хочу сюди!
 

Лариса

48 років, овен, познайомиться з хлопцем у віці 42-55 років

Замітки з міткою «региональные деньги»

плата за хранение

Древняя система римских денег медленно развалилась на протяжении нескольких веков после крушения империи (IV век). Она рассыпалась на сотни местных валют различного качества и важности. Шарлемань (Карл Великий) смог вновь централизовать европейские монетные дворы и унифицировать деньги в течение IХ века.[5]

 Его монеты ходили параллельно с золотой монетой сарацинской чеканки, импортированной из Леванта.[6] Он также выработал правило, по которому новая чеканка начинается тогда, когда меняется суверен. Это правило будет повторено в хорошо известном континентальном европейском компендиуме законов ХIII века (the Saxenspiegel of 1220).[7]

Вскоре после каролингского периода денежная фрагментация возобновилась и пошла дальше, чем прежде. Раздробленность политической власти в результате соглашений и узурпации в течение трёх веков, сначала среди преемников королевств каролингской империи и затем среди мириад феодалов, не соответствовала количеству монетных дворов. Но они появлялись.[8] К примеру, в 930 году н.э. английский король Этельстан установил, что каждый небольшой город должен иметь свой собственный монетный двор!

В контексте этой традиции местных лордов растущий доход благодаря "Renovatio Monetae" (буквально "Возобновление чеканки", а я буду использовать слова "Новая чеканка" как синоним) был установлен повсюду. Например, в 973 году Эдгар полностью изменил чеканку английского пенни. 

Едва ли не шесть лет спустя молодой король Этельред II начал чеканку новой монеты. Он повторял это с тех пор через примерно равные интервалы. Главной мотивацией было то, что королевские казначеи давали только три новые монеты за четыре старых,[9] что было эквивалентно налогу в 25 % каждые шесть лет на любой капитал, содержащийся в монетах, или примерно 0,35% в месяц. Таким образом, новая чеканка была грубой формой платы за хранение.

Древний Египет

Помните библейскую историю Иосифа, проданного ревнивыми братьями за двадцать сребренников измаильтянам, которые привезли его в Египет? Будучи там, он разгадал пророческий сон фараона о семи жирных и семи тощих коровах. Он рекомендовал запасать еду во время семи толстых лет, чтобы она была доступна в течение семи тощих лет. Фараон был настолько поражён, что назначил Иосифа генералом-суперинтендантом всего Египта. 

Короче, великая история о бедном еврейском мальчике, добившемся успеха в большой зарубежной стране.
Есть что-то странное в этой истории, но я не сразу смог понять, что. Сохранение съестных запасов, как новшество, относится к началу сельскохозяйственной революции. Сохранение еды для плохих сезонов и для сева следующего года характерно для любого сельскохозяйственного общества. Ко времени, когда Иосиф попал в Египет, у египтян с этим было всё в порядке в течение более чем двух тысяч лет. 

Археологические свидетельства веков до Иосифа подтверждают, что Египет имел официальную систему хранения съестных запасов, организованную вокруг храмов. Так почему фараон поразился, когда кто-то вновь предложил хранение?

Возможно, автор этого библейского эпизода забыл упомянуть, что Иосиф изобрёл египетскую денежную систему, связанную с системой хранения продуктов. Это действительно было нечто весьма впечатляющее. Вот как она работала.

Представьте, что вы древнеегипетский фермер и после сборки урожая получили излишек в десять мешков пшеницы. Вы относите их на ваш местный склад и получаете расписку, которая говорит: "Получено десять мешков пшеницы" с официальной печатью и датой сдачи. Эти расписки обычно оформлялись на черепках посуды, называвшихся "острака".

 Много тысяч таких расписок найдено археологами по всему Египту. Их, эти расписки, люди использовали как деньги для обычных обменов.

Однако ключ к системе в том, что когда вы, держатель "остраки", приходите на тот склад, скажем, год спустя, чтобы погасить расписку на десять мешков, то хранитель отдаст вам девять мешков. Разговор может происходить следующим образом:
– Но я принёс вам расписку на десять мешков, почему вы возвращаете мне только девять?
– А разве вы не видите, что это было год назад?
– Ну и что?
– Вы видели стражника возле здания склада? Он ест, знаете ли! То же самое и со мной. К тому же, несмотря на все наши предосторожности, мы теряем пшеницу из-за крыс и мышей.
– Да, но как это связано с моими десятью мешками?
– Хорошо, этот десятый мешок просто покрывает стоимость хранения ваших мешков за год.

После небольшого урока по теории денежной системы, который получил фараон, и внедрилась эта новая система, в которой этот десятый мешок — плата за хранение за год. Заметьте, что египетская система была более утончённой, чем средневековая европейская. 

К примеру, если вы вернулись через шесть месяцев вместо года, чтобы забрать свои мешки, то получите 9,5 мешков. Так что плата за хранение была точно пропорциональна времени, в которое валюта была вне склада, а склад хранил зерно.

саморазвитие

Если деньги не покидают общину, ТНК не захотят иметь дело с этим регионом, оставив местному бизнесу поле для деятельности, а людям дадут возможность самостоятельно и независимо  использовать результаты своего труда на благо местного сообщества или региона. 

Жизненный уровень людей теперь в большей степени определяется их собственными усилиями. «Национальная денежная система пускает деньги на спекулятивные вложения независимо от воздействия этих  инвестиций на общины и на окружающую среду  вместо того, чтобы вкладывать их в производство, - говорит Гловер.-  У каждой общины есть таланты и деньги, не вознаграждаемые формальной экономикой. 

А община , вокруг которой проведена денежная граница, будет приносить свои таланты на рынок и давать нам больше покупательной силы для торговли друг с другом». Конечно даже общинное обеспечение валюты может оказаться зыбким: «Достаточно госсекретарю США объявить , что наши деньги угрожают целостности доллара, от которого мы все зависим, - и конец». Сказав это, Гловер, по словам корреспондента, сделал ногой движение, как будто раздавил змею.

Идея Гловера проста: члены сообщества могут зарабатывать локально эмитированные деньги, предоставляя товар или услугу. Деньги не смогут покинуть общину через сеть национальных магазинов.  

То, что началось как бартерный эксперимент между Гловером и его друзьями, сегодня включает сотни предприятий и тысячи участников, которые поддерживают саморазвивающийся  проект. 

Хотя в Итаке низкая безработица, многие ее жители имеют сезонную или низкооплачиваемую работу. Программа местной валюты дает гибкие возможности занятости и помогает переживать трудные времена. Система 

Часов не является капиталистической. Гловер называет ее «системой взаимного предприятия». Часы отличаются от долларового капитала. 

Их можно заработать только трудом, то есть они задуманы, чтобы их тратить, а не инвестировать, и никакие проценты на Часах не зарабатываются. Часы в основе своей – некапиталистическая валюта.  Часы удваивают ставку минимальной почасовой оплаты по сравнению с официально принятой в США.

вертикаль



Там где власть вертикализирована, иерархизирована и вынуждена
постоянно накапливать механизм контроля за контролем, в этом случае
разрывы между социумом и структурами власти неизбежны. Они будут
заполняться нелигитимными, или альтернативно легитимизированными структурами управления.

Уолмарт и утечка денег


банкнота 10 итакских часов

Уолмарт и утечка денег

В качестве еще одного примера Систем Местных Обменов рассмотрим несколько отличную от LETS систему под названием Итакские Часы, запущенную в США в в начале 90-ых годов. 

В 1991 году графический дизайнер Поль Гловер из Итаки, штат Нью-Йорк выпустил в обращение собственные деньги. За несколько лет Часы ( Hours – так называется эта местная валюта) приобрели всеобщую ликвидность, их принимали даже банки в уплату процентов, а однажды их украли из банка наряду с долларами. 

Часы были призваны решить экономические проблемы района штата Нью-Йорк, где жил Гловер. Сельскохозяйственный район приходил в упадок, деньги утекали из района преимущественно через растущую национальную сеть универмагов Уолмарт. Сам город Итака – это центр колледжей и мекка сторонников альтернативной культуры. В Итаке расположен Корнелльский университет. Население Итаки составляет 30 тыс. человек.   

Есть свидетельства , что итакец Поль Гловер услышал об одной из местных валют  -  в "Беркширских нотах" по радио в 1991 году. Он посетил библиотеку Шумахеровского общества ( занимающегося изучением и экспериментами с местными валютами, изучением региональных экономик, экономическим децентрализмом), изучил прошлый опыт введения местных валют и провел много часов в оживленных дискуссиях с одним из основателей Шумахеровского общества, Робертом Сванном, положившим всю жизнь на пропаганду местных валют. 

Поль Гловер поговорил с местными жителями и обнаружил, что у многих людей есть не одна работа на 25 тыс. долл. в год, а приработки в пяти местах по 5 тыс. долларов. Люди пекут пироги, ведут бухгалтерию, преподают уроки, сидят с собакой, красят скамейки и т.п.  Почти все эти услуги недооценены и не рекламируются. Люди, которые их оказывают, не пострадали бы от притока новых клиентов. Поль спросил местных жителей, согласились бы они принимать местную валюту за свои услуги. И те, кому нечего было терять, легко согласились. 

Уже через несколько месяцев после начала эксперимента с новыми деньгами Гловер опубликовал в местной газете список из 90 человек, которые начали принимать Часы в дополнение к долларам. С тех пор Часы имели огромный успех:  местная торговля уже на сотни тысяч долларов  совершается полностью вне долларовой  системы. И главное – эти деньги остаются в общине.

другая система 2

Есть в исламском финансовом секторе и такая услуга, как «Кард уль Хасан». По своей сути это благотворительный беспроцентный кредит, предоставляемый или как материальная помощь нуждающимся лицам, организациям, регионам, или как краткосрочная субсидия на конкретную хозяйственную деятельность фирмы, часто являющейся партнером банка.

Похожая картина обстоит и с привлечением денег самим банком. Для привлечения сбережений частных лиц исламские банки используют два пути. Первый - это уже упоминавшаяся операция «мудараба». Вкладчики как участники «трастового финансирования» участвуют в прибылях и потерях банка. Второй путь - клиенты вносят свои сбережения на беспроцентные счета, но при этом имеют право на получение кредитов, предоставляемых на льготных условиях (взимается 2-3% в качестве комиссионного сбора). 

При этом вкладчики получают права, сопоставимые с правами акционеров: в случае убытков, которые влекут за собой ущерб вкладчикам, последние вправе начать судебное расследование деятельности банка. 

Потребительские кредиты также представлены в спектре услуг исламских банков. При всей похожести на классические схемы, клиент подвергается гораздо меньшему давлению, нежели в привычных нам кредитных организациях. 

Сама схема (которая называется «Мурабаха») проста: обходя запрет на ростовщичество, банк сам покупает нужный клиенту товар, и затем продает его с рассрочкой денежного платежа. Разница между ценой закупки товара и «продажи» его клиенту и составляет прибыль банка. Причем, если клиент просрочит платеж, исламский банк не имеет права начислять проценты. Учитывая столь высокие риски, исламские банкиры придирчиво выбирают себе клиентуру. 

Не мудрено, что с такими подходами исламские банки завоевали популярность не только в мусульманских странах, но и в государствах с иными доминирующими религиями. 

другая система

мусульманские банки
 
 в исламских банках не может быть в классическом понимании таких услуг, как кредитование. Кроме того, шариат запрещает некоторые другие виды банковского заработка, например игру на бирже. Азарт в исламе считается грехом, поэтому исламские банки могут хранить свои активы (именно в смысле «хранить», а не «приумножать») в «длинных» бумагах и долгосрочных инвестициях. 

Однако то, что предлагают исламские банки взамен привычных кредитов, очень выгодно выделяет их из общемировой банковской системы. Так, кредитование юридических лиц в исламском банке больше похоже на венчурное инвестирование

Есть несколько основных способов получения компанией от банка денег на ведение бизнеса - «Мушарака» и «Мудараба». Они различаются деталями, но суть одна: банк и заемщик договариваются о совместном участии в каком-либо проекте. При этом финансирование проекта в определенной доли берет на себя банк. После этого все прибыли и убытки распределяются между банком и компанией согласно заранее оговоренной схеме. 

ДД...............

Майкл Линтон исследовал социальные аспекты бедности и заметил, что в каждом местном сообществе или районе уровень торговли прямо зависел от потоков официальной валюты (декретных правительственных денег). 

Падение количества доступных денег неизбежно вело к упадку бизнеса, безработице и социальным проблемам. Линтон также заметил, что количество товаров и услуг, которыми люди желают обмениваться, вовсе не зависело от количества имеющихся у них денег. 

Зачастую у людей было достаточно предметов и умений для обмена, но не было средства обмена. Отсюда произошла идея дополнения денег в целях помощи местным экономикам. 

Обнаружив, что отсутствие декретных денег(ДД) не дает людям торговать , Линтон начал думать над причинами проблемы. И пришел к выводу, что наносить ущерб могут особенности природы современных декретных денег в капиталистических экономиках.

Эти особенности включают в себя прежде всего долговой характер денежного кредита в финансовых системах капиталистических стран, а также высокую мобильность денег в современном глобализирующемся мире. 

Первая причина непосредственно влияет на предложение денег в капиталистической рыночной экономике и способна вызывать циклические капиталистические финансовые кризисы с гипердефицитом денег , приводящие к спаду реального производства. 

Вторая причина являет собой особенность современного момента развития капитализма с возможностями почти мгновенного перевода больших денежных средств из одной точки мира в другую, и с особой отчетливостью именно сегодня раскрывает его ростовщический характер. 

В глобализованном мире с международным разделением труда потеря экспортного рынка для производств данной местности может послужить причиной краха местной экономики. Причем потеря рынка может быть вызвана не столько внешними причинами, сколько нежеланием хозяев местных производств и дальше вкладывать в них средства, когда есть возможность перевести капиталы за границу и вложить их в аналогичные производства в местах с дешевой рабочей силой и благоприятным климатом. 

Кроме того деньги, вкладываемые одними гражданами, в том числе предпринимателями в местный банк, становятся посредством электронных переводов доступны для транс — национальных корпораций в Саудовской Аравии, Южной Корее или Гонконге, но при этом , разумеется, эти деньги не становятся доступными для других граждан в той же местности, желающих получить кредиты под производство или торговлю. 

Местный банк больше не кредитует местных жителей, в том числе и производственных предпринимателей ( для них он выставляет слишком высокие проценты за кредит), что приводит к деградации местной экономики: высокооплачиваемым жителям развитых стран трудно соревноваться с низкооплачиваемой рабочей где-нибудь за границей. 

Они становятся неконкурентоспособными в соответствии с законами максимализации прибыли В результате деньги могут быть высосаны из местной экономики, а люди оказываются безработными и малообеспеченными. Им остается рассчитывать либо на госрасходы, либо на самих себя. Кстати, в современных западных экономиках существует отрасль, которая не может существовать иначе, кроме как за счет госрасходов – это сельскохозяйственное производство. 

Кредиты малому сельскому бизнесу прекратились задолго до Великой депрессии 30-ых годов, и правительству США пришлось создавать специальную администрацию по фермерским хозяйствам, чтобы помочь заместить налоговыми деньгами отток капиталов из сел в крупные города. Сейчас сельское хозяйство в западных странах по сути дела бюджетная отрасль.

Однако сегодня местным экономикам вряд ли приходится рассчитывать на достаточные госрасходы (хотя уже сейчас без них многие «предприниматели» просто бы не смогли существовать) , поэтому создание систем разделения труда на основе новых некапиталистических принципов становится попыткой разрешить те проблемы, которые не могут быть разрешены в рамках нынешней глобализованной экономики «мэйнстрима».

30 основных

иронически обсмеивалась теория Джона Кейнса  – патриарха современного капитализма, - который еще в 1930-х гг. предлагал в качестве обеспечения мировой валюты 30 основных биржевых товаров

брактеаты

С  XII  по XV  век  в Европе  в  ходу  были  деньги,  которые  называли
брактеатами. Они выпускались городами, епископствами и отдельными феодалами. 

При этом  они  служили  не только для обмена товаров  и услуг, но и являлись  средством   взимания  налогов.   Тонкие   золотые  или   серебряные   деньги  «обесценивались» один раз в год, то есть изымались из обращения и заменялись вновь  отчеканенными. При  этом  они  девальвировались  на  25%,  эта  часть удерживалась в качестве «сбора за чеканку» или «налога на чеканку». 

Никто, естественно, не был  заинтересован в  обладании такими деньгами. Вместо  этого  они  вкладывались  в  мебель,  добротные  дома,  произведения искусства  и  все то,  что  имело  стабильную  или даже  увеличивающуюся  со
временем  стоимость.  В  эту  эпоху  возникли многие прекрасные произведения религиозного и мирского искусства и  архитектуры. Мы  и сейчас вспоминаем об этом времени, как о периоде одного из взлетов европейской культуры. Ханс Р.Л Корсен пишет в своей книге «Хрупкие деньги»: «Поскольку накапливать денежные богатства было невозможно, вместо них были созданы реальные богатства».(*27)

Ремесленники работали пять  дней в неделю, был  введен «пьяный  понедельник» (невыход на работу после праздников), уровень жизни был высоким. Кроме того, войны между различными  политическими сферами  влияния  не велись. Поэтому в книгах  по  истории эта эпоха  освещена очень слабо. История была и остается почти исключительно описанием войн и революций. Поскольку  такие  деньги  одновременно  использовались  для   взыскания налогов, вследствие  чего  регулярно теряли часть  своей  стоимости, большой популярностью они не  пользовались.  

Поэтому  в конце XV века был введен так
называемый  «вечный  пфенниг»,  то  есть деньги,  которые не обесценивались. Снова  стали взиматься  проценты,  и  в  руках все меньшего количества людей сосредоточивались  все  большие  богатства,  со   всеми  вытекающими  отсюда социальными и экономическими проблемами.  Фуггеры и Вельзеры становились все
богаче, остальные все глубже погружались в долговое болото, от императора до простого крестьянина.  

Этот  пример из  истории учит нас, что налоги следует взимать не вместе с платой за обращение, а отдельно.