хочу сюда!
 

Slana

46 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 45-50 лет

Заметки с меткой «картина»

Эдвард Мунк

 

   На грандиозной парижской выставке «Истоки XX века» имя Мунка было поставлено в один ряд с Сезанном, Гогеном и ван Гогом. Его признали одним из ведущих европейских художников двадцатого века.

   Эдвард Мунк родился 12 декабря 1863 года в Лэтене (норвежская провинция Хедмарк), в семье военного врача Эдварда Кристиана Мунка. В следующем году семья переселилась в столицу. Отец стремился дать своим пяти детям хорошее образование. Но это было непросто, особенно после смерти от туберкулеза жены в 1868 году. В 1877 году от той же болезни скончалась любимая сестра Эдварда – Софи. Позднее он посвятит ей трогательную картину «Больная девочка».

   Эти тяжелые потери не могли пройти бесследно для впечатлительного мальчика, позднее он скажет: «Болезнь, безумие и смерть – черные ангелы, которые стояли на страже моей колыбели и сопровождали меня всю жизнь».

   Смерть самых близких людей Эдвард принял за предначертание собственного пути.

   8 ноября 1888 года Эдвард написал в дневнике: «Отныне я решился стать художником».

   Ранее по настоянию отца он поступил в 1879 году в Высшую техническую школу. Однако уже в 1881 году Эдвард начал обучение в Государственной академии искусств и художественных ремесел, в мастерской скульптора Юлиуса Миддльтуна. В следующем году он стал изучать живопись под руководством Кристиана Крога.

   Его ранние работы, такие как «Автопортрет» (1873) и «Портрет Ингер» (1884), не позволяют сделать какие-нибудь выводы о дальнейшем развитии творчества молодого художника.

   В 1885 году Мунк едет во Францию и три недели живет в Париже. Ему повезло не только побывать в Лувре, но и застать последнюю выставку импрессионистов. Конечно, подобные впечатления не могли пройти бесследно, появляются картины «Танцевальный вечер» (1885) и «Портрет живописца Енсена-Хьеля» (1885).

   Однако для первой знаменитой картины художника – «Больная девочка» – характерны сугубо индивидуальный характер и обостренная чувствительность. Художник писал: «Работа над картиной "Больная девочка" открыла мне новые пути, и в моем искусстве произошел выдающийся прорыв. Большинство моих поздних произведений обязано своим происхождением этой картине».

   В последующие годы Мунк расстается с мечтательной неопределенностью, придававшей его произведениям особое очарование, и обращается к темам одиночества. Смерти, угасания. В 1889 году на персональной выставке Мунк представил сто десять своих работ. Преобладают картины, где художник анализирует отношения фигуры с окружением, будь то интерьер или пейзаж: «Весна», «Вечерняя беседа», «Ингер на берегу».

   В 1889 году Мунк получил государственную стипендию и снова отправился во Францию. Он оставался там до 1892 года, живя сначала в Париже, затем в Сен-Клу.

   Четыре месяца Мунк посещал уроки рисунка Леона Бонна, но значительно большую пользу ему принесло изучение картин старых мастеров, а главное современных мастеров: Писсарро, Мане, Гогена, Сера, Серюзье, Дени, Вюйяра, Боннара, Рансона.

   Он пишет несколько пуантилистских картин – «Английская набережная в Ницце» (1891), «Улица Лафайет» (1891). Дань импрессионизму он отдает в картинах «Зрелость» (около 1893), «Тоска» (1894), «На следующий день» (1895).

   Но гораздо интереснее для понимания дальнейшего творчества картина «Ночь в Сен-Клу» (1890), написанная после смерти отца, которую Эдвард пережил очень болезненно. Это произведение, предвещающее драматизм и ярко выраженную индивидуальность зрелого стиля художника.

   Своеобразным подведением итогов пребывания во Франции можно считать запись в дневнике, сделанную в Сен-Клу: «Больше не появятся интерьеры с читающими мужчинами или вяжущими женщинами. Должны быть живые существа, которые дышат, чувствуют, страдают и любят. Я буду писать такие картины. Люди осознают свою святость; как в церкви, в них обнажится главное».

   В 1892 году по приглашению Союза берлинских художников Мунк приехал в Берлин. Здесь он познакомился с интеллектуалами, поэтами, художниками, в частности, с Августом Стриндбергом, Густавом Вигеландом, историком искусства Юлиусом Мейер-Грефе и Пшибышевскими. Выставка Мунка, открытая лишь на несколько дней, оказала значительное влияние на формирование берлинского Сецессиона.

   Вскоре художник пишет свою самую знаменитую картину «Крик». Мунк так рассказывал об истории ее создания: «Я прогуливался с двумя друзьями вдоль улицы – солнце зашло, небо окрасилось в кроваво-красный цвет – и меня охватило чувство меланхолии. Я остановился, обессиленный до смерти, и оперся на парапет; над городом и над черно-голубым фьордом, как кровь и языки огня, висят тучи: мои друзья продолжали свою дорогу, а я стоял пригвожденный к месту, дрожа от страха. Я услышал ужасающий, нескончаемый крик природы».

   Как пишет Ж. Сельц: «Крик заполняет собой всю картину: он рвется из глаз, через открытый рот, образующий центр композиции; фигура на переднем плане, сжимая голову руками, движется навстречу зрителю, повторяя движение бегущих линий улицы, а за ее спиной, в пейзаже, мрачная темно-голубая плоскость воды резко контрастирует с пронизанным красными полосами желтым небом. Возможно, крик объятого неизвестным ужасом человека не производил бы столь сильного впечатления, если бы художнику не удалось передать – даже чисто техническими средствами – внутреннее напряжение, соответствующее крику как выражению крайней подавленности. Пейзаж по ту сторону перил изображен с помощью извивающихся линий; бесконтурные, неопределенные разводы краски символизируют неточность и неопределенность мятущейся мысли, которая берет начало в человеческом страдании и развивается с нарастающей удушливой силой».

   «Крик» входит в цикл произведений под общим названием «Фриз жизни», о котором Мунк говорил, что это «поэма о жизни, любви и смерти». В 1918 году художник писал: «Я работал над этим фризом с долгими перерывами в течение тридцати лет. Первая дата – 1888–1889 годы. Фриз включает "Поцелуй", "Барку юности", мужчин и женщин, "Вампира", "Крик", "Мадонну". Он задуман как цикл декоративной живописи, как полотно ансамбля жизни. В этих картинах за извилистой линией берега – всегда волнующееся море и под кронами деревьев развертывается своя жизнь с ее причудами, все ее вариации, ее радости и печали».

   На рубеже веков Мунк пишет также пейзажи в стиле модерн: «Зима» (1899), «Береза под снегом» (1901), он создает символистские гравюры, литографии и ксилографии. Мунк получает признание – меценаты заказывают ему портреты или росписи в своих домах. Так, Мунк исполнил великолепный посмертный портрет Фридриха Ницше на фоне мрачного пейзажа (1905–1906). Декорации, выполненные Мунком к постановке Максом Рейнхардтом драмы Ибсена «Привидения», получили международный резонанс.

   С 1900 по 1907 год Мунк живет в основном в Германии: Берлин, Варнемюнде, Гамбург, Любек и Веймар. Художник создал своеобразную сюиту видов этих городов. Один из них – офорт «Любек» (1903). В этом офорте город похож на средневековую крепость, безлюдную и отрешенную от жизни.

   «В 1909 году Мунк после пребывания в клинике доктора Якобсона, вызванного многомесячной нервной депрессией, возвращается на родину, – пишет М.И. Безрукова. – В поисках тишины и покоя он стремится к уединению – некоторое время живет в Осгорстранне, Крагере, Витстене, на небольшом острове Иелэйя, а затем, в 1916 году, приобретает имение Экелю, севернее норвежской столицы, которое он не покидал уже до конца своих дней. Черты нового сказались в работах, относящихся к разным жанрам.

   Особенно они проявились в портрете, который становится после 1900 года одним из ведущих жанров в творчестве художника… Он создает галерею острых по характеристике и запоминающихся образов современников, будь то большие заказные портреты, портреты друзей и знакомых или норвежских рыбаков и моряков.

   Мунк не писал портреты тех людей, которых плохо знал. Фиксация внешнего сходства его не удовлетворяла. Портреты художника – исследование человеческой души. Как правило, Мунк создавал портреты тех, с кем находился в дружеских или реже – в деловых отношениях. Со многими из портретируемых он был связан узами творческой дружбы, среди них были Август Стриндберг, Ханс Йегер, Станислав Пшибышевский, Генрик Ибсен, Стефан Малларме, Кнут Гамсун и многие другие из литературной среды Скандинавии и Германии. Исключение составляют портреты Фридриха Ницше (1906), сочиненные художником после общения с сестрой известного философа».

   Начиная с 1910 года все чаще Мунк обращается к теме труда. Он пишет картины – «Весенние работы. Крагере» (1910), «Лесоруб» (1913), «Весенняя пахота» (1916), «Мужчина на капустном поле» (1916), «Разгрузка судна» (около 1920), гравюры «Рабочие, убирающие снег» (1912), «Землекопы» (1920).

   Важное место в графических работах Мунка занимает северный пейзаж. Ярким примером служат ксилографии «Скалы в море» (1912) и «Дом на берегу моря» (1915). В этих листах мастер показал суровое эпическое величие и монументальность норвежского ландшафта.

   Поздний период творчества художника не самое лучшее время для художника, считает Ж. Сельц: «Несмотря на свойственную картинам позднего периода эстетическую неопределенность, они образуют самую спонтанную, непосредственную его часть. Кроме того, Мунк выполнил в это время большие стенные росписи, первоначально созданные в Крагере и предназначенные для актового зала университета в Осло. В 1916 году они были туда доставлены, и художник должен был преодолеть многочисленные препятствия, чтобы добиться их одобрения…

   Результат долгих подготовительных работ оказался разочаровывающим. Дикость уступила место настойчивости и упорству: чувствуется тщательная работа в мастерской, но даже самые интересные философские идеи не могут скрыть художественной слабости произведений.

   Фрески, написанные в 1922 году для столовой шоколадной фабрики "Фрейя" в Осло, также очень слабы. В скупой, почти карикатурной форме воссоздает Мунк некоторые темы своих лучших картин. Еще более разочаровывают композиции фресок для ратуши в Осло, над которыми он работал с 1928 года до своей смерти в 1944 году. Правда, он страдал глазным заболеванием, которое вынудило его на много лет почти полностью отказаться от работы художника».

   Умер Мунк 23 января 1944 года в местечке Экели близ Осло.

Взято с:

http://www.bibliotekar.ru/100hudozh/85.htm
 

Удивительный мир Навитролла


На качелях раскачаюсь,
Раскачаюсь – и увижу,
Как на хуторе за речкой
Топят баньку медвежата.
А побольше раскачаюсь –
И подальше я увижу:
Как за лесом на лужайке
Овцы пляшут с пастухами.
Ещё больше раскачаюсь –
Ещё дальше я увижу:
Как дерутся два котёнка
В старом Таллинне на крыше.
Сильно-сильно раскачаюсь –
Дали дальние увижу,
Как за морем-океаном
Люди ходят вверх ногами.

[ Эстонский художник ]

Читра-лила

Эту историю поведал наш вриндаванский друг Махабхагавата, когда Кавери попросила его рассказать о Кришне.


   У Кришны есть друг - Шридам. Он живет на Варшане - далековато от Кришны. Когда Шридам не может видеть Кришну, он очень печалится и не находит себе места. Когда Кришна и Шридам встретились в очередной раз, Шридам попросил, чтобы Кришна подарил ему Свой портрет, иначе он не выдержит разлуки. И чтобы не простая картина была, а чтобы облака плыли, на заднем плане текла Ямуна, ветерок дул и было слышно, как Кришна играет на флейте. Кришна пообещал исполнить желание Шридама. В тот же день он стал просить Яшоду, чтобы она где-нибудь нашла такую картину, потому что ну очень надо. Она ответила: "Где же я Тебе, сынок, такую найду, чтобы Ямуна текла и флейта играла?.. Нет такой картины..." Кришна расстроился, стал громко требовать и капризничать. Яшоде ничего не оставалось, кроме как пообещать найти ее. В тот же день она стала расспрашивать служанок, где можно найти такую картину. Никто не знал, но одна служанка сказала, что знает одну сакхи по имени Читра-деви. Она брахмачарини, поклоняется богине Сарасвати и красиво рисует. Сначала Читра отказывалась под предлогом того, что она брахмачарини и не рисует мужские портреты. Сакхи сказали, что Кришна - не обычный парень, он очень особенный, один такой на свете и, кроме того, надо уважить Яшоду. Тогда она согласилась. Привели ее во дворец Нанды Махараджа. Она поклонилась Яшоде, так как Яшода - Рани, царица Нанды Махараджа. Яшода попросила Читру написать эту особую картину. Читра пообещала помолиться Сарасвати* и попытаться, но для этого, добавила она, надо бы увидеть Кришну - чей, собственно портрет ей предстоит рисовать. Кришну привели и Он, улыбаясь, предстал перед Читрой. Когда наша брахмачарини увидела Его, она остолбенела, онемела, и шастра** выпала у нее из рук. Кришна стоял и улыбался. Никого подобного Читра до сих пор не видывала. Она даже не представляла, что такая красота вообще существует на этом свете. В общем, пропала наша брахмачарини:)


   Читра пришла в себя уже дома. Она никак не могла забыть улыбку Кришны. Ничто другое не шло ей на ум. Ничего подобного с ней раньше не случалось. В смятении она не знала, что и делать. Она ведь посвятила свою жизнь аскезе***, изучению Вед и поклонению Сарасвати... А тут - не может забыть этого парня, и все! Плачет и поет целый день и не знает, что делать.


   Она попыталась нарисовать Кришну, но поняла, что совершенно не способна это сделать, - руки дрожат. Тогда она стала молиться Сарасвати с просьбой о помощи и совете. Богиня явилась и сказала, что нарисовать Кришну не так-то просто, ибо Он - Бхагаван****, и постичь, понять Его можно только с помощью Его шакти (сила), Его супруги - Радхарани, Верховной Богини Вриндавана. Тогда Читра стала горячо молиться Радхарани и читать "Радха-крипа-катакша-става-раджу" - широко известную во Вриндаване молитву. Довольная Читрой, Шримати Радхарани явилась и благословила Читру написать портрет Кришны и обрести Его милость.

   Теперь работа пошла как по маслу. Читра писала портрет и пела о Кришне. Она поняла, что теперь ей нет жизни без Кришны. Закончив работу, она пришла к Яшоде. Позвали Яшоду и Кришну, чтобы они могли оценить качество работы. Поистине, не было картины прекраснее. В небе плыли облака, шелестел листьями ветерок, Ямуна несла свои волны. А на переднем плане под древом желаний, улыбаясь, стоял Кришна и играл на флейте. Он был как живой; нежный звук флейты зачаровывал всех и каждого. Яшода, служанки, слуги и Сам Кришна - все были очень довольны. Все хвалили Читру и любовались картиной. Когда все постепенно разошлись и картину унесли, Яшода, Кришна и Читра остались втроем. Тогда Яшода спросила, чего Читра желает за такую замечательную работу. Любое благословение или награда будет выдана незамедлительно. Читра не сдержалась: "Матушка, простите за дерзость, но, раз уж Вы предлагаете награду... не могу ничего другого попросить, кроме Вашего сына Канхеи, Кришны, так как жить без него теперь не могу..."


   Когда Яшода поняла, ЧЕГО от нее просят, она стала причитать. Как же она может отдать Кришну, который для нее в миллион раз дороже жизни?! Без Кришны она не протянет и дня! Кришна - это все, что у нее и Нанды Махараджа есть... Яшода разволновалась, расплакалась и потеряла сознание. Читра тоже заплакала и бросилась к Яшоде. Тогда Кришна взял ее за руку, улыбнулся и успокоил ее. Он дал ей понять, что понимает, что у нее на уме. Но Яшода тоже не сможет без Него. Да и не может царевич просто так взять и уйти. К счастью, выход есть. Кришна пообещал Читре, что в одной форме Он останется с Яшодой, а в другой будет навещать Читру, и она сможет наслаждаться общением с Ним. Тут Яшода пришла в себя и опять заплакала. Читра бросилась ей в ноги и попросила прощения. Она взяла свою просьбу обратно и сказала, что ей не нужна никакая награда. Яшода благословила Читру, и все счастливо попрощались.

   Кришна побежал к Шридаму. Он крепко обнял Шридама и подарил ему Свой портрет. Шридам очень обрадовался: теперь картина будет утешать его в разлуке, и ему не придется так печалиться. На этой счастливой ноте история заканчивается.

    Есть много портретов Кришны, и у каждого преданного есть любимый портрет. Если очень внимательно и от всей души повторять Харе Кришна и звать Кришну, то можно со временем увидеть, как на картине дует ветерок, плывут облака, кричат пастушки и гопи, течет Ямуна. Кришна чарующе улыбается, и звучание Его флейты заставляет позабыть обо всем на свете. В один прекрасный день преданный оказывается по ту сторону картины и может по-настоящему обнимать Кришну.

   Конечно, до этого, может, еще далеко, но если постараться, то это не так сложно

Харе Кришна!

*Сарасвати - (санскр. — «богатая водами», букв. перевод — «текущая река») — в индуизме богиня мудрости, знания, супруга Брахмы.

** шастра - санскр. , astra IAST, «призыв, гимн», также «меч, нож, оружие» ) — вид пояснительного текста, использующийся в индийских религиях, в частности, в буддизме; комментарий к сутре.

***аскеза (от греч. — «упражнение»), аскетизм — вид духовной практики, преднамеренное самоограничение, самоотвержение, либо исполнение трудных обетов, порой включающий в себя самоистязание. Цель аскезы — достичь определённых духовных целей либо приобрести сверхъестественные способности. Подобная практика распространена во всех типах традиций и культур.

****Бхагаван - (санскр. , Bhagavn IAST) — санскритский термин, часто используемый в индуизме по отношению к Верховному Существу или Абсолютной Истине как к Личности Бога, как к Богу в Его личностном аспекте. Эта личностная концепция Бхагавана более или менее тождественна общему понятию Бога в христианстве.

 

http://www.liveinternet.ru/tags/%F7%E8%F2%F0%E0/

Картины




0%, 0 голосов

88%, 7 голосов

13%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Преобщаемся к прекрасному-2 "Маха обнажённая"

«Маха обнажённая» (исп. La maja desnuda) — картина испанского художника Франсиско Гойи. Составляет пару с картиной «Маха одетая» (La maja vestida). На картинах изображена маха — испанская горожанка XVIII—XIX вв. Махи служили излюбленными объектами изображения Гойи. Доподлинно неизвестно, кто послужил моделью для картин. Наиболее распространённым является мнение, что натурщицей была герцогиня Альба, которую связывали с Гойей продолжительные отношения. Это воспринималось её аристократическим потомством в штыки. В XX веке с целью опровержения этой легенды семья Альба вскрыла гробницу, чтобы измерить кости герцогини и доказать, что её пропорции (и длина костей), не совпадают с пропорциями Махи. Но так как могилу уже вскрывали, и тело герцогини выбрасывали наполеоновские солдаты, в его нынешнем состоянии измерения провести не удалось. Легенда опять осталась неопровергнутной. Существует мнение, что для картин позировали разные женщины, а «Маха одетая» была написана раньше «Махи обнажённой». Обе картины хранились в будуаре герцогини Альбы вплоть до её смерти, а потом перешли к премьер-министру Мануэлю Годою. Они находились у него в доме до 1814 года, причём «Маха одетая» висела перед «Махой обнажённой», которая могла быть показана с помощью специального механизма. Позже картины хранились в Академии Сан-Фернандо, откуда были переданы в Прадо.

В 1930 году в память о Гойе частным производителем были выпущены две серии марок с изображением «Мах». Они были одобрены испанской Почтовой службой, однако власти США запретили эти марки, и письма с ними не допускались в страну.

А кто же такие махи? 

Majos (Махос) и их подружки majas (Махас)— представители низших классов общества. Это — выходцы из обедневших провинциалов, жители мадридских трущоб. Щегольски одетые majos были настоящими бандитами, которые свысока смотрели не только на своих соседей, но и всем своим видом и манерой поведения подчеркивали свое глубочайшее презрение к мадридскому обществу в целом. Обычной была картина — выделяясь своей манерой одеваться, надменный махо с важным видом шагает посреди улицы, закутавшись в длинный плащ и вызывающе попыхивая большой черной сигарой. Их женщины, махи, также выделялись из толпы своей манерой поведения и чувством собственного достоинства. Маха, популярная фигура, образ которой сложился в Андалузии со временем стала восприниматься как квинтэссенция испанки. В ней сочетается романтизм, живописность, а также сильный националистический компонент, благодаря которому данный стиль одежды находил адептов во всех слоях общества.

Отношения между majos и majas согласно ритуалу были бурные. Считалось, что она хочет женить его, а он — не дать ей уйти, при этом не поддаваясь на ее уговоры. Их встречи всегда сопровождались бурными ссорами, часто рассчитанными на публику и иногда заканчивавшимися физической расправой (и те и другие носили ножи). Сценки из их неистово-эмоциональной жизни стали ставиться в антрактах между актами серьезных пьес, и они пользовались большим успехом у публики (Рамон де ла Крус).

Честно (С)перто, Спасибо лично тому что мне прислал эту картину, я много узнала нового для себя, надеюсь что и моим друзьям есть что увидеть.