хочу сюди!
 

Елена

51 рік, овен, познайомиться з хлопцем у віці 35-55 років

Замітки з міткою «яма»

Всё пропало или Дом на песке

   Зловещее место . История леденящая кровь.  Страшная и ужасная яма , неожиданный кошмар  у поваленной корявой березы. Всего в 50-ти метрах от человеческого местообитания .  Жуть и шерсть дыбом .  Наша планета  из песка .  И все .  Остальное - горы, моря, проливы это бутафория . Нас обманывали  коммунисты . А ничего хорошего ждать не приходится.  Спасайся кто может . 






Хоть это вряд ли . В смысле спасения . 
Когда-то  ко мне в дверь позвонила секта в виде двух теток , одна нормальная с виду , а другая билась в судорогах " Конец света близок , спасайся , покайся " и сложно сказать чего еще. У Свидетелей Иеговы несчастное время сейчас , их предсказание о конце света как бы не сбылось. Идеологический кризис . Или идейный. Ну в общем им стыдно должно быть за вранье.  А вот эти картинки им помогут как иллюстрация .   Странно, как они до сих пор не распались .  Все сроки вышли. 

танок (на бучному гульбищі).

ех! як дав тропака
навприсядки греци...
- ...водотоками гірка
оковита ллється
розберусь не уп"юсь
від каблука вибій
я і сам себе боюсь
коли мало вип"ю
не кричи не гирчи
моя люба жінко
краще ніжкою стучи
ручкою в колінко
відвернулись святі
покинула муза
залишився у житті
козир від картУза
вітер стяв картузА
зв"язав поволоки
як ужалений гасав
не звалився поки
від сміху за бокИ
тримались за бОки -
на ногах же ж сапоги
халяви високі!.. -
...танцював на сльозах
з вивертом колінця
блиск веселий в очах
рум"яна на лицях

...думка впала крізь сміх
на танок як глянув -
я отак би не зміг
збудженим і п"яним
станцювати в ці дні
в побутовій ямі
у словесній брехні
здуреним при тямі...

1998, 2012рр.

____
поволоки - тут: шнурки
лиця - тут: щоки
греци - тут: добре

Про туфли

«Помнить – тяжелее, чем забыть»

(Феликс Кривин)

 

Мы встретили однажды яму, похожую на сердечко, помнишь? На дороге возле дома с желтыми скамейками. Наверняка после дождя эта яма заполнялась водой и становилась роскошной лужей… И в ней, как в нормальных лужах, отражались ветки деревьев, облака… И – да, чего уж там, среди облаков могли плавать и окурки… Я тогда сфотографировала замысловатую яму на телефон и важно объявила, что отныне буду фотографировать всё такое, похожее на сердечко. И ямы, и лужи. Для коллекции. А ты сказал: «Зачем сердечки?! Собирай лужи, похожие на карту Украины».

 

И, как по волшебству, через пару метров ты нашел такую лужу! В целом Украина из неё была так себе, как в контурной карте двоечника, нарисованная со второго раза. Но Крым – ооо! Полуостров Крым был как настоящий. Я наступила на него ногой. Прекрасный Крым, 38-го размера… Как же мы тогда смеялись, я балансировала, делая вид, что падаю, мы обнимались примерно над  Винницей... Само собой, я тогда лужу Украины забыла сфотографировать... Потом мы, насмеявшись, захотели пить. И направились искать киоск с водой.

Как странно снова надевать туфли, которые помнят прошлогодний август, желтые скамейки, лужу и тебя…

 

 

   

Рейтинг блогов free counters

ЯМА.

День, с утра обещавший весьма многое, у государственных ворот замер в великой задумчивости. Растерянно почесываясь полуденным солнцем, решал – не оставить ли все как есть? То есть в неопределенности.

Становилось все жарче. Спасали от жажды многочисленные ларьки, натыканные хаотичной грибной россыпью. Неумело подражавшие разноцветному изобилию по ту сторону кордона.

Длинная вереница уставших пыльных автобусов безропотно тянулась от ворот далеко вниз. Грозя втянуть в приграничные разборки всю окраину Ужгорода. Город надменно взирал на спешащих покинуть страну, предпочитая жить своей тихой безалаберной жизнью.

Наш автобус оказался самым первым. Упершись в плохо покрашенные зеленые прутья, он тупо проявлял непонимание того, почему должен наполнять разошедшимся солнцем свое дряхлое нутро.

За воротами лениво расхаживал молоденький солдатик. Своей важностью рисовал на лице всю глупость многочисленных предков. Наша страна доверила ему совсем не хитрую, но имеющую огромный державный смысл, работу. Принимать от въезжающих на просторы бумажку с разрешением на радостное поглощение. Торжественно открывать пред ними врата любвеобильной Отчизны.

Люди прятались в тени вереницы, периодически бегая попить пивка. Беззлобно упоминали всуе вынужденную жизнь. Я же томительно размышлял о том, почему Родина так не любит именно меня.

Словаки, страшно заносчивые своей независимостью, перекрыли границу прямо перед нашим автобусом. И если бы не рейсовый, который проскочил без очереди, я бы уже пил «Старопрамен» где-нибудь в Кошице.

Соседи не впускали к себе целый день. Никому не объясняя причин такого гостеприимства. Превращая тем самым приграничье в потный и блудливо-пьяный Вавилон. Однако беспрепятственно выхаркивая из своей страны всех желающих вкусить наших будней.

К вечеру моя мыслительная деятельность свелась к нулю. Я сидел в траве среди заробитчан и с грустью смотрел на неспешно въезжавшие к нам машины.

Солдатик важно открывал широченные ворота. Позади него с таможни кричали желто-синим во все стороны света большие жестяные буквы «УКРАИНА». А прямо под воротами, крича о равновесии мира, любовалась собою глубокая яма. Выбитая нескончаемым транспортным потоком в старом еще, советском, асфальте.

Автомобили, кряхтя, опускались в яму. Один за другим. Надрывно урча, по-утиному, выкарабкивались из нее. Потом облегченно вздыхая, отправлялись, набирая обороты, в сторону нашего понимания жизни…

Я же в изнеможении постигал природу символизма.

Не рой яму другому...

Никогда не рой яму другому. Используй ту, что он вырыл для тебя.