Любовь - война...

Среди пелены в серой дымке-тумане

Идёт война любви... любви между нами.

Осколки острых слов так больно ранят,

И слёзы по щекам остановиться манят.

Нанесёшь ты удар, не успеваю защититься.

Наше счастье - вчера, улетает словно птица.

Остановить бы всё, но не возвратиться уж она.

Это не любовь - это лишь война...

 

Война, где на тыльном фронте - чувства

Война - это боль, это страх, это очень грустно

Война, как и всё, закончиться когда-то

Но только любовь не вернёшь, ушла она безвозвратно.

 

Среди пелены в серой дымке-тумане

Идёт война любви... любви между нами.

Ещё долго будем жить - зализывая раны,

И всё равно не спрятать под одеждой шрамы

Почему? Всё с чего? Что пошло не так?

Маленькая ссора перерастает в полный крах.

Как близки понятия «любимый мой» и «враг».

"Прости"- пролетит между нами словно белый флаг.

 

Настоящая война

Убивает чувства

Были - «Мы» ,стали - ОН, ОНА

И на сердце пусто…

Сердце-боль,

Стынет кровь,

Через мины слов

Прорывается любовь…


Ангелы нынче не в моде...

Лика, зевая и потягиваясь, зашла на кухню. У окна сидела она. Её взгляд был направлен в окно… куда-то вдаль…

-Привет - поздоровалась Лика.

-Привет… – задумчиво и даже немного загадочно ответила она, не отрывая взгляда от окна.

Лика достала чашку и сахар. Банка любимого «растворимого» успешно была подхвачена в момент падения с полки. Лика довольная своей проворностью обернулась к ней, но она всё так же смотрела в окно…

Чайник был тёплый и Лике не пришлось долго ждать, пока он закипит. Она залила предварительно насыпанное в чашку ложку кофе и две ложечки сахара кипятком, и кухню наполнил приятный запах свежего кофе… Лика очень любила этот запах…

Взяв в руки тёплую чашку Лика подошла к столу за которым сидела она и перед тем как сесть – всё-таки посмотрела в окно. Ничего особенного не было… Вид не плохой, конечно… речку видно вдалеке… лесок… - ближе - крыши домов… Но, насколько, Лика помнила – этот вид не менялся уже несколько лет…

Вообще было удивительно как Лика с ней уживались вместе, и, к тому же, умудрялись ещё и дружить… Такие разные… Но каждая по-своему любила другую…

Лика – высокая, стройная, зеленоглазая брюнетка… Она – невысокая, обычная (особенно в сравнении с Ликой) девчонка с голубыми глазами и светло-русыми волосами…

Лика села за стол и немного промахнувшись локтём мимо него – пролила пару капель кофе на пол… Покосилась на неё – реакции ноль… Всё так же смотрит в окно…

«Ну и пусть» – подумала Лика и, не став её отвлекать от «весьма интересного занятия», задумалась о чём-то своём.

-Ангелы нынче не в моде… - не с того, не с сего, «подала голос» она.

Лика задумалась… Что она имеет в виду?

-Ты уверена, что делаешь правильные выводы? Посмотри хотя бы сколько ников в Интернете и ссылок по запросу «Ангел»

-Это не то… слово «Ангел» сейчас как комплимент, описание чего-то – также как и например «котёнок» или куколка… Но разве можно сравнивать Ангела с котом?

На некоторое время в комнате возобновилась тишина…

-И всё же я не пойму? – не унималась Лика.

-Что?

-Что значит, что Ангел – это комплимент?

-Ну смотри… Если ты добрая – я запросто могу сказать – «Ты – ангел»…

-Ааааа…

-Тоже самое, происходит, если ты хороша собой… - это она сказала с особой иронией… ей не очень нравились «нагламуреные» красотки.

-И что же… или кто же подбил тебя на такие размышления?

-Да так… Сама как-то «подбилась»… - улыбнулась она всё также смотря вдаль.

Лика хлебнула немного кофе из чашки и по вине собственного любопытства и ненависти к тишине – вновь заговорила.

-Так ты считаешь, что Ангелы нынче не в моде?

-угу… - коротко ответила она не отрывая взгляда от окна.

-Ну да, молодежь сейчас не совсем «праведная» пошла… Что уж тут поделать…

-Я не об этом…

-Ну разве Ангел – это не святой…

-Неа… Ангел – это ангел… - прервала она Лику не дав ей продолжить… в её словах было что-то тёплое и нежное… необычно нежное, как для неё

-Логично… Так ты можешь объяснить кто такой или что такое «Ангел» - Лика саркастически показала воздушные скобки.

-Он такой как мы… но совсем другой… от тёплый, он добрый… у него кристально чистые глаза…

-Оу… постой… откуда такие познания?

Внезапно (достаточно резко для того что бы испугать Лику, но не достаточно для того что бы она опрокинула уже достаточно подстывший кофе себе на новую велюровую блузу) она оторвала свой взгляд от окна и посмотрела Лике прямо в глаза. Этот взгляд Лика никогда ещё не видела за всё свою пусть и короткую, но весьма активную жизнь…

Её глаза сверкали… как нарисованные… любая кукла позавидовала таким глазам… даже котик из Шрека – явно отдыхает по сравнению с ними…

-Я его видела… - произнесла она тихим, но захватывающим тоном…

…чашка кофе, всё-таки, достигла своей цели и, благополучно вывалившись из рук ошарашенной Лики, упала на пол…

Он ушел...

Он ушел… Ушел, оставив лишь след в моей памяти. Большой след в моей маленькой памяти… Чего там мне и помнить толком в 18ть то лет? Только о нём… Он исчез из моей жизни так же внезапно, как и появился в ней. Он не сказал мне ни «Прощай», ни «Прости» - ни слова, но я уже чётко понимала – он больше не придет… Мы попрощались при последней встречи всё также слащаво, как обычно. Он обнял меня и прижал к себе. Я подняла голову, что бы посмотреть на него. Мне приходилось вставать на носочки, а ему наклонять голову, что бы наши губы наконец-таки встретились… Это было так романтично… Просто ощущать его рядом… Слышать стук его сердца... которое (как задумано, честное слова) бьется как раз у моего уха. Я была маленькой девочкой рядом с ним… маленькой - во всех смыслах этого слова. Он старше… он выше…

Когда он вдруг ниоткуда появился в моей жизни, я не допускала даже мельчайшей мысли, что он может стать её смыслом… Просто «один из» думала я, а он оказался особенным. Он заставил меня так привязаться к нему, что я сама могла ему звонить и писать в любое время. Я верила всему, что он говорил и не боялась чувствовать себя и вести – натурально… не притворяться… Я даже не пыталась себя вести «правильно» - не скрывала, что скучаю и завишу от него. А он писал всё реже… Работы у него было всё больше, а времени на меня – естественно – меньше. Я прекрасно понимала, что я у него «одна из» - просто он играет слишком хорошо… А, где-то в глубине души, надеялась, что именно я заставлю его измениться. Но, чудо не свершилось. Однажды он ушел, что б больше не вернуться ко мне…

Я долго пыталась найти его глаза в толпе и не видела никого… только изредка мелькают чьи-то макушки… Давно я не смотрела под ноги… а раньше ведь, всегда шагала опустив голову… Он ушел… и всё-таки что-то хорошее в этом есть… ведь он был… а я научилась смотреть в небо…

Финиш


Он стоял на старте. Медленно подняв голову он увидел вдалеке финиш. «Я смогу… Я справлюсь» - повторял себе он. Здесь всё решали секунды… да что там секунды – миллисекунды. Годы тренировок… месяцы вдали от дома… недоспанные ночи… а решают всё миллисекунды. Время, которое никто не держит всерьез. При чём никто второго шанса тебе не даст. По крайней мере, в этом году.

Тяжело вздохнул.

«На старт» - все мышцы напряглись…

«Внимание» - набрал воздух в грудь…

«Марш» -  звонко прозвучал выстрел, и ноги автоматически понеслись вперёд.

Финиш… он так близок… Никого не видно вокруг… Просто он не смотрит по сторонам. Вперёд… только вперёд…

Приятное чувство адреналина и напряженности всех мышц переполняло его…

Вперёд… вперёд… вперёд…

И вот она победная черта! Грудь разрывает тонкую ленточку и вот он стоит уже не как спортсмен, а как победитель. Вспышки камер, крики зрителей… На этот раз фортуна улыбнулась ему… Он… именно он, стоит сейчас на самой высокой позиции пьедестала. Это его миг триумфа… Его победа…

Только сейчас он понял, что это того стоило… недоспанные ночи, месяцы вдали от дома, годы тренировок… это того стоит…

Метро...


Она шла с работы по обычному маршруту. Ветер дул ей прямо в лицо и она с удовольствием спустилась в метро. Сегодня у неё был короткий день и она почти искренне этому радовалась. Она так любит закинув ноги на диван смотреть чего-то там по телику. Или готовить на кухни чего душа пожелает. Она любила жить одна… или… она очень хорошо научилась обманывать даже себя…

Подъехал вагон метро и она разглядывала своё отражение в его окне. На отражение она улыбалась. Надо же, она настолько «заигралась», что уже не могла снять с своего лица улыбку – а-ля «у меня всё хорошо». Всё хорошо… как же часто она лгала. При чём так умело, что даже ни одна из её подруг не сомневались, что она счастлива в своём одиночестве. Никто… никто не думал, что она врёт. К тому же она ничего не делала, что бы сгладить своё одиночество –  не ходила с подружками на дискотеки, не гуляла в парке в поиске новых знакомств. Ничего… Она не искала «того единственного» и не ждала уж давно. Сколько можно протирать высокие, неудобные шпильки в поисках настоящего принца? – Это было для неё в прошлом. Она стояла в чешках на станции и ждала своего вагона. Она смотрела в толпу ожидающих и думала только об одном – лишь бы им было на другой вагон. Она не любила, когда вагоны шли переполненные…

Сзади баловались два щенка. Она, время от времени, их подкармливала. Она вспомнила, что у неё в сумке лежит бутерброд, и, как обычно, отдала его им. Они довольно помахали хвостами. Подошел её вагон. Она снова увидела улыбающуюся себя в отражение… закрыла глаза. Двери открылись, и она вошла. Больше никто не вошел – только она. Ей даже обидно стало. Позлиться - и то не на кого…

Станции мелькали одна за другой. Она сидела в пустом вагоне. В соседнем слышались чьи-то голоса. Она уже подумывала над тем, что бы пойти в соседний вагон, как на одной из станций в её вагоне прибыло. Зашли двое. Он и она – семейная пара, при чём в пожилом возрасте. Обоим где-то лет под семьдесят. Дедулька бережно вошел сам и помог войти ей. В первую очередь он усадил её на сидение и только потом сел сам. Бабулька склонила голову ему на плечо. При этом они всё время держались за руки.

Её поразила эта сцена. Для неё это было подобно шоку – она, девчонка, которая выросла в неблагополучной семье и привыкла слушать от подружек только о ссорах и проблемах на личном фронте, не могла поверить, что такие отношения могут существовать. Она смотрела на них широко раскрытыми глазами, как будто ребёнок, которому сказали, что Дед Мороз не существует, увидел его на собственные глаза.

Всю жизнь она думала, что люди женятся только для того, что бы не чувствовать себя одинокими и рожать детей, а платой за это является – рутинная жизнь, ссоры, раздражение… Она искренне думала, что романтика – это предбрачное, временное явление, так называемый – «конфетно – цветочный» период, который проходит и больше не имеет места в жизни… Но, тем ни менее, эти два «одувана» сидели прямо перед ней, и они были влюблены и счастливы.

Она вышла на остановку раньше дома и пошла пешком на встречу ветру. В голове проигрывались все прошлые события и мнения только совсем по-другому. Большинство её подруг уже успели «побывать» замужем и практически все, к сожалению, не совсем удачно. Мамами уже были многие… Она совсем по-другому понимала сейчас их рассказы. Ей стало понятно, почему Наташка с таким трепетом рассказывает про Максима. Поняла, почему Танька рассталась с богатым и успешным Игорем… Она всё только сейчас начала понимать, хотя всегда делала вид, что понимает…

Любовь… а ведь она существует… Видать, рано были забыты сказки о прекрасном принце. Хотя, само понятия «принц» было несколько неверным…

Она пришла домой и, переодевшись в ночнушку, села на диван поджав к себе колени. Её глаза светились особенным светом – как будто она узнала, что у её любимого фильма, который закончился печально появилось продолжения и обязательно со счастливым концом. Она больше не чувствовала себя одиноко. Жизнь снова приобрела смысл. Она была счастлива. Так по-детски, и, в тоже время, так серьёзно счастлива. Она посмотрела на экран выключенного телевизора. В отражение она улыбалась… не так как раньше… совсем не так как в отражение окон метро… Теперь она улыбалась по-настоящему.

Несостоявшийся "маньяк"

Он шел шатаясь… Он преследовал её… Совсем не тихо но шаг за шагом… В голове была одна мысль: «Это всё она… всё из-за неё…» Здравой эту мысль никак не назовёшь. Во-первых – он был изрядно пьян. Во-вторых – винить её лишь в том, что она тогда попадается ему на пути, было не самой лучшей мыслью. Своим затуманенным рассудком он вспоминал события, которые преследовали его на протяжение последнего месяца.

Сначала месяца дела на работе как-то не заладились. Сначала не состоялась выгодная сделка. При чём по нелепой случайности – он просто опоздал на самолёт. Простая случайность? Нет, он так не считал. Тогда он выбежал из офиса, как всегда, в последнюю минуту – багаж, такси, аэродром… Почти успел… Он уже бежал на посадку… но… тут и появилась она. Вся такая весёлая, спокойная с чёртовой сумочкой на колёсиках – такая себе, вся из себя «дама - мадама». Откуда она взялась он так и не успел понять - *бабах* - столкновение, удар и документы из его чемоданчика разлетелись по всему залу. Нет, если бы вещи, а то – документы. Чертыхаясь, и произнося вслух все известные ему нецензурные слова, он собрал документы. Она тоже, какого-то, присела сначала, и начала бормотать какие-то нелепые извинения. Надо же, «интелегонточка»… В общем, документы он собрал, она в это время куда-то удалилась. Побежал на посадку… и… по иронии судьбы потерял билет. Он, конечно, попытался договориться попасть на самолёт  за деньги, но, увы, зря. Убитый горем он направился в зал ожидания - так как следующий рейс будет не раньше, чем через два часа, телефон он забыл на работе, а найти ежедневник с номерами почти «партнёров» было задачей нереальной – и ему было просто необходимо «переварить» все мысли в голове… Он присел на кресло, чемодан с сумкой бросил на соседнее сидение. Голову он держал обеими руками, которые локтями упирались на его колени. Закрыл глаза, дабы всё уравновесить… Начал глубоко вдыхать и выдыхать, как его учила на сеансах психотерапии жена. Открыл глаза. Вдруг в его поле зрение попал краешек какой-то брошюры на полу под сидением. Он поднял её – оказалось – это его билет. «Чёртова девчонка!» - только и подумал он.

Дальше события происходили быстро. Одно за другим, прям таки, рушилось на его голову. Потеря контракта, ссоры с партнёрами, проблема с коллективом, нервные срывы, здоровья конкретно подорвалось. Жена не выдержала вечно нервного мужа и, подав на развод, ушла от него. «Тоже мне, психолог… За что ей только диплом дали?» - крутилось в голове. Лучший друг – оказался вовсе и не другом… Вот так… всё и сразу… Облегчение он начал находить только в забытье, которое пряталось на дне очередной бутылки. На работу он не появлялся. По утрам приходило «сознание» и ему приходилось вновь его топить в спиртном.

И вот, этим вечером, его в очередной раз выгнали из бара что бы избежать «конфликтной ситуации». Он уже направлялся вниз по улице в поисках нового убежища для затерянных душ, как его помутненные глаза увидели знакомый силуэт. Он узнал её. Это была та самая девчонка с аэродрома. Как же он её ненавидел. Он направился следом за ней.

Только подумать, он, успешный бизнесмен, скатиться до такого – будет пьяным шастать по улице с раскладным ножом в кармане и искать расправы.

Девушка заметно ускорила ход. Он тоже попытался, хотя не весьма удачно. Дело в том, что он смотрел только вперёд – сфокусировав всё внимание только на ней, и совсем не смотрел под ноги. Во дворе, между двумя многоэтажными домами, из земли торчала не известно откуда взявшаяся загнутая железяка. Он споткнулся и упал. Громко так упал – исцарапав бок и явно ударив голову.

-Блин, потерял… - сказал он. Он был уверен, что «чёртова девчонка», как он её называл, скрылась от его преследования.

-Что Вы потеряли? – вдруг послышался тихий женский голосок прямо над ним. Надо же, это была она. – Вы сильно ударились? Вам помочь? Я тут недалеко живу… - продолжала трепетать она.

Он не мог поверить своим глазам. «Значит, жертва сама бежит на ловца» - подумал он.

-Спасибо, я действительно здорово ушибся.

«Попаду в дом, а там и отомщу».

Девушка помогла ему подняться и повела в один из домов.

-Я живу на втором этаже. Можете идти?

-Да…

Медленно ступая шаг за шагом они поднялись на второй этаж. Она повернула ключи в замке и дверь открылась. Она включила свет в прихожей.

-Проходите. Садитесь на кухне. Я сейчас – аптечку только возьму.

Он вошел. Квартира была не замысловатой планировки. Коридор. Сразу налево – туалет с ванной и кухня. В конце коридора по обе стороны – комнаты. Простая двухкомнатная квартирка. Жила она явно одна. На кухне осмотрелся – первое, что бросилось в глаза – подставка с кухонными ножами. Куда там его «открывалке» в кармане. Он думал, как поступить лучше – спрятать ножи или воспользоваться ими. Пока он пытался принять решение - ему предоставили новую задачу.

-Чай или кофе? – возникла она в дверном проёме.

-Прошу?

-Ну, Вы чай будете или кофе пить? Я бы ещё какао предложила бы, но, увы, вчера выпила последние крошки.

Она была такой разговорчивой.

-Чай,- сказал он. Спешить ему теперь некуда. Она не убежит.

Она забегала по кухне и шумела всяческими кухонными приспособлениями. Электрический чайник закипел, и она налила чай. Она преподнесла ему чашку.

-Вот… возьмите. Меня, кстати, Таней зовут, - представилась она.

Теперь у «чёртовой девчонки» было имя.

-Дима.

Она улыбнулась и приселяя рядом на стуле. Она открыла аптечку и попросила его снять пиджак. Аккуратно, перекисью, она вытирала раны на его правой руке. Левой рукой он пытался пить чай. Было не очень удобно. Правую руку немного пекло. Пару раз он даже скривился, но голоса не подал – ибо был настоящим мужчиной, которого перекисью не напугаешь. Холодный ветерок успокаивал боль. Она дула на его раны, как это часто делала его мама. Вообще, мамы часто так делают – что б больно не было.

Она выглядела совершено спокойно. Можно подумать, что она привела домой какого-то очень хорошо знакомого человека, а не незнакомца с улицы. Неужели она не улавливала запах перегара?

-Я так испугалась. Иду себе и тут слышу звук падения – оборачиваюсь а там Вы лежите. Ну всё, думаю, капец, доконала всё-таки эта зловещая железяка кого-то. Я сама не раз спотыкалась об неё. Прошлым летом – вообще коленки поздирала. Шла с работы так – сумка тяжелая в руках, да ещё и пакет с мандаринами. Больно очень было. Ну то – ничего – жалко только, что мандарины рассыпались по всему двору… – она говорила и говорила. Он пил чай. Сейчас он впервые смог разглядеть её толком. Золотистые длинные волосы, голубые глаза, нос с маленькой горбинкой. Потом он начал разглядывать кухню. На удивление – она была скромной и аккуратной. Видать, она – хорошая хозяйка. На полках стояло несколько рамок с фото.

-…апчхи… - вдруг чхнула она – ой, извините. У меня жуткий насморк. Нос вообще не работает… - Это объясняло, то что она не чувствовала запаха алкоголя.

И, всё равно, почему  она не прошла мимо?

Мысли о убийстве отходили на задний план. Он уже и вправду забыл истинную цель его визита. Он просто пил чай. Она говорила… Время от времени, она спрашивала что-то у него – он отвечал. У них завязался разговор. Незаметно они перешли на «Ты». Он практически протрезвел. Но время было позднее, и, вызвав такси, он начал собираться.

-Спасибо большое за чай и помощь медицинскую.

-Да что ты? Это просто был мой гражданский долг, - подшутила она.

Такси ждало у подъезда. Домой он благополучно достался минут через 5. Заснул он быстро – крепким сном, а на утро, впервые за последнее время, проснулся без желания выпить. Он принял душ и погладил свежую рубашку. Вчерашний костюм бросил в стиральную машинку – со шкафа достал новый. Убрал беспорядок со стола и застелил пастель. Взяв немного бумаг он направился на работу. Удивленным взглядом его проводила секретарша.

-Дмитрий Антонович, Вы с отпуска вернулись?

-Да, что-то типа того.

Осторожно сложив всё «по полочкам» он начал разбираться с делами компании. Всё оказалось не так уж и запущено.

Ровно в шесть он вышел из кабинета. В магазине напротив работы он купил торт и охапку мандаринов. У выхода взял букет роз и направился в направление её дома.

Она сидела в пижаме и смотрела телевизор. Ничего интересного не было и она, время от времени, клацала каналы. Вчерашний незнакомец не выходил из головы. Она жалела, что они так и не обменялись телефонами. Вдруг кто-то позвонил в дверь. Она поднялась с дивана и направилась к дверям. Как же она была удивлена, увидев вчерашнего незнакомца.

-Дима?

-Да, привет. Решил отблагодарить тебя.

-Ой, спасибо… А я тут не «при параде». Извиняй.  Проходи в кухню, а я сейчас подойду.

Она поставила цветы в вазу. Странно, но её внешний вид не казался ему небрежным – просто домашним. Волосы были заколоты. Щеки у неё горели румянцем а улыбка не сходила с уст. Посадив его за стол, она ушла в комнату. Через некоторое время она вернулась, подправив свой внешний вид. Распущенные волосы, голубое платье, немного подкрашены глаза. Он смотрел на неё и не мог поверить, что ещё меньше дня назад он посмел её ненавидеть. Неужели тот вчерашний «маньяк» - действительно был он? Как, всё-таки, хорошо, что на его пути попалась та зловещая железяка…

Она заваривала чай. Он смотрел на неё. Они оба понимали, что это не последняя их встреча… это было только начало. Начало чего-то доброго и обязательно светлого.

Гроза

Шел дождь… Частые тяжелые капли барабанили по крыше… Ей было страшно… Молния… гром… Она никогда не боялась одиночества, наоборот, она наслаждалась им. Но не в такие моменты. Сейчас ей было страшно. Так хотелось прижаться к кому-то… Что бы кто-то смелый был рядом…

Она с головой залезла под одеяло, как делала это часто, когда была ребёнком.

Утром она проснулась вся помятая. Гроза закончилась… Она совсем не выспалась… Когда она заснула толком трудно вспомнить, будто вовсе не спала…

Лениво потянувшись, она открыла шторы. Мокрый город поблёскивал лужами. Теперь было спокойно. Тучи разошлись и небо было светло-серым… даже с голубым оттенком…

 

 

-Так заведи себе какого-нибудь «мужчинку»… Чего ты ждёшь? – подруга Ленка давала очередные

советы – А если толковый попадется ещё и уберёт в квартире и ужин сварганить сумеет…

-Неа, - лениво потягивая коктейль, ответила она.

-«Неа»?.. Ну почему «неа»?

-Не хочу кого-нибудь…

-Ой, всё Вовку ждёшь? Сколько его уже нет? Года два, три?

-Два с половиной…

-Очнись подруга, он даже не звонит… Авось себе уже кого-нибудь нашел там…

-Он просто работает… - повторила в который раз она, хотя уже сама мало в это верила. Он давно не звонил.

-Ты же ему ничего не обещала… да и он тебе… Ты ведь понимаешь, мужики, они когда обещают – то особо это их не останавливает, а тут и обещания нет.

-Ну и пусть.

-Нет, ты конечно как хочешь, я просто помочь тебе хочу… Там, кстати, Гидрометцентр предупреждал, что грозы почти всю неделю будут бушевать… - как бы «между прочим» добавила Ленка.

Её даже передёрнула. Перспектива ещё одной такой ночки её явно не радовала. И, всё-таки, в чём-то Ленка была права. Она решила - больше ни одной ночи она не проведёт в квартире одна…

 

 

Ключ повернулся в замке – щелчок и дверь открыта. Он стоял возле неё.

-Ну что? Входи… - предложила она, но он немного замялся, и ей пришлось его подтолкнуть, - Будь как дома…

Он шагал неуверенно. Ему не хотелось оставаться одному в коридоре, и он побежал следом за ней на кухню.

-Эй, зайчик, что ты тут делаешь? Пройди в комнату, а я пока нам кушать что-то сделаю. Ой, почему так насупился? Это из-за того, что я тебя зайчиком обозвала? Ну ладно больше не буду… хотя я же тебя не котиком назвала. Иди, иди… топай давай… осматривайся… - она выпроводила его из кухни – Теперь здесь твой дом. Мы будем жить вместе.

Он потопал в комнату и начал «осматриваться».

В это время она распаковала пакеты с покупками и начала готовить. С её лица не сходила улыбка. Неожиданно она почувствовала, что что-то (вернее кто-то) коснулось её ноги. Это был он.

-Вот уж, шалунишка. - Она подняла его на руки. - Почувствовал запах еды? Да? Сейчас мы тебя покормим…

Она достала пакетик с собачьим кормом и насыпала в новенькую мыску.

-Вот, держи. Я ещё не придумала, как тебя назвать…

Он подбежал к мыске и принялся «хрумать». Его хвостик, будто пропеллер, молотил воздух. Он смотрел на неё своими добрыми глазами и радовался. Ещё час назад он сидел в коробке со своими братиками и сестричками, а теперь он тут. Его забрала она, и он уже любил её.

 

 

Под вечер небо потемнело. Она задёрнула шторы и села перед телевизором закутавшись в плед. Она не хотела что б была гроза… но никто её не слушал. Единственное, что спасало и радовало – это маленький пушистый клубочек, который лежал возле её левой руки. Она не переставала его гладить. Ник… она решила назвать его Ник…

По телевизору показывали ужастик. Интересный фильм, но страшный. Комнату осветило от вспышки молнии… за ней последовал гром. О, нет, снова гроза. Её перетипало.

Ник от грома проснулся и жалобно прижался к ногам хозяйки.

-Эх ты, защитничек… - покачала головой она и взяла его на руки – Не бойся, глупыш, всего лишь дождик…

Молния и гром повторились… Они оба залезли под одеяло. Ей было страшно… Рядом трусился он. Вдруг она почувствовала такую ответственность за него. Здесь она была сильной, а он беззащитным… Это придало ей смелости. Она была как мама.

-Иди сюда, не бойся… - потихоньку она вылезла из под одеяла… ещё одна вспышка… Он прижался к ней максимально близко. – Хороший мой, Ники мой любимый, - продолжала она его гладить.

Вдруг кто-то громко застучал в дверь. Она моментально выключила телевизор и взмолилась, что бы это ей показалось. Стук повторился. Ник поднял голову и насторожено взглянул на дверь. Его уши были востро.

«Пусть это будет просто соседка… пожалуйста…» - думала она. Хотелось плакать, так было страшно. Она прижала Ника к себе по крепче и медленно, почти на носочках пошла к двери. В который раз она пожалела, что не установила ещё глазок в новой двери. Забыв даже спросить «Кто это?» она приоткрыла дверь. За дверьми показался тёмный силуэт высокого мужчины… она присмотрелась… и Ник чуть не выпал у неё из рук, а челюсть из рта. О, Боже, она не могла поверить своим глазам. Это был ОН. Слегка смуглый, напрочь промокший, но точно он…

-Впустишь? – спросил он тихонько.

-Проходи… - еле слышно сказала она, - ты… ты вернулся…

-Не ждала?

-Ждала. Очень ждала!

Он приподнял её на руки вместе с Ником. Розы из его рук вывалились на пол. Его тёплые, нежные, такие родные губы… Это было словно сон…

-Ты надолго?

-На сколько примешь…

На пороге стояли чемоданы… Он вернулся к ней. Молния и гром продолжали свои соревнования… дождь назойливо барабанил по подоконникам и крыше. Ник клубочком лежал на её руках… Вова носился по квартире распаковывая чемоданы. Что-то бормотал про телефоны… потерянный номер… сколько разных подарков ей он привёз… постоянно повторял, как соскучился… и целовал… целовал так нежно,  так ласково… Она сидела, и поглаживая спящего Ника, не отводила от  Вовы глаз, не верив в своё счастье. Она больше не боялась страшной грозы… он был рядом…

Она...

Капли медленно одна за другой капали на её лицо. Она несколько раз моргнула и наконец-то открыла глаза. Было холодно… ужасно холодно. Ещё бы… Она лежала голая в холодной, мокрой ванной. Она попыталась пошевелиться. Всё тело было окаменевшим. Сколько она так пролежала – неизвестно… Собравшись с силами она сделала несколько медленных аккуратных движений и села. Села, обняв ноги руками. Холодно… Ужасно холодно.

Своим замерзшим рассудком она попыталась понять, что она сейчас здесь делает. Попыталась вспомнить…

Лучше бы не вспоминала… Слёзы хлынули из глаз… Не то от того, что поняла какую глупость пыталась сделать, не то от того, что очередная попытка покончить с собой опять закончилась неудачей…

Она вспомнила…

Вчера она снова напилась… Очередная мелодрама по телевизору напомнила о не сложившемся романе… о потерянной любви… о жестоком обмане…

Когда она впервые узнала о измене «любимого» - попыталась прыгнуть с моста… не тут-то было… Прыгнув она зацепилась капюшоном куртки за какую-то железяку и та медленно обрываясь благополучно спустила её в воду с невысокого, безопасного, расстояния. Компания отдыхавшая на берегу заметила плескающиеся тело в воде. Всё списали на плохую погоду, утром газеты написали, что «девушка случайно поскользнулась и упала с моста…». Парню, который её спас – медаль и почести, ей порванная куртка. Утром с горечи спалила её во дворе.

Второй раз она попыталась выпрыгнуть из окна. Окно заклинило, и не открылось. Попыталась выбить – тоже не получилось. Пластик – крепкий, она хрупкая. Через пол часа пришла подруга. Они посмотрели что-то по телевизору, и она уснула. Опять провал… только синяки на руках…

Приблизительно через месяц попробовала повеситься. Взяла пояс от халата привязала к люстре встала на стул… *бум* … люстра обвалилась… Спокойно пошла на кухню… взяла веник, подмела всё, и с халатным поясом на шее пошла спать…

Ещё были неудачные попытки порезать вены и наглотаться таблеток. На первое не хватало смелости… только царапины, от второго – тошнило всю ночь… а потом всё проходило…

К тому же вечно крутились какие-то люди. То соседка по соль придет… то подруга древняя внезапно появиться… Желание жить, и желание смерти боролись каждый день внутри её.

Вчера она решила утопить себя. Набрала полную ванную воды. Залезла и нырнула… потом ничего не помнит… только выдернутая затычка в ванной, запутавшаяся вокруг левой ноги, подсказывает про ход событий вчерашней ночи… тем ни менее – ванна сейчас почти пустая, а она – всё ещё жива…

-Что дальше? – Послышался мужской голос. Она мгновенно встрепенулась и огляделась. Никого нет. Она попыталась убедить себя, что это ей показалось.

-Ну?.. Чего молчишь?.. Что, всё-таки, дальше? – повторился звук.

-Кто ты? – только и смогла произнести она, пытаясь взглядом найти его.

-Обернись.

Она послушно обернулась. На краешке ванной сидел он. От неожиданности она попыталась сесть к нему лицом, но провод от затычки помешал ей.

-Ай,- жалобно вскликнула она. Быстро, как только могла, она распутала ногу и села у противоположного края ванной.

Он сидел на корточках. Торс его был оголён. Высокий, стройный, светловолосый.

-Кто ты? – повторилась она.

-Не узнала? – удивился он и расправил крылья за спиной. Из-за перепуга, она сразу их не заметила. Теперь она видела их чётко… Только легче от этого не становилось. Начало казаться, что она сдвинулась… или… может всё-таки её попытка покончить с собой удалась?

-Я – твой Ангел-хранитель, – сказал он своим красивым мелодичным голосом.

-Что?.. Бред какой-то… Я умерла?

-Пока нет. Хотя… я не знаю. Твоя душа уже давно в состояние глубокой комы…

-Ты что психолог?

Он только улыбнулся.

-Может, ответишь на мой вопрос?.. Что дальше?

-Откуда я знаю? Может это мне лучше у тебя спросить?

Он снова улыбнулся.

-Сколько ещё раз мне придется тебя спасать?

-Так это ты? Нисколько. Не спасай меня.

-Хм…

-Да-да… не спасай. Ты не думал, что я это делаю специально… СПЕЦИАЛЬНО… я хочу умереть, понимаешь?..

-Как же ты изменилась… какой же глупышкой ты стала… Вот раньше… когда тебе было лет восемь… помнишь, ты несколько раз неудачно падала с дерева? Помнишь?

-Помню…

-Ты так боялась… так плакала… А бабушка ещё кормила тебя тогда абрикосами…

-Да… бабушка выращивала абрикосы… я чаще всего за ними и лезла на дерево…

-Ты так радовалась жизни… мечтала стать художницей… В кружок ходила…

Она утвердительно покачала головой и улыбнулась. Так всё и было.

-Так хотела нарисовать бабушкины абрикосы… А помнишь, в шестнадцать ты танцевала на выпуском, а потом, идя домой, испачкала всё платья, пытаясь спасти кошку от стаи псов…

-Ой… а взамен только царапины получила…

-Вот так и я… Теперь ты на месте той испуганной кошки, а я на твоём…

Она опустила голову.

-Прости, я просто… - она подняла голову, но в ванной никого не было.

 Глаза заполнились слезами… стало трудно дышать… вдруг она почувствовала назойливую влагу вокруг… закрыла глаза… когда она их открыла то была под водой. Она задыхалась… начала хаотически двигать руками и ногами в попытках выплыть… Левую ногу что-то держало. Наконец-то она схватилась за краешки ванной и вынырнула. Жадно она начала вдыхать воздух. Вода начала убывать… Левая нога действительно была обмотана проводом к затычке. Сон… видение… всего лишь видение.

Впопыхах она встала с ванны и обмоталась полотенцем. Она стремительно рванулась в зал. В старом комоде она открыла нижнюю полку и достала оттуда большой чемодан. Она открыла его. Всё было на месте… всё: кисти, краски, мольберт, листы…

-Нравиться?

-О, да, она - великолепна.

-Спасибо…

-Вы автор?

-Да, я.

-Тогда вынужден признать, я Вами восхищаюсь.

-Что Вы?

-Да, я большой поклонник Вашего творчества. А ваша картина с абрикосами… о, она моя любимая.

-Спасибо, я тоже её особенно люблю.

-А эта? Почему она не продается?

-Хм… моя первая картина… она мне очень дорога.

-Давно нарисовали?

-Где-то пол года назад.

-«Ангел-хранитель»… красиво… Вы не замужем? - опустил приятный незнакомец взгляд на правую руку.

-Наблюдательно. Да, я не замужем.

-Тогда могу ли я пригласить столь милую даму в ресторан?

Она улыбнулась… И её щеки залились румянцем.

-Конечно, я не против…

 

 

 

 

 

 

Прозрение...


Я давно не дышала - дышу...

Давно не рыдала - рыдаю...

Кто-то снял из глаз пелену

Я теперь всё ощущаю.

Кто-то снял с меня эти очки,

Эти розовые стёкла.

Как частью меня стали они

Теперь всё стало так блёкло...

Всё прояснилось теперь и что?

Я рада? Нет... в чём ту счастье?

Променять мой хрупкий мир на то

Что окружает всех - на ненастье.

Я так счастлива была в розовой дымке

Я вдыхала обман, сама того не зная

Теперь он не вдыхается - он пылкий.

Я и правде не верю - пустая.

Кто сорвал с меня эти стёкла два?

Кто нити порвал всех надежд?

Кто разрушил тот замок с песка

Спрятав душу средь моря одежд...

Я пытаюсь собрать всё к куче...

Осколки, песок и струны души...

Пытаясь, пробиться, как солнце сквозь тучи.

Склеить, пытаясь, мечты...

Я давно не дышала - дышу...

Давно не рыдала - рыдаю...

Я привыкну... я проживу...

Но чужие "очки" - не сломаю...

 

Он...

Он шел по пустынной улице. Фонари своим тусклым светом еле-еле освещали дорогу вдали. Там где шел он фонари не светили. Местные дети-хулиганы давно повыбивали все лампочки рогатками, а заменить их никому в голову так и не пришло. Если честно, то и ЖЭКу и местной власти на всякие такие "мелочи" глубоко наплевать. Только когда случиться что-то непоправимое они начинают чесать затылок и тыкать пальцами друг на друга... Но сейчас не об этом... Значит, он шел... Шел, скорее всего по инерции, просто сделал однажды первый шаг и понеслось. Он шел спокойно. Казалось, направление для него не имеет значение. Было около полуночи. Где-то вдалеке были слышны возгласы весёлой, явно подвыпившей компании... а может и не так уж и вдалеке... Это не имело для него значение. Он шел... Опустив голову, он смотрел себе под ноги... или, может, так казалось только с первого взгляда. Его взгляд был пустой. Он смотрел сквозь... смотрел и не видел ничего вовсе, так, если бы он просто шел с закрытыми глазами. И не слышал он ничего вокруг... Он просто шел... Медленно, тихо, ровно... как заводная игрушка... Руки он держал в кармане мятых джинсов. Было холодно, но и этого он явно не ощущал... Он шел... Его пиджак был застёгнут, а горло обвивал серый шарф. От ветра это кое-как спасало. На улице было сыро, но дождь так и не начал капать. И даже если бы и начал, то он вряд ли это заметил бы... Он шел... Казалось одиночество - это его награда и он им наслаждается... или... одиночество - это его бремя. Одно было точно - в его душе правило оно - одиночество. Он особенно сильно почувствовал его сегодня... бродя по людной улице... Такое жуткое одиночество... Он шел… Шел так, что невозможно понять куда он держит путь... как будто и вовсе нет места куда он идёт... и тут *бац*... его голова определёно соприкоснулась с чем-то твёрдым. Он не сразу понял что произошло... Неужели Земля всё-таки не круглая и он дошел до её края? Серая пелена в мгновение исчезла из его зелёных глаз. Он увидел пару кедов напротив своих и застыл. Но голову он не поднял... только ощущать начал. Он услышал сбитое дыхание кого-то рядом, но не мог оторвать взгляд от ног. Он остановился... Его остановили.

-Кхм-кхм... - неловкое тихое звучание приятного голоса лёгким щекотанием пробежалось по ушам. ТО, что его остановило, попыталось привлечь его внимание.

-Я думала ты не остановишься...

Он поднял голову и его встретила пара широко раскрытых голубых глаз. Было темно, но видел он их отчётливо. Казалось, они блестели. Мало того, они улыбались. О, да, именно глаза. Он не видел всего лица, он смотрел именно в глаза. Это не была нелепая усмешка, она не была язвительной или насмешкой. Это была лёгкая улыбка с тенью смущения. Такая светлая и искренняя, что казалось это улыбался ангел, а не человек.

-... а ты остановился... Вот... - продолжила она опустив глаза. И зашуршала ногой по асфальту. Казалось, ей стало неловко от того, что она сделала это.

Отсутствие её глаз перед своими привело его в чувства. Он вспомнил, что это не совсем «культурно» так пялиться на человека. Глаза он опустил... Глаза, но не лицо. Дар речи у него снова появился...

-Ах, да... - он вынул руку из кармана и потёр затылок... улыбка сама собой непонятно откуда появилась на его лице,- ... остановился...

С появление улыбки... точнее будет сказать её подобия... его лицо приобрело ясный вид. Как будто маска пустынности спала с его лица. Он снова поднял на неё свой взгляд.

-Ты не немой,- улыбнулась она.

-Да... как-то так получилось...

-Ой, извини, я - Аня,- видно вспомнив о тех же правилах "культуры" сказала она.

-Максим. Ты... это... извини, что наткнулся на тебя. Я просто...

-Я знаю. Я видела, как ты шел. Я специально встала на твоём пути. Всё думала - остановишься или нет? Ты остановился.

Улыбка снова осветила его лицо.

Она улыбнулась в ответ... На её щечках появились маленькие ямочки, и они залились румянцем.

-Извини... я тебе, наверное, помешала? - Она мяла вытянутые вниз руки перед собой. Это выглядело так мило... и так по-детски.

-Да нет, не помешала.

-Куда ты шел? Домой?

-Наоборот...- он повернул голову назад, что бы увидеть путь который прошел,- ... из дома.

-Что-то случилось? - Её лицо было озадаченным. Она пристально смотрела на него. Он снова посмотрел в её голубые глаза. Она была так встревожена. Надо же, совсем чужой человек, а так переживает...

-Нет,- улыбнулся он, - я просто гуляю... гуляЛ.

Она была такой хрупкой... такой нежной... Ему так захотелось её защитить... или, просто обнять...

Она улыбалась. От неё так веяло теплом. Ему казалось, что ничего нет более совершенного в целом мире... ради этого стоило остановиться... Ради этого стоило остановить всё на свете… Непонятный холод, который преследовал его в последнее время заменило тепло… Одиночество отступило… оно ушло шагать с кем-то другим…


0%, 0 голосов

0%, 0 голосов

100%, 7 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.