые огненные плевки ей вдогонку. Внезапно лось, окончательно сбитый с толку необычными снарядами, инстинктивно свернул в сторону. 

                    Охотник был готов к такому повороту и, едва не врезавшись в дерево, своевременно среагировал крыльями и вырулил себя хвостом в направлении запаха добычи. Будучи готовым продолжить преследование он вдруг остановился, услышав треск, доносившийся со стороны, с которой он только что летел. Этот звук был вызван возгоранием сухой хвойной подстилки леса, о которой Агнар, ослеплённый голодом, совсем забыл. Продолжать погоню дальше было бессмысленно - подвергнуть сгоранию многовековое пастбище из-за одного лося не позволил бы себе даже самый злой дракон на свете. Едва разгоревшиеся очаги пламени дракончик быстро затушил своими лапами, покрытыми несгораемой красной чешуёй.

                   Оставив мысли догнать сбежавший обед, Агнар надумал поймать другой, похожий по размерам, однако только взлетев над кронами деревьев, он резко изменил свои планы - в его сторону, закрывая солнце, приближался крупный крылатый силуэт. Зная, что отец не любит длительную охоту, дракончик принял мудрое для себя решение затушить голод меньшей добычей. 

                   Когда багровый змей, наконец, отыскал неторопливого сына, он обнаружил его увлечённо пережёвывающим пищу на берегу горной реки. Заглотнув серый пушистый хвост, выглядывавший до этого из пасти, сынок всем своим видом показал отцу готовность продолжить путешествие. Кратко, но понятно фыркнув сыну, старший дракон продолжил полёт, поглядывая то на солнце, то по сторонам. Агнар скоро присоединился к нему и они вместе направились дальше, одним своим видом отгоняя попадавшихся на пути птиц. 


http://s020.radikal.ru/i711/1407/9f/320971ef060d.jpg
9

Комментарии

131.12.14, 21:50

*app lause* Класс!!! Браво!!!
Какой же талантливый парень, Артем!!! И писатель, и художник, и скульптор! Умница!!! Творческого тебе полета и огромнейшего признания!!!
С наступающим Новым годом!!! Счастья, любви, успехов и МИРА!!!

    231.12.14, 22:07Ответ на 1 от лопухастик

    Спасибо за добрые пожелания, Танюша! Очень приятно И тебя с праздником! Сейчас у меня есть ещё несколько минут на ответы, а потом всё - за стол!

      31.01.15, 12:41

        41.01.15, 12:51Ответ на 3 от Гном Котя

        Только сейчас заметил, что набросок с разлёгшимся бараном как раз совпал с темой новогодней символики

          52.01.15, 19:01

          *be er2*

            63.01.15, 16:15

            Бедный баран,пять лет на нервах

              73.01.15, 17:18Ответ на 6 от Шельма

              Да ладно. Конечно, с отгрызанием рога вся жизнь его пошла под откос. И ходить приходится со слегка наклоненной вправо головой, и находить общий язык с сородичами ему затруднительно Зато у него есть пожизненная протекция от драконьей семьи

                812.01.15, 08:19Ответ на 7 от WalesDragon

                Про которую он наверное думает,уж не съедят ли в трудные времена