хочу сюди!
 

светлана

41 рік, скорпіон, познайомиться з хлопцем у віці 35-50 років

Замітки з міткою «текст»

И.В.Гёте "Фауст",сцена 21(окончание), часть 1

......................................................................,для всех, но РАди Васъheartrose -прим.перев.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ(окончание)

"Вальпургиева ночь"

Мефистофель(на миг являясь дряхлым стариком):

Созрев, омолодился люд, а я

в последний раз на Лысую взбираюсь,

отстоем из бочонка проливаюсь:

конец тебе грядёт, Земля.

Ведьма-ветошница: Не проходите мимо,господа,

                                  оказии своей не упустите!

                                  внимательно прилавок оцените-

                                  из выбора чего-то вам продам.

                                  Суть много всячин в лавке,

                                  таких на свете не сыскать:

                                  тут всё годится до булавки

                                   урон мірскому причинять.

                                   Любой стилет тут кровию омытый;

                                   любая чаша брагой ядовитой

                                   травила плоть здоровую до дна.

                                   Любой убор достойная жена

                                   оплачивала честью. Меч проклЯтый

                                   противника рубил по самы пяты.

Мефистофель: Гадюка! вы на ладите с годами:

                          что мИнуло не воротится.

                          Лишь новое теперь созвучно с нами.

                           Нас новизна влечёт и всем годится.

Фауст: Поток гостей влечёт толкучих кверху:

            толкач несом толчками на поверку. 

Фауст: Кто это там?

Мефистофель:     Кто?

Фауст: Да ты всмотрись получше!

Мефистофель: Лилит.

Фауст: Она...?

Мефистофель: Не трожь ея простоволосья.

                          Коса- Лилит единственная крАса:

                          коснувшегося помутится разум.

                          С собою мУжей вдовушка уносит.

Мефистофель: Адама первая супружка.

Фауст: Присела парочка: старуха да молодка-

            отпрыгали своё, на пару сотка.

Мефистофель: Нет, не до отдыха сегодня тут:

                          затанцевали все. Ступаем вместе, ну!

Фауст(танцуя с молодкой): Однажды подарил мне сон

                                               престройный яблоневый ствол-

                                               два красных яблочка на нём.

                                               я влез за милыми путём.

Красавица: Вам хотца яблок невтерпёж,

                    да чтобы райских на "даёшь"!-

                    я радостно возбуждена:

                    в моём саду таких не два.

Мефистофель( танцуя со старухой): Приснился мне предикий сон:

                                                                увидел я щелИстый ствол,

                                                                одну из дыр узнал:............

                                                                 - она мне нравится, о да!

Старуха: Копыта милый кавалер,

               вам поцелуйчатый респект:

               .........ой готова услужить,

               коли ........... вас не страшит.

Проктофантасмист(*-  см.прим.): ПроклЯтый люд, как вы посмели!

                                                      Неужто вас не поучали:

                                                      пусть ноги вырастут вначале-

                                                      потом пляшите, в самом деле.

Красавица(танцуя): Зачем явился он на бал?

Мефистофель: Э! Да он всюду побывал.

                          Коль не танцуют, он плюётся:

                          всяк шаг слюною отдаётся,

                          а коль не обьяснит фигуру,

                          то отрицает всю натуру.

                          Идём вперёд- он злится: лучше б

                          кружились как его ветряк.

                          Родится критиком добряк

                          коль вы поклонитеся злючке.

Проктофантасмист: Неслыханно: да вы всё ещё здесь!

                                 Исчезните! Я объяснил вам весь....!

                                 Ветряк- не бес, что без разбору мелет.

                                 Хоть мы умны, чертями славен Тегель(**- см.прим.)!

                                 Сколь долго освещал я предрассудки,

                                  всё ни к чему: темна не ночь, а сутки.

Красавица: Так сгинь во мрак, чтоб нас не раздражать!

Проктофантасмист:  Я говорю вам, духи, тет-а-тет:

                                   засилью вашему ответ мой- "нет".

                                   Не терпит вас моя душа.( пляска продолжается)

Сейчас впустую все мои потуги,

но я пройду дорогу до конца,

надеюсь, до лаврового венца,

чтоб покорить писателей и духов!

Мефистофель: Гляди, он вот и сядет в лужу,

                          таким макаром обретя покой,

                          пиявок кровью выкормит дурной

                          и духовтанец да испустит душу.(Фаусту, что прекращает танец)

Как, ты красну девИцу упустил,

что хороводила тебя да пела?

Фауст:               Ах, рот красотки мышку породил-

                          и песня оборваться не посмела.

Мефистофель: Да всё путём! Не всматривайся слишком:

                          пусть красная, не серая ведь, мышка.

Фауст: Ещё я вижу...

Мефистофель: Что?

Фауст: МефИсто, видишь: там-

            дитя, бледна, мила да одинока,

            она едва ступает, прямо к нам

            как будто на ногах ея колодка.

            Мне след дознаться, мне сдаётся...

            Окликну "Гретхен"- отзовётся?

Мефистофель: Оставь её! Истратилась- не выйдет.

                          Она лишь тень ,бездушная, что идол,

                          с ней встреча не сулит добра:

                          остынет кровь от взгляда-топора-

                          ты обернёшься камнем.

                          Медуза- её знаем.

Фауст: И вправду- очи ея стылы.

            Ладошка лЮбящая веки не прикрыла.

            Да, это тело Гретхен мне дарила.

            Да, эта плоть, она былА мне мИла.

........................................................................

(окончание не уместилось, набью с 22-й главой----прим.перев.)

................................................................................................................

(перевод с немецкого Терджимана)

Ґеорґ Тракль "Жах"

-----------------1.-----------------------------------------------------------------------------------------deathdevil

Я через кинуту кімнату йшов.

...Блакитна ніч.Зірки мерехкотіли.

У полі десь собаки гучно вили;

а вітер злий наскоком дручив холм.

.

Та ось, нарешті!  Лихоманка пне

із рота моєго криваві рожи;

тичок росте, тремтить, на жало схлжий;

і крапля крові падає. Паде.

.

Із задзеркальной змієвой порожні

встає лице незнанеє, тотожнє.

У скроню б`є сакральная печать.

.

Колишеться плисована портьєра.

В вікно заглянув Місяць- свідок мертвий.

Нас двоє тут живих. То морда час.

-------------------- 2.----------------------------------devildeath

Чоловічки, бабва, нещасненькі потвори-

в блакить і рожи зойко горнете-

прискіпливі, ще й повні непокори,

аж доки смерть паяцтво прибере.

.

Ось тіні ваші- гнівнії прокльони,

а ви- опецькуваті як кущі.

Осінній вітер дме жалобні дзвони.

Палахкотять невдалості свічки.

.

То ваша жисть- омани, борюкання:

Піхвяний Бог хіба благословить.

Зостануться в міжзоряном тумані

останніх слів блукаючі хвістки.

 

(мій переклад з німецької-------------------------------------------------------Терджиманheartrose)

Размышляя на тему исключительности.

Сколько времени, средств и нервов тратим только на глупость и демонстрацию доходов. Одеть на себя что то модное, выглядеть достойно, соответственно общепринятым нормам. Кто принимал, кто устанавливал? Каждая социальная прослойка диктует свои правила поведения, жизни, внешнего вида. А всё вместе, этот безумный бутерброд, состоящий из множества слоев и есть мы - люди, человечество, земляне... В чем тогда индивидуальность, исключительность? Да, в продукте творчества, да, в денежновм выражении, да, в количестве накопленного - опыта, знаний, материальных благ... Может даже в узнаваемости. А значит в подражании, копировании и тем самым нивелировании  этой самой исключительности. Когда становишься образцом, перестаешь быть единственным. Да и фиг с ней, с исключительностью. В толпе ведь теплее, чем в одиночку, на вершине горы.

И.В.Гёте "Фауст"(сцена 20, 21(начало)ч.1),мой пер. с нем.

..........................................................................для всех но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ДВАДЦАТАЯ

"Собор"

Служба, орган и пение. Гретхех среди мнодества народу, позади нея -Злой Дух.

Злой Дух:

С нами купно,Гретхен, прежде,

коль была ты невинна,

ходила к алтарю,

из книжицы затёртой

молитвы лепетала

полуиграя детством

да с полуверой в сердце!

Гретхен!

Что у тебя на плечах?

На сердце твОем

что за грех?

Ты ль молишься за мать свою,что

тобой на муки долгие-предолгие усыплена?

А на твоём пороге кровь чья?

А нА сердце твоём ничто не скребётся?

не тревожно тебе?

Гретхен:

Больно мне!

Думы прогнать бы:

в душу проникли, обьяли наружность!

Всю меня!

Хор:

Dies irae,dies illa

solvet saecolum in favilla.

(День Гнева Божьего

обратит міръ в пепел)

Звуко оргАна

Злой Дух:

Труба гремит!

Грохочут грОбы!

А сердце твоё

из покоя праха

для мук полымяных

восстаёт

дрожа!

Гретхен:

Мне б прочь отсель,

мне кажется, оргАн

душит меня.

Напев мне в серце

до донца проник.

Хор:

Judex ergo cum sedebit,

quidquid latet, adparebit

nil inultum remanebit.

(Коль Судия воссядет,

сокровенное явится

к возмездию)

Гретхен:

Мне так тесно!

Арки да своды

тиснут меня!

Смрад напирает!

Дышать!

Злой Дух:

Берегись! Но грех и срам

не схоронИшь!

Дышать? Дивиться?

Горе тебе!

Хор:

Quid sum miser tunc dicturus,

Quem patroum rogaturus,

quum vix justus sit securus?

(Что я, несчастный, тогда скажу?

Ккакому покровителю припаду,

когда даже праведник вострепещет?)

Злой Дух:

Святые отвращаются

от тебя,

руку подате тебе

им ,чистым, мерзко!

Горе тебе!

Хор:

Quid sum miser tunc dicturus?

(Что я ,несчастный, тогда скажу?)

Гретхен:

Соседка! Нашатырю! валится в обморок

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

"Вальпургиева ночь"

Гарцкие горы. Окрестность деревень Ширке и Эленд. Фауст и Мефистофель.

Мефистофель: Тебе ли не угодно помела?

                          Себе желаю дюжего козла:

                          поколдовав, я б цели вмиг достиг.

Фауст: Пока держусь и движусь на двоих,

            хватает посоха-"ствола".

            Нам сокращать нелёгкий путь зачем?

            По лабиринту троп стремиться вгору,

            карабкаться утёсами упорно,

            отколь ручей довечно скачет вниз

            мне благостно -труд корнем есть пути!

            Весна недавно приняла берёзы;

            и даже сосен зеленее озимь;

            весне ли наших членов не найти?

Мефиистофель: Признаться, мне не до того!

                            Мороз гнездится в моём теле.

                            Сугробов всюду чтоб затор.

                            Луна горит, яснА, нецЕла,

                            да тУсклится! Шаг грозен "поцалуем":

                            валун ли, пенб- лоб впополам.

                            Поможет нам блудило-свет!

                            Я вижу:там один блестит прелестно.

                            Дружище, эй! Угодно ль послужить нам?

                            Почто шатаешься? Изволь степенно

                            дорогу нам собою предсвещать!

Блуждающий Огонь: В угоду вам, возможно, мне придётся

                                  понУдить свою лёгкую природу:

                                  мы лишь зигзагами привыкли прыгать.

Мефистофель: Ай-яй! Он людам подражает.

                          Во Имя Чорта, марш, тварь неживая,

                          не то задую жизнь твою я мигом.

Блуждающий Огонь: Я полагаю, вы тут всевладыка.

                                   Готов вам услужить, но знайте:

                                   чаруют ныне горы. Зайка

                                   вас поведёт не прямо- врастопырку.

Фауст, Мефистофель и блуждающий Огонь поют попеременно

Фауст: Мы в чарующие сферы

            верно, медленно ступаем.

            Нас, огонь, веди примерно

            ибо мы достичь желаем

            шири, тёмнаго пространства!

Блуждающий Огонь: Чую бег: деревьев стая

                                   нас угрюмо обгоняет.

                                   Скалы главы к нам склоняют

                                   да носами мощно бают

                                   хрипы, храпы исторгая.

Фауст: Между камней, мимо дёрна

            ручейки бегут проворно.

            Чую гомон? Слышу песни?

            Чую зов страстей весенних?

            Что мы ждём? Кого мы любим?

             Вторит эхо были:"Будем!"

Мефистофель: "У-ху, шу-ху"- слышно, близко

                           сыч да сойка с ними -чибис.

                           Все проснулись! Жабы- к суше:

                           долголапые толстушки.

                           Вьются когти будто змеи

                           да песок в ущельях веют,

                           строят нам силки из вервья-

                           мы минаем их что звери.

А гнильё грибных наростов

что полипы кажет ости

путешествующим. Мыши

пестробоки скопом рыщут

чрез болото косогором.

Светляки гурьбой вскишели

чтоб сошёл с пути пришелец

увлечённый их разором.

Фауст: Но ответь мне: мы стояли

            али вёрсты отшагали?

            Всё-то вОкрест будто ходит,

            древа, скалы рожи скалят.

            Огоньки, дробя проклятья,

            мигом множат бликов сотни.

Мефистофель: За меня держись храбрее!

                          Перевал нам дух укрЕпит:

                          мы отсель рассмотрим мило

                          как блестит Маммоны жила.

Фауст: Как стрАнны проблески скрозь грУнты

            туманной золотой зари:

            едва сочатся из-под спуда,

            а к нам доходят их пары.

            Здесь встал туман- там пар клубится:

           мы ловим отблески сквозь чад.

           Свет нам сочится нежной нитью,

           гляди- и грянет огнепад;

           ещё немного- пробуравит

           долину жилок мириад,

           соединится ураганом,

           пойдёт в блистательный парад.

           БлизкИ блистающие искры,

           последний рудознатца смыв.

           Гляди, огнём утёс укрытый

           зовёт искателя на "вы".

Мефистофль: Ужель б Маммона поскупилась

                        на украшение дворца?

                        Я вижу бОрзого гонца-

                        за ним толпа гостей явилась.

Фауст: Невеста- буря мчится, шлейфом треплет

            затылок мой!

Мефистофель: Держись за рёбра скал,

не то смахнёт тебя летунья в пасть ущелья.

Туман сгущает темноту. Трещит лесоповал!

Напуганы, летают совы!

Ты чуешь, рушатся основы

вечнозелёнаго поместья!

Стволов вековых молитвы!

Кореньев хрипы да скрипы!

Валя соседа, дуб ложится

на ель, сочится кровь-живица;

и скрозь нелад древесной смерти

несётся , рыщет, свищет ветер.

Слышишь, гласы в вышине:

дальше? ближе- те вдвойне!

Горы грохотом облапив,

льётся дикое камланье!

Ведьмы хором:

На Брокен, ведьмы, пожтивей!-

Посев- зелЁн; жнивьё- желтей-

туда весь двор сегодня зван.

Король на троне -Уриан.

Метла на гульки отнесёт;

спердят и ведьмы, и козёл.

Голос: Хозяйка Баубо в осадке,

           верхом явись на свиноматке.

Хор: Хвалу тебе наш хор поёт,

        фрау Баубо, веди вперёд!

        Свинья добра, а мать- верхом-

        за ней- весь двор одним грехом.

добью до 16.11 пока читайте------------прим.перев.)

Дакота- Спички ( Поджигая любовь)

Поднимая осколки вновь,собираю свою любовь

Чтоб сберечь для того,кто крепче удержал ее в руках

Если ты не сумел понять, я не стану тебя держать,

Я убью в себе ту, чьи слёзы от обиды на губах.

Задыхаясь в любви своей я теряла своих друзей,

Плюс две капли с ресниц в солёный океан моих обид.

Догорая в борьбе за нас я сражаюсь в последний раз,

Я убью в себе ту, кого ты знал, пусть Бог меня простит!

 

Припев:

Потерять образ твой ,отражая любовь разбитыми окнами.

Приковав на замок поджигаю любовь я спичками мокрыми

Свет и мрак всё внутри - выбирай и бери: послушная, гордая...

Кто же я?

 

2.

Пламя тлеющих чувств тиши ты дыханьем не потуши,

Или я босиком сама по ним пройду в последний раз.

Прикоснувшись к губам смелей, нежным словом меня убей,

Или точку поставь молчанием в истории про нас.

             И больно и хорошо, не хочу и хочу еще

Я с тобою и без тебя.. Я не та  ,я не та

Дай мне слабой хоть раз побыть, дай мне повод тебя любить,

Или я убью в себе ту, в  которой я не знаею что не так!

 

Припев:

Потерять образ твой отражая любовь разбитыми окнами.

Приковав на замок поджигаю любовь я спичками мокрыми

Свет и мрак всё внутри  выбирай и бери: послушная, гордая...

Кто же я?

 

 

3.

Поднимая осколки вновь собираю свою любовь,

Чтоб сберечь для того, кто крепче б удержал её в руках...

Если ты не сумел понять, я не стану тебя держать,

Я убью в себе ту, чьи слёзы от обиды на губах...

И.В.Гёте "Фауст"( окончание сц.19 ч.1)(пер. с нем.-мой)

.........................................................................для всех ,но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ(окончание)

"Ночь.Улица перед домом Гретхен"

Мефистофель: Цитра ах, напополам!Ну и ладно.

Валентин: Грифом да по черепу- он тут главный!

Мефистофель(Фаусту): Не мешкая, герр доктор, живо

                                        вы действуйте как я вам подскажу:

                                        колите негодяя шилом,

                                        и чтоб насквозь! А я-ка отражу.

Валентин: Отражай!

Мефистофель: Коли дрова- подальше в лес.

Валентин: Ещё!

Мефистофель: Ага!

Валентин: Сдаётся, колет бес!

                  Да что со мной? Не слушает рука.

Мефистофель(Фаусту): Коли!

Валентин: О-ох!

Мефистофель: Развалине- тоска!

Теперь отсель! Нам треба быстро смыться:

теперь начнётся похоронный хай.

Передо мной прогнётся полицай,

но уголовный суд не подкупИтся.(убегают)

Марта(у окна): Туда!Туда!

Гретхен(у окна): Неси огня!

Марта: Стучат и бьют, дерутся и звенят!

Народ: Своё отжил!

Марта(выходя): Убийца где, злодей?

Гретхен(выходя): Кто здесь лежит?

Народ: Сын матушки твоей!

Гретхен: Всевышний мой! За что?

Валентин: Умру! Легко сказать,

                  а сделать ещё легче.

                  Вам , бабы, поорать:

                 молчать!- отвечу.( Все подступаются)

Смотри, сестрице! Молода ещё,

не ведаешь в житухе что почём.

Делишки твои плОхи.

Базар не стану фильтровать:

ты всё ж отъявленная блядь.

Чеши прилюдно блохи!

Гретхен: Мой братец! Мне за что? О, Госпо...

Валентин: Собой хоть Бога не довольствуй!

Что сталось, нам не изменить.

Свернуть не выпадет в пути:

с одним приятно повелась-

пойдут иные карты в масть:

когда до дюжины дойдёт,

ворота город распахнёт.

Коли грешочек новорОжден-

таится, сладостно молчит

укутан теменью ночИ,

исходит корчами да дрожью,

тогда его легко убить.

Но грех, гляди, заматереет-

и среди бела дня смелеет:

с чернА лица воды не пить.

И гноем лик греховный прыщет,

и полоумка свету ищет.

.

О, я предвижу чудный час,

когда любой из честных нас

отворотится прочь от стервы

такой как ты, о шлюха, верь мне.

Ты станешь в прах глазёнки тУпить.

Твоё сердечко сгинет в трупе.

В цепочке злАтой не походишь!

У алтаря не станешь!В моде

не для таких вот кружева.

Из танца выгонит молва

тебя в круг нищих и калек

сидящих в тёмном уголке.

И еслит даже Богъ отпустит

тебе грехи, то к нам не пустит.

Марта: Принудьте душу к покаянью:

            на что ей груз предсмертной брани?

Валентин: О, если б груз я приспособил

                  тебе на шею, грязной сводне,

                  мне б Богъ, наверно, всё простил.

Гретхен: Мой брат, ты терпишь муки ада!

Валентин: Я говорю: реветь не надо!

                  Сестра, ты потеряла честь-

                  удар мне в сердце не отвесть.

                  Сквозь смертный сон найду дорогу,

                  солдат, храбрец, шагаю к Богу.( умирает)

 

И.В.Гёте "Фауст"(сцены18 и 19(начало), часть1), пер. с нем. -мой

........................................................................,для всех, но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

"Темница"

В нише стены статуя Скорбящей Матери, перед нею вазы для цветов

Гретхен:

.

Ах ,склони

скОрбящий лик

к мОему горю!

.

Меч во груди

боли рядит:

Сын Твой в укоре.

.

Ищешь Отца-

вздохи с лица-

нУжде покорна.

.

ЧтО ноет,

ЧтО кроет

зверца стыда?

ЧтО сердце нишкнет несчастное,

дрожью истрёпано, чАстится?-

ведаешь Ты одна.

.

Всюду мне место лобное:

больно мне, больно , о больно-

с горем позор заодно.

Стыд мой-единый палач мой:

плАчу я, плАчу, о плАчу.

Сердце навек казнено.

.

Я гальку оросила

горючими слезами,

поУтру голосила,

цветы Тебе срывала.

.

В каморке Солнце пело

прогнав остатки сна,

а я ревмя сидела

в постели у окна.

.

Спаси меня от смерти, от позора,

ах, склони

скОрбящий лик

к моему горю!

СЦЕНА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

"Ночь"

Улица перед домом Гретхен.

Валентин (солдат, брат Гретхен):

 ИндА пируешь ,веселясь:

шумит компания своя.

Всяк от себя перед гурьбой

хвалИт красавиц вперебой:

Поболе слов- бокал полней.

А я в компании локтей

сижу в укромной тишине:

Мне до бравады дела нет.

И закручу ,смеяся, ус,

и с полной чашей подымусь,

и молвлю:"Спору толку нет!

Найдите мне во всей стране

хоть одну рОвню моей Гретель?

Одни простушки на примете!"

Стук-стук, трах-бах: поёт кабак.

Один кричит:"Он прав, ведь так.

Его сестра-  бела лебёдка

средь сорных птах"

Умолкнет хвастунишка всяк,

и вот, хоть выдери бородку,

хоть скушай сапоги под водку:

язвят с улыбкой негодяи

меня по-своему склоняя!

Мне остаётся в пол глядеть,

в ответ на дерзости потеть.

Хотел бы надавать им сдачи,

а всё лгунов не поиначить.

Кто там идёт? Ползёт там что?

Сдаётся, двое чудаков!

На них, пожалуй, отыграюсь.

Я уши заживо срываю!

Фауст, Мефистофель

Фауст: Вот ,из оконца ризницы

            лампада негасимая мерцает,

            да всё помалу мраку уступает.

            В душе моей ночь зимняя.

Мефистофель: А мне, коту бесстыжему, делов

                          по фонарю забраться да- на крышу,

                          а там- на кошку или вскачь за мышью:

                          всё хорошо, и с рук тебе сойдёт.

То воровства экстаз, то перетраха.

То в членах моих загодя искрится

прелестница ВальпУргиева ночь,

что послезавтра в год раз повторится

когда сну тела, нет, не превозмочь.

Фауст: Пропавший клад, что под землёй таится,

            помалу на поверхность устремится?

Мефистофель: Ты скоро счастье испытаешь,

                          ты котелочек раскопаешь.

                          Надысь я заглянул туда:

                          там "львиных" талеров груда.

Фауст: И ни браслетов, ни кольца

            мою красотку ублажить?

Мефистофель: Кораллов нитям нет конца,

                          не то могу разворошить.

Фауст: Вот хорошо, мне больно к ней

            идти без ценных мелочей!

Мефистофель: Вам, чтоб от забот отворотиться,

                          немного стОит насладиться.

                          Под этим небом полным жарких зорь

                          угодно ль вам послушать песни штуку.

                          Спою "моральное" им во укор

                          дабы означить человечью глупость.

(поёт аккомпанируя себе на цитре)

Не жди зари

да у двери,

да не замри

до утреца, Катриша.

Затвор дверной,

ох не смазной:

войдёшь девОй-

девицею не выйдешь.

Свечу задув,

взяв красоту,

он втемноту

уходит зацелован.

Любя, целуй

да не воруй,

руки не суй

пока не закольцован.

Валентин: Что шляешься? Поди на свет!

                  Пошёл, проклятый крысолов!

                  Сначала к чорту инструмент,

                  затем - и лабуху облом!

скоро добью, читайте пока----------------------прим.перев.)

И.В.Гёте "Фауст"(сцена 17, часть1), пер. с нем. -мой

.......................................................................,для всех, но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА СЕМНАДЦАТАЯ

"У колодца"

(Гретхен и Лизхен с кувшинами)

Лизхен: Ты о Варваре не слыхала?

Гретхен: Ни слова. Редко выхожу.

Лизхен: Ага, сорока натрещала:

              пошилась в дуры, доложу,

              сошлась!

Гретхен: Как?

Лизхен:         Господи, прости:

              одна жуёт, а пища -на двоих.

Гретхен: Ах!

Лизхен: Ей приключенья вышли боком:

              на парня вешалася скоком.

              Она была Гулялкой,

              и Сельской танцевалкой,

              везде казалась Первой,

              вином с пирожным грелась,

              красотку строила изсобственной особы,

              утратив честь- и стыд совсем забыла.

              Подарки тот ей надарил любые.

              Попробовала сдобы-

              осталась без бутона.

Гретхен: Бедняжка!

Лизхен: Что её жалеешь?

              Ты ночью с прялкою упреешь:

              спускаться вниз мать не велит.

              Варвара с миленьким своим-

              то на скамье, то в переулке

              вдвоём до утренней разлуки.

              Ползя в рубашке покаянной,

              пусть грех нам свой словами явит!

Гретхен:  Возьмёт её, конечно, в жёны.

Лизхен: Коли дурак! Такой сойдётся!

              Летун в неволе задохнётся.

              Уже удрал.

Гретхен:               Нехорошо.

Лизхен: Да хоть бы взял- от нас ей будет тошно:

              пацан венок ей разорвёт,

              насыплем сечки у ворот.(уходит)

Гретхен(возвращаясь домой): И я, бывало, осуждала,

                                                   коль девка бедная гуляла,

                                                   чужие срамные грехи 

                                                   последними клеймя словами

                                                   чернила, сыпала трухи,

                                                    за очи грязью поливала!

                                                    Да кичилась собою важно,

                                                    да ныне грех на сердце кряжем.

                                                    Но всё, на что меня хватило,

                                                    о, Боже! было любо! мило!

 

И.В.Гёте "Фауст"(сцена 16, часть1), пер. с нем. -мой

.................................................................... для всех ,но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СЦЕНА ШЕСТНАДЦАТАЯ

"Сад Марты"

(Маргарета и Фауст)

Маргатера: Откройся, Генрих, мне!

Фауст: Угодно!

Маргарета: Во что ты веруешь, от сердца ль?

                   Мужчина славный, путеводной

                   звезде в душет твоей нашлося место?

Фауст: Малютка, брось! Я добр, ты веришь:

            я за любовь с житьём готов расстаться:

            она- мой Храм, заветная ,святая.

Маргарета: Неправильно. Во что ты веришь?

Фауст: Во что-то?...

Маргарета: Душою, не "почти"!

                   Ты и даров святых не чтишь...

Фауст:  Их чту.

Маргарета:... но неохотно. В церковь

                       на исповеди, мессы не ходил давно.

                       Ты Бога почитаешь?

Фауст:                                           Миленькая, но

                       кто смееет молвить "в Бога верую"?

                       Спроси священника распервого-

                       ответ покажется насмешкою.

Маргарета: Нетвёрд, неревностен?

Фауст:  Услышь слова мои, о солнышко!

             Назвать Его кто смеет,

             признается по чести:

             " я верую в Него"?

             Кто ,поборов смятенье,

             ответит без истерик:

             "Неверую в Него"?

             Он Всехранитель,

             Он Вседержитель

             объемлет нас, себя, хранит

             всё, вся- ведь так по совести?

             Не небеса ль над нами купол сводят?

             Не твердь земная ниже нас?

             Не зори ль небо милые нам рОдит?

             Мы дивимся очами в очи-

             и правда вся ль тебе не точит 

             сердечко, разум,

             колышется предвечной тайной,

             чем насыщает величая.

А коли счастие твой час обрушит,

кличь по-любому чувство:

Любовью, Сердцем или Богомъ,

по-своему, не жди совета

на то. Всё- чувство.

Ведь имя луч туманит,

чад наваждения оно.

Маргарета: Ваш красен сказ, хорош и нов.

                   Чуток иначе прихожанам

                    Священник говорит.

Фауст:                                        Одно

                   всесердие под Солнцем молвит

                   язычия божбою полня:

                   средь них немецкое -моё.

Маргарета:  Да, общность благостно поёт,

                     но в ней присутствует изъян:

                     ты не из верных христиан.

Фауст: О, люба, детка!

Маргарета:                 Мне досадно

                   когда тебя с ним вижу рядом.

Фауст: Да с кем?

Маргарета: Твой провожатый с тростью тонкой

                    Мне ненавистен от души  подонка.

                    Ничто так прежде

                    нет ,не кололо сердце мне иглой

                    как гадкое лицо его.

Фауст:  Не бойся, куколка!

Маргарета: Он режет

                    мне вены. Я ко всем добра,

                    но твой визит задолго предвкушая,

                    я твоему содругу ужасаюсь

                    и за пройдоху оного держу.

                    Прости мне ,бог, неправедную жуть.

Фауст: В лесу мірском  суть филинов немало.

Маргарета: В кругу таких я б счастья не искала.

                    Придёт, бывало, станет с краю,

                    сюда насмешливо взирает

                    скрывая злобу.

                    Он будто вечно посторонний:

                    с чела его печать глаголет

                    о нелюбви к живым изгоя.

                    Мне по душе с тобой быть рядом:

                    тепло, свободно. Он же ядом

                     пленит меня...

Фауст: Ты вещий ангел!

Маргарета: Он подавил меня настоль,

                    что я не чувствую любовь

                    к тебе когда он подступает,

                    язвят мне сердце кУщи терний.

                    С тобою- то же, Генрих, верно?

Фауст: Минают антипатии...

Маргарета: Пойду.

Фауст:                   Ну погоди.

            Часок один побыть один желаю

             с тобой чтоб слиться нам до краев.

Маргарета: Ах, если б я одна спала,

                   тогда б засов не опускала,

                   но...маменька . Я б не смогла

                   жить коли б нас застала.

Фауст:  О, ангел мой, рассеем навь:

             флакончик вот! Три капли

             в стаканчик маменькин добавь-

             и сон её облапит.

Маргарета: Всё будет как тебе угодно!

                   Конечно, ей не повредит?

Фауст: Любимая, сон - от природы.

Маргарета: Возлюбленная в милого глядит

                   на всё по воле лучшего согласна.

                   Всё сотворю что молвишь, моя сказка.(уходит)

Мефистофель(является): Мартышка! Её нет?

Фауст: Подглядывал опять?

Мефистофель: Да, в общем я беседу вашу пОнял:

                          вам, доктор, катехизис важно знать.

                          Надеюсь, вы теперь довольством пОлны.

                          Они считают: верит непритворно

                          тот, кто ведом, а нам под стать покорный.

Фауст: Не видишь, нечисть, что Она,

            душа любимая, святая,

            Своею Верою полна,

            что Ей- Спасенье.

            Любовь жалеет

            и держит

            Любимого , пропащего меня.

Мефистофель: Ты, похотливейший ходок-жених,

                          девчноки за нос водят вас таких!

Фауст: Ты, выпердыш от адского огня!

Мефистофель: Она читает хари мАстерски.

                          В моём присутствии ей не по себе.

                          Запретное заметно в моей масочке:

                          ума да интуиции небедненько.

                          "Наверно, Чорт", -девица млеет-мается.

                           Гм...Ночью этой?...

Фауст: Что тебе до Ней?

Мефистофель: И мне за вами будет веселей!

 

И.В.Гёте "Фауст"(сцена14!(окончание), часть1), пер. с нем. -мой

......................................................................., для всех, но РАди Васъheartrose-прим.перев.)

(окончание четырнадцатой сцены, "Лес и пещера" части первой)

Мефистофель: Ага! Вам стыдно-я смеюсь:

                          Бог создал девку с пацаном

                          и заповедал им семью.

                          Ну полно, горе, корчить мину.

                          Тебе -в альков уютный милой,

                          а не на казнь!

Фауст: Красой небесной стан украшен?

            Согреюсь, да? К нему прижавшись,

            нужды не знать?

            Не я ли беженец, бездомный,

            без роду-племени урод

            скачу меж валунов потоком

            чтоб жадно прыгнуть в зев пород?

            А в стороне Она по-детски тихо

            в избе на пастбище жила,

            среди домашнего добра и лиха

            хозяйство малое вела.

            Чего же я, гонимый Богом,

             алкал?

             Тесал же скальныя чертоги,

             туман взбивал!

             Ты, Бес, желаешь жертвы али нет?

             Чорт, помоги черту преодолеть!

             Чему не миновать, тому скорее быть!

             Мне вольно распахнуть ворота в Смерть

             и, сгинув самому, избёнку смыть.

Мефистофель: Опять кипит, опять пылает!

                          Войди, утешь её, болван.

                          Дурак дорогу потеряет-

                          винит дырявый свой карман.

                          Виват! да здравствует храбрец!

                          Ты уж со мной осточертел изрядно:

                          на белом свете не жилец

                          подчорток в совести погрязший.