хочу сюди!
 

Лана

50 років, водолій, познайомиться з хлопцем у віці 40-57 років

Замітки з міткою «вера полозкова»

Вера Полозкова. Медленный танец.

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.

Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать – ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний – эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним, «вот я спрячусь – ты не найдешь меня»; она старше его и тоже почти красивая. Только безнадежная.

Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала. Она всхлипывает – прости, что-то перенервничала. Перестиховала.

Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь – то выкидыш, я уж думала – все, не выношу, несудьба. Зачинаю – а через месяц проснусь и вою – изнутри хлещет будто черный горячий йод да смола. А вот тут, гляди, - родилось живое. Щурится. Улыбается. Узнает.

Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится. Он не любит ее, наверное, с января еще – но томим виноватой нежностью старшеклассника.

Она скоро исчезнет; оба сошлись на данности тупика; «я тебе случайная и чужая». Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая.

И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота – остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится – и до вечера будет маяться отчего-то.

Вера Полозкова

     Родилась в 1986 году в Москве. Пишет стихи с раннего детства, первая книга вышла в 15 лет.     Финалист поэтического СЛЭМа 2006 года, лауреат премии "Поэт года ЖЖ", лауреат премии "Неформат". О себе говорит: "абсурдопереводчица, краснобайка-задушевница, феникс-самоучка..."      В 2008 в издательстве "Геликон Плюс" вышла книга стихов "Непоэмание", в 2009 году в издательстве "Ливбук" вышла книга стихов "Фотосинтез". Живет и работает в Москве . Вера Полозкова: «Я не люблю, когда мужчина ноет, особенно, когда он ноет годами»

Слушать, не поднимая взгляда. В голове - грозный вой сирен. Зарекалась же - все. Не надо. Пусть все будет без перемен. Ждать. Смеяться. Слегка лукавить. (Что я, черт подери, творю?..) И не верить себе - не я ведь! Вторя юному сентябрю, Небо ткать из дырявых рубищ, Гулким ливнем гремя в трубе... Бог, за что ты меня так любишь? Я совсем не молюсь тебе! Грезить, гладя витые кудри, Имя кукольное шепча... Созерцая, как в сером утре Око солнечного луча Век небесных пронзает просинь... На запястьях же - в унисон -Бой часов отмеряет осень, Что похожа на давний сон...

1-2 сентября 2003 года.

[ Читать дальше ]

Мои любимые стихи




Я свяжу тебе жизнь
Из пушистых мохеровых ниток.
Я свяжу тебе жизнь -
Не солгу ни единой петли.

Я свяжу тебе жизнь,
Где узором по полю молитвы -
Пожелания счастья
В лучах настоящей любви!

Я свяжу тебе жизнь
Из веселой меланжевой пряжи,
Я свяжу тебе жизнь
И потом от души подарю.

Где я нитки беру?
Никому никогда не признаюсь.
Чтоб связать тебе жизнь,
Я тайком распускаю свою...
********************************************************************************
Пусть я доверчива, презираю всякую ложь,
пусть безрассудна, допускаю любую блажь,
пусть вся моя жизнь – ожидания сплошь:
когда ты меня полюбишь,
когда предашь?

пусть это нелепо – влюблённый медведь-шатун,
но будь со мной, вдохновляй меня, радуйся мне.
врывайся в этот полупустой салун,
револьвер поглаживая
на ремне.

возможно, нет веской причины остаться здесь
и пить за моё здоровье шотландский скотч.
но ты бы мог доказать мне, что счастье есть,
я в это поверить
не прочь.
 *********************************************


наши истории много красивее нас, но это
лишь приманка для жадных чужих ушей.
я стою и молчу, а мимо проходит лето,
и уже прохладно в одной душе.

я живу, а твоя тишина мне дороже хлеба,
твой голос давно не доносится издалека.
я смотрю, как над крышами рвётся небо,
и на город обрушивается река.

я иду по сердце в воде, ты молчишь участливо,
и мне слышится, будто я говорю тебе:
мы обязательно будем счастливы,
но каждый
сам
по себе.
******************************************************************************************************************************************
Мне бы только хотелось, чтобы
(Я банальность скажу, прости)
Солнце самой высокой пробы
Озаряло твои пути.

Мне бы вот разрешили только
Теплым ветром, из-за угла,
Целовать тебя нежно в челку
Цвета воронова крыла.

Мне бы только не ляпнуть в шутку -
Удержаться и промолчать,
Не сказав никому, как жутко
И смешно по тебе скучать.

****************************

Гордые оба - знаю.
Вместе - как на войне.
Только - усмешка злая -
Выбора просто нет:

С новыми - не забыться,
Новых - не полюбить.
Мне без тебя не сбыться.
Мне без тебя не быть.

Сколько ни будь с другими
Да ни дразни судьбу -
Вот оно - твое имя,
Словно клеймо на лбу.
******************************************************************************************************************************
Свой лик запрятавши в истуканий,
Я буду биться и побеждать,
Вытравливая из мягких тканей
Свою плебейскую слабость ждать,
Свою постыдную трусость плакать,
Когда - ни паруса, ни весла...
Я буду миловать - вплавив в слякоть,
Или расстреливать - если зла.
Я буду, взорами нежа райски,
В рабов противников обращать.
И буду драться по-самурайски.
И не прощаться. И не прощать.
И не просчитываться - бесслезно,
Узлами нервы в кулак скрутив...
И вот тогда уже будет поздно,
Разулыбавшись, как в объектив,
Поцеловать меня, как в награду,
Внезапно радостно снизойдя
Составить жизни моей отраду,
Немного выгоды в том найдя
От скуки. Разнообразья ради.
Я терпелива, но не глупа.
Тогда же сталь заблестит во взгляде
В моем - из лунного из серпа!
И письма - те, что святынь дороже,
Все будут сожжены - до строки.
Мой милый, больше не будет дрожи
В бесстрастном воске моей руки.
В ней лишь презрение - так, пустое.
Да, я злопамятна - но горда:
Я даже местью не удостою
Твоей надменности никогда.
Но... Солнце светит еще, мой милый,
Чтоб щедрость Божию утверждать.
Пока еще не взята могилой
Моя плебейская слабость ждать.
******************************************************************************************************************************************
Так бесполезно – хвалы возносить,
Мрамор объяв твоего пьедестала…
Отче, я правда ужасно устала.
Мне тебя не о чем даже просить.
Город, задумав себя растерзать,
Смотрит всклокоченной старой кликушей…
Отче, тебе всё равно, но послушай –
Больше мне некому это сказать.
Очи пустынны – до самого дна.
Холодно. Жизнь – это по существу лишь…
Отче! А если. Ты. Не существуешь… –
Значит, я правда осталась одна.
*********************************

Надо было поостеречься.
Надо было предвидеть сбой.
Просто Отче хотел развлечься
И проверить меня тобой.
Я ждала от Него подвоха –
Он решил не терять ни дня.
Что же, бинго. Мне правда плохо.
Он опять обыграл меня.
От тебя так тепло и тесно…
Так усмешка твоя горька…
Бог играет всегда нечестно.
Бог играет наверняка.
Он блефует. Он не смеется.
Он продумывает ходы.
Вот поэтому медью солнце
Заливает твои следы,
Вот поэтому взгляд твой жаден
И дыхание – как прибой.
Ты же знаешь, Он беспощаден.
Он расплавит меня тобой.
Он разъест меня черной сажей
Злых волос твоих, злых ресниц.
Он, наверно, заставит даже
Умолять Его, падать ниц –
И распнет ведь. Не на Голгофе.
Ты – быстрее меня убьешь.
Я зайду к тебе выпить кофе.
И умру
У твоих
Подошв.
*****************************************************************************************************************
Прости меня что я жила тобой,
Что без тебя не знала в жизни смысла .
Прости за эту глупую любовь.....
Прости ещё за сотни тысяч мыслей .
За долгое молчанье в тишине.....
За слабость и не удержанные слёзы.
За то, что видела тебя во сне,
Что может черезчур была серьёзной.
Прости ,что слишком влюбчивoй была,
Прости меня, что я тобой болела..
Что вовремя лекарство не нашла,
Что скрыть свою любовь я не сумела.
Прости, что я не уставала ждать ,
Что день и ночь шептала твоё имя ..
Прости меня, что было мне плевать
На то, что я тобою не любима.
Прости за телефонные звонки,
За все мои мечты ,за веру в чудо ..
И за прикосновение руки ... прости ..
Не бойся больше так не буду
Прости ,что сразу не смогла уйти.
Прости за то ,что сердце не забудет
За всё ,что было я прошу прости,
А я прощу за то ... чего не будет
*******************************************************************************************************************
Любимые уходят не из дома,
 Любимые уходят из души…
 Проклятый телефон со зла изломан,
 Ломаются в руках карандаши.
  Кому звонить? Кому писать? Все тщетно.
 В пустой квартире эхом бродит звук.
 В углы, как в паутину, незаметно
 Вползает одиночество – ПАУК.
  Ты вдруг поймешь отчаянно и странно,
 Что ты один! Один среди теней
 И что в воспоминаниях вчерашних
 Блуждать придется очень много дней.
  До новой встречи будет путь не ближний
 Отринь скорее прошлое свое.
 Бывает, не хватает целой жизни
Понять душой, что вот оно- твое!
 Услышьте все, кому печаль знакома!
 ЛЮБИМЫХ НЕ ТЕРЯЙТЕ НИКОГДА!
 Любимые уходят не из дома,
 Они ИЗ НАС уходят навсегда…

А ТЫ НЕ ПОВЕРИШЬ

А ты не поверишь, но ангелы тоже с работы
 Приходят под вечер, порою, изрядно устав.
 И их утомляют любые мирские заботы –
 Попробуй быть бодрым весёлым, весь день отлетав…
 А ты не поверишь, но ангелы крылья снимают,
 Идут, /ну, наверно, куда?/ прямиком сразу в душ,
 Пылинки и прочую грязь аккуратно смывают,
 Пытаясь /напрасно/ отчистить усталость из душ…
 А ты не поверишь, но ангелы, чайник поставив,
 Садятся на кухне и, молча, глядят за окно.
 И думают – утром проснутся и, крылья расправив,
 Пойдут-полетят на работу свою всё равно…
 А ты не поверишь, но ангелы плачут ночами,
 Припомнив какую-то /детскую? взрослую?/ смерть.
 И столько в слезах этих боли, горючей печали,
 О том, что помочь не смогли, не успев прилететь…

ГРУСТЬ
От чего мне сегодня так грусно,
 От чего на душе тяжело?
 Мне сегодня везло, но мне пусто,
 Мне пусто, но все хорошо.

Нет причины ни злиться, ни плакать,
 Песня жизни стучится в окно,
 Но я продолжаю все падать,
 Смотря в то, что случилось давно...

Я не питаю любви ни к потерям,
 Ни к тому, что со мною всегда,
 Я хочу, чтоб ушло это время,
 Когда гибнет, страдая, душа...

Вокруг меня ветер гуляет,
 Сонце не видят глаза,
 Мой разум там пропадает,
 Где вечно бушует гроза.

И я не пойму, что случилось,
 Я устала от грусти болеть,
 Я хочу улыбаться, быть смелой,
 Но средства от боли здесь нет.

Я верю в судьбу, и я знаю,
 Что на свете она где-то есть,
 Но порой, я о ней забываю,
 И нигде мне о ней не прочесть.

Мне грустно, грустно и пусто,
 И от грусти мне так тяжело,
 Отчего? Почему? я не знаю,
 Наверное, мне так суждено...
************************************************************
Скажите мне, что вы меня любите,
Потому что иначе - полжизни напрасно,
В бетонную стену на страшной скорости.
Или даже нет, не надо, не говорите,
Потому что вдруг вы действительно любите,
И тогда что мне делать с этой вашей любовью -
Недоношенной, слабой, хромой на обе ноги.
Пусть уж лучше будет так - без лишней боли,
Пусть уж лучше ни капли, ни звука, ни зги.
Пусть я с вами останусь всегда на вы,
Пусть
мы
будем
чужими.

**************
Скажите мне, что вы меня любите.
 Потому что, если вы меня вдруг не любите,
 То зачем я так часто о вас думаю,
 Спотыкаясь всем телом о ваше имя,
 Буквы которого кажутся мне сырыми,
 Непропечёными, когда я их произношу?

И зачем я вжимаюсь в душные простыни
 И молюсь за вас, упрекая себя в слабости,
 Зачем отказываю себе в гордости?
 Скажите мне, что вы меня любите,
 Потому что иначе - полжизни напрасно,
 В бетонную стену на страшной скорости.

Или даже нет, не надо, не говорите,
 Потому что вдруг вы действительно любите,
 И тогда что мне делать с этой вашей любовью -
 Недоношенной, слабой, хромой на обе ноги.
 Пусть уж лучше будет так - без лишней боли,
 Пусть уж лучше ни капли, ни звука, ни зги.

Пусть ничего, пусть всё останется, как есть,
 Лишь бы вас ни одна не коснулась горесть,
 Ни одна печаль не омрачила вашей судьбы,
 А все радости были большими.
 Пусть я с вами останусь всегда на вы,
 Пусть
 мы
 будем
 чужими.

100%, 10 голосів

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

И катись бутылкой по автостраде...

И катись бутылкой по автостраде,
Оглушенной, пластиковой, простой.
Посидели час, разошлись не глядя,
Никаких "останься" или "постой";
У меня ночной, пятьдесят шестой.
Подвези меня до вокзала, дядя,
Ты же едешь совсем пустой.
То, к чему труднее всего привыкнуть -
Я одна, как смертник или рыбак.
Я однее тех, кто лежит, застигнут
Холодом на улице: я слабак.
Я одней всех пьяниц и всех собак.
Ты умеешь так безнадежно хмыкнуть,
Что, похоже, дело мое табак.
Я бы не уходила. Я бы сидела, терла
Ободок стакана или кольцо
И глядела в шею, ключицу, горло,
Ворот майки - но не в лицо.
Вот бы разом выдохнуть эти сверла -
Сто одно проклятое сверлецо
С карандашный грифель, язык кинжала
(желобок на лезвии - как игла),
Чтобы я счастливая побежала,
Как он довезет меня до угла,
А не глухота, тошнота и мгла.
Страшно хочется, чтоб она тебя обожала,
Баловала и берегла.
И напомни мне, чтоб я больше не приезжала.
Чтобы я действительно не смогла...

Счастье

...счастье не интервал – кварта, квинта, секста,
Не зависит от места бегства, состава теста,
Счастье – это когда запнулся в начале текста,
А тебе подсказывают из зала.
Это про дочь подруги сказать «одна из моих племянниц»,
Это «пойду домой», а все вдруг нахмурились и замялись,
Приобнимешь мальчика – а у него румянец,
Скажешь «проводи до лифта» - а провожают аж до вокзала.
И не хочется спорить, поскольку все уже
Доказала.

Мир заменяемых

Это мир заменяемых; что может быть смешней твоего протеста.

Они разместят чужой, если ты не пришлешь им текста.

Он найдет посговорчивей, если ты не перезвонишь ему.

Это однородный мир: в нем не существует избранных – как и лишних.

Не приходится прав отстаивать, губ раскатывать.

Ладно не убедишь – но ты даже не разозлишь их.

Раньше без тебя обходились как-то ведь.

Миф о собственной исключительности,возникший

Из-за сложной организации нервной деятельности.

Как у него дела? ©

Как у него дела? Сочиняешь повод И набираешь номер; не так давно вот Встретились, покатались, поулыбались. Просто забудь о том, что из пальца в палец Льется чугун при мысли о нем — и стынет; Нет ничего: ни дрожи, ни темноты нет Перед глазами; смейся, смотри на город, Взглядом не тычься в шею-ключицы-ворот, Губы-ухмылку-лунки ногтей-ресницы — Это потом коснется, потом приснится; Двигайся, говори; будет тихо ёкать Пульс где-то там, где держишь его под локоть; Пой; провоцируй; метко остри — но добро. Слушай, как сердце перерастает ребра, Тестом срывает крышки, течет в груди, Если обнять. Пора уже, все, иди.

И вот потом — отхлынуло, завершилось, Кожа приобретает былой оттенок — Знай: им ты проверяешь себя на вшивость. Жизнеспособность. Крепость сердечных стенок. Ты им себя вытесываешь, как резчик: Делаешь совершеннее, тоньше, резче; Он твой пропеллер, двигатель — или дрожжи Вот потому и нету его дороже; С ним ты живая женщина, а не голем; Плачь теперь, заливай его алкоголем, Бейся, болей, стихами рви — жаркий лоб же, Ты ведь из глины, он — твой горячий обжиг; Кайся, лечи ошпаренное нутро. Чтобы потом — спокойная, как ведро, — «Здравствуй, я здесь, я жду тебя у метро».

Вера Полозкова

Вера Полозкова (мое не-новое открытие)

Дробишься, словно в капле луч.
Как кончики волос секутся –
Становишься колючей, куцей,
Собой щетинишься, как бутсой,
Зазубренной бородкой – ключ.

И расслоишься, как ногтей
Края; истаешь, обесценясь.
Когда совсем теряешь цельность –
Безумно хочется детей.

Чтоб вынес акушер рябой
Грудного Маленького Принца, –
Чтоб в нём опять соединиться
Со всей бесчисленной собой.

Чтоб тут же сделаться такой,
Какой мечталось – без синекдох,
Единой, а не в разных нектах;
Замкнуться; обрести покой.

Свыкаешься в какой-то миг
С печальной мудростью о том, как
Мы продолжаемся в потомках,
Когда подохнем в нас самих
.