хочу сюди!
 

Мила

44 роки, овен, познайомиться з хлопцем у віці 35-48 років

Замітки з міткою «военные технологии»

Разработчик систем РЭБ: Американские «Томагавки» - сложные цели.

Российский эксперт по радиоэлектронной борьбе рассказал «Известиям», что в мире нет эффективных средств РЭБ, способных вывести из строя «Томагавки».

Фото: TASS/Zuma/Christopher Senenko/U.S .Navy

Неделю назад американские военно-морские силы ударили крылатыми ракетами (КР) «Томагавк» по сирийской авиабазе Шайрат. Сейчас Пентагон угрожает применить их в Северной Корее. О том, почему «Томагавки» очень сложны как цели и каким образом от них можно защитить войска, аэродромы и пусковые шахты межконтинентальных баллистических ракет, в интервью «Известиям» на условиях анонимности рассказал один из ведущих российских специалистов — разработчиков средств радиоэлектронной борьбы.

— Насколько американские крылатые ракеты «Томагавк» (Tomahawk) сложны как цели для средств радиоэлектронной борьбы ?

— Это очень сложные цели. Скажу более, сейчас не только в России, но и в мире нет достаточно эффективных средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которые гарантированно могут сбить их с курса или вывести из строя. Можно только ухудшить точность наведения ракеты или заставить подняться на такую высоту, где ее теоретически могут сбить системы противовоздушной обороны.

— Многие эксперты утверждают, что достаточно заглушить сигналы спутниковой навигационной системы GPS, чтобы ракета не смогла определить свое местоположение и сбилась с курса.

— К сожалению, это далеко не так. Такие заявления «эксперты» делают из-за незнания принципов работы системы наведения и навигации «Томагавков».

Эти крылатые ракеты оснащены достаточно сложной инерциальной навигационной системой (ИНС), которая работает в связке с радиовысотомером (небольшой радар, который измеряет расстояние до земли. — «Известия») и оптико–электронной системой. В ИНС заложены маршрут полета по рельефу местности и координаты цели ракеты. Система навигации ведет ракету по курсу, задает скорость и высоту полета. Все это ИНС делает автономно.

Но если полет длится несколько часов, у ИНС «накапливается ошибка». Ракета постепенно смещается с заданного курса, но система перестает это «видеть». Поэтому необходимо провести коррекцию. По внешним данным определить, где фактически находится ракета, и скорректировать работу инерциальной системы.

В ИНС «Томагавка» используется «коррекция по экстремальным точкам». Экстремальные точки — это хорошо различимые объекты местности с характерными очертаниями. Горы, группы холмов, долины, излучины рек и т.д. В заданных точках маршрута ракета включает оптико-электронную систему. В памяти ИНС заложено эталонное изображение — как должна выглядеть местность, если ракета идет по курсу правильно. Сравнив «эталон» с тем, что увидела оптика, ИНС понимает, насколько она отклонилась. Как правило, таких точек на маршруте полета «Томагавка» несколько.

Полет ракеты проходит на высоте 30–50 м. Во время коррекции «Томагавк» на несколько секунд поднимается до высоты 100 м, но потом опять снижается. При подлете к цели КР резко набирает высоту. Это сделано для того, чтобы обеспечить лучший обзор оптико-электронной системе. Ведь «Томагавк» находит цель не только по ее координатам, но и по видеоизображению. В памяти ракеты заложены контуры объекта. Система наведения ракеты анализирует видео, находит контуры цели, сопоставляет координаты с заложенными в памяти и только потом поражает объект. В среднем ракета падает от цели в радиусе не более 10 м.

— В каких же случаях используется система GPS?

— В современных «Томагавках» (в частности, в модификации «Тактический Томагавк» (Tactical Tomahawk), которая применялась для удара по Шайрату) используется спутниковая навигация. Но GPS нужна только на конечном участке полета, когда ракета поражает цель. Благодаря спутникам точность ракеты увеличивается с 10 м метров до 10 см. Это особенно важно, когда КР уничтожает точечные цели. Например, пусковые шахты межконтинентальных баллистических ракет.

Упав в радиусе 10 м от многотонной крышки шахты, «Томагавк» не причинит ей вреда. А благодаря спутниковой навигации ракета попадет в центр конструкции и разрушит ее. Но для поражения площадных целей (аэродромов, стоянок техники, позиций войск) такая точность не нужна.

Также GPS используется системой навигации КР на участках коррекции курса. После коррекции инерциальная система сверяется с данными GPS. Но и без спутниковой навигации «Томагавк» всё равно выйдет на цель.

— В средствах массовой информации появились сообщения о том, что российский вертолет РЭБ «Рычаг-АВ» заглушил и заставил упасть несколько десятков американских «Томагавков». Какие еще средства радиоэлектронной борьбы могут помочь в борьбе с этими ракетами?

— «Рычаг–АВ» работает преимущественно по зенитно-ракетным системам. Поэтому заявить, что он «заглушил» «Томагавки», мог только полный дилетант.  

Если цель ракеты точечный объект, то достаточно применить «глушилку» спутниковых навигационных систем. К примеру, хорошо подойдет станция РЭБ «Житель», которая стоит на вооружении Российской армии. Точность «Томагавков» упадет, и поразить цель они не смогут.

Но если ракеты бьют по площадным целям, то подавлять GPS бессмысленно. Боевая часть ракеты — это несколько сотен килограммов мощной взрывчатки. Даже с точностью в 10 м она гарантированно уничтожит цель.

Еще один вариант — задавить мощной помехой радиовысотомер ракеты. В случае отказа этой системы ракета сразу поднимается на несколько сотен метров. Это сделано для того, чтобы «Томагавк» не столкнулся с объектами на земле. Набрав высоту, ракета становится уязвимой для средств ПВО.

Но подавить радиовысотомер нелегко. У него очень слабый отраженный сигнал, который, к тому же, направлен строго вертикально. Поэтому «глушилка» должна накрывать помехой огромные площади. Для этого она должна иметь очень серьезную энергетическую мощность и устанавливаться на высоте в десятки метров. Чем выше стоит станция помех, тем дальше она может «давить» сигналы противника. Но эффективна такая «глушилка» только когда она прикрывает «ракетоопасное направление». То есть участки местности, расположенные недалеко от маршрута полета ракет. В остальных случаях она бесполезна.

Можно ослепить лазером оптико-электронную систему «Томагавка», и ракета не сможет визуально распознать контуры цели. Тогда ей придется бить только по заложенным координатам. Но это только ухудшит ее точность, не более того. К тому же на эффективность лазера сильно влияют погодные условия и расстояние до цели.

— Как все-таки отразить ракетный удар «Томагавков»?

— Как говорится, «против лома нет приема». Пока самый эффективный способ борьбы с «Томагавками» — это зенитные комплексы типа «Панцирь». Как показывают испытания и учения, «Панцири» уничтожают такие цели очень эффективно.

Также сейчас проходят испытания системы борьбы с КР, основанные на новых физических принципах. Раскрывать особенности их работы я не буду. Скажу одно — они смогут полностью выжигать радиоэлектронное оборудование ракет.


Алексей Рамм 

"Игла" стоит дорого.

Война сегодня стоит дорого.
Вот, казалось бы, распространенное оружие.
Но какова сложность!
"Последнее время в новостях очень часть вспоминают ПЗРК, как правило "Стрела-2" или Игла".
Но очень мало людей понимают что это вообще за штука.
Итак, сначала банальные вещи.
Такие ПЗРК имею самонаводящуюся ракету. Не ракету, которая вылетает из гранатомета куда его направить и попадает куда повезет. Не ракету противотанкового "Фагота", которая направляется оператором в полете. Ракета ПЗРК летит сама и сама себя наводит.
Чтобы захватить цель нужно, чтобы цель была очень горячей. Ну, как выхлоп авиационного реактивного двигателя, порядка 900 градусов. Но по рассказам бойцов - ракета в состоянии зацепиться за кончик сигареты, которая имеет всего 400° С. Для ракеты даже выхлопная труба автомобиля слишком холодная. Разве что может "зацепиться" за тормозные диски спортивной машины, они во время гонок разогреваются докрасна, а это больше 500° С.
Какая сложная игла, стоимостью 35 тыс. евриков... за выстрел
Какая сложная игла, стоимостью 35 тыс. евриков... за выстрел
Какая сложная игла, стоимостью 35 тыс. евриков... за выстрел

А теперь посмотрим на ракету.
Спереди у нее торчит некая "фиговина" и почему-то считается, что именно ей она наводится на цель, именно в ней датчик.
Спешу разочаровать - это банальный рассекатель потока. Ракета ведь сверхзвуковая, у нее скорость порядка 500 м/с (это полторы скорости звука). Пуля калашникова летит чуть быстрее 700 м/с, но у пули скорость быстро падает, а тут ракета с такой скоростью летит несколько километров. Но рассекатель не обязателен. Есть ракеты с некоей штучкой на треноге, а есть вообще без рассекателя.
Итак - это рассекатель. Внутри он просто пустой. Датчик находится чуть дальше - за кольцевым стеклом.
Но возникает вопрос - если точно торчит спереди мешающий рассекатель, то как ракета видит самолет? Она же прямо по курсу слепая!

Да, так и есть.
Ракета НИКОГДА не летит прямо на цель. Даже при попадании она старается взорваться не точно в выхлопе двигателя, а чуть сбоку возле борта самолета (у нее есть датчик), чтобы урон был больше.
Даже когда ракета еще в установке во время прицеливания и датчик еще не захватил цель - она все равно стоит неровно.
Если солдат в прицел наведется точно на линию горизонта, то ракета будет торчать на 10 градусов вверх, она не совпадает с линией прицела.
И, кстати, поэтому же объяснение истории с якобы "Иглой" в Луганске, которой "выстрели слишком низко" - немыслимо. Она конструктивно сделана так, чтобы слишком низко не выстрелить. При этом, если трубу реально опустить чуть вниз, то ракета оттуда просто выскользнет, она на боевом взводе от падения вперед ничем не придерживается . Я представляю, сколько кирпичей можно из-за этого отложить, хоть ракета и не взорвется, взрыватель взводится уже в полете.
Итак, ниже линии горизонта ракету при прицеливании не опустить. А насколько высоко ее можно задрать?
Примерно на 60°. Если попытаться зацепить цель, которая выше над головой, то при выстреле ракеты пороховые газы подпалят солдату пятки, да и заднице достанется.


Вернемся к датчику.
В "Игле" их два - один для цели, а второй для ложных целей. Причем первый инфракрасный, а второй оптический. И они оба установлены внутри зеркально-линзового объектива. А объектив установлен внутри гироскопа. Который еще и крутится. Яйцо в утке, утка в сундуке...
Перед захватом цели на земле гироскоп раскручивается до 100 оборотов в минуту. И этот объектив с датчиками внутри гироскопа тоже крутится, рассматривая окружающее через кольцевое стекло. Фактически - сканирует окрестности. У объектива угол зрения узкий - 2°, но он проматывает угол в 38°. То есть по 18° в каждую сторону. Именно это и есть тот угол, на который ракета может "довернуть".
Но это еще не все.
После выстрела ракета вращается. Она делает 20 оборотов в минуту, а гироскоп в это время снижает обороты до 20 в минуту, но в противоположном направлении. Датчик держит цель. Но держит цель чуть сбоку.

Зачем это нужно?
Ракета не догоняет цель, она ее упреждает. Она рассчитывает, где цель будет с ее скоростью и летит чуть вперед, к месту встречи.
Главный датчик - инфракрасный и ему очень желательно быть охлажденному. Так и делают - охлаждают его жидким азотом, -196°С.
В полевых условиях. После длительного хранения... Как?
Этот вопрос связан с тем, как питают электронику ракеты. В полевых условиях. После хранения. Вряд ли батарейки будут хорошим решением, стоит им сесть - и ПЗРК будет бесполезен.


Там нечто, похожее на батарейки. Отдаленно.
Любуемся на картинку - это наземный источник питания.
В черном круглом - жидкий азот при давлении 350 атмосфер, а в цилиндре - электрохимический элемент, сиречь батарейка. Но батарейка специальная - она твердая, а в рабочем состоянии - на расплавленном электролите.
Как это происходит.
Когда источник питания подсоединен, нужно специальной ручкой резко "наколоть" его, то есть пробить мембрану.
Емкость с жидким азотом вскрывается и он по специальной трубочке подается к инфрактарсному датчику ракеты. Датчик охлаждается почти до двухсот градусов мороза. Чтобы это все произошло, требуется 4.5 секунды. В боеголовке ракеты есть накопительный элемент, где жидкий азот сохраняется во время полета, его хватает на 14 секунд. Вообще - это и есть время жизни ракеты в полете, через 17 секунд срабатывает самоуничтожение (если ракета не достала цель).


Итак, жидкий азот побежал к ракете.
Но он же рванулся внутрь - и привел действие подпружененый боек, который ударом зажигает пиротехнический элемент. Тот загорается и расплавляет электролит (до 500-700°С), в системе через полторы секунды появляется ток. Оживает пусковой механизм. Это такой девайс снизу с пистолетной рукояткой. Он многоразовый и если его посеять - трибунал. Потому что в нем жутко секретный запросчик системы свой-чужой, за утерю которого предусмотрен срок.
Этот пусковой механизм дает команду к гироскопу, который раскручивается за три секунды. Ракета начинает искать цель.
Время на поиск цели ограничено. Потому как азот из емкости уходит и испаряется, а электролит в батарейке остывает. Времени - около минуты, производитель гарантирует 30 секунд. После чего это все отключается, пусковой механизм стопорит гироскоп с ситемой наведения, азот испаряется.
Итак, подготовка к пуску - порядка 5 секунд и есть порядка полминуты для выстрела. Если не получилось - для следующего выстрела нужен новый НИП (наземный источник питания).
Ну, допустим, мы справились с кучей режимов захвата цели (учитывая на нас она летит или от нас), ракета сказала "все ок, цель поймала" и выстрелила.

Дальше - активная жизнь ракеты, ее те самые 14 секунд, что отведены на все.
Во-первых - срабатывает стартовый движок. Это простой пороховой движок, который выбрасывает ракету из трубы. Выбрасывает на 5.5 метров (за 0.4 секунды) после чего срабатывает маршевый двигатель - тоже твердотопливный и тоже на специальном порохе. Стартовый движок не вылетает вместе с ракетой, он остается в ловушке на конце трубы. Но он успевает через специальный канал зажечь маршевый двигатель.

Вопрос - от какого источника питания работает ракета в полете? Как вы понимаете, в самой ракете тоже не батарейка. Но, в отличие от наземного источника, это СОВСЕМ не батарейка.
Перед запуском стартового двигателя запускается и бортовой источник питания - генератор переменного тока. Запускается электрическим поджиганием. Потому что этот генератор работае на пороховой шашке. Порох горит, выделяются газы, которые крутят турбогенератор. В результате - 250 ватт мощности и сложная схема регулирования оборотов (а турбина делает порядка 1 8 тысяч об/мин). Пороховая шашка горит со скорость 5 мм в секунду и сгорает полностью через 14 секунд (что неудивительно).
Вот тут ракете нужно бы довернуть на цель, чтобы взять упреждение. Но скорости еще нет, ракета на разогналась, аэродинамические рули (расчитанные на сверхзвук) бесполезны. А потом доворачивать будет поздно. В этом помогает генератор. Точнее не сам генератор, а его выхлопные пороховые газы. Они по специальным трубкам через клапаны выходят в стороны в конце ракеты, что разворачивает ее по командам системы наведения.
Дальше все понятно - ракета работает сама. Она смотрит за целью, прикидывает ее скорость и идет в точку встречи. Удастся ли - зависит от многих факторов. Вертолет "Игла" достает до высоты 3.5 км, а самолет только до 2.5, у него скорость больше и если выше, то не догнать.
Ну что же, после выстрела у нас остается пустая пластиковая труба и пусковой механизм с рукояткой. Пластиковую трубу желательно сдать, ее можно снарядить опять, наново снаряженные трубы маркируются красными кольцами, из одной трубы можно сделать до пяти запусков.
А та фигня, что улетела... она стоила 35 тысяч евро.

Как сбить беспилотник.

В последние годы, беспилотные летательные аппараты (БПЛА) становятся одним из важнейших элементов, необходимых для эффективного ведения боевых действий. Большая часть БПЛА выполняют разведывательные задачи, в том числе и в глубоком тылу противника. Помимо этого, имеется несколько образцов ударных беспилотников (например, американский MQ-1 Predator) и «БПЛА-самоубийц», фактически представляющих собой управляемый заряд. Несмотря на широкое распространение беспилотников, представления о методах борьбы с ними пока достаточно размыты, в связи с чем мы попробуем разобраться, как же всё-таки нейтрализовать дроны противника.
Как уничтожить беспилотник ?


Зенитно-ракетные комплексы не подходят для борьбы с лёгкими БПЛА.

Ставшие «стандартом» борьбы с пилотируемыми летательными аппаратами зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) не подходят для уничтожения небольших беспилотников. Особенно это касается аппаратов с взлетной массой менее 50 кг. Такие объекты очень сложно обнаружить радиолокационными станциями, а тем более навести на них зенитную ракету. Как правило, БПЛА почти полностью состоят из композитных материалов, что также осложняет их обнаружение. Инфракрасное излучение у многих образцов также максимально снижено, что делает проблематичным наведение ракет с тепловой головкой наведения (ими оснащены все переносные ракетные комплексы).

Помимо сложностей с обнаружением, есть и другая «сторона медали» — стоимость многих беспилотников, и, особенно, небольших мультикоптеров, может быть меньше, чем цена запущенной зенитной ракеты, что делает её применение экономически нецелесообразным.

Другое дело — это ударные, или стратегические БПЛА, такие как американские MQ-1 Predator, MQ-9 Reaper и огромный RQ-4 Global Hawk (имеет межконтинентальную дальность). Их размеры, несмотря на сниженную радиолокационную заметность, позволяют бороться с ними с помощью современных ЗРК. А стоимость вышеперечисленных образцов превосходит цену многих пилотируемых образцов.

Радиоэлектронная борьба — дорого, но эффективно.

Современные комплексы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) не являются «дешевым» и «доступным» для всех удовольствием, однако их применение против беспилотников может быть очень эффективным. Задачей комплекса РЭБ является одновременное подавление радиоканала, по которому оператор управляет БПЛА, и сигнала спутниковой навигации GPS/ГЛОНАСС (некоторые беспилотники при потере сигнала оператора в автоматическом режиме возвращаются на базу).

Для осуществления подавления, необходимо установить частоты, на которых производится передача сигнала от станции управления. В этом могут помочь средства радиотехнической разведки, такие как российская «Автобаза-М». Эта же система может применяться и для обнаружения БПЛА, причем на больших расстояниях, улавливая радиоволны.

Существует версия, что упавший в Иране в 2011 году американский беспилотник RQ-170 Sentinel, сделанный по технологии «Стелс», был обнаружен системой «Автобаза», а позже подавлен неизвестным комплексом РЭБ. Также о применении систем РЭБ заявляли Армения и Азербайджан — известно уже несколько случаев «захвата» беспилотников противника.

Зенитные орудия и стрелковое оружие — неплохой инструмент для уничтожения малых БПЛА.

Во время недавней 4-х дневной войны в Нагорном Карабахе минимум один азербайджанский беспилотник израильского производства был сбит с помощью зенитной самоходной установки «Шилка» калибра 23-мм. Это оружие хоть и является, на первый взгляд, давно устаревшим, но такая задача, как уничтожение небольших беспилотников, отлично подходит для него. Об этом говорят и тенденции на Западе — французы специально разработали 40-мм зенитную пушку RAPIDFire для борьбы с БПЛА. Немецкая компания Rheinmetall также разрабатывает подобную систему. Что касается России — то Москва никогда и не отказывалась полностью от зенитных орудий. Те же зенитные ракетно-пушечные комплексы «Тунгуска» и наиболее современные «Панцири» вполне могут бороться и с беспилотниками.

Что же касается мультикоптеров, которые отличаются своей низкой ценой и широкой распространенностью, то для них достаточно страшным оружием является даже обычный Ак-74. Летают они невысоко и небыстро, поэтому зачастую их сбивают из стрелкового оружия. Здесь самое сложное — заметить или услышать дрон.

Специализированные комбинированные системы для борьбы с БПЛА.

Большинство перечисленных выше систем не оптимизировано под борьбу конкретно с БПЛА, многие из них достаточно громоздки и дороги. Реальные работы над созданием средств, направленных на борьбу с малыми беспилотниками, начались недавно. Как ни странно, многие наработки сделаны в секторе устройств для гражданского использования.

Это связано с тем, что очень сильно повысилась доступность небольших беспилотников — их можно открыто приобрести за разумные деньги. У многих это вызывало и вызывает опасения, так как такие БПЛА можно использовать с целью шпионажа и даже для осуществления террористических актов.

На этом новом рынке явными лидерами остаются британцы — большинство устройств разработано именно на Туманном Альбионе. Рассмотрим общую для них концепцию на примере одного из них — Blighter AUDS Anti-UAV DefenceSystem. Эта система состоит из средств обнаружения и радиоподавления. Система обнаружения многоуровневая — имеется как специализированный радиолокатор, так и оптико-локационная станция и тепловизор. Такое сочетание позволяет обнаруживать даже самые маленькие беспилотники (а главное, еще и отличать их от птиц) на расстоянии до 10 км. При этом габариты устройства минимальны.

Что касается чисто военного сегмента, то здесь имеется такой образец, как Silent Archer, созданный американской компанией SRC. Концепция у устройства точно такая же, однако его возможности заметно выше.

Боевые лазеры — первые наработки уже появились.

В течение последних лет США активно работали над созданием лазеров противовоздушной обороны малого радиуса действия. И в этом направлении достигнуты определенные результаты — уже в 2014 году экспериментальный корабельный лазер «щёлкал» БПЛА-мишени. Система Boeing HEL MD также поразила множество мишеней. Такие образцы разрабатываются сейчас во многих развитых странах. Однако у всех этих лазеров есть непреодолимые изъяны, имеющие физическую природу — они не работают в плохую погоду и при большой запыленности — лазерный луч слишком сильно рассеивается. Также проблемой могут оказаться отражающие поверхности на самой цели.

"Терминатор-2" (БМПТ-72).

Боевая масса БМПТ-72 составляет 44 т. На машине установлен мощный комплекс автоматического вооружения, включающий две 30-мм автоматические пушки 2А42 и спаренный с ними 7,62-мм пулемет ПКТМ, обеспечивающие поражение легкобронированных целей и живой силы. В двух спаренных пусковых установках размещены сверхзвуковые ракеты, обеспечивающие поражение высокозащищённых целей во всем диапазоне дистанции стрельбы, с вероятностью, близкой к 100%.
 «Терминатор-2» (БМПТ-72).

История огнемётов.

Первым новым типом оружия, появившимся в индустриальном XX веке, стал струйный огнемёт. Причем производители первоначально планировали его не как армейское, а как полицейское оружие для разгона демонстрантов. Странный способ усмирять собственных граждан, сжигая их дотла.

Ранним утром 30 июля 1915 года английские войска были ошеломлены небывалым зрелищем: со стороны немецких окопов внезапно вырвались громадные языки пламени и с шипением и свистом хлестнули в сторону англичан. «Совершенно неожиданно первые линии войск на фронте были охвачены пламенем, – с ужасом вспоминал очевидец, – Не было видно, откуда появился огонь. Солдат как будто окружило неистово крутящееся пламя, которое сопровождалось громким ревом и густыми облаками черного дыма; то здесь, то там в окопы или траншеи падали капли кипящего масла. Крики и вой потрясали воздух. Бросая оружие, английская пехота в панике бежала в тыл, без единого выстрела оставив свои позиции. Так вступили на поля сражений огнеметы.
Адское пламя: Огонь на поражение




Огонь за плечами.

Впервые ранцевый огненный прибор предложил в 1898 году российскому военному министру русский изобретатель Зигер-Корн. Прибор нашли сложным и опасным в употреблении и на вооружение не приняли под предлогом «нереальности».

Три года спустя немецкий изобретатель Фидлер создал огнемет аналогичной конструкции, который без колебаний был принят на вооружение рейсвера. В результате Германии удалось значительно опередить другие страны в разработке и создании образцов нового оружия. Применение отравляющих газов уже не достигало целей – у противника появились противогазы. Стремясь сохранить инициативу, немцы использовали новое оружие – огнеметы. 18 января 1915 года был сформирован добровольческий саперный отряд для испытания нового оружия. Огнемет использовали под Верденом против французов и англичан. В обоих случаях он вызвал панику в рядах вражеской пехоты, немцам удалось занять позиции противника с небольшими потерями. Никто не мог остаться в траншее, когда за бруствер лился огненный поток.

На русском фронте немцы впервые применили огнеметы 9 ноября 1916 года в бою под Барановичами. Однако здесь им не удалось добиться успеха. Русские солдаты понесли потери, но не растерялись и упорно оборонялись. Немецкая пехота, поднявшаяся под прикрытием огнеметов в атаку, натолкнулась на сильный ружейно-пулеметный огонь. Атака была сорвана.

Германская монополия на огнеметы просуществовала недолго – к началу 1916 года все воющие армии, в том числе и Россия, имели на вооружении различные системы этого оружия.

К конструированию огнеметов в России приступили весной 1915 года, еще до применения их германскими войсками, и уже через год на вооружение был принят ранцевый огнемет конструкции Таварницкого. Тогда же русские инженеры Странден, Поварин, Столица изобрели фугасный поршневой огнемет: из него горючая смесь выбрасывалась не сжатым газом, а пороховым зарядом. В начале 1917-го огнемет под названием СПС уже поступил в серийное производство.


Как устроены.

Независимо от типа и конструкции принцип действия огнемётов одинаков. Огнемёты (или пламеметы, как говорили раньше) представляют собой приборы, выбрасывающие струи легко воспламеняющейся жидкости на расстояние от 15 до 200 м. Жидкость выбрасывается из резервуара через специальный брандспойт силой сжатого воздуха, азота, углекислоты, водорода или пороховых газов и зажигается при выходе из брандспойта специальным зажигателем.

В Первую мировую применялись огнемёты двух типов: ранцевые в наступательных действиях, тяжелые – при обороне. Между мировыми войнами появился третий вид огнемета – фугасный.

Ранцевый огнемёт представляет собой стальной резервуар емкостью 15–20 л, наполненный горючей жидкостью и сжатым газом. При открывании крана жидкость через гибкий резиновый шланг и металлический бранспойт выбрасывается наружу и поджигается зажигателем.

Тяжелый огнемёт состоит из железного резервуара емкостью около 200 л с выводной трубой, крана и скоб для переноски вручную. Брандспойт с ру-кояткой управления и зажигателем подвижно укреплен на лафете. Дальность полета струи 40–60 м, сектор поражения 130–1800. Выстрелом из огнемета поражается площадь 300–500 м2. Одним выстрелом может быть выведено из строя до взвода пехоты.

Фугасный огнемёт по устройству и принципу действия отличается от ранцевых – огнесмесь из резервуара выбрасывается давлением газов, образующихся при сгорании порохового заряда. На сопло надевается зажигательный патрон, а в зарядник вкладывается пороховой выбрасывающий патрон с электрическим запалом. Пороховые газы выбрасывают жидкость на 35–50 м.

Основной недостаток струйного огнемёта – малая дальность действия. При стрельбе на большие расстояния требуется увеличение давления системе, но сделать это непросто – огнесмесь просто пульверизируется (разбрызгивается). Бороться с этим можно только повышением вязкости (загущением смеси). Но при этом свободно летящая горящая струя огнесмеси может и не долететь до цели, полностью сгорев в воздухе.


Коктейль.

Вся ужасающая мощь огнемётно-зажигательного оружия заключается в зажигательных веществах. Температура их горения составляет 800–10000С и более (до 35000С) с очень устойчивым пламенем. Огнесмеси не содержат окислителей и сгорают за счет кислорода воздуха. Зажигательные вещества представляют собой смеси различных легко воспламеняющийся жидкостей: нефти, бензина и керосина, легкого каменноугольного масла с бензолом, раствор фосфора в сероуглероде и др. Огнесмеси на основе нефтепродуктов могут быть как жидкими, так и вязкими. Первые состоят из смеси бензина с тяжелым моторным топливом и смазочным маслом. При этом образуется широкая завихренная струя интенсивного пламени, летящая на 20–25 метров. Горящая смесь способна затекать в щели и отверстия объектов-целей, но значительная часть ее сгорает в полете. Самый же главный недостаток жидких смесей состоит в том, что они не прилипают к предметам.

Иное дело напалмы, то есть загущенные смеси. Они могут прилипать к предметам и тем самым увеличивать площадь поражения. В качестве их горючей основы используют жидкие нефтепродукты – бензин, реактивное топливо, бензол, керосин и смесь бензина с тяжелым моторным топливом. В качестве загустителей чаще всего используют полистирол или полибутадиен.

Напалм легко воспламеняется и прилипает даже к влажным поверхностям. Затушить водой его невозможно, поэтому он плавает на поверхности, продолжая гореть. Температура горения напалма 800–11000С. Более высокой температурой горения – 1400–16000С – обладают металлизированные зажигательные смеси (пирогели). Их изготавливают путем добавления в обычный напалм порошков некоторых металлов (магния, натрия), тяжелых нефтепродуктов (асфальта, мазута) и некоторых видов горючих полимеров – изобутилметакрилата, полибутадиена.


Люди-зажигалки.

Армейская профессия огнемётчика была исключительно опасной – как правило, к врагу надо было подобраться на несколько десятков метров с огромной железякой за спиной. По неписаному правилу солдаты всех армий Второй мировой войны не брали огнемётчиков и снайперов в плен, их расстреливали на месте.

На каждого огнемётчика приходилось как минимум полтора огнемета. Дело в том, что фугасные огнеметы были одноразовыми (после срабатывания требовалась заводская перезарядка), и работа огнемётчика с таким оружием была сродни саперной. Фугасные огнемёты вкапывали перед собственными траншеями и укреплениями на расстоянии нескольких десятков метров, оставляя на поверхности только замаскированное сопло. При подходе противника на расстояние выстрела (от 10 до 100 м) огнёметы приводились в действие («подрывались»).

Показателен бой за Щучинковский плацдарм. Первый огненный залп батальон смог сделать лишь через час после начала атаки, уже потеряв 10% личного состава и всю артиллерию. Было подорвано 23 огнемета, уничтоживших 3 танка и 60 пехотинцев. Попав под огонь, немцы отходили на 200–300 м и начинали безнаказанно расстреливать советские позиции из танковых орудий. Наши бойцы переходили на запасные замаскированные позиции, и ситуация повторялась. В итоге батальон, израсходовав почти весь запас огнеметов и потеряв более половины состава, уничтожил к вечеру еще шесть танков, одно самоходное орудие и 260 фашистов, с трудом удержав плацдарм. Этот классический бой показывает преимущества и недостатки огнеметов – они бесполезны на расстоянии более 100 м и ужасающе эффективны при неожиданном применении практически в упор.

Советские огнеметчики умудрялись применять фугасные огнеметы и в наступлении. Например, на одном участке Западного фронта перед ночной атакой закопали на расстоянии всего 30–40 м от немецкой деревянно-земляной оборонительной насыпи с пулеметными и артиллерийскими амбразурами 42 (!) фугасных огнемета. С рассветом огнеметы были подорваны одним залпом, полностью уничтожив километр первой линии обороны противника. В этом эпизоде восхищает фантастическая смелость огнеметчиков – закапывать 32-кг цилиндр в 30 м от пулеметной амбразуры!

Не менее героическими были действия огнеметчиков с ранцевыми огнеметами РОКС. Бойцу с дополнительными 23 кг за спиной требовалось под смертельным огнем противника добежать до траншей, подобраться на расстояние 20–30 м к укрепленному пулеметному гнезду и только после этого произвести залп. Вот далеко не полный список немецких потерь от советских ранцевых огнеметов: 34 000 человек, 120 танков, самоходных орудий и бронетранспортеров, более 3000 ДОТов, ДЗОТов и других огневых точек, 145 автомашин.


Костюмированные сжигатели.

Немецкий вермахт в 1939–1940 годах использовал переносной огнемет обр. 1935 года, напоминавший огнеметы времен Первой мировой войны. Для защиты самих огнеметчиков от ожогов были разработаны специальные кожаные костюмы: куртка, брюки и перчатки. Облегченный «малый улучшенный огнемет» обр. 1940 года мог обслуживать на поле боя всего один боец.

Чрезвычайно эффективно немцы использовали огнеметы при захвате бельгийских пограничных фортов. Десантники высадились прямо на боевое покрытие казематов и огнеметными выстрелами в амбразуры заставили огневые точки замолчать. При этом использовалась новинка: Г-образный наконечник на брандспойт, который позволял огнеметчику при выстреле стоять сбоку от амбразуры или действовать сверху.

Бои зимой 1941 года показали, что при низких температурах немецкие огнеметы непригодны из-за ненадежного воспламенения горючей жидкости. На вооружение вермахта был принят огнемет обр. 1941 года, в котором был учтен опыт боевого применения немецких и советских огнеметов. По советскому образцу в системе воспламенения горючей жидкости были использованы воспламенительные патроны. В 1944-м для парашютных частей был создан огнемет одноразового применения FmW 46, напоминающий гигантский шприц весом 3,6 кг, длиной 600 мм и диаметром 70 мм. Он обеспечивал огнеметание на 30 м.

В конце войны 232 ранцевых огнемета были переданы подразделениям пожарной охраны рейха. С их помощью сжигали трупы мирных жителей, погибших в бомбоубежищах при авиабомардировках германских городов.

В послевоенное время в СССР был принят на вооружение легкий пехотный огнемет ЛПО-50, обеспечивающий три огненных выстрела. Сейчас он производится в Китае под наименованием Тип 74 и состоит на вооружении многих стран мира, бывших участниц Варшавского договора и некоторых стран Юго-Восточной Азии.

На смену струйным пришли реактивные огнеметы, где огнесмесь, заключенная в герметичную капсулу, доставляется реактивным снарядом на сотни и тысячи метров. Но это уже другая история.


Советский Змей-Горыныч.

В начале войны советские конструкторы предприняли дерзкую попытку установить тяжелый пехотный фугасный огнемет на знаменитый штурмовик ИЛ-2. Замысел был эффектный: превратить самолет в этакого Змея Горыныча, сжигающего языком пламени, к примеру, танковую колонну противника. Но испытания показали, что из-за большой скорости самолета огнесмесь разбрызгивается и дальность огнеметания резко снижается, поэтому поражающий эффект достигается только на сверхмалых высотах – до 10 м, да и в этом случае каждой цели достается слишком малая порция огнесмеси. От применения «огнедышащего дракона» пришлось отказаться.

Алексей Ардашев

Хитрые бестии: Установить нельзя обезвредить.

Современные мины, напичканные электроникой, превращаются в оружие, наделенное «разумом». Бороться с ними практически невозможно.

Обычные противотанковые и противопехотные мины, широко применяемые в локальных военных конфликтах, по большей части очень просты. Как правило, это заряд взрывчатого вещества, снабженный не особенно сложным механическим взрывателем, конструкция которого в принципе не отличается от обычной мышеловки. Однако заблуждением было бы считать, что минное оружие остановилось в своем развитии на уровне Второй мировой. В наше время в полной мере используются достижения современных технологий и микроэлектроники.
Хитрые бестии: Установить нельзя обезвредить




Свой–чужой.

Современная мина либо с помощью встроенных микропроцессоров, либо используя оборудование своего носителя (самолета, вертолета, ракеты, гусеничной или колесной машины) сама определяет наиболее выгодное место своей установки. Она автоматически приводит себя в боевое положение, настраивает датчики цели, самостоятельно определяет наивыгоднейший момент срабатывания. Эта мина способна поддерживать радиосвязь со своими хозяевами, выполняя их команды и снабжая их информацией о местонахождении и численности противника. Например, по командам с радиопульта управления она может переводить себя из боевого в «спящее» или «дежурное» положение, переключаться временно в безопасное состояние (например, для пропуска через минное поле своих войск), самоликвидироваться.

Существуют мины, оснащенные системами опознавания «свой–чужой»: свой солдат или танк могут передвигаться по минному полю в полной безопасности, а вражеский будет уничтожен мгновенно, как только окажется в зоне поражения. Причем система анализирует взаимное положение врага и своего солдата и сработает лишь в том случае, если при взрыве не пострадает свой (человек, танк, машина). Разумеется, свой солдат на таком минном поле должен иметь в кармане радиометку опознавания, которая постоянно выдает шифрованный сигнал: «Я – свой».

Более того, ведутся разработки мин, способных передвигаться по минному полю, обмениваясь информацией и вырабатывая единую тактику поведения. Такая система самостоятельно определяет не закрытые минами промежутки и соответственно перераспределяет мины, расставляя их по наиболее эффективной схеме.

Вопрос обнаружения.

Одной из самых острых и до сих пор не решенных задач контрминной борьбы остается разработка эффективных методик обнаружения самих мин. Каких только изощренных способов не появилось в мире начиная с советско-финской войны 1939–1940 годов! Это и стальные прутья, которыми нащупывали мину, втыкая их в землю, и индукционные металлоискатели (советский миноискатель ИЗ 1939 года), и радиочастотные зонды, прощупывающие грунт радиосигналами (РВМ-2), и устройства, сочетающие металлодетектор с радиолокатором (например, американская система Handheld Standoff Mine Detection System, HSTAMIDS). Существуют аппараты для обнаружения запаха взрывчатки, исходящего от мины, системы поиска мин с помощью радиации (канадский проект ILDR фирмы Computing Devices использует так называемый метод TNA – облучение взрывчатки нейтронами радиоактивного изотопа калифорния Cf-252). Есть и более экзотические методики поиска мин – например, с помощью… пчел или других насекомых.

Не зная промаха.

Современную мину трудно назвать миной в прежнем понимании. Скорее, это полностью или частично роботизированная боевая система, причем система куда более дешевая, значительно меньшая по размерам и гораздо более эффективная, нежели современный танк, вертолет, самолет или ракета. Мина в отличие от снаряда или ракеты не знает понятия «промах». Приближающаяся к ней жертва сама находит свою погибель. Разумеется, помимо своего желания. Не двигаться вперед ни вражеский танк, ни неприятельский солдат не могут – иначе теряется смысл боя. От мины же требуется лишь оказаться в нужном месте в нужный момент. Впрочем, современная мина может находиться вовсе и не на минном поле. Подобно пауку, она лишь разбрасывает сеть своих датчиков, а сама таится в укромном уголке где-нибудь в сторонке в ожидании жертвы. Прежде чем средство поиска мин доберется до нее, она его уже уничтожит.

Пять раз подряд.

О российской противотанковой мине ТМ-83 мы уже рассказывали в прошлом номере. Против пеших солдат имеются еще более хитрые мины. Советская система НВУ-П, более известная под названием «Охота», не подпустит к себе никого ближе чем на 30 метров. Она состоит из пяти мин, которые взрываются по очереди, друг за другом. Байки? Отнюдь!

Как только сейсмический датчик зарегистрирует движение человека, электронная система включится в работу, определит его местонахождение, и, как только он окажется в зоне поражения одной из мин, электроника выдаст команду на ее подрыв. Цель будет поражена, но в запасе у системы останется еще 4 мины. И если в зоне обнаружения электронного блока снова появится человек – повторится то же самое. И так пять раз, пока мины не закончатся. Одновременно с выдачей команды на подрыв последней мины выдается команда и на самоуничтожение электронного блока (с помощью тротиловой шашки).

Таким образом, пока не взорвется последняя, пятая мина, в радиусе 30 метров от электронного блока не сможет пройти ни один солдат противника. Приблизиться к блоку или к установленным минам и обезвредить их абсолютно невозможно. Все мины находятся в зоне чувствительности сейсмического датчика цели, а он, в свою очередь, – в зоне поражения мин.

Поставить на паузу.

Между тем взрыв последней, пятой мины вовсе не означает, что теперь можно безопасно передвигаться по полю. К электронному блоку НВУ-П может быть присоединен еще один блок с пятью минами, а к нему – следующий и т.д. (так называемое соединение блоков в каскад). После взрыва пятой мины очередного блока в работу включится следующий блок. Впрочем, это вовсе не означает, что минное поле из НВУ-П будет оставаться непроходимым, пока не откажут источники питания. Электронные блоки можно приводить в боевое и безопасное положение с пульта управления. Поставив минное поле «на паузу», саперы могут свободно ходить по нему, устанавливая новые мины взамен взорвавшихся. Кроме мин ОЗМ-72 можно подключать в НВУ-П любые другие мины, которые имеют гнезда для накольных запалов или электродетонаторов. По некоторым данным, именно с помощью НВУ-П в течение обеих чеченских войн охранялась главная база федеральных сил в Ханкале. Более поздний вариант комплекта «Охота» НВУ-ПМ имеет таймер, который ежедневно отключает блок в определенные часы. Тот, кто знает расписание работы таймеров минного поля, может безопасно пересекать его.

Китайская электроника.

Список современных мин, использующих последние достижения электроники, не исчерпывается лишь TM-83 и комплектом НВУ-П. Электроника широко используется и в минах, внешне похожих на традиционные.

Например, китайская противопехотная нажимная фугасная мина Тип 72В внешне ничем не отличается от своей «сестры» – противопехотной фугасной мины нажимного действия с механическим взрывателем Тип 72. Единственное внешнее различие состоит в том, что у Тип 72 на конце предохранительной чеки подвешено колечко круглой формы, а у Тип 72В – треугольной. Как только предохранительная чека будет выдернута, смертоносных «сестричек» не различит ни один сапер. А вот начинка у них разная. В Тип 72В используется весьма сложная электронная микропроцессорная схема. Она отсчитает 5 минут с момента извлечения чеки, прежде чем приведет мину в боевое положение, и запомнит положение мины в пространстве. Микропроцессор взорвет мину, если кто-то попытается сдвинуть с места или наклонить ее. Он следит за тем, чтобы мина сработала, если на нее будет положен предмет массой не менее 25 кг, но и не более 100 кг, а по истечении заданного отрезка времени выдаст команду на ее самоуничтожение. Обмануть мину не под силу даже катковому тралу – его масса намного больше 100 кг.

Вечная борьба.

Однако и у этих современных мин есть уязвимые места. Самое слабое – источники питания. Не существует батарей, которые не разряжаются. Впрочем, литиевые батареи в часах служат по полтора-два года, а схемы многих мин потребляют энергии немногим больше, нежели часы. Два года – это более чем достаточно, чтобы надобность в минном поле отпала. С питанием связаны и температурные ограничения. В наших северных широтах при –30оС батареи питания быстро выходят из строя.

Наличие электронной схемы в мине дает возможность обнаруживать некоторые из них с помощью специальных миноискателей (например, российского ИНМ), которые настроены на поиск любых электронных схем.

Мины нового поколения, оснащенные микропроцессорами, по сути, превращаются в оружие, обладающее разумом. Это наносит тяжелейший удар по средствам контрминной борьбы. Борьба с такими минами становится практически невозможной: мина обнаруживает своего врага и уничтожает его гораздо раньше, чем будет обнаружена сама. Но все же решение проблемы существует – это ВМГЧ, взрывомагнитные генераторы частоты. Рассказ о них вы найдете в следующих номерах журнала.

Устройство системы «Охота».

Советская система НВУ-5, более известная под названием «Охота», не подпустит к себе никого ближе чем на 30 метров. Суть системы проста – это мина, которая взрывается пять раз подряд. Байки? Отнюдь!

В землю заглубляется электронный блок (1), к которому с помощью тонких проводников (2) присоединяются пять осколочных выпрыгивающих мин ОЗМ-72. На их концах имеются электронакольные устройства (3). Такие мины зарываются в землю вокруг электронного блока на удалении 5–10 метров от него. Рядом с электронным блоком в земле располагается сейсмический датчик (4), регистрирующий человеческие шаги. Бесполезно менять скорость движения, частоту шагов, приближаться ползком: датчик регистрирует колебания земли, а аналитический узел электронного блока распознает любые ухищрения солдата противника. При подготовке системы к работе с помощью специального тестирующего устройства ее можно настроить на конкретные условия местности и грунта. Делается это просто: прибор присоединяется к электронному блоку и саперы проходят, пробегают, проползают мимо на расстоянии около 30 метров. Прибор запоминает характер колебания грунта во всех вариантах, передает эти данные в память электронного блока НВУ-П и нужным образом настраивает его. После того как электронный блок установлен и к нему присоединены пять мин, минер выдергивает боевую чеку из взрывателя МУВ-4 (5), установленного на электронном блоке. Когда замедлитель взрывателя МУВ-4 отработает свое время (несколько минут), его ударник замкнет электроцепь системы НВУ-П. Теперь она в боевом положении.

Юрий Веремеев

БПЛА "Орлан-10".

«Беспилотный летательный аппарат "Орлан-10" способен находиться в воздухе до 18 часов и выполнять задачи на высоте от нескольких десятков до нескольких тысяч метров, передавая изображение на пульт оператора в режиме реального времени»


Справка Минобороны: «Комплекс с БЛА средней дальности "Орлан-10" предназначен для ведения воздушной оптико-электронной разведки, выдачи данных для целеуказания ударным (огневым) средствам; воздушной радиоразведки, воздушной радиотехнической разведки абонентских терминалов сотовой связи, блокировки сотовой связи стандарта GSM, искажения навигационного поля GPS.

Полезная нагрузка включает сменные модули нагрузки с тепловизионной камерой, цветной видеокамерой на гиростабилизированной поворотной платформе, фотокамерой, аппаратурой ретрансляции. Способ старта – с катапульты».
Орланы учатся летать