Земфира - Ариведерчи

  • 20.02.17, 09:01
letsrockletsrockletsrockletsrock
Вороны-москвички
Меня разбудили,
Промокшие спички
Надежду убили…
Курить:
Значит буду дольше жить
Значит будем:

Корабли в моей гавани жечь…


Лисим мукачівцям привіт із Баден-Бадена......

  • 19.02.17, 17:02
Ирина Мухина: «Кто сказал, что эмигрантка с двумя детьми обречена всю жизнь сидеть на социальном пособии?»

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

24.01.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Оказавшись в Германии, 46-летняя жительница Закарпатья сумела открыть собственную фитнес-студию, турагентство и стать успешной женщиной

Разрешения на переезд в Германию по так называемой еврейской квоте супруги Мухины из Закарпатья ожидали восемь лет. Ирина и Николай были уверены: в Европе их ждет обеспеченная спокойная жизнь. В 2000 году они с маленькой дочкой наконец получили визы. Первый шок пережили, оказавшись в лагере для беженцев: крохотная комната, общий санузел, интернациональные соседи. Потом было общежитие для евреев, самое дешевое съемное жилье и вечная головная боль: как жить дальше?

В Украине Николай работал заведующим отделением отоларингологии в военном госпитале. Ирина, мастер спорта по художественной гимнастике, тренировала спортсменов. А в Германии супруги не могли рассчитывать даже на место санитара или уборщицы. Начались ссоры, взаимные упреки — семья распалась. Николай уехал искать счастья в другой регион. Ирина с ребенком осталась в городе Ульм.

«У вас ужасный акцент. Нашим клиентам это не понравится»

— Тогда я пережила сильное разочарование, — вспоминает Ирина Мухина (на фото). — Думала: может, вернуться в Украину? Но неожиданно влюбилась в австрийца и переехала в Австрию. Это все изменило. Я забеременела, однако оформлять наши отношения Рудигер не спешил. После рождения дочери Карины мы прожили вместе четыре года и поняли: лучше разойтись. По закону Рудигер не мог претендовать на ребенка, ведь мы не заключили брак. Однако бабушка и дедушка Карины заявили, что внучка останется с ними. «Ты никогда не сможешь обеспечить малышку! — говорили родственники мужа, когда я собирала детские вещи. — Куда ты едешь? Возвращаешься в Германию? Кроме социального пособия, там тебе ничего не светит!»

Помню, меня это сильно задело. Кто сказал, что эмигрантка с двумя детьми обречена всю жизнь сидеть на социальном пособии? Я сломаю этот стереотип! Для этого нужно было, во-первых, выучить немецкий язык, и во-вторых, получить образование в местном вузе. В Германии эмигрантов отправляют на бесплатные курсы немецкого языка, однако там дают лишь базовые знания. Чтобы освоить язык, нужно, кроме курсов, общаться с местными жителями, перенимать у них фразеологизмы, произношение. Помню, я приходила с младшей дочкой на детскую площадку и там приставала с разговорами к немецким фрау. Те поджимали губы и неохотно отвечали на вопросы чужеземки. Однако я улыбалась и продолжала. Так выучила язык.

С образованием дела обстояли намного хуже. Средства на обучение в вузе можно было кое-как выкроить из социального пособия. Но на кого оставить двоих детей? В Германии минимальная зарплата няни — 600 евро. На тот момент это был наш семейный бюджет на месяц!

Первое время мы с девочками жили очень бедно. Я получала 360 евро социального пособия и еще по 180 евро на каждого ребенка. На эти деньги снимала квартиру, оплачивала коммунальные услуги и занятия по художественной гимнастике для старшей дочери. На жизнь оставалось около двухсот евро — как раз хватало на продукты. Иногда отцы девочек пересылали какие-то деньги. Тогда у нас был праздник. Я шла с детьми в магазин, покупала им красивые платья, игрушки. А сама несколько лет ходила в одних и тех же джинсах.

Понимая, что отсутствие образования можно компенсировать только опытом работы, я обошла все фитнес-центры в Ульме. Предлагала себя в роли тренера — с оговоркой: согласна работать на любых условиях и за любые деньги. Можно даже бесплатно. Владельцы клубов воротили носы: «У вас ужасный акцент. Нашим клиентам это не понравится. Поищите работу в другом месте». Тогда я стала обзванивать клубы по интересам, организации, общины. А вдруг где-то нужны тренеры?

«В Германии не сочувствуют матерям-одиночкам. Наоборот, относятся к ним строже»

— Моей первой работой были занятия утренней гимнастикой с пожилыми людьми при евангелистской церкви, — продолжает Ирина. — На уроки приходили (точнее, приезжали на инвалидных колясках) прихожане в возрасте около 90 лет. Неунывающие старички решили, что им полезно несколько раз в неделю делать зарядку. Выглядело это так: мои подопечные сидели в колясках, а я помогала им выполнять самые простые упражнения для верхней части тела. За одно занятие получала 15 евро. Большая часть гонорара уходила на проезд. В Германии билет в один конец на городском автобусе стоит два евро. А мне приходилось ездить аж за город.

Затем я стала вести курсы гимнастики для беременных женщин из малообеспеченных семей. За это платили по 20 евро. На вырученные деньги покупала абонементы в спортклубы и, глядя на тренеров, перенимала новые упражнения, техники, уроки. А дома все конспектировала.

Однажды приятельница-немка сказала: «Ирина, ты вряд ли добьешься успеха в Ульме. Здешние жители — по природе консерваторы, недолюбливают эмигрантов. Особенно из Восточной Европы. Думаю, тебе стоит переехать в более демократичный город». Я задумалась: а ведь правда. Уже столько лет, пытаясь продвинуться вперед, я бегаю по кругу. Значит, надо что-то менять. Однажды по телевизору я случайно увидела программу о Баден-Бадене. Ведущий сказал, что это интернациональный город, там живут счастливые люди. Я загорелась идеей переехать в Баден-Баден, стала искать в газетах объявления о сдаче жилья. Подходящая квартира нашлась на удивление быстро.

Где-то читала, что, меняя место жительства, человек меняет и свою судьбу. Не успела я переехать в Баден-Баден, как тут же получила работу в лучшем спортклубе города! Не веря в свою удачу, дважды переспросила директора: «Вас не смущает мой акцент?» Он улыбнулся: «Ты излучаешь позитив, а это важнее акцента». Мне очень повезло с шефом. Ральф объяснил: в Германии не сочувствуют матерям-одиночкам. Наоборот, на работе к ним относятся строже. Немцы говорят так: «Если женщина не смогла спланировать личную жизнь, значит, и на работе допустит ошибку».

К счастью, новый шеф оказался добрым человеком и отправил меня в Мюнхен повышать квалификацию. Обучение (за счет компании) проходило заочно. Через три года я получила диплом тренера и менеджера фитнес-клуба. А еще через год открыла собственную гимнастическую студию.

В Германии действуют программы поддержки малого и среднего бизнеса. Чтобы получить от государства беспроцентный кредит, нужен опыт работы и убедительный бизнес-план. Я несколько раз обращалась с прошением выделить мне начальный капитал в размере пяти тысяч евро. Удача улыбнулась только на третий раз — специальная комиссия приняла решение в мою пользу.

Я взяла в аренду помещение в центре Баден-Бадена, сделала ремонт, купила спортивный инвентарь. Так, интерьер готов. А чем привлечь клиента? В округе полно всевозможных фитнес- и спортклубов, а мне хотелось создать что-то новое, необычное. Проведя опрос среди знакомых, выяснила, что люди предпочитают заниматься с тренером или в небольшой группе. Многие хотели бы освоить технику коррекции психоэмоционального состояния с помощью физкультуры. С точки зрения немцев, это очень правильно. Зачем платить деньги психоаналитику, если можно самостоятельно выйти из депрессии, а заодно улучшить фигуру? На этом я и сделала акцент в своей студии «Vital Oase».

«От туристов нет отбоя. Недавно пришлось даже купить микроавтобус»

— Неожиданно моя студия стала популярной, — продолжает Ирина Мухина. — За год появилось около сотни постоянных клиентов. Сюда часто заходят туристы из стран СНГ (студия находится на пешеходной части центральной улицы Баден-Бадена). Бывшие соотечественники и подсказали новое направление бизнеса. Кто-то спросил: «А можно совместить отдых на минеральных водах и персональный тренинг?» «А почему нельзя?» — ответила я и открыла при студии туристическое агентство.

Теперь любой желающий может связаться со мной в интернете и заказать турпакет. Если это необходимо, я высылаю приглашение, чтобы клиент мог получить шенгенскую визу. Потом встречаю в аэропорту, помогаю выбрать гостиницу. Если вы думаете, что Баден-Баден — курорт для богачей, то сильно ошибаетесь. Судите сами: проживание в гостинице (включая завтрак) для семьи из трех человек обойдется в 80 евро в день. Четырехчасовой абонемент на посещение старинных римско-ирландских бань «Фридрихсбад» стоит 30 евро. А вкусно пообедать можно всего за 10 евро.

Стараюсь делать так, чтобы мои клиенты максимально совместили отдых и спорт. Например, утреннюю гимнастику провожу на зеленой лужайке, откуда открывается живописный вид на город. До и после занятия пьем минеральную воду прямо из источников. Или совмещаем прогулку по окрестностям Шварцвальда и скандинавскую ходьбу (используются специальные, похожие на лыжные, палки. Они помогают во время ходьбы активно задействовать верхнюю часть. — Авт.). Вариантов много. Мое агентство готово исполнить любой каприз клиента: шопинг-тур, экскурсии по городам Германии, отдых с детьми. Кстати, рядом с Баден-Баденом находится «Европа парк» (второй по посещаемости парк развлечений в Европе после «Диснейленда» в Париже. — Авт.). От туристов нет отбоя. Недавно пришлось даже купить микроавтобус. Большинство отдыхающих приезжают из России. Украинцев очень мало, а жаль.


*Утреннюю гимнастику со своими клиентами Ирина Мухина (слева) проводит на зеленой лужайке, откуда открывается живописный вид на Баден-Баден

Благодаря своему делу я наконец-то ушла с социального пособия. Теперь снимаю жилье на собственные, заработанные, деньги. Моя старшая дочь Юлия поступила в университет, осваивает профессию педагога. За обучение платит ее отец. Николай работает врачом. Чтобы стать медиком в Германии, ему понадобилось 10 лет.

В Баден-Бадене я не только добилась того, о чем мечтала, но и нашла свою вторую половинку. Питер служит в местной полиции. Он замечательный человек и самый лучший мужчина на свете. Мы вместе уже четыре года. Питер стал моим близким другом и отцом для младшей дочери. Увы, Рудигер забыл, что у него есть ребенок. Судьбой 11-летней Карины интересуются только ее австрийские бабушка и дедушка. Дважды в месяц они приезжают в Баден-Баден, останавливаются у Питера, проводят время с внучкой. К слову, наши отношения наладились только после того, как я открыла свой бизнес. Теперь родители Рудигера очень гордятся тем, что их невестка добилась успеха. Недавно мы с Питером обручились, в августе планируем сыграть свадьбу.

— Ваша история чем-то схожа с судьбой героини фильма «Москва слезам не верит». Значит, после сорока жизнь только начинается?

— Так было в Советском Союзе. В Германии жизнь начинается после шестидесяти. В возрасте «немного за сорок» немецкая фрау считается подростком.

Фото из семейного альбома

Ха,ха.............

Спецом для Нуба-Буби......

  • 19.02.17, 13:43
В нашій команді і такі є.......uhmylka cvetok

dancedancedancedance

Візьму зал в оренду........

  • 19.02.17, 10:42
Може у когось є по цьому поводу мисля?!

Тепер витягуйте.........

  • 17.02.17, 11:22
Як хочете......................phone
Потребую адвоката!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Терміново!
Не крису.........angry angry angry angry

Сьогодні випила трохи...................

  • 16.02.17, 16:12
Кровавої Мері.......tost tost tost tost
замість Валері Анни.








crazycrazycrazycrazy










dancedancedancedance