хочу сюда!
 

Людмила

41 год, рак, познакомится с парнем в возрасте 40-50 лет

Заметки с меткой «стихотворение»

Кому?

А плевать то в лицо, вам ли хватит слюны…?

А смеяться ли голосу хватит…?

Не сотрёте ли камни заостряя ножи…?

Букв для грубости горло доставит…?

 

Взора злого в глазах не угаснет огонь…?

Не устанут ли ноги в погоне…?

Не остынет ли в теле вся чёрная кровь…?

Не крошится ли сердце в бетоне…?

 

Кто вы? Где вы? С собою иль с кем?

Разрушаете иль создаёте?

Среди всех во вселенной представленных схем,

Вы такую… погаже… найдёте…

 

Рядом с вами, по капле, стирается жизнь…

Чуть поодаль гнильём уж запахло…

Вы же вверх нос задрав продолжаете слыть,

Для себя самым ласковым падлом…

 

© Ветер Города

"Вишневое" платье

Ты, возможно, меня не помнишь,
Ты забыла и вишни, и карты...
Ты в подземке Киева - тонешь,
Где Херсон?Где школьные парты?

Ты с улыбкой встречаешь утро,
Засыпаешь, наверно, поздно...
Ты шагаешь... Шагаешь мудро!
Ты на сцене?! Ах, да! Ведь модно...

Ты другая, но ты - все та же,
Настоящая, в синеньком платье.
Нет, не прав я? Другим расскажешь!
Я сказал, ты прочла. Прощайте...

Очнувшись.

Кричу в эфиры проводами,

В слова плету корявы буквы.

О, вы! живущие ролями,

Все те, кто лишь играет судьбы.

 

Не заиграйтесь ненароком,

И не вживитесь в персонаж.

Душа не выдержит чужого,

Её проломит лжи тоннаж.

 

В своей игре, на вид блестящей,

Есть риск и жизнь всю проиграть.

И средь типажного засилья

Себя как личность потерять.

 

Настанет день и вы очнётесь

Не в мире благостных забот,

А в душной, тёмной гардеробной

Среди надуманных чеснот.

© Ветер Города

Покидая свой дом...

Покидая свой дом, свои добрые стены,

Помолясь в тишине, мы уходим в миры.

За собой прикрывая скрипучие двери,

Мягким выдохом греем мороз пустоты.

 

Мы уходим тихонько, но грохот замков,

Гром закрытой двери, оглушил всё вокруг.

Пробуждаются люди, сыпят ворохом слов,

Очищая таблички с надписью «друг».

 

По слезинке, по капле, наполняются реки.

Льются горько потоки сочувственных фраз.

А случилось то что? Просто нет человека,

О котором при жизни мы вспомним лишь раз.

 

Ощущая плечё, пожимая ладони,

В разговорах мы сплюнем из слов шелухой.

Но когда ты уйдёшь, мы грехи все замолим

Пред тобою, столь близким, ушедшим в покой…

 

© Ветер Города

Как мало...

Как мало стоящих мужчин,

Как много одиноких женщин,

 

Как мало дел, как много слов,

Обиды, боли, унижений…

 

Как мало говорим  «люблю»,

Как много нужно нам свободы,

 

Как мало чувств, но много слез,

упреков, зависти и злости…

 

Как много на себя берем,

Как много чувствуем гордыни,

 

Как много фальши, лжи и грез,

Как мало доброты и мира…

 

Как много мы всего хотим,

И тонем мы в плену желаний…

 

И забываем просто ЖИТЬ…

А это МНОГО или МАЛО?...

Безразличие.

Изучаю знакомый рисунок обоев.

Запирает постель в тот же сон не корясь.

Тянет камнем обыденность в мёртвое море,

На котором из мыслей красуется рябь.

 

Сизый дым папиросы и коньяк в грязной рюмке,

Да бумаг бледнолицых глаза в пустоту.

Без пожатий остыли раньше тёплые руки,

И трясясь пролагают из строк борозду.

 

Да кому это надо? Кто прочтёт тут же сплюнет,

А коль явишь кому – то воротят свой взор.

Постепенно утопнешь в своих тяжких думах.

Ведь народ восхищает лишь оградки узор.

© Ветер Города

В грозу

Я б пришел к тебе родная,

Да дорога далека.

Не видать конца и края

Стежке колющей поля.

 

Воет небо чёрным гнетом,

Будит звонкую грозу.

Словно хочет в белом свете

Жизнь угробить накорню.

 

Выступать на шлях под громы,

В ливень ослепь след ловить?

Буря в сей же час преломит,

За мою нелепу прыть.

 

Най с тобой по оба края,

У лучины золотой,

Письма нежные слагая

Будем встречи ждать благой.

 

Как Ярило сгонит тяжесть,

Как согреет дланью путь,

В тот же час гляди в окошко,

Ген вот я в него стучусь.

 

Выйдем парой в светлый полдень,

Сядем в грушевом саду,

И прочтём друг другу  письма,

Что придумались в грозу.

© Ветер Города

Позвольте.

Отпустите меня пожить.

Разожмите пальцы, ослабьте хват.

Дайте мне из ручья попить

И позвольте росу собрать.

 

Разрешите смотреть вперёд.

Не кажите рукой в былое.

Я хочу ощутить свой взлёт,

С высоты посмотреть на море.

 

Покоряя вершины гор,

Не нужны мне слова про холод.

Обогрею я видом взор,

И снегами умерю голод.

 

Разрешите любовь постичь.

Медовухи позвольте кружку.

Без неё ведь совсем не жизнь,

И без боли - её подружки.

 

И ума мне насыпьте горсточку,

Но без горочки, чтоб не канючило.

Дайте жизнь, ну хотя бы напёрсточком,

Чтобы приторность вкус не мучила.

© Ветер Города

Ещё чуть-чуть.

Ещё совсем чуть-чуть и будет осень.

И каплей вновь окошко зарябит.

И родственника старческая проседь

В который раз на кофе пригласит.

 

Ещё чуть-чуть и с ветви лист сорвётся.

Всю жизнь он выдохнет бронзатом утолясь.

Похолодеет и вода в колодце

Готовясь попримерить зимню вязь.

 

Ещё немного мёдом упиваться.

Цветенье пчёлам скажет свой «адью».

И томная брюнетка на матрасе

На шубу поменяет облик ню.

 

Лишь капля лета. Лишь глоток тепла,

Остался нам от бодрого светила.

И вновь прохлады зябкая рука

Закроет нас в отопленных квартирах.

© Ветер Города

Радість.

В цей вечір радістю своєю

Ділитись буду я з вечірньою зорею,

Із місяцем рогатим, воловитим,

Зі світлим та іскристим снігом.

 

Теплом своїм в цей вечір поділюсь,

Із січнем що явив морозу лють,

Спаде най трохи і дозволить святкувати,

Ходити друзями й колядок їм співати.

 

В цей вечір поділюсь я радістю,

Із сивою і лагідною старістю.

Торкнусь цілунком рідної щоки,

Подякую за надані роки.

 

Плекайте в собі радість милі люде,

Най смуток сірий і нудьга про вас забуде.

Творіть добро, діліться ним зі світом.

Нехай земля почне за нас радіти. 

© Ветер Города