хочу сюда!
 

Елена

47 лет, овен, познакомится с парнем в возрасте 40-55 лет

Заметки с меткой «одиночество»

Лодка


Крик чайки разбудил Зою. Отрыла глаза. Лежащий в другом конце лодки покойник прекратил ритмичное постукивание головой о борт. За ночь безжизненные мышцы утратили гибкость.

Согласившись вчера на ночное свидание в лодке, Зоя была уверенна, что Семен Самсоныч, не сможет ее удивить чем-то новым. Не то, чтобы она очень искушенная в любовных утехах, но рассчитывать на резвый галоп от жирного жеребца-астматика не приходилось. И все-же старик сумел произвести впечатление, когда с выкатившимися белками глаз и струйкой слюны умер у нее на груди.

Зоя села на банку, осмотрелась. Вокруг было море. Солнце еще не взошло, но уже мягко подсветило горизонт. Семен Самсоныч полулежал, навалившись спиной на борт, с вытянутыми ногами. За прошедшие несколько часов его скрючило так, что нос уперся в необъятное пузо. Больше ничего в лодке не было.

Где же весло? Когда ласки Самсоныча превратились в предсмертные судороги, Зоя попыталась сбросить его себя. Это оказалось непросто. Силы в руках не хватило. Пришлось подтянуть колени и с помощью ног сбросить с себя несостоявшегося любовника. Тогда-то и раздался легкий шлепок о воду. Получается весло уплыло.

С каким-то отчаявшимся безразличием Зоя сползла на дно лодки. Лодка мягко покачивалась, восходящее солнце заботливо поглаживало макушку. Сознание вытащило откуда-то из глубины забытую сцену.

 

…В квадратном зале бара-ресторана сидят четыре бритых молодых человека в кожаных куртках. Возле каждого на столе кроме рюмок и закусок стоят пухлые кожаные барсетки. Зоя, в то время студентка второго курса кулинарного техникума, заканчивает мыть пол. Ей повезло – ее взял уборщицей в свой ресторан Гурген Ашотович. Поэтому денег у мамы она не берет.

Когда выходила из зала услышала за спиной писк пейджера.

- Ан момент, ща приду. Позвонить надо – сказал один из посетителей.

Догнал Зою в коридоре, спросил:

- Эй красавица, где здесь телефон?

- Так вон-на – указала на висящий на стене аппарат.

Сама же пошла в подсобку. Поставила ведро, прислонила швабру. Сняла халат, хотела одеть платье, но почувствовала, как сзади кто-то положил руку на ее плече.

- Офигительный стриптиз устроила, я аж воспрял, в натуре.

Он бесцеремонно скинул с нее трусы, наклонил.

«Сколько раз говорила, Ашотовичу, что двери в подсобке не закрываются, а он, да что там у тебя брать-то, дарагая» - думала Зоя, в понукаемом ритме – «Ну да чего уж, не девочка, чай».

- На вот – застегнув ширинку, парень кинул на полку двадцатидолларовую купюру – купи себе нормальные трусы. Телка молодая, в натуре, а трусы как у бабки…

 

Что-то прокатилось по груди, Зоя очнулась. Солнце начало припекать и пот капал, собираясь на кончике носа. Вытерев пот локтем, прощупала слева сбоку трусы своего темно-синего купальника. Булавка от сглаза была на месте. Она никогда не выходила из дому без этой булавки. Это придало уверенности.

 

- А на пляже, ты куда ее? В трусы спрячешь? – смеялась Зинка, подруга Зои приглашая на работу горничной в Анталию.

Зинка - опытная гастарбайтерша, проработав прошлый сезон в отеле Asteria, этим летом взяла с собой Зою.

- Днем работаем, вечером тусим – убеждала Зинка – опять же питание халявное, это ж ол-инклюжив. Жить будем в одной комнате – так дешевле получится.

Обслуживали четвертый этаж. По 10 номеров каждой. Зинка обычно пару-тройку номеров не успевала, Зоя помогала - не трудно.

За жилье скидывались по две сотни евро. Платежами заведовала Зинка. Потом Зоя узнала, что за такую же комнату другие горничные в этом отеле платят всего полторы сотни. Зинке ничего не сказала – не жалко.

 

Зоя почувствовала, что ветер треплет ее распущенные каштановые волосы. Следовало бы собрать их в пучок. Да и намочить голову не помешало бы – солнце в зените. Но овладевшая апатия оказалась сильнее разумных доводов.

Только попыталась спрятать нос подмышку, когда ударил тяжелый пряно-гнилой запах. Подумала, откуда на море ветер, здесь же нет деревьев? А вслух пробормотала, скосившись на труп:

- Если честно, то ты и при жизни вонял!

 

Семен Самсоныч поселился в отеле вчера рано утром.

Зоя постучала – тихо, никто не отвечает. Открыла дверь своей картой. Приступила к уборке. На прикроватной тумбочке увидела флакончик с Виагрой. Сзади послышалось деликатное покашливание:

- Я не слышал, как вы вошли. Курил на балконе. Продолжайте, я посижу тихонечко в уголке.

От него исходил запах дорогого одеколона и табака. И еще чего-то. Только теперь, в лодке, поняла – то был запах старческого тела. Зоя не смотрела в его сторону, чувствовала, что старик жадно наблюдает за каждым ее движением.

- У нас, у стариков, жизнь как правило размеренная и даже монотонная. Зато мы умеем ценить яркие моменты. Спасибо медицине, благодаря ей таких моментов стало больше – он кивнул на таблетки Виагры.

Зоя пожала плечами, мне какое дело.

- Приглашаю сегодня вечером на прогулку в лодке. Поплаваем. Я захвачу шампанское, фрукты. Приходите. Я буду ждать. Это будет самый яркий момент для меня, за последние несколько лет.

Почему нет? – подумала Зоя.

 

Откуда прилетела чайка было неясно. Наверное, Зоя задремала. Птица сидела на борту возле тела Семена Самсоныча и склонив голову набок рассматривала седой клок торчащих из уха волосков.

- Привет, чайка – сказала Зоя.

Вернее она попыталась сказать, спекшиеся губы и пересохшее горло издали что-то хрипящее и клокочущее.

Чайка вдруг стрелой полетела в воду и через мгновенье уже показалась с рыбешкой в клюве. Проглотила и снова ринулась в воду. Но у самой воды из моря выскочила зубатая пасть, схватила птицу за ногу и утащила под воду.

- Прощай чайка – прохрипела Зоя.

Оказалось, что прощаться рано. Из воды выскочила пострадавшая птица. Учащенно замахала крыльями и полетела оставляя за собой след крови, льющейся из огрызка лапы.

Зоя попыталась привстать, чтобы посмотреть вслед отчаянной птице. Но одеревеневшие мышцы и обезвоженный организм не слушались.

Ну и ладно – подумала Зоя закрывая глаза.

Подрагивающими пальцами левой руки ощутила что-то тонкое. Булавка. Сумела расстегнуть ее одной рукой и всадить в бедро на всю длину. Боли не было. Но легкое покалывание, все же ощущалось. Зоя снова и снова вонзала иглу. Пока, наконец, нога не дернулась, выгнулся позвоночник, а из горла вырвался осипший голос:

- Хрен вам всем!

Уперлась спиной в борт и левой ногой ударила по окантовочной доске противоположного борта. Доска не шелохнулась, зато в затылок Зоя получила болезненный тычок. Боль раззадорила ее и она стала бить уже двумя ногами. Через несколько ударов доска отошла на миллиметры, а потом пружинисто задралась кверху удерживаемая лишь несколькими гвоздями.

Зоя без оторвала доску и стала грести ею. Направление определила по только что взошедшей луне. С берега было отлично видно, что луна всходит слева и движется направо. Стало быть, надо плыть так, чтобы лунный восход был справа.

Обнадеживало еще и то, что чайки далеко от берега не улетают. Значит плыть не далеко.

Внутренний голос начала нашептывать, что ориентация по луне – это не так просто. А что касается чаек, так это называется выдавать желаемое за действительное

- Заткнись! - крикнула Зоя и учащенно замахала импровизированным веслом.

Одинокий волк

.
Я одинокий волк,
Я вою на луну,
Зачем я одинок
Никак не пойму.
Так хочется любви,
Так хочется тепла,
Но время пронеслось
Судьба уж очень зла.
Вот ночь опять пришла
И вою снова я,
Зачем я одинок,
Ну где любовь моя?
*
Вика

Вызов одиночеству

.
Я бросаю вызов одиночеству!
Раз любить - так в омут с головой!
И плевать на всякие пророчества,
Будь что будет в страсти неземной.

Даже если огненным дыханием
Эта связь сожжёт меня дотла,
На исходе дней существования
Буду знать, что жизнь не зря прошла!
*
Елена Бычкова


Ужасное — это быть одиноким...

.
В одиночестве нет счастья,
Счастье - это быть вдвоем.
Пережить тогда ненастья,
Будет легче день за днем…
Даже воздух тогда легче
И теплее вновь рассвет.
В одиночестве у сердца
Год идет - за много ЛЕТ.
*
Григорьева Татьяна

Одиночество

Безумно одинока темнота
Той ночи, по которой я гуляю.
В душе моей, как раньше, пустота.
И звезды, что бессмертны, это знают.

Они взирают молча на меня,
Как прежде на исчезнувших поэтов.
Их славу и величие храня
В безмолвии, оставив без ответа.

Наверное и тысячи других,
Бессмысленно искавших тот покой,
Прошли во всех скитаниях своих,
Страдания, испытанные мной.

Общение, и дружба, и любовь
Тускнеют перед ликом Абсолюта.
И вечность пролетает предо мной
Так быстро, как последняя минута

Той жизни, что наполнена тоской
И горечью о чем-то безвозвратном.
Глобально одиночество. Порой
Мы спорим с этим, хоть и так понятно,

Что все мы одиноки без причин
И смотрим обреченно в бездну ночи.
Кого-то встретим лишь на миг один,
Но выслушать его никто не хочет. 

Мы даже не пытаемся понять
Чужую боль. Свою хотим забыть.
Уже отлично научились лгать,
Ее стараясь за улыбкой скрыть.

Но что скрывать? Когда мы в темноте,
То звезды видят этот наш обман.
И там, в своей холодной высоте,
На нас печально смотрят сквозь туман.

Знаете ли вы, что значит любить кого-то?

Знаете ли вы, что значит любить кого-то?
Любить без ненависти и без раздражения. Без ревности и без привязанности. Без желания вмешиваться в то, что другой делает или думает. Без осуждений и без сравнивания.

Будешь ли ты сравнивать?
Если ты любишь кого-то всем сердцем, всем умом, всем телом, всем своим существом? Будешь ли ты сравнивать?

Помните, когда вы отдавали себя этой любви, никого другого для вас не существовало.

Но, в этом мире, превращенном в пустыню, люди утратили любовь.
А без любви, наши жизни становятся уродливыми, а ум убогим.

Неоднократно я замечала, что без любви моя жизнь утрачивала значение. А мужчина для меня как свежий ветер в парусах

Сама жизнь установила нам правила.
Если ты знаешь как любить, то можешь делать всё, что хочешь.
Потому, что любовь решает все проблемы.

А знаете ли вы, что значит любить?
Знаете ли вы , что это значит?

Мысли психопата

Эссе "Мысли психопата"

Ох уж и этот карантин. Сидеть долго дома в одиночестве нет ничего худшего. Приходят в голову разные мысли. Неизвестно до какого вообще безумия можно дойти.

Бывает порою часто стыдно за свои мысли, особенно за такие, где кажеться, что все вокруг просто идиоты. Никто ничего не понимает, живут этой серой жизнью и не понимают, что к чему. Но вот я лично знаю, что нужно сделать. Я всё знаю, но жаль, никто не хотел бы подчиняться мне и слушаться полностью меня. Если бы все слушались меня, все бы жили идеально. Но а так страдают, потому что непослушные.

Когда прихожу в себя, мне стыдно за такие мысли. А прихожу в себя потому, что есть друзья. Я часто смотрю их фото в инстаграме, и понимаю, что они хорошие, успешные люди. Потом начинаю понимать, что не только они одни, ведь много кто, кого я не знаю, тоже могут быть хорошими и успешными людьми. У каждого своё занятие и дело. Просто порой стыдно за такие мысли, идеи. Это реальное безумие - желать всех поработить и возглавить. Но, если кого-то возглавлять, нужно, чтобы ум варил. А сидеть дома без высшего образования и вообще работы, может только тот дилетант, который поправит три с половиной года и уничтожит всё в пух и прах.

То, когда я в здравом рассудке, понимаю, что хорошо, хорошо, что я никем не управляю, ох бы и на управлял. Всех изуродовал, но себя в первую очередь. Хорошо, хоть есть друзья, так хоть от них я пытаюсь пробуждаться от своего психопатизма. А так, если все оставят и останусь один, тогда одна дорога - в дурку.


Снова одна

Связана, скована что здесь такого?
"Холодно"- просится глупое слово.
Меркнут сияний последние блики.
Слышишь, хохочет бог многоликий.
Странный чудовищный бешеный зверь
рвется наружу. Выбита дверь.
Я умираю тобой. Не дыша.
Мысли разорваны, меркнет душа.
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
39
предыдущая
следующая