хочу сюда!
 

Оксана

42 года, козерог, познакомится с парнем в возрасте 35-42 лет

Заметки с меткой «проза»

Слушайте аудиокниги и развивайтесь

Застой — лучшее время для саморазвития.


В наши тёмные и мокрые зимы, когда вокруг ничего не происходит, идеально развивать свои мозги. Во-первых, вас ничего не отвлекает, и новая информация усваивается быстро. Во-вторых, мозги, лишённые солнца и ярких красок, нуждаются в стимуляции.

Кроме потрясающих сериалов, художественных и документальных, которые погружают в новый мир и заставляют вас думать, советую такой удобный формат, как аудиокниги. Во время прослушивания вы можете заниматься своими делами: вести автомобиль, готовить завтрак, делать покупки в супермаркете, выгуливать собаку. Это поможет вашим мозгам снять стресс и отключиться от бытовых вопросов.

Вместо отупляющих музыкальных треков по дороге на работу поставьте себе научно-популярную книгу или хороший роман и посмотрите, как поменяется ваше состояние. Вы начнёте лучше соображать. Ваш мозг, подпитанный новой информацией, заработает в хорошем ритме, потому что обучение для ваших нервных клеток — это жизненная необходимость. Об этом нужно помнить и спасать свой интеллект от растворения в «бытовухе».

Тематика аудиокниг не так уж важна. Это может быть история, психология, финансы или последний мировой бестселлер. Любая информация, которая будет отличаться от того, что ежедневно «потребляет» ваш мозг, принесёт пользу.





Из научно-популярной литературы, которая поменяет ваше представление о человеке и его месте в мире, рекомендую для прослушивания «Sapiens. Краткая история человечества» Юваль Ной Харари и «Эгоистичный ген» профессора Оксфордского университета Ричарда Докинза. Это великолепные книги, которые взаимно дополняют друг друга. Первая рассказывает историю вида Homo Sapiens от первых людей до нашего времени с социальной точки зрения, то есть, как образ жизни и общество создали современного человека. Вторая книга объясняет, как устроены «генные машины», и как культурная информация дублируется в социуме, подобно генам в генофонде. Общие сведения из биологии, физики, астрономии, антропологии вы найдёте в «Краткая история почти всего на свете» Брайсона Билла.


В последние годы выходит много книг по физике. Рекомендую «E=mc квадрат. Биография самого знаменитого уравнения в мире» Дэвид Боданис. Книга соединяет историю и физику, рассказывая об Эйнштейне и других известных учёных, о создании первой атомной бомбы, о том, как образуется энергия, как была сотворена Земля, и как функционирует Солнце. Пробудит вашу фантазию аудиокниги «Физика невозможного» и «Гиперпространство» Митио Каку. Этот американский физик японского происхождения рассказывает о телепатии, телепортации, нанороботах, искусственном интеллекте, четвёртом измерении, путешествиях во времени и других феноменах.


Философия и психология. Здесь я всегда советую обратиться к классикам. «Бегство от свободы» Эрих Фромм (1941 год) — о парадоксальном стремлении человека быть в группе и одновременно быть отдельным от неё, подконтрольным и свободным, зависимым и автономным. Что такое свобода с психологической точки зрения, и насколько она возможна в современной цивилизации, размышляет в своей знаменитой книге социальный философ, психоаналитик Фромм. Чуть позднее был издан другой психологический бестселлер — «Человек в поисках смысла», Виктор Франкл (1946 год). Автор, практикующий психотерапевт, написал эту потрясающую книгу после того, как выжил в концлагерях Освенциме и Дахау, и создал свою теорию терапии — лечение смыслом. Несмотря на тяжёлую биографию и тематику, книга читается легко.


Для психологической разгрузки хорошо подходит художественная литература. Она не загружает мозги теориями и терминами, но даёт новое представление о жизни, погружая ваше воображение в другие эпохи и драматические ситуации. Очень рекомендую, если вы ещё не добрались до такого суперпопулярного французского писателя как Бернар Вербер, его трилогию «Муравьи» и трилогию «Мы, боги». Оригинальный стиль подачи, фантасмагоричность, философские размышления развлекут и заставят ваши мозги работать непривычным способом. Из классики — Сомерсет Моэм, О. Генри, А. П. Чехов; радиоспектакли Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы», «Идиот». Ну и, конечно, рекомендую такие шедевры современного жанра non-fiction как «Как стать авантюристом? Размышления миллионера» и «Монархия предпринимателя. Как стать царём?»


Сейсмодозиметр и торт Торошенко



Тут на работе сегодня прикол был. Я стою без штанов, труселя дырявые - но кому какое дело, я же в них не принимать пациентов собираюсь, а токмо заради того, чтобы мимолетно и незаметно для окружающих перескочить из гражданских штанов в медицинскую форму. 

То, что я без штанов - не самое главное, конечно. Главное то, что внезапно замок двери был сломан ударом ноги в кирзовом сапоге и в кабинет влетел наш сотрудник (еще не дедуля, но довольно прикольный - даже маникюр на левом мизинце в виде радуги и бородка как у Троцкого) и сразу с ходу в лоб - "А где у вас в кабинете сейсмодозиметр?"


Дедуля этот у нас работает завотделом подочистки  радиомагнитно-сейсмического контроля. Типа они должны контролировать чтобы стук каблуков от других заведующих всяких ненужных подразделений не превышал сейсмической нормы, а уровень радиации от выхлопа сотрудников не был выше, чем ноль семь по Фаренгейту.

- Доброе утро, дорогой товарищ завотделом (это я ему отвечаю, стоя в одних дырявых труселях, помахивая внутри них кое-чем), а Вас не смущает, что я в таком виде и этот вид у меня дырявый и довольно неприглядный?

- Нет (говорит он), не смущает. Наоборот даже,- нравится это сексуальное зрелище. Я же извращенец, а вы еще не знаете? У меня в блоге все написано про это. Не читали? 

- Нет (признаюсь я), не читал. Не имею такой потребности и возможности. Всецело занят склеиванием кедов и приготовлениями торта "Торошенко" по праздникам.

Вторично возбудился завподотделом. 

- Вооот. И сладенькое тоже люблю. А что такое торт "Торошенко"?

- Да то-же самое, что и Наполеон, только без муки, масла, яиц, молока и сахара.

Короче, потом этот завподотделом притащил этот огромный сейсмодозиметр выпуска середины прошлого века в кабинет, поставил его в углу, сделал селфи и собрался уходить уже.

-Нет, так не пойдет (заявил я). А попи3деть на посошок?

Попи3дели... Выяснилось, что сейчас у нас работает комиссия по проверке сейсмической активности и радиоактивных выбросов. Но только я ни в коем случае не должен проговориться об этом факте, потому что сейсмодозиметр в центре только один и то просроченный, поэтому для отчетности он таскается по всем кабинетам по очереди. А селфи для документирования наличия оного. 

Прощаясь, завподотделом мне обслюнявил всю шею и снова попросил - "Обещай, что никому и никогда не расскажешь"

- Обещаю (ответил я)

- Но главное, (тут Карлович перешел на шепот и надел шапочку из фольги) ни слова в своем блоге. Ни слова, помни! Ни хорошего, ни плохого.

- Почему? (удивился я)

- Так надо.

Он снял шапочку из фольги, скомкал, сбрызнул нашатырем и приставил к ней переносной элекромагнит. Раздалось шипение. 

- Береженого Бог бережет...

С этими словами он выскочил из кабинета, таща за собой сейсмодозиметр, а в коридоре раздавались его удаляющиеся слова - "Помните, друг, Вы обещали молчать..."

Да помню я, помню. Молчу. Никому, никогда, ни слова. А тем более в блоге.

Свидетельство о публикации №217112702256 

В рамках проекта "Душа наизнанку недорого"
Карта Приватбанка - 5168 7573 2914 3327
МТС - 099-698-55-84
Map

О пользе искренних дневников


и поразмышлять внутрь своей головы


Неожиданно обнаружил старую запись. Больше четырех лет назад. Еще до аннексии Крыма. Ужасно удивился, оказывается тема оккупации и аннексии меня уже тогда страшила подспудно. Вот поэтому и веду дневник уже давно. Даже не думал, что такое можно было моей головой выродить и написать. Это какой-то супер-квантовый я, который на определенных точках пространства-времени отделяется от другого себя,  вплоть до бесконечного удаления, а спустя годы, в другой вселенной мы со мной неожиданно вновь встречаемся, как спутанные элементарные частицы и сразу узнаем друг-друга, хотя расстояние уже в несколько световых лет. Завтра додумаю эту мысль - мне кажется, что она того стоит. Что-то в этом есть, что человек сам себе конгруэнтен в качестве квантовой частицы и может быть одновременно и в разном времени и в разном пространстве и, в зависимости от стороннего наблюдателя (даже если этим сторонним наблюдателем является он сам), результаты его взаимодействия с самим собой (а тем более,- с другими) сильно разнятся. Надо будет еще немного поразмышлять внутрь своей головы.

А вот текст, который меня так удивил спустя четыре с лишним года еще до аннексии и оккупации Крыма


В рамках проекта "Душа наизнанку недорого"
Карта Приватбанка - 5168 7573 2914 3327
МТС - 099-698-55-84
Map

Запах рук подруг (нетленки из прошлого)

Занимался сегодня всякой мелкой фигней - чинил одну юсбишную штуку, жарил кукурузные блины, делал баклажаново-овощную икру. А потом сел отдохнуть за комп и откопал ностальжи аж за 2011-го год. Перечитал, почти прослезился. А ведь это еще до всех этих событий с Крымом и прочей хуетой, от которой не то, что прослезишься, а и в петлю залезть порой хочется... 

Лохматые воспоминания и запах рук подруг

Когда-то давным-давно был у меня любимый личный парикмахер - Алка Киселёва. Это еще Алисы не было вроде. А может даже до женитьбы еще. Слишком давно было. Лет 25 назад, как минимум. Сейчас Алиса уже давно сама замужем а я постепенно готовлюсь к роли деда.

И, так уж повелось с незапамятных времен, что была Алка и моей пациенткой и одной из лучших подруг. Это у меня фирменное. Практически все друзья (или вообще все) - пациенты или их половинки, родители и дети. А познакомились мы с Алкой в парикмахерской по запаху. Про запах я писал уже тут и тут. Алка, срезая мне лишние кудри, унюхала во мне доктора (я был после полутора суток дежурства), а я в ней друга. Познакомились с первого нюха прямо на ее рабочем кресле (парикмахерском) и сразу же начали беззастенчиво дружить. С обнимашками и провожаниями домой с периодическим посещением кресел друг друга. Она ко мне и в Курман ездила за 70 Км на электричке (на гинекологическое кресло). Это еще до начала мутных 90-х было. Вместе пережили много чего. И рэкет и кризис и вообще много чего с больших букв М и Ж. Бывало и так, что уходя из дома в загул, у нее двадцатку зеленых втихаря от жены и Толика (ее мужа) стрелял. Ну всяко бывало. Бывало я и ее выручал и не раз и не два. История давняя и вросшая в меня напрочь. Почему вдруг сегодня впомнил, ХЗ. Может стричься пора. Ну вспомнил и вспомнил.

Алка - парикмахер от Бога. К ней домой ходили стричься в основном VIP-клиенты и я паравозиком по дружбе, несмотря на строгого мужа, который категорически был настроен. И естественно против. В общем, когда много лет спустя, мы с Алкой сделали, выносили и родили второго ее ребенка (от Толика), она из парикмахерской все-таки ушла и дома тоже принимать перестала. Даже друзей. Растворилась в ребенке и муже, пропитав насквозь материнским счастьем все окружающее пространство. Еще около года мне удавалось стричься у Ирки Аграновской - общей подруги из той же парикмахерской Наума на Москольце. Но и она потом исчезла из моей жизни, обретя долгожданное ПМЖ на земле обетованной, после рождения реббенка. (опечатка, но пусть останется)

Вот с тех пор я ни разу и не был в парикмахерской. Это уже около 8 или 9 лет. И чтобы не уподобиться длиннокосо-раскосым азиатам, стригусь с той самой поры сам. 

Как так? А как получается, так и стригусь - все равно к моей лохмато-полулысой неформатности и неизменной майке круглый год все давно привыкли. А вот по Алке скучаю здорово. Кстати, вспомнил! Иришке-то мы тоже киндера вместе делали и вынашивали. Как они там в Германии, интересно после очередного переезда? Вроде дочка была, насколько помню. А еще Анечка из парикмахерской. С ее проблемами до конца разобраться не успел,- жизнь и меня завертела и сама завертелась слишком уж быстро. Парикмахерская Наума осталась в далеком прошлом, приватизированная внебрачной отпрыссучкой очередного политического проститута. Народ приличный разбежался и стричься стало не у кого. А вот воспоминания и запах общения остался. 

Ах, как-же пахли Алкины руки, когда она стригла мне бороду! Даже снится иногда этот запах. Вернуться бы так лет на 20 лет назад и понюхать. И можно обратно.


Ps: сколько-же я не пользуюсь услугами паркимахера?- даже сложно вспомнить. Ну больше 15-ти лет точно. Можно попробовать перелопатить фотки начала двухтысячных. Скорее всего там найдется ответ.

В рамках проекта "Душа наизнанку недорого"
Карта Приватбанка - 5168 7573 2914 3327
МТС - 099-698-55-84
Map

Немного наболевшего


***
***
Все меньше разного, все больше настоящего
и двери наглухо предательством забиты -
ни приоткрыть, ни даже заглянуть.

***

*** Боже ж мой, как давно была сделана эта фотка - шестое апреля 2005 года. Я дома, в Крыму, есть хорошая работа, есть жилье, Украина, есть друзья. Еще жив папа. 

Двенадцать с половиной лет назад. Столько всего случилось... Жизнь изменилась. Причем, что удивительно, жизнь за это время успела измениться полностью даже не один раз. И с каждым разом - еще радикальнее, чем в прошлый. Крамольную мысль скажу - но уже и аннексия Крыма начинает казаться чем-то не тем, чем было на самом пике событий. Тогда за одну ночь моя никчемная борода стала почти полностью седая (впрочем, депигментированные волосинки - просто красивая история и не всегда правда). Теперь моя седина варьирует туда-сюда по разным местам от почти ничего, до многовато (от настроения и обстановки), а лысина растет и процветает, отвоевывая гектары у седины. 

Гантелями уже давненько не балуюсь (преднизолон не разрешает), но мечтаю и хочу возобновить отношения. Во всяком случае большой и толстой пружиной на днях чуток поигрался.

Map

СОМНИЯ (Космическая сказка)

Где-то в холодных просторах Вселенной путешествовала планета по имени Сомния. Её окружающее пространство было усеяно бесчисленными светящимися точками. Это были жители космоса – звёзды. Они были так далеки, что за тысячи лет полёта планеты, маленькие огоньки не сменили рисунки своих россыпей. Казалось, что время остановилось, а сама Сомния находится в каком-то летаргическом сне.

Однажды на своём пути планета заметила звезду, которая светила ярче за окружающие звёзды. С каждым прошедшим отрезком времени, она становилась всё ярче и ярче.  Свет звезды манил, а тепло плавило многовековый лёд планеты. Сомния приближалась к звезде.

– Солнышко! – радостно прошептала она.

Планета вышла на орбиту звезды и жизнь начала наполнять её, почва проросла разными ароматными травами и прекрасными цветами. Пение птиц наполняло просторы Сомнии. В её душе генерировалось и пребывало счастье. Планета обоготворяла звездочку и в знак благодарности посылала цветы, выросшие на её просторных лугах и в её прекрасных садах. Цветы были символом жизни, красоты и любви. Звезда почему-то не замечала планету на своей орбите. Она была занята собой. Со временем Сомния заметила, что система звезды двойная и вторым её элементом является чёрная дыра. Этот объект ничего не излучал и не отражал, а только поглощал всё на своём пути. Чёрная дыра начала поглощать и звезду. Прошло ещё немного времени…

– Солнышко…  – с грустью прошептала Сомния. Последний лучик света, как поцелуй коснулся планеты. Затем звезда полностью исчезла в чёрной дыре. Холод своими ледяными руками начал обнимать планету. Всё живое, что было на ней, стало превращаться в лёд. Сомния впадала снова в летаргию. Вокруг неё тусклым светом светили неизменные россыпи далёких звёзд.

Somnia (лат.) – сон, мечта

Письмо Генриху в Париж



Письмо Леону или Крису в Амстердам или Сидней

Привет, Пауль!
И Вам с Хельгой тоже огромный привет и обнимашки взасос от нас с Мелани.

Мы, ну как бы... пока в затяжном прыжке...типа раскроется парашют или не раскроется. Выжидаем затаившись - есть одна очень призрачная возможность к концу лета. А может и не призрачная. А может и не к концу. А может и не лета. 

Амстердам хороший, конечно, город, но это -- самый-самый крайний вариант. Мы и так переселенцы, оставшиеся безо всего. Без вещей, имущества, книг, дома, собственности, пенсии и вообще всего что накопили или могли накопить и нажить к пятидесяти. 

Еще одно переселение с нуля мы вряд-ли переживем. Да и загранпаспорта нет. Да и не это главное, Джим.

- Переезд, это квинтэссенция проблем:
- Это Чемодан болезней, которые нельзя кантовать. 
- Это куча скелетов в шкафу, которых придется тормошить, что чревато.
- Это непомерно дорогое жилье в твоем волшебном Стокгольме.
- Да и вообще, чем жизнь на твоей чужбине чем-то отличается от нашей жизни тут?
- Нереально найти работу на шестом десятке с нуля в чужой стране без репутации.

Так что, твой сраный Питтсбург - это будет самый последний вариант. Такой, как в красивом голливудском кино: герой долго ехал, три раза почти умирал в пути от инфаркта и от инсульта (по очереди), которые его вконец подкосили. Жена пару раз его спасла, пару раз он ее. Оба хотели умереть (это был легкий выход), но оба не хотели бросать другого в беде. 

Здоровье в поезде иссякло. А еще обыски на таможне. Допросы. 

Потом, в полубредовом состоянии, почти ослепнув, он таки нашел старого друга. 

Друг отпоил пивом, чаем и настойкой мяты на одеколоне. Пытался закодировать объятиями. Обещаниями. "Все будет хорошо". Даже снял им квартиру неподалеку от своей. Иногда встречались.

Работы не было, но друг подкармливал боярышником и огрызками кукурузы. 

Но кукуруза (как и деньги) должна была когда-то закончиться. Друг не смог больше их содержать и оплачивать квартиру. 

Они сели и напоследок закурили (хотя были некурящими).  Выпотрошили память в поисках мест былого и доброго. Нашли немного.

***
А потом наконец я умер. 

Друг похоронил меня на самом дорогом кладбище Дублина  (а может быть - просто в лесопосадке). На похоронах было два с половиной человека. Жены на моих похоронах не было. Она умерла на три секунды раньше. Молитвы сработали.
Map

koi

koi

хорошие стихи

А знаешь, в жизни встречи не случайные.
Случайно ничего не происходит.
Однажды, средь бессилия и отчаянья,
Одна душа другую вдруг находит.

Глаза в глаза, улыбка, слово за слово.
Случайный получился разговор.
Стрелой амура будто бы случайного.
Сердца уже расстреляны в упор.

Звонок, вопрос — ответ, затем свидание.
Жить друг без друга больше не получится.
Пусть встретили друг друга с опозданием,
Пусть лучше поздно, чем не жить, а мучиться.

И ты с безумным прошлым распрощаешься,
Ты станешь Нежностью, ты станешь Верностью.
Ты не живешь — ты жизнью восхищаешься.
Случайность стала вдруг закономерностью.

Яблука

Серед утомлених будинків, притрушених снігом кольору сепії, живе одна дівчинка. Вона – недоцільне в цьому царстві мороку світло, що виграє цілим спектром різних кольорів, ведучи непримиренну боротьбу зі зледенінням у душах людей. Усі ми бачимо її щодня – в магазинних чергах, на автобусних зупинках, у вікнах багатоповерхівок, – але ніхто її насправді не знає.

Однієї позірно буденної днини ми з дівчинкою йшли до кав’ярні. Ішли – а вона пахла свіжими яблуками; перехожі не хотіли відчувати цього, вони взагалі мали багато важливіших, на їхню гадку, справ («Потрібно вимити машину сьогодні», «Холера, це ж завтра знову на роботу!», «…А як я, по-твоєму, туди зараз поїду?», «По чому картопля?», - долинало зусібіч), одначе дівчинка пахла спеціально для них. Навмисне – немов сповіщаючи про скорий прихід весни.

…У кав’ярні цієї пори сиділо лиш троє осіб, тому столиків на вибір було чимало. Ми з нею обрали кутній – подалі від людських очей. Говорили про всяке: фестивалі, на яких бували та які маємо намір відвідати; спільних знайомих та речі, що з ними кояться; минуле й майбутнє з усіма його перспективами й рішеннями, котрі мусять рано чи пізно мусять бути ухваленими.

Замовляючи другу порцію майстерно звареного глінтвейну, я раптом замислився. Друкарська машинка в дальньому кінці кімнати додала ще більше запитань, відповіді на які не можуть бути знайдені взагалі: «Для чого ми тут і зараз сидимо? – ламав я собі макітру. – Будь-яка річ має свою причину та ті наслідки, до яких вона призводить». Осяяло: просто дуже хотілося відчути аромат свіжих яблук. Чорт забирай, та як я без цього запаху жив свої двадцять сім років?!

Вечоріло. Сніг кольору сепії притрушував наші непокриті голови. Стояли коло під’їзду, думали, що ж буде далі. Обійнялися. Розійшлися…

Я простував слизьким хідником і думав, що яблуко – мій улюблений фрукт. Віднині і назавжди. А його аромат тепер буде зі мною навічно, проте ніколи не набридне.

Дякую тобі, барвиста дівчинко, за весну, яка настала так наскоком і так надовго!..

Дівчина із вересня

Вересень – це той гість, на чий прихід чекаєш найменше. Можеш замикати на всі засуви двері та вікна, затуляти старезним бабусиним дрантям найменші шпарини, ховатися під кількома шарами на перший погляд безпечних ковдр, одначе все одно не помітиш, що він уже тут – сидить у твоєму улюбленому кріслі, розкидає навсібіч вогке пожовкле листя та зухвало допиває пляшку початого тобою вчора ввечері вина по десять із чимось гривень за літр. «Звідки ти взявся?!» – обурюєшся ти, сам розуміючи, що був телепнем, коли не звертав уваги на численні недвозначні підказки: вагітні важкими зливами хмари, щораз переконливіше шепотіння північного вітру, застиглі в солодкому передчутті заслуженого перепочинку клени й тополі. Літо ж-бо триває нескінченно довго лише на сторінках сюрреалістичних книжок, про які забуваєш після одного-єдиного прочитання. Тому перед тобою розходяться два шляхи – примиритися з присутністю мовчазного гостя, котрий на твоє справедливе обурення відповідає змовницькою усмішкою, або ж силкуватися вигнати його геть, виставити за двері, тим самим мимохіть пустивши його ще глибше – у самісіньке серце. Головна особливість вибору полягає в тому, що зрештою ці стежки знову зійдуться в один широкий проспект. Результат твоїх поневірянь – один і той самий фінал. А все через твою недалекоглядність, небажання належно оцінити дійсність, у якій обертаєшся. Інакше, можливо, товариство вересня не було б таким раптовим, а вино для зустрічі з ним – таким паршивим.

Вона полюбляла блакитний колір і тихе шелестіння вчорашніх газет на вранішньому вітрі. Звісно, вряди-годи годилися мляво-синій та сьогоднішня періодика, проте в них вона не знаходила жаданої насолоди, тож використовувала цей варіант лише тоді, коли з певних причин усе йшло не зовсім так, як мусило б. Я читав це в її очах, доки вдихав аромат кави по-віденськи з присмаком тихенького джазу кінця сорокових. У голову лізли найрізноманітніші дурниці від питання про доцільність заборони куріння в громадських місцях і аж до останніх кількох нот найпопулярнішого твору Ріхарда Ваґнера… Мелодію мені навіяла усмішка, що ледве торкнулася її вуст, адже ту усмішку – так само як мого Ваґнера – приніс владний вересень.

Чи зустрічали ви колись шалено гарну істоту, яку просто хочеться зробити щасливою – без жодних намірів будувати з нею взаємини, відбивати од когось іншого, робити все, щоби вона стала ваша? Саме таке маленьке диво з очами кольору тендітного моря сиділо навпроти, занесене до тієї кнайпи грайливим осіннім вітерцем. Чорт забирай, нас не те, що друзями, але й знайомими назвати неможливо! Тим не менш, винятково читаючи її очі міг викликати в собі вже підзабуті речі, котрі для інших видаються невід’ємними: здатність відчувати запахи, розрізняти барви, насолоджуватися, врешті-решт, цією філіжанкою кави, вже добряче вистиглою, неспроможною вплинути на щось глобальне, але неймовірно корисною тут і зараз…

– Повторити?
– А?..
– Ще, питаю, кави бажаєте? – заскочив мене зненацька такий худий, що аж прозорий офіціант, матеріалізувався ніби нізвідки просто перед нашим столиком.
– Ні, гадаю, досить, – я розпочав активно шукати гаманець по всіх можливих і неможливих кишенях. – Рахунок, будь ласка.

Либонь, із мого боку було вельми неґречно не спитати, чи не бажає чогось іще блакитноока вереснева дівчинка навпроти. Собі на виправдання відзначу, що в ті поодинокі моменти, коли відчуваєш щось дуже-дуже подібне до щастя, з голови враз зникають кудись на манівці свідомого всі без винятку умовності, поняття гарного тону та інший непотріб. Іще й офіціант трапився аж занадто прудкий. Я міг би, певна річ, утішити себе – мовляв, пригощу її чимось наступного разу, та чудово знав, що його не буде. Так уже склався пасьянс пані Долі, так зірки на небі вишикувалися, так зурочили втомлені духи роздратованих забуттям пращурів: наші стежинки перетнулися тільки в одній точці, а далі повихляють кожна у свій бік. Так має статися. Зрештою, коли ми захоплено розглядаємо в музеї досконало виконану скульптуру – чи маємо на гадці колись поставити її у свій напівполаманий радянського виробництва креденс у надрах однієї з мільйонів непоказних багатоповерхівок? Вереснева дівчинка була з тих шедеврів, милуватися котрими належить на достатній відстані та не торкаючись. Інакше пошкодиш. Інакше зіпсуєш.

Двадцять чотири гривні за каву. Чи вони показилися з тими цінами? Мовчки розрахувавшись і сяк-так напнувши на себе недолугу шкіряну куртку, я просто подався геть із прогрітого нерозділеним коханням приміщення. Не озирався – я жеврів вереснем, оскільки побачив рівно достатньо.

* * *

Чи знаєте ви, якою безжальною подекуди буває власна квартира? Далебі, рідні та знайомі мільйон років стіни душать не гірше за тюремні застінки. Вони труять тебе пилюкою під ліжком, добивають нерухоме тіло важким дубовим столом, охолоджують кров кондиціонером, а відтак загортають у брудні вицвілі шпалери замість савану. Ти помираєш у страшенних катуваннях на ім’я самотність під розмірене белькотіння ведучих новин із екрану телевізора. Найбільш стримані з нас навіть не видають передсмертного стогону – бо навіщо, коли його однаково поглинуть істеричні верески клаксонів, стукотіння коліс поїздів міжрегіонального сполучення, брехливі освідчення столичних Ромео своїм однотипним Джульєттам, п’яне бринькання понівеченої гітари та всі інші буденні шуми, котрі супроводжують місто впродовж усього циклу його існування? Просто ще одна смерть у брудних буднях, чергова «пташка» для монотонної статистики (якщо така взагалі існує). Ти й надалі товчешся у чергах до ощадкаси. Так само вдихаєш учорашній перегар у вагонах метро. Незмінно лупасиш по клавішах загальмованого вірусами комп’ютера в пластиковому офісі. Одначе насправді ти ганебно склеїв ласти під пресом – подумати тільки! – власного помешкання. Ласкаво просимо до реального світу, здолати який не під силу навіть вересню!

* * *

Той вечір видався прохолодним навіть на осінь. Вітер розлютився так сильно, що достоту вирішив зруйнувати Київ ущент і наразі крутив баранці на хвилях поверхні зазвичай непорушно замріяного озера. Збиралося на грозу, повітря промовисто віддавало озоном, а десь ген із-за обрію раз у раз долинало басовите бурмотіння громовиць. Ушилися від гріха подалі навіть найстійкіші – традиційні для вечора в будь-якому місті «пивні» компанії, рятуючи хмільний напій од перспективи бути щедро приправленим водою. В результаті на прохолодному піску розбурханого штормом пляжу сиділи тільки ми з моїм найліпшим на сьогодні кумпелем – паком яблучного соку. Кажуть, цей напій вночі викликає в гості кольорові сни. Між іншим, науково доведений факт, нехай йому! Їх хотілося побачити сьогодні якнайбільше. А особливо блакитних.

Урешті-решт, довкілля сповнилося об’ємного лупотіння дощу. На зміну ароматові легенького струму завітала свіжість викоханої хмарами вологи. Земля, вдячно зітхнувши кілька разів, охоче бавилася товстими краплями, підкидала їх угору щораз вище як ті м’ячики для настільного тенісу. Небо витікало. Воно позірно плакало, сміючись у душі, а я у відповідь із усмішкою, якої навчився сьогодні вдень за столиком улюбленої кав’ярні, мовчки цумлив свій триклятий сік і в його товщі розчиняв ледве помітні примари власних минулих сліз. Самотня у своїй монументальності гроза чудово доповнювала нас із картонним пакетом, тож ми спершу запізналися, а відтак і заприятелювали.

Цікаво, що в той момент робила вереснева дівчинка, з якою вдень ми примудрилися мовчки погомоніти про все на світі, за ті нещасних півгодини так і не сказавши одне одному жодного слова? Певно, саме прикрашала свій казковий блакитний будиночок жовтогарячими дарунками щедрої осені. Можливо, шелестіла вітром, який гортав учорашні газети – хтозна? Хотілося бути впевненим, що в неї все по-вересневому чудово, вона сита й зігріта тим єдиним променем, для якого була створена природою. На жаль чи на щастя, всього відразу нам бачити не дано. Але ж тішить найголовніша аксіома: надія не вмирає останньою, бо просто не помирає ніколи!

* * *

Ранок. Надворі – дощ. Мушу поспішати займати свою чергу до ощадкаси, щоб учасно встигнути у проспиртовану підземку, а нею – вже до свого дурноверхого робочого місця. Шкода, що все це було тільки сном. Мовчки поглянув на порожній пакет із-під яблучного соку. «Клятий зраднику!», – подумалося мимохідь…
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
55
предыдущая
следующая