В подарок другу - Катарине - на ее День Рождения!

Приносит праздник суету-веселье,

Уносит время горечи-печаль...

Ты не грусти - "уходит наше время",

Подумай - разве прошлого нам жаль?

Не стоит быть зависимым от тени,

А стоит быть привержеными дню,

Из будущего черпать вдохновенье,

Оставив прошлый день календарю...

И в этот сложный празник - День Рожденья,

Ты не грусти, ты вспомни о друзьях,

Забудь печаль, тоску и невезенье,

Ведь праздник твой, ты улыбнись - вот так!

И озарив свой путь своей улыбкой,

Ты подари другим веселья свет!

Пусть все же сложен праздник День Рожденья,

Но для печали места все же нет!

И пользуясь намеренно моментом,

Я стих закончу радостной строкой -

Я поздравления свои сюда добавлю,

Счастливой будь всегда -

Друзья с тобой!

Замкнутый круг

Я стою в темноте и смотрю на звезды. У моих ног
плещется море. Я не знаю где я и кто я и не понимаю что со мной. Я вижу
сверкающие точки и что-то в моей голове дает мне знать - это звезды, а
вода - это море, а то что мне про это подсказывает - это память. Но мне
недоступно что это, я лишь стою и смотрю. Но во мне зреет что-то и я
понимаю - я не могу вот так вот стоять и ждать, надо узнать кто я и что
со мной. Моя память темнее ночи, а ночь - это когда звезды. Я хочу
знать - и моя память начинает говорить со мной. Я различаю звуки - это
волны. Они - из моря. Я слышу стук - тук-тук, тук-тук - это сердце. Это
слово мне знакомо - и из глубин моей памяти поднимаются слова, понятия,
вещи, мысли. Они идут и идут, и я понимаю - что такое видеть, знать,
слышать, чуствовать, понимать, осязать. Я - человек. Я стою на берегу
моря во тьме. Зачем? И что-то шепчет во мне - не надо, не надо... Что?
Что не надо? Я не знаю. Но я вспомню.

Я начинаю идти - и ко мне приходят слова и понятия - шаг, бег,
метр, далеко, близко, там, здесь... Что-то меняется - начинает
светлеть. Я останавливаюсь - в моей голове новый взрыв - слова текут ко
мне как вода - как водопад - есть время - и ко мне приходят секунды,
минуты, дни, недели - значит ночь сменит утро, а утро день. Но все это
не то, мне надо знать что я сделаю здесь - на берегу, и почему моя
память не дает мне вспомнить, скрывает от меня правду - мысли текут
дальше, я узнаю что есть ложь, радость, смех, грусть - а значит есть и
другие люди - где они? Почему я один?

Я сажусь на песок. Я устал. Я не могу так больше. Почему? Почему?
Мне не дают покоя эти слова - и этот шепот - он говорит дно и то же "Не
надо! Не надо!". Что он хочет сказать мне? Кто этот голос в моей
голове? Говорит как заведенный... Заведенный... Это слово не дает
покоя... Оно тянет за собой другие - пружина, механизм, колесо, машины,
цивилизация. Я начинаю вспоминать о механике, физике, химии, геологии,
технологии. Эти слова окружают меня - я начинаю чуствовать себя не в
своей тарелке... Тарелка? Вилка, нож, этикет, люди, дом, города,
дороги, транспорт! Где это все? Откуда мне об этом известно? Я не
понимаю. Голос в моей голове не умолкает... Мне все тяжелее вспоминать
- мне мешает этот монотонный напев - "Не надо, не надо, не надо!". Я
хочу чтобы он прекратился - и он умолкает.

Голос ушел. И пришла боль. Я вспомнаю очень многое....

***

Я был обычным парнем, закончил школу с отличием, учился в
приличном ВУЗе. И на 20-м году жизни встретил ЕЕ. Она была как солнце,
как весна, как ангел. Наш роман напоминал мне сон. Мне нравило в ней
все. Без исключения. Я не был без ума от нее - нет. Просто это была
именно та девушка о которой я мечтал все свою жизнь.

***

Я снова на берегу. Моя память нехотя отдает мне годы моей жизни -
мир, страну, город, школу, ВУЗ, родных, друзей и ЕЕ. Когда нахлынули
эти воспоминания - голос вернулся. Теперь он был гораздо громче и
уверенне. И слова были другими "Не делай этого! Не нужно!". Теперь я
был уверен - голос говорит о воспоминаниях. Я приказал ему замолчать.
Голос не умолкал. Я рассердился - с каких это пор голоса в моей голове
не дают мне покоя?! В мире что-то изменилось.

На море началась гроза. Молнии озарили небосвод. Поднялся ветер. Я
поежился от этого ветра - но мне некуда было отступать. Я был оглушен
представившийся мне картиной - море уходило от моих ног. Оно отступало
обнажив под собой дно, отблескивающее при вспышках молнии - все чаще и
чаще. Мне стало страшно - позади меня раздался грохот - я обернулся и
обомлел - на горизонте росли горы. Они поднимались прямо из-под земли -
и тянулись в разорваное молниями небо. Мне стало страшно. В моих
воспоминаниях горы не появлялись вот так сами по себе. Я снова
повернулся к морю - его уже не было видно, так далеко оно отошло от
берега. Со стороны моря подул ветер. И он становился все сильнее. Страх
не уходил. Я понял что голос в голове прекратил свой монолог - и
вспоминания потекли вновь - все быстрее....

***

Мы познакомились случайно - потом как водится переписывались по
смс. Я вообще всегда считал что с появлением смс-ок люди наконец
восполнили свою давнюю тягу к переписке обычными письмами, которая так
некстати была забыта в наше врямя и наконец возродилась вновь в своих
новых ипостасях - э-мэйле и смс-ках.

Дальше пошли встречи, подарки, цветы, телефонные звонки. Все как
обычно. У нее была трудная жизнь - прошлое не отпускало ее. На мою
жизнь перепало куда как меньше проблем и прочих неприятностей. Я
конечно всегда выслушивал ее воспоминания, старался помочь советом, но
ее неприятности все не заканчивались - наоборот - все ужасы прошлого
как будто сговорились явится в одночасье - и я ничего не мог с этим
поделать. Я видел как тяжело это ей дается - и предчуствовал что это
рано или поздно скажется на наших отношениях...
И это случилось.

***

Я смотрел на дно моря. Позади меня возвышались горы. А на
горизонте появилось что-то новое. Это полоска была видна только при
вспышках молнии. Я подумал что утро уже давно должно было наступить. И
оно пришло. Свет резко ударил по глазах - я прищурился, но тут же
широко раскрыл глаза. Со стороны моря приближалось цунами. Я еще не мог
разглядеть эти массы воды, но понимал - ничто другое не может заставить
море уйти от берега, а затем собратся в сплошную полосу у горизонта,
которая неумолимо приближалась.

Я закрыл глаза. Отчаявшись понять что происходит вокруг меня, я
полностью отдался во власть воспоминаний. Я силился понять, что именно
пытался скрыть от меня голос? Неужели то что происходит вокруг меня
связано с тем что я не послушался его совета? Остался последний рубеж.
Я чуствовал что за ним притаилась боль. И хотел понять - откуда она?
Что скрывают от меня мои собственные воспоминания?

***

Наши встречи становились все реже. Мы видились по пару раз в
месяц. Прекратились смс, звонки стали основным способом передачи
информации - разговоры о встрече плавно превращались в проблемный
вопрос.

Я ничего не мог поделать. Мне было тяжело. Я видел к чему все
идет. Я начал искать помощи у друзей. Они были безпощадны - все
советовали начать выяснение отношений немедленно и предрекали наш
скорый разрыв. Приводили примеры из собственного опыта, советы из книг
- я не хотел верить. Я и не верил им. Ни на секунду. Она мне слишком
нравилась чтобы на мое мнение могли повлиять друзья...
Я попытался рассказать ей о своих сомнениях - и рассказал "о
пессимистически настроеных друзьях". Это было ошибкой. Ее голос
изменился. Навсегда. Это стало точкой в наших отношениях.

При следующей встрече произошло то, чего я так боялся...

***

На меня неслась волна. Я не мог слышать ее - я едва улавливал ее
приближение - и теперь я понимал откуда эта боль в моей душе. Ее не мог
заглушить ни страх перед цунами, ни грохот вулканов что не замедлили
проснуться на верхушках гор. Мне даже не надо было оборачиватся чтобы
понять что это.

Боль внутри меня наполняла всего меня, казалось что я просто не в
состоянии вынести ее. Я поднял глаза в грозовое небо. Я понял все.

***

Все было просто и банально. Лето, город, кафе, встреча. Мы
поговорили. Ее прошлое не оставляло для ее будущего ни единого шанса. И
для нашего будущего тоже. Я сидел и слушал ее слова. Они были как и все
что она говорила прекрасны. Это были красивые слова о том, что нам не
суждено быть вместе, что меня ждет кто-то лучше, светлее и достойнее ее.

Мой ангел не захотел меня больше видеть. Я конечно отшутился,
сказал что все понимаю и только придя домой ощутил всю горечь утраты.

Я люблю ее. Мне некому это сказать, кроме нее.
Я не мог этого вынести. И не вынес.

***

Я поднимаю глаза в небо и взлетаю. Подо мною цунами с грохотом
врезается в жерла вулканов и в воздух вслед за мной возносятся камни,
земля, пыль, вода, пар - но я выше всего этого. Я поднимаюсь все выше и
перестаю слышать грохот светопредставления которое силится отобразить
смятение в моей душе способом природных катаклизмов. Я замираю посреди
небес. Боль внутри меня уже давно вырвалась наружу, она отравила все
вокруг, из-за нее вода и суша вступили в бой без победителей и
побежденных, и я не в силах помешать этому.

Я, я, я - здесь нет никого кроме меня. Эту боль более никто не заслужил перенести. И в этом мире я один наедине со своей болью.

Я закрываю глаза. И океаны далеко внизу прекращают свой безумный
набег на сушу. Вулканы остывают. Горы и равнины, леса и моря - все
стает на свои места подчиняясь моим мыслям - но не чуствам.

Я опускаюсь вниз. Мне всегда нравилось море. И ночь. Я хочу
забыть. Все, все, все что напомитает мне о ней. Все что заставляет меня
страдать и чуствовать боль. Я не могу вычеркнуть это из своей души. И я
забываю, забываю, забываю.

Я стою в темноте и смотрю на звезды. У моих ног плещется море...


Андрей Федив (Kpyto) Киев 2006 ©




© Copyright: Андрей Федив, 2006
Свидетельство о публикации №1607030074

Проводник к мечте

Он шел не спеша, засунув замерзающие руки в карманы. Ветер поднимал с
асфальта первые снежинки, кружа их в танце начинающейся зимы.
- Да, пора искать в шкафу шарф, - подумал Кирлиан. Этот шарф был
актуальным в любую погоду – длинный, вязаный и очень теплый. А еще он
очень ему шел – русые волосы, темно-синие глаза и белый шарфик
создавали неповторимое впечатление у девушек.
Вспомнив, где может лежать среди царившего дома бардака заветный шарф,
он прибавил шаг. До дома оставалось недалеко – два двора и шесть
лестничных пролетов. Не так уж и много, если идти летом, и, желательно
в другой стране, где лифты ремонтируют не раз в два года.
Уже подойдя к подьезду, у него в голове завертелась новая мысль, на сей
раз о ключах. Вернее не о них самих, а о месте, где он их оставил в
этот раз. Обнаружив ключи во внутреннем кармане куртки, он открыл дверь
и вошел в прихожую. Свет зажегся автоматически – не зря столько времени
угроблено на установку и настройку датчика движения.
- Дом, милый дом, - тихо прошептал он, - зажигая свет в комнате.
Собственно, квартира была арендована, как всегда, на год. А ведь как
приятно не вспоминать об этом каждый день, возвращаясь с работы.

Работал Кирлиан, или можна «по рабочему» псевдониму Кирил, в
компьютерной фирме. Работенка была непыльная, Кирила там ценили как
незаменимого работника, и поэтому спокойно относились к его частым
прогулам. Так же спокойно все знакомые по работе звали его Кирилом, а
не Кирлианом. Кирлиан не возражал, отзываясь на оба имени – но в
паспорте свое необычное имя отстоял, не смотря на все робкие возражения
работницы паспортного стола.
Кирилом его называли еще в интернате. Но в возрасте 16 лет, при
получении паспорта, он сменил имя. Этой странности никто не придал
внимания. Мало ли какие причуды у «этих интернатовских». Все настоящие
странности были скрыты от людских глаз.

В возрасте 15 лет Кирил понял, что может видеть будущее. Ну, конечно не
как в телевизоре, а во сне. Вещие сны отличались от прочих болезненой
четкостью, и всегда сбывались. Всегда. Кроме тех случаев, когда он
предотвращал их воплощение в реальность. Ведь все сны предупреждали
лишь о плохих событиях. О визите инспекции из Министерства образования
в многострадальный интернат № 2, о старой березе, что должна была
упасть во время грозы на стену бойлерной, и прочих невеселых вещах.
Когда очередной сон поведал Кирилу про воров, что заберутся в кабинет
директора завтрашней ночью, он решил действовать. Старый охранник
дремал на своем месте, возле входа. Подойдя к нему, мальчик не знал,
что ему сказать. И тогда он «подумал» о ворах и о разгроме, который
ожидает сторожа завтра утром. Охранник зашевелился, открыл глаза.
- Воры, воры! - вставая со стула, зашептал он.
В ту ночь сторож не сомкнул глаз и вовремя отпугнул воров, а Кирил
убедился в своем даре прорицателя. За год он предотвратил около шести
несчастных случаев, отучил от пьянства учителя труда и, наконец,
закончил интернат.
В отличие от своих сверстников, он не пошел в ПТУ, а поступил на
заочное отделение в Университет, учится на программиста. Из общежития
для выпускников интерната выселился через месяц, так как у него
проявилась еще одна необычная способность. Сыграв однажды в лотерею, он
тут же выиграл.

Денег хватило на 2 месяца аренды жилья неподалеку от Университета. Еще
попытка сыграть – и снова удача. Простая проверка на протяжении недели
показала, что он мог выиграть только в мгновенных и абсолютно случайных
лотереях. Устроившись к 18-ти годам на работу, Кирлиан обеспечил себе
нормальный доход. И начал заниматься тем, к чему имел особый дар –
менять жизнь людей к лучшему.
Кирлиан со временем понял, что иногда стоит внушать человеку более
страшные картины из его будущего, и тогда он точно сделает все, чтобы
предотвратить такое развитие событий. Видения к Кирилу приходили
довольно часто и решать приходилось множество проблем. Иногда
приходилось делать по нескольку внушений за ночь нескольким людям, и от
этого он здорово уставал. Из-за такого образа жизни друзей у него
практически не было, несколько знакомых не в счет. И помогая людям,
Кирлиан страдал от одиночества.
Он находил утешение в снах, внушенных людям для предотвращения будущего, которому не суждено наступить.

- Здорово, братец, - сказал Кирил своему отражению в зеркале, - Что-то
ты сегодня уставший с работы.
- Да оно и не мудрено, в такую погоду, - добавил он после паузы. Взяв
полотенце из ванной комнаты, Кирил направился по направлению к дивану.
- Так и до психдиспансера недолго, - сказал он уже лежа на диване с полотенцем в руках, - самому с собой разговаривать.
- Да, недолго осталось, - согласился сам с собой.
Нервы сами собой напряглись до предела. Нет, но на самом деле, ведь
нельзя же так, каждый день приходить домой, и боятся заснуть, чтоб не
увидеть там страшный кошмар. Кошмар о том будущем, которое уже
наступило для него – где его терзает одиночество до конца его дней и
некому рассказать, не с кем поделится всем что накопилось за те
несколько лет что он провел в борьбе за лучшую жизнь для других, не
имея своей.
Сразу вспомнилось последнее пророчество – про девушку Леру. Прошло уже
четыре месяца, а воспоминания все еще четкие, как вчерашние. Может это
потому, что этот случай особенный?
- Да нет, - сам себе ответил в мыслях, - просто довольно необычный.
Действительно, необычный. Ведь жертвой несчастья должна была оказаться
именно Лера. И внушение пришлось делать именно ей. Ну не было рядом ни
одного по настоящему близкого ей человека, который помог бы девушке
разобраться в себе. А несчастье было рядом. Через год она по
принуждению со стороны этого ее дружка, Макса, вышла бы за него замуж.
А еще через пару лет он довел бы ее до суициидального состояния. И
лететь ей тогда с крыши многоэтажки навстречу мокрому асфальту.

В такие моменты Кирлиан испытывал чуство радости. Разумеется, не из-за
чьей-то перспективы разбиться насмерть, а потому что он предотвратил
саму возможность этого проишествия.
Но еще одна вещь давала уже много дней подряд ему покоя. В своем
внушении, доверяя интуиции, он в качестве таинственного незнакомца
поставил себя. Не зная, чем это закончится, Кирлиан внушил девушке
историю про поездку на море, и… Она поступила совершенно правильно, ее
реакция была предсказуема, но…
- Но она мне нравится, - произнес он вслух. Голос глухо прокатился по
комнате, встречая немногочисленную мебель и картины на стенах.
Само по себе это, конечно, ничего не означало. Просто девушка, увидев
во сне Кирлиана, проявила к нему симпатию. В реальности эта симпатия
осталась у нее на серце чуством неопределенности и за ним. А он
тосковал за ней.
Это, конечно, не было чуство первой влюбленности. В жизни парня уже
была любовь. Расстались они через полгода, когда невесте надоели ночные
похождения возлюбленного, а он не решился ей все рассказать. Кирлиан
боялся быть непонятым, боялся предложения пройти обследование у врача
или других не лестных предложений.
Сон упрямо не желал приходить. Не спасал даже проверенный способ:
положить чуть влажное полотенце на лоб. На кухне было слышно тихий
перестук часов, а за окном шумел ветер.

Внезапно раздался звонок в дверь.
- Иду, - крикнул Кирил, вставая с дивана, - сейчас открою.
На пороге стояла девушка в коротеньком пальто и с папкой в руках.
- Здраствуйте, меня зовут Ирина, компания «Авенчус гроуп» проводит
социологич.… Апчхи.… Ой, извините. Социологический опрос на тему:
«Счастливы ли вы?» Не хотите принять участие?
- Будьте здоровы.… Да, проходите, раздевайтесь, - Кирил отошел от двери, пропуская девушку в коридор, - вешалка справа.
Ира сняла пальто и нерешительно стояла в коридоре.
- Проходите в комнату, - провел ее Кирил.
Таких посетителей он не боялся, к тому же ни один сон не предупреждал
его о предстоящих неприятностях. Такие сны уже были, и тогда он не
выходил из дома в первый гололед, а однажды даже остался переночевать
на работе, чтобы не возвращаться домой поздно ночью.
- Хотите чаю, кофе? – вежливо предложил Кирил, - или может сока?
- Нет, спасибо.… Давайте сразу перейдем к анкете. Итак, первый вопрос: Чуствуете ли Вы себя особенным?
- Ответ положительный, - едва заметно улыбнулся парень.
- Хорошо. Следующий вопрос: Вы часто помогаете людям необычным способом?
Атмосфера разговора изменилась настолько, что если бы в комнате была разлита вода, она сразу покрылась тонкой корочкой льда.
- Вы не проводите социологический опрос, - резко сказал Кирлиан, вставая, - кто вы?
- Я не понимаю…, - девушка выглядела растеряной, - я что-нибудь не так сказала?
- Повторяю еще раз, Ирина, кто вы? – говоря это парень уже стоял рядом с девушкой, - говорите правду.
Он стоял рядом со стулом, на котором сидела Ира, и смотрел на нее в упор. Девушка не отводила взгляда.
- Сядьте пожалуйста, - тихо но твердо сказала Ира, - сядьте и
выслушайте меня очень внимательно. Кирил молча присел на край
многострадального дивана. Скрипнула пружина и еще несколько мгновений
царила тишина.
- Я действительно не провожу социологический опрос, - уверенно начала
рассказывать девушка, - и пришла я сюда с другой целью. Видите ли,
Кирлиан… Вы не один такой особенный на свете. Мы называем себя
особенными, а остальные люди придумали нам множество других имен. Нас
называли магами, шаманами, медиумами, экстрасенсами.… Ну, впрочем, это
вам и так известно.

Наверное, Вы не знали до сегодня, что существует объединение особенных
людей. Это так называемый Союз, участником какого я и являюсь. Союз
довольно многочислен, но участие в нем это дело добровольное. Скорее
всего он и не появился бы, но некоторые из нас способны чуствовать
остальных. Вот, например, я обнаружила недавно Вас, Кирлиан.
Нервное напряжение в комнате, казалось, скоро достигнет такого
состояния, что его можна будет слышать. Собственно, нервничал лишь
Кирлиан. Ирина, напротив, хранила абсолютное спокойствие.
- И…. Зачем Вы пришли? Что бы рассказать мне о Вашем Союзе, или что бы
завербовать меня в его ряды? - вопрос звучал с неприкрытым недоверием.
- Нет, я не вербовщик, - улыбнулась Ира, - как я уже говорила, я мастер
обнаружения способностей, а вербовкой у нас занимаются другие люди.
Поверьте, действуют они не так открыто. Я пришла по другому поводу.
Видите ли…. Впрочем, я перейду на ты, если ты не возражаешь. Так, вот
видишь ли, в Союзе переживают за тебя.
- Это как? – настал черед улыбнутся Кирлиану, - в каком смысле переживают?
- Я тебе объясню. Сила твоих, моих и вообще наших способностей
поддается качественной оценке. Делится на «слабую», «среднюю»,
«сильную», понятно, да? Так вот, твоя сила, дар, способность к
предсказанию слабнет. С каждым днем. Ты можешь потерять свои
способности, Кирлиан.
- Почему? – парень выглядел растерянным. Сам он не мог этого заметить.
Видения всегда были нерегулярными, хотя… Когда еще пауза длилась четыре
месяца? Он готов был впасть в панику.
- От чего это зависит? – в вопросе, несмотря на все старания зазвучали тревожные нотки.
- Это ты мне скажи, - заявила девушка, - что с тобой? Мы тебя заметили
около года назад. Решили на сборе Союза, что тебе лучше не мешать – ты
вполне освоился со своими способностями, и в помощи не нуждаешься. А
после этого лета с тобой что-то не так. Совсем не так. Кирлиан, да у
нас целители хотели к тебе выезжать – думали, может ты серьезно
заболел, здоровье подвело. А ты внешне здоров, а чахнешь на глазах. В
чем дело?

Непростой вопрос. Ох, непростой. Видать бессонница, отсутствие видений
и тяжелые мысли в голове тесно связаны между собой. Себя обманывать
можно долго, а тут даже целый Союз на него внимание обратил. Мысли тут
же потекли в сторону этого таинственного объединения, но он одернул
себя. Напротив сидит участница этого самого Союза и ждет ответа на свой
вопрос.
Кирил и не заметил, что все эти мысли заставили его опустить голову и
что в комнате уже минуту не слышно ни звука, если не считать тиканья
часов на кухне. Он поднял голову и приготовился что-то ответить.
- Мм… Ну… Я даже не знаю как это точно объяснить, но… Дело в том, что…
- ответ упрямо не хотел воплощаться из мыслей в слова, - в моем
последнем видении, точнее мое последнее видение касалось одной девушки…
Даже не ее самой, а ее возможного будущего.
Кирлиан вкратце рассказал о предотвращенном им суициде и о видении, куда он по неосторожности добавил себя.

Ира внимательно выслушала его и задумалась.
- Значит, теперь тебя мучает совесть по отношению к этой девушке? –
тону этой фразы впору было позавидовать и опытному психологу.
- Нет, не мучает, - ответил Кирил, и, заметив удивление в глазах Иры,
поспешил объясниться, - ведь мне действительно понравилась эта девушка.
Но теперь я не могу с ней увидеться, так как она неправильно поймет мое
появление.
Удивление на лице Ирины теперь было еще более заметным.
- Только и всего? Так давай обратимся к нашим специалистам по внушению,
они поработают с воспоминаниями этой, как ее… Лерочки, да? Она будет не
так четко помнить внушенный тобою сон, и ты сможешь спокойно строить с
ней отношения. Я завтра же поставлю твой вопрос на рассмотрение
собранием Союза.
- Ничего не получится. Этого нельзя делать. Если ваши эксперты заставят
ее забыть этот сон, а наши с ней отношения не сложатся, то угроза
воплощения предыдущей реальности возрастет вдвое. И я уже не смогу
внушить ей что-либо повторно. Тогда может случиться непоправимое – кто
о ней позаботится в этом случае? – жестко возразил Кирлиан.

Часы на кухне снова заняли лидирующее положение в наступившей тишине.
Ира обдумывала сложившуюся ситуацию, а Кирил ожидал, что теперь сможет
посоветовать ему эта неожиданная посланница.
- Но, Кирлиан, в этом случае придется пойти на этот риск. Подумай, ведь
твои способности могут исчезнуть. Ты обладаешь завидным набором
способностей. Способность к предвидению и изменению будущего,
способность к внушению и изменению сознания, и все в одном человеке!
Признаюсь даже в Союзе таких людей немного. Все по большей части
специализируются на чем-то одном. Ведь сколько еще судеб ты можешь
исправить, если будешь использовать свои способности в будущем. Ведь
риск совсем небольшой. Мы пригласим лучших специалистов…
- Я четко выразил свою позицию. В сознание этой девушки вмешиваться
больше нельзя, - в голосе зазвучал метал, - это может повредить не
только ей.
- Но если ничего не делать, ты уже через пару месяцев потеряешь свой
дар! Может быть, я неясно выразилась, тогда я повторю. Способности не
восстанавливаются. Никогда. Подумай над этим. А я пожалуй пойду, - это
Ира сказала уже подходя к вешалке со своим коротеньким пальто.
Она надела пальто и пропустила Кирила к двери, что бы он мог открыть ее.
- Было приятно познакомится с тобой, Кирлиан. Там на стуле я оставила
свою визитку. Звони, если понадобится помощь, или просто будет
свободная минута, - сказала она уже за порогом.
- До свидания,- сказал парень, закрывая дверь.

Этот неожиданный визит принес много информации к размышлению. Первым
делом Кирил посмотрел на визитку, оставленную Ирой. «Самойленко Ирина,
консультации частного психолога». Так вот откуда этот професиональный
тон! Да, не хватало только знаменитой фразы: «Вы хотите об этом
поговорить?». Впрочем, мысли становились все мрачнее. Над возможностью
потерять свой дар он как-то не задумывался. Не было повода. Теперь
повод есть, но радостнее от этого не становится. Нет, ну это же надо
было самому участвовать в чужом видении! Ответ на этот вопрос лежал на
поверхности. Он сам этого хотел. Ему понравилась Лера, когда он видел
ее возможное будущее. И он бессознательно захотел самостоятельно
предотвратить печальный финал.
Теперь, когда он признался сам себе в наличии проблемы, осталось лишь
придумать способ ее решения. Этот способ несомненно существовал,
осталось его найти и воплотить в жизнь.
Кирил, думал над этим, вдыхая аромат черного кофе, сваренного под его
тяжелые размышления. Кофе от размышлений был ничуть не хуже обычного,
что не могло не радовать.

В голове проносились мысли о людях и проишествиях, которые могли
произойти, но теперь, к счастью, никогда не останутся в чьей-то памяти.
Только он помнил о несбывшихся катастрофах и неприятностях, и эти
воспоминания давили на него тяжким грузом. Надо было расспросить у
Ирины, все ли провидцы мучаются от бессонницы и тяжелых воспоминаний о
будущем. Воспоминания о будущем – звучит неплохо. Только очень они все
мрачные. Как они надоели на самом деле, эти разветвления реальности,
постоянные заботы с придумыванием подходящих сюжетов для внушения, это
чувство одиночества, этот образ жизни.
Кирлиан стоял на кухне, смотрел на ночное небо и боролся с желанием
заскулить, подобно волку на луну. Чашка с кофе одиноко стояла посреди
стола, источая аромат и отдавая тепло равнодушному холоду кухни. Кирил
принимал решение, от которого зависела его дальнейшая жизнь.


Лера шла домой с работы. Время было позднее, а зимой темнеет рано,
поэтому она решила не испытывать судьбу длительными пешими прогулками и
направилась прямиком к автобусной остановке. Несмотря на ее ожидания на
остановке кто-то стоял.
- Видно не я одна работаю допозна, - подумалось ей. Ей даже приходила
мысль о том, что пора сменить работу. Колектив там конечно хороший –
Оля, Валерка, да и начальство нормальное. Но график – с восьми утра до
девяти вечера просто изматывал.
Она подошла к остановке и стала возле парня, что пришел ранее. На нем
не было шапки, русые волосы присыпал снежок, а округ шеи был обмотан
шарфик ручной работы.
- Классный шарфик, - подумала Лера, - теплый, наверное. Хм…. А ведь
если судить по количеству снега на куртке паренька, он тут давненько
стоит.
- Извините, а вы давно ждете? – спросила она у парня.
- Где-то полчаса…. – ответил он. Голос показался Лере смутно знакомым. Где-то она этот голос уже слышала.
- А мы с вами раньше не встречались?
- Возможно, - парень обернулся к ней, - меня зовут Кирил, а вас?
- Лера…. – тихо ответила, она, - очень приятно….
Это был он – парень из ее сна. Правда назвался он не Кирлианом, а Кирилом, но это без сомнения был он!
- А вот и наш автобус, - весело сказал Кирил, - поехали?
- Поехали…
И Лера смело шагнула в распахнутые двери подьехавшего автобуса. Она была уверена, счастье рядом.


Напротив остановки, в противоположную сторону от автобуса тронулся
с места и поехал автомобиль. За рулем сидел мужчина средних лет, а на
соседнем сиденье сидела Ирина. Они ехали молча.
Первым нарушил молчание мужчина:
- Да, все-таки твоя взяла. А я был уверен в своей правоте до последнего
момента. Не зря ты шесть лет на своей психологии отбарабанила. И это с
твоим-то дарованием по чтению мыслей и эмоций на расстоянии! Видно
этого недостаточно.
- Ну что ты, Олег, прямо как маленький. Ты же прекрасно понимаешь, что
при вероятностном прогнозе 50 на 50 от наших провидцев, из твоего
отдела, кстати, может быть все что угодно, - возразила Ира.
- Наверное, ты все-таки еще что-то знала, - не унимался Олег, - один
неучтенный фактор, может кардинально изменить вероятностное
предсказание.
- Ты прав, - неожиданно произнесла его спутница, - есть один неучтенный фактор.
Олег молча ожидал, что скажет Ира. Он не ожидал такого поворота событий, и был, как говорится «весь внимание».
- Это любовь. Вечный неучтенный фактор. Нерешенная задача для внушителей. Закрытая книга для предсказателей.
- Ну, знаешь…. Против этого ничего не скажешь и не сделаешь, - подвел
итог мужчина, - это всем известно. Но подумать только, потерять
навсегда провидца и внушителя первой и второй категории в одном лице.
Да его дару цены нет! Двойная высшая категория! Да что там говорить…. –
Олег замолчал.
- Он выбрал любовь. А значит, еще двое человек на свете будут счастливы. И это главное.

Андрей Федив (  Kpyto ) ©

© Copyright: Андрей Федив, 2006
Свидетельство о публикации №1602240294

Зима покрыла снегом белым



Зима покрыла снегом белым,
Места, дороги и мосты
И наш спокойный дворик серый,
Столбы, качели и столы...

И оседает снег немыслимой,
Невероятной белизной,
Над речкою, где тени сходятся,
И начинается покой...

Покой неведомой усталости,
Надежда зимней тишины,
Снег оседает в безысходности,
Зима идёт в тумане мглы...

Снег и туман - но мы потеряны...
И в тишине не слышен глас...
Мгла с белизной - им нет доверия...
А снег идёт - в который раз...

Ведь нет уже к зиме доверия,
Оковы серости видны,
И не отбросишь суеверия,
Коль веришь в снежные миры...

Живешь - не знаешь в чем сомнения,
Уйдешь - и снег во всем винишь...
Зима - лишь повод для забвения,
Придти раскрыв объятья тьмы...

Мосты, дома, дворы и пропасти,
Столбы, дороги и земля -
Все скроет снег под невесомостью,
Останусь теплым только я...

Не в силах зимнее забвение,
Людей накрыть пологом сна,
Ведь живы мы, а значит инеем,
Пускай покроется земля!

Пускай поспит под белым инеем,
И возродится лишь весной,
Нам лишь бы пережить забвение,
Забытой нежности покой...

Причуды рифмы, слов сплетенье,
Снег и туман - природы сон,
И можем мы лишь вдохновенье,
Черпать из призрачных оков...

Не нужно мысли наваждение,
Ведь снег-вода, туман-вода,
Но лучик дивного сомнения,
Пронзает душу иногда...

Тогда из воздуха рождается,
Как паутины нить тонка,
Тандем природы и сомнения -
Строка подобного стиха...




Kpyto © Киев 2007


© Copyright: Андрей Федив, 2007
Свидетельство о публикации №1701080284
Страницы:
1
3
4
предыдущая
следующая