хочу сюда!
 

Юлия

38 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 40-55 лет

Заметки с меткой «толстой»

Эта забавная Каренина!










Гуляла Аннушка по рельсам,
Гуляла часто, просто так.
Одно она не рассчитала:
"Сапсан" приехал,
Не "Стрела"...

Толстой, детство и вечный поиск истины

Когда-то в школе мы часто писали сочинения. На самые разные темы, не то, что сейчас. Мы учились думать и излагать на бумаге то, о чем думаем. Мы учились анализировать, сопоставлять, сравнивать. Мы познавали жизнь.

Помню, как писали сочинение по  Грибоедову. Мне почему-то стало жаль Мочалина. Не потому, что он был мне симпатичен, отнюдь. А потому, что нужно было написать о нем в сочинении плохо: какой он приспособленец, лицемер, трус, подлец... А  Чацкий - герой.

Я взяла и написала, что Чацкий не лучше Молчалина. Что хорошо ему много говорить, потом встать в позу и крикнуть: "Карету мне, карету!". У него много денег и он может позволить себе просто так взять и уехать. Ну и так далее. А дальше, мол, что? Уехал, а выход где? Мир вокруг Чацкого, который он так не воспринимал, остался ведь прежним, несовершенным.

Написала я много. Горячо, с юношеским максимализмом. И прибавила в конце: могу написать то, что требуется по программе, но не хочу, потому что у меня есть свое мнение.

За сочинение мне не поставили ничего.

Была беседа и пришлось сочинение переписывать. Правильное.

Моя любимая учительница долго переубеждала меня и говорила, в чем я ошиблась в своих суждениях.

Я сейчас думаю, насколько сложно было нашим учителям с нами.

Потом я начала читать Льва Толстого. Финал "Воскресения" поверг меня в шок.

Как это - прощать? Да еще бесконечно?

Что: и убийц, и насильников, и подлецов?

Да еще и щеку другую подставлять!

Я полночи сидела и писала в тетрадке свои соображения насчет прощения. Возражала Толстому, вела с ним полемику. Исписала всю тетрадку. А потом, вся гордая и довольная собой, пошла к учительнице показывать.

Сейчас я думаю, как в эпоху воинствующего атеизма, моей учительнице пришлось объяснять мне библейские истины о добре и зле. Где она нашла подходящие и доходчивые слова, не упомянув ни разу, что Толстой дословно приводит в эпиграфах и в финале "Воскресения" евангельские цитаты:

Матф. Гл. XVIII. Ст. 21. Тогда Петр приступил к нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?

22. Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до семижды семидесяти раз.

Иоанн. Гл. VIII. Ст. 7 ...кто из вас без греха, первый брось на нее камень.

И концовка:

«мысль о том, что единственное и несомненное средство спасения от того ужасного зла, от которого страдают люди, состояло только в том, чтобы люди признавали себя всегда виноватыми перед Богом и потому не способными ни наказывать, ни исправлять других людей. Ему ясно стало теперь, что все то страшное зло, которого он был свидетелем в тюрьмах и острогах, и спокойная самоуверенность тех, которые производили это зло, произошло только оттого, что люди хотели делать невозможное дело: будучи злы, исправлять зло... Ответ, которого он не мог найти, был тот самый, который дал Христос Петру: он состоял в том, чтобы прощать всегда, всех, бесконечное число раз прощать, потому что нет таких людей, которые бы сами не были виновны и потому могли бы наказывать или исправлять...

С этой ночи началась для Нехлюдова совсем новая жизнь не столько потому, что он вступил в новые условия жизни, а потому, что все, что случилось с ним с этих пор, получало для него совсем иное, чем прежде, значение. Чем кончится этот новый период его жизни, покажет будущее»...

Но я поняла.

Настолько, насколько была способна в свои неполные четырнадцать лет...

Потом был Достоевский. Сложный, совершенно непонятный. Но он тоже говорил о том же: о добре, зле, о прощении и том, что человек должен пройти через страдания, жертвы и тогда он обретет духовное бессмертие...

Как все это не вязалось с пролетарскими писателями!

"Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и - тучи слышат радость в смелом крике птицы.

В этом крике - жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике... "-

Это звучало здорово и очень красиво.

Но призывало к чему-то совсем другому...

Мы ищем истину всю жизнь, не только в четырнадцать лет.

Мы спотыкаемся и падаем. Вновь поднимаемся и идем. Дальше, вперед? Или назад?

Уже нет рядом учительницы, которая все объяснит. И я уже не школьница...

Или - нет?

Мы - вечные школьники в этом мире куда пришли жить, страдать и любить...



мое школьное фото.
Автор - одноклассник Володя Клих



Всегда кажется,..

... что нас любят за то, что мы хороши. А не догадываемся, что любят нас оттого, что хороши те, кто нас любят.     (Л.Н. Толстой)

Заметьте – это мнение мужчины и мужа…

Большая часть мужчин требуют от своих жен достоинств, которых они сами не стоят.    (Л.Н. Толстой)

иллюстрации к роману Л.Н. Толстого "Война и Мир"

Бесплатное приложение к журналу "Северъ" на 1893 г.

    Редакция Севера,по примеру прошлого года, и въ настоящем 1893 году даетъ своимъ подписчикамъ в виде бесплатной премии альбомъ къ произведениямъ великихъ русскихъ писателей, а именно - къ роману графа Л.Н. Толстого "Война и Миръ". Картины альбома исполнены нашими выдающимися художниками, а художественное воспроизведение ихъ въ одномъ из первоклассныхъ ателье заграницей вполне передаетъ все мельчайшие оттенки иллюстраций къ гениальному творению великого русского писателя.
    Дозволено цензурою Спб. 9 октября 1893 г.


Толстовская мудрость… (3)

Я серьезно убежден, что миром управляют совсем сумасшедшие. Несумасшедшие или воздерживаются, или не могут участвовать.         (Лев Николаевич Толстой)

Позвольте замолвить слово об эгоизме… (7)

Всего меньше эгоизма у раба.  (Александр Герцен)

Берегите себя, прежде всего, для себя, тогда и людям много останется.  (Лев Толстой)

Толстой, письма, осень, грусть. И сумбурная заметка

Книги оказали огромное влияние на мою жизнь, на мировоззрение.

Мне печально сознавать, как современные дети читают все меньше и меньше. В нашем доме, в подъезде, где мы живем, находится детская библиотека. И я с грустью наблюдаю, как с годами там все меньше и меньше посетителей.

Я помню, каким было счастьем получить в подарок книгу! Как я открывала ее, новую. пахнущую удивительным, ни  с чем несравнимым запахом свежей типографской краски. Я помню, как гладила я новые страницы ладонью, предвкушая удовольствие от чтения. Библиотечные, старые книги пахли по-другому, и тоже восхитительно...

Сегодня я почему-то думала о Толстом, о том, как открыла для себя его удивительный мир.

Толстого я начала читать лет в четырнадцать.

Его постулат о прощении просто поразил меня. Прощать бесчисленное количество раз, прощать всем и не помнить зла - это никак не укладывалось в моем незрелом сознании. До чтения серьезных духовных книг было еще много-много лет и позже пришло понимание мудрейшей заповеди нераспространения зла на Земле.

Толстой научил думать.

Ты не просто читал ради самого процесса и приятного времяпрепровождения. Ты получал ответы на вопросы морали и понимал, что великий писатель так же, как и ты, мучился и искал истину.

Быть может потому, что он оказался слишком близко от нее, этой истины, он и был отлучен от церкви?

Читаю письмо Толстого Священному Синоду:

"Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на господа и на Христа его и на святое его достояние, явно перед всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его матери церкви православной."

"То, что я отрекся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрекся я от нее не потому, что я восстал на господа, а напротив, только потому, что всеми силами души желал служить ему. Прежде чем отречься от церкви и единения с народом, которое мне было невыразимо дорого, я, по некоторым признакам усомнившись в правоте церкви, посвятил несколько лет на то, чтобы исследовать теоретически и практически учение церкви: теоретически - я перечитал все, что мог, об учении церкви, изучил и критически разобрал догматическое богословие; практически же - строго следовал, в продолжение более года, всем предписаниям церкви, соблюдая все посты и посещая все церковные службы. И я убедился, что учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения."

Вот и думается мне: очень многим в этом мире не нужно, чтобы мы умели думать.

Ни во времена Толстого, ни, увы, сейчас.

Толстой, при всем его колоссальном уме и таланте, был наивным, как мне кажется, человеком. Он любил писать письма людям, которые вершили судьбы мира в глубокой надежде в том, что их можно в чем-то убедить.

Что можно убедить царя не вести ненужную, кровопролитную войну. Обращаясь к самодержцу: "мой брат". Прося у него прощения, если ненароком обидел своим письмом.

Толстой, не принимавший и не понимавший догматы православной церкви, не мог спать ночью, зная, что где-то на полях сражений гибнут люди. Ему не давала спать его больная совесть.

Те, кому он писал письма, спали. И совесть их тоже спала.

Что изменилось с тех пор?

Все так же идут войны на нашей многострадальной земле. Все так же страдают люди. Те, кто поставлен Богом думать о них, по-прежнему спят....



Книги...

Вам я обязана тем, что имею сейчас.

Я смотрю в окно, на наш двор.

Я смотрю на начинающие желтеть листья, на осенне солнце, пробивающееся сквозь листву.

Отчего-то мне грустно.

Быть может, это из-за того, что так быстро закончилось лето. Оттого, что так быстро наступила осень. Да и вообще - как быстро летит время! И где та самая школьница, которая гладила ладошкой страницы новых книг?

Интересно, современные дети нюхают книги и гладят их странички? Они ищут истину?

Смотрю во двор и думаю: за все утро никто не пришел в библиотеку...






Ах как жаль, что нельзя Льва Толстого посадить!

Российскими судами Лев Толстой признан экстремистом, подлежащим осуждению по 282-й статье УК РФ.

Решением суда города Таганрога Ростовской области от 11 сентября 2009 года писатель Толстой Лев Николаевич, мужчина 1828 г. рождения, русский, женатый, место прописки: Ясная Поляна Щекинского р-на Тульской обл., был признан экстремистом, подлежащим осуждению по 282-й статье УК РФ. В интернете выложено заключение экспертизы, которая засвидетельствовала экстремистский характер мировоззрения Льва Толстого, возбуждавшего религиозную вражду и/или ненависть по признакам статьи 282 УК РФ, в частности в следующем высказывании:
«Я убедился, что учение [русской православной] церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения».

Суд постановил, что данное высказывание Льва Толстого формирует негативное отношение к русской православной церкви (РПЦ), и на этом основании статья, содержащая данное высказывание, была признана одним из экстремистских материалов.
18 марта 2010 года в Кировском суде г. Екатеринбурга на одном из многочисленных антиэкстремистских процессов, которые сейчас происходят по всей России, эксперт по экстремизму Павел Суслонов веско засвидетельствовал:

«В листовках Льва Толстого “Предисловие к Солдатской памятке и Офицерской памятке”, направленных к солдатам, фельдфебелям и офицерскому составу, содержатся прямые призывы к разжиганию межрелигиозной розни, направленные против православной церкви».

А первое официальное осуждение Толстого Льва Николаевича, мужчины 1828 г. рождения, русского, женатого, место прописки: Ясная Поляна Щекинского р-на Тульской обл., состоялось в далеком 1901 г. В постановлении церковного суда от 20 февраля 1901 года говорится:

«В своих сочинениях и письмах, во множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает личного живаго Бога, во Святой Троице славимого, Создателя и Промыслителя вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа — Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человеков и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святаго Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию.
Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми».

Страницы:
1
2
предыдущая
следующая