хочу сюда!
 

Татьяна

33 года, рак, познакомится с парнем в возрасте 28-37 лет

Обсидиановый Змей #6. Тихий уголок (продолжение)

         Наконец-то публикую продолжение 6-й главы. Новый Год порядком выбил меня из колеи - пора возвращаться в строй и зажигать дальше!

         Кстати, к первой части главы я освежил иллюстрации)


http://s019.radikal.ru/i618/1407/0b/0c26a79a7532.jpg


                  Спустя два часа и несколько десятков горных вершин, оба дракона встретили перед собой глубокое каменное ущелье, которое, подобно змее, извивалось перед ними и уходило вдаль. Старший дракон, оказавшись над узкой пропастью, сложил крылья и стремительно "нырнул" в его недра. Дракончик, немного промедлив, повторил отцовский трюк и расправил крылья в нескольких взмахах от крохотного ручья, протекавшего по дну каменного коридора. Ловко пролетая в узком пространстве между отвесными склонами, сын следовал за отцом до тех пор, пока ручей совсем не пропал из виду: примерно там багровый дракон, ускорившись, набрал высоту. 

                 Отец Агнара был наглядным примером скорости и подвижности драконов с красной чешуёй, которые в этих навыках превосходили остальных своих собратьев. Дракончику не требовались доказательства этого утверждения - ему следовало доказать родным, что он сам достоин стать почётным представителем своего рода.

                 Минуя частые зигзаги в узких каменных коридорах Агнар не мог развить большую скорость - он просто не успевал бы управлять своим полётом, постоянно следя за возникающими на его пути препятствиями. Дабы кое-как наверстать расстояние он применил свою старую, но проверенную тактику: на прямых участках пути прибегать к ускорению за счёт рывков, немного сбавляя скорость на поворотах. Поймав, наконец, такой участок, дракончик пулей пронёсся до следующего заворота, за которым он наткнулся взглядом на тёмную фигуру, восседавшую внутри странного огрызка в стене ущелья.




                  На фоне прочих, почти ровных, отвесных стен, которые ему приходилось видеть раньше, эта дыра очень бросалась в глаза. В её пространстве от силы могло поместиться два взрослых дракона, и крылатый обладатель багровой чешуи не преминул возможностью занять одно из них. Завидев сына перед собой, он указал ему крылом на занятое для него место для посадки. С большой осторожностью красное в угольную крапинку создание приземлилось на уступ и, осматриваясь то вниз, то в сторону отца, ждало пояснений.

                   — Мы на месте, - заявил багровый дракон.

                    Дракончик, которым всё это время двигала жажда встречи с таинственным нарушителем, переведя дух, обратил внимание на скрытый в тени каменный проход позади взрослого дракона. Последний едва ли пролез бы в такой узкий по высоте проход, который скорее напоминал лаз. Агнар не мог вообразить себе подобного дракону существа, обитавшего бы в таком месте и сгорая от любопытства он, наконец, спросил:

                    — Кто здесь такой обитает?
                    — Ты, - коротко ответил отец.

                    Агнар не понял такого ответа. Ещё больше он не мог понять улыбки, которая читалась в разрезе пасти отца. 

                    — Я? - шевеля "ушами", переспросил дракончик.
                    — Да, ты. Это место - твоё новое логово, - сказал отец, глаза которого блестели очень непривычной для него добротой:  — Лучшее из мест, которое только может отыскать дракон. Я подобрал его именно для тебя.
                    — Но... зачем? - пуще прежнего удивлялся Агнар. 
                    — Чтобы оставаться здесь на ночлег и хранить то, что сочтёшь нужным.

                    Дракончик не знал, что сказать. О каком доме могла идти речь? Всем своим видом Агнар показывал отцу, что он не ради этого сюда летел, но каких-либо эмоций в ответ ему получить не удалось. Словно ничего не замечая, отец, пригнувшись под низким потолком пещеры, проводил удивлённого сына внутрь так называемого "дома".

                    — Осмотрись. Здесь гораздо просторнее, чем кажется снаружи, - произнёс багровый дракон, пройдя в главную полость пещеры.

                    Агнар, глазам которого открылось это пространство, не увидел перед собой ничего. Ничего того, что хоть чем-то напоминало бы ему жильё, достойное потомка огненных кровей. В этой пещере не было видно каких-либо проходов в другие каменные "комнаты" - была лишь ниша, которую Агнар заметил позади себя, пройдя вглубь зала. Её не было видно при входе в лежбище, что навело дракончика на мысль, что она предназначалась для того, чтобы подстерегать возможных врагов, посмевших войти в неприкосновенное драконье пространство. Только вот кому придёт в голову потревожить дракона в такой глуши?

                    Будучи ещё крохотным дракончиком Агнар прилетал в это ущелье, развивая свои лётные навыки, и кроме как хорошего места для мимолётной разминки его никогда не рассматривал. До ближайшего куста зелени, возле которого можно было встретить неосторожное млекопитающее, лететь было довольно далеко, к тому же в это место почти не попадал солнечный свет - юному созданию не нужно было придумывать множество доводов в доказательство своего недовольства. Между тем отец продолжал знакомить сына с удобствами нового логова:

                    — Под лапами у тебя могут хрустеть булыжники, но если их прибрать - будет вполне уютно. Также я счёл ненадобным приносить сюда хворост: при желании ты всегда можешь устроить костёр на самом себе.
                    — И не подумаю! - вспылил дракончик, для которого последняя фраза отца стала последней каплей в его чаше терпения. — Так ты решил меня наказать?!
                    — Нет. Мне не за что тебя наказывать, - невозмутимо ответил отец.
                    — Я не хочу жить в таком месте! Почему ты не известил меня об этом раньше?
                    — Потому, что не смог бы оценить новое логово, не покидая старое.
                    — Зачем мне другое логово?! - возмущённо воскликнул Агнар, едва отец раскрыл рот, чтобы продолжить фразу. — Я - твой сын! Ты ведь собирался рассказать мне о том, с кем тебе пришлось столкнуться! Раз хочешь научить меня бороться с опасностями - так научи! Вдруг это сгодится мне в будущем!

                    Багровый дракон на такой выпад лишь хмуро фыркнул, затушив тем самым пыл сына и погрузив пещеру в холодную тишину. Агнар не знал, чего можно было ожидать от отца после такого знака, но в ту минуту его это совсем не тревожило - он был твёрдо уверен в своей правоте. Водя хвостом по полу из стороны в сторону, словно веником, отец, наконец, хлопнул им по земле и прохладно произнёс:

                    — Следуй за мной, Агнар.

                    Дракончик успел только хлопнуть глазами, как старший змей сорвался с места и, скрипя шипастым гребнем по низкому потолку, последовал наружу. С осторожностью и не меньшим любопытством глядя ему вслед Агнар, решил долго не задерживаться и скоро нагнал отца снаружи. Что бы его не ожидало, это было всяко лучше, чем оставаться в тесном, не нужном ему месте.

                     Без лишних красивых манёвров багровый дракон вылетел из ущелья и устремил свой полёт в противоположную заходящему солнцу сторону. Как и в извилистых коридорах пещеры, он летел так быстро, как только могли летать представители его рода, чем заставил догонявшего его сына, испустить не один пот под своими чешуйками. Весь полёт он не оглядывался в сторону сына, молча пересекая появлявшиеся перед ним горные гребни, до тех пор, пока расступившиеся перед ним вершины не открыли ему взор на налитую золотистым светом заката долину.

                    Её местность была самой просторной и роскошной среди всех вышеописанных долин. Нельзя было сказать сразу, что именно придавало ей этот статус: то ли разнообразие зелени, которое покрывало её просторы, то ли широкая река, рассекавшая её напополам, то ли обильная травянистая подстилка, которой точно не мог похвастаться двор перед домом драконьей семьи. Зелёные склоны венчали серые горы, которые с точки зрения драконов сливались в одну цельную форму, чем-то напоминавшую корону. Словно заворожённый этим видом багровый дракон, замедлил полёт и позволил сыну догнать себя. Приземлившись на большой мшистый валун, разлёгшийся на берегу реки он проворчал:

                    — Хмр...

                    Этот звук ничего не означал даже на драконьем языке, но для юного создания, привыкшего к невнятным речевым оборотам отца, это была фраза, переводящаяся как "Сам знаешь..."

                    — Долина Заката, - заворожённо произнёс Агнар, осматриваясь вокруг. — Закаты здесь совсем не изменились...
                    — Хорошо, что ты помнишь это место.
                    — Я не могу его забыть. Здесь мы жили до того, как осели поближе к побережью.
                    — Тебе больше всего хотелось бы вернуться сюда, так понимаю?
                    — Да.
                    — А ты помнишь, почему нам пришлось оставить это логово?
                    — Потому, что я забрёл туда, куда мне не следовало летать, - отводя взгляд, пробормотал Агнар
                    — Нет. Дело было не в этом... - сказал отец и, спустившись с камня, последовал вверх по зелёному склону.

                      Говоривший загадками отец был для дракончика привычным явлением. Уж кому, как не ему удавалось оставить после разговора с собой больше вопросов, чем ответов. Последовав за ним по пятам, не обращая внимания на спрятавшееся вокруг зверьё, Агнар надеялся выжать из отца ответы как можно скорее.

                    — Осмотрись. Вспомни всё, что тебе здесь нравилось, - не озираясь обратно, сказал старший дракон.

                   Агнар ушёл в свои мысли. В его памяти это место запечатлелось заревом заката, которое наблюдал всякий раз покидая просторы родной пещеры, едва проснувшись. Даже сейчас, следуя за отцом по зелёной траве он чувствовал, словно не покидая свою старую долину, он, как обычно, возвращался к себе в логово после вечернего водопоя. Несмотря на то, что он наведывался в эти края по три, а то и по шесть раз в год, успевать к закату, пробуждавшему в нём эти воспоминания, ему ни разу не удавалось: проснуться посреди дня и покинуть пещеру ему бы никто не позволил, а о том, чтобы остаться здесь на весь день, в его семье и речи идти не могло.

                    — Это самое красивое место во всём Острокаменном нагорье. Твоей матери оно очень пришлось по духу, - сказал отец Агнара, по взгляду прочитав мысли сына. — Даже я, когда-то потеряв бдительность, не смог устоять перед её желанием остаться здесь... Ты заметил, что некоторых животных, которых здесь можно повстречать, невозможно увидеть в других уголках этих гор?
                    — Ну, рысей я больше нигде не встречал. Ты мне ещё давно запретил их тревожить.
                    — Верно, но таких видов здесь обитает намного больше. Я понятия не имею, есть ли у них собратья где-нибудь ещё в этом мире, но в тех лесах, которые растут у подножий по ту сторону Предела, их уже точно нет.
                    — Как? До Надоблачного Предела здесь не так далеко лететь!
                    — Горы. Они настолько высоки, что ни одно создание, способное их истребить, не сможет сюда проникнуть. Это место - благоприятная среда для тех, кто хотел бы остаться здесь навсегда и давать жизнь новым поколениям, - сказал старший дракон и ступил на пологую поляну, с которой открывалась панорама едва ли не всей долины. — Но скоро этому может придти конец.

                    Отец-дракон мрачно фыркнул. Агнар, услышав его слова, настороженно сбавил ход, предчувствуя что-то нехорошее. Поравнявшись с поляной, он обнаружил родителя задумчиво сидящим перед крохотной кучкой пепла, возле которой вразброс лежала груда булыжников, непонятно для чего уложенных на траве. Завидев перед собой удивлённого сына, багровый змей с каменным выражением морды заявил:

                    — Здесь был наш нарушитель, предвестник конца этих гор, какими мы их с тобой знаем.

                    Серьёзность, с которой его отец заявил такое, Агнар не мог подвергнуть сомнению, но его глаза в упор не видели в этих обыденных знаках на земле что-то столь угрожающее.

                    — Что он такое? - спросил он.
                    — Подобие птицы в теле из металла. Существо, у которого нет жизни и которое никогда не ощущало биение сердца. Издевательство над самой природой, творение рук человечьих.

                    Воображение Агнара вскипело, встретив перед собой столь сложную задачу: живой, но, в то же время, не живой, размером с дракона, громко летающий кусок металла, зачем-то посланный маленькими людьми в эти края, ещё меньше вязался с картиной перед его лапами.

                    — Но причём тут кострище? - спросил дракончик, подобрав слова для вопроса.
                    — Оно появилось здесь неспроста. Запомни: ни один дракон не разводит костёр вне своего убежища, - сказал отец, перебирая пепел. — Я последовал за услышанным тобой "тарахтелётом" на юг, как только ты уснул, однако, настичь его там мне не удалось. Оказавшись на краю земли, на южном ледовитом берегу, я было решил, что он последовал себе дальше, сквозь Заокраинное море, куда-то к зелёным драконам...

                    Старший дракон прочистил горло. Длительные разговоры были для него большой редкостью и касались они, в основном, описания его завораживающих полётов по далёким краям, то по одну, то другую сторону гор.

                   — Но затем какое-то предчувствие привело меня сюда, - продолжил он. — И оно меня не обмануло. Была середина ночи, когда я, оказавшись здесь, посреди привычной тишины увидел поднимавшийся вверх отсюда столб дыма. Прямо здесь, где сейчас лежит мой хвост, стоял он, мерзкий шумовёрт, блестевший металлом в свете Амаира, с прозрачными стеклянными глазами, и лежавшими накрест досками на его макушке. Ещё у него был хвост, такой же как у тебя, но с вертящимся наконечником.
                    — А лапы у него были? - спросил Агнар у отца, который как раз пытался показать ему то самое чудище с помощью уцелевших, но порядком обуглившихся дров.




                    — Нет. Он стоял на чём-то другом. В ту ночь близ него, у кострища, я увидел два собранных укрытия из ткани, в которых могут ночевать только люди. Их было двое: на рассвете мне удалось их увидеть: тогда они свернули всё, что с собой принесли, спрятались во внутренностях их летелки и полетели прочь, куда-то за Предел. Куда именно - мне неведомо, равно как и то, с какими намерениями они были здесь.
                    — Выходит, ты отпустил этих людей? И даже не оказал им гостеприимство? - разочарованно спросил сынок.
                    — Нет, к их же счастью.
                    — Но тогда они расскажут другим людям о нашем месте! Ты ведь очень не хотел допустить такого! Почему нельзя было с ними поговорить?
                    — Не вижу проку. Не они, так другие люди прилетят сюда со временем: на то у них уже есть средства, а это место очень бросается в глаза, - сказал дракон-отец, и, иронично фыркнув, продолжил. — Я предчувствовал, что это произойдёт, рано или поздно. Поэтому и подыскал для нас логово в таком отдалённой и неприглядной Безоблачной долине, на которую люди на обратят никакого внимания. Их тарахтелка не свернула и даже не сбавила скорости, пролетая над нами, чего нельзя сказать об этом месте...
                    — Они обнаружили наше старое логово? - встревожившись вдруг спросил Агнар.
                    — Нашли, конечно. У них были глаза.
                    — О, нет! - воскликнул Агнар и бегом помчался в сторону своего старого дома.
                    
                   Старший дракон, даже не фыркнув, а просто подёргав гребенчатыми "ушами", пронаблюдал за этим зрелищем и без всякой спешки последовал по горячим следам сына. Пещера, в которую ворвался наш герой, была хорошо видна с вышеупомянутой поляны, примыкавшей прямо к стенам высоких острых гор: закат выдавал её расположение тенью от скалы, закрывавшей проход в неё. Следуя к ней вверх по каменным "ступеням", багровый дракон вновь обернулся к заходящему солнцу - к тому времени оно почти зашло за горизонт, выглядывая в небе оранжевым полукругом.

                   Саму пещеру, о которой шла речь, автор мог бы описывать долго и радужно, так как в ней было на что посмотреть: чего только стоили запутанные извилистые проходы, которые связывали собой с десяток каменных залов. Едва ли не все они сохранились в первозданном виде, который выдавали острые, торчащие из земли, сталагмиты. Остальные же были приспособлены бывшими обитателями под жилые помещения, в которых цеплявшимся за всё каменным пикам не было места. Пройдя через своеобразную "прихожую" в главный каменный зал хозяин пещеры услышал раздававшийся сквозь тьму шорох и метание. Мрачно улыбнувшись, он сел на давным давно выглаженный каменный пол и принялся ждать.

                  Не прошло полминуты, как туда, сломя задние лапы, влетел дракончик. Если бы можно было включить свет, в его глазах можно было бы прочитать растерянность, которая внезапно сменилась страхом, едва в его поле зрения попал знакомый силуэт с длинным шипованным гребнем. Взяв себя в лапы после короткого онемения, Агнар прошёл мимо отца, как ни в чём не бывало, направившись к выходу.

                  — Все твои старые сокровища на месте? - поинтересовался дракон-отец.
                  — Нет, папа! - вздрогнув, ответил Агнар. — Но я сейчас их найду!
                  — Не стоит. Я их забрал.

                  Дракончик с удивлённо-недоверительным выражением морды обернулся к отцу, который, как и всегда, проявлял полную невозмутимость, и спросил:

                  — Куда ты их спрятал?
                  — Они лежат у тебя дома, в Змеином ущелье.
                  — Они были там?! Ты мне об этом не говорил!
                  — Я ведь уже советовал тебе прибраться там, — довольно фыркнув, сказал багровый дракон. — Мне пришлось перебрать гораздо больше камней, чтобы добыть для тебя эти самородки.

                  Агнар скривился.

                  — Я не хочу туда возвращаться. Неужели мне не можно вернуться обратно? - спросил он.
                  — Можешь. Только стоит ли? — сказал отец и подошёл к сыну. — То место - особенное.
                  — Что же в нём особенного?
                  — Оно - знак того, что ты стал ближе к Клану - как духом, так и телом. Оттуда ты быстрее сможешь найти пещеры Красной чешуи.
                  — Ты мне о таком не говорил! - удивлённо сказал Агнар.
                  — Разумеется. Ты перебил меня, когда я собрался сказать об этом.
                  — Извини. Ты расскажешь мне, где находится дом Клана? - воодушевился сынок.
                  — Да, но немного позже, - сказал старший дракон и последовал к выходу.
                  — Когда "позже"? - вдогонку спросил Агнар.
                  — Как только я кое в чём удостоверюсь. У тебя это не займёт много времени, но потребует много сил.

                  Дракончик задумался. Так много событий не происходило с ним в один день и ему было непросто привыкнуть к новой действительности. Молча он следовал за отцом, осматривая знакомые с детства уголки пещеры. Несмотря на то, что они совсем не изменились за те десять лет, которые он не ночевал здесь, их вид казался ему чужим. Все потайные места, которые когда-то использовал для пряток, и которые он помнил до сих пор, уже не манили его своей скрытностью и загадочностью. Возможно, ему и в самом деле следовало получше узнать новое жилище: как знать, что там ещё затаил для него хитрый отец? 

                 На выходе из пещерных лабиринтов двух драконов встретило сумеречное небо, предвещавшее новую короткую летнюю ночь. По широким просторам долины гулял лёгкий, но постепенно усиливавшийся ветерок, который как раз подходил для рождённых парить над землёй созданий.

                 — Пора домой, - заявил взрослый дракон. — Только на сей раз я лечу к себе, а ты - к себе. У тебя есть сутки, чтобы освоиться с новым логовом. Завтра ночью буду ждать возле Ястребиного пика - не задерживайся. И держись подальше от неведомых нарушителей, какими бы они ни были.
                 — Хорошо, папа! Скажи маме, что я скоро её навещу.
                 — Не стоит. Думаю, она сама прилетит раньше, - улыбнувшись, сказал отец-дракон, после чего одновременно с сыном взмыл в воздух, где над вершиной горной "короны" оба дракона разлетелись в разные стороны.

                 Впервые Агнар покидал долину Заката без чувства тоски по старому дому. Он даже не оборачивался в её сторону, а просто летел вперёд на небольшой высоте, но на большой скорости, уворачиваясь от надвигавшихся на него каменных стен. Как ни странно, такой путь домой у Агнара не занял много времени, что давало ему надежду на быстрое привыкание к новым условиям проживания. Куда больше времени занял поиск той самой дыры, спрятанной в ущелье: ночью её обнаружить было ещё сложнее, чем днём. 

                Порядком уставшему дракончику после длительных поисков посчастливилось узнать знакомый поворот и посадочное место, на которое он с большой охотой приземлился, не заметив острого каменного шипа на уступе. Заметил он его лишь услышав какой-то рвущийся звук, который, как оказалось, издало его правое крыло.

                  "За день должно затянуться" - подумал про себя Агнар, оценивая характер повреждения. Недовольно глянув вслед на спокойно торчавший из земли каменный осколок, он скрылся во мраке своего нового убежища, скрытности которого наверняка бы позавидовали его собратья по крови. Той ночью он сделал для себя чёткий вывод, что лучшее убежище - это убежище, которое не удастся отыскать даже самому.
                  
               Между тем, парой часов позже, в другом, более безоблачном уголке гор, багровый дракон мирно лежал у горевшего перед ним костра, сжимая что-то в одной из лап. Несмотря на свой уставший вид, он не отрывал взгляда от пляшущего перед ним пламени, чем заставил поволноваться стоявшую рядом алую спутницу.

                — Отдохни, Таргр. Ты не спал уже три дня, - сказала она.
                — Разумно ли я поступил, Сагмара? - задумчиво спросил Таргр, не оборачиваясь к ней.
                — Ты о нашем сыне? - переспросила драконица, подвинувшись к нему поближе.
                — Нет. Ты знаешь, что на самом деле тревожит мои мысли... - сказал он закрыв глаза. Продолжая перебирать в лапе два чёрных стеклянных осколка, он поднял веки и встретился взглядом со своей избранницей: — По поводу Агнара моё решение остаётся неизменным - другого пути нет.

                Основательно прочистив горло, багровый дракон положил камешки на землю и самым что ни есть серьёзным тоном отрезал:

                — С этих пор никаких ему поблажек и никакой пощады!

                 © Пенькин А.В., 2015

           Такие вот дела творятся в драконьих краях. Кстати, скоро я опубликую приблизительную карту местности, в которой происходят события включительно со 2-й главы.

           Конечно, в последней иллюстрации я допустил ляп с размером охапки дров: по размерам она сопоставима с 10-летним ребёнком. И таких ляпов у меня немало. Надо будет в ближайшее время уточнить размеры и масштаб драконов по отношению ко всему остальному. Пока что образцом для меня будет прошлогодняя иллюстрация: http://i024.radikal.ru/1405/e5/a3213c42a493.jpg

           На сей раз мне нечего особо добавить к самой главе: несколько ближайших глав должны прояснить обстановку, оставляя при этом новые загадки на будущее. Жаль, сейчас события развиваются медленно, но предпосылки к сдвигу в этом плане уже есть и 2015-й год должен освежить рассказ. Неспроста я дал седьмой главе название "Раскат грома"!
7

Комментарии

113.01.15, 23:55

*podarok * С Наступившим Старым Новым Годом!!!

    214.01.15, 09:14

    Выперли ребенка из гнезда,ай какие нехорошие родители.

      314.01.15, 20:31Ответ на 2 от Шельма

      Ему давно пора было покинуть дом, если честно. Засиделся. Уверен, старейшина красных драконов удивился бы тому, что Агнар столько времени прожил с родителями в одной пещере. Так что если и называть их нехорошими, то только за то, что они слишком пекутся о своём чаде

        415.01.15, 08:19Ответ на 3 от WalesDragon

        А я че то про себя как то подумала,ой как бы мне не понравилось если б так выселили.Хотя тоже говорят,засиделись вы детки.Вот блин,провела аналогию