хочу сюда!
 

Александра

45 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 40-50 лет

Петрикор



Я быстро шла по узкой асфальтированной дорожке огромных владений лечебного учреждения. Объем занимаемой площади внушал почтение и страх одновременно. Решив сократить дорогу к автобусу, выбрала кратчайший путь к остановке – через густо поросшую деревьями и кустарниками территорию.

Я старалась не смотреть в сторону десятков одноэтажных и многоэтажных корпусов, где каждый день страдали и умирали люди, называемые сухим и обезличенным словом – пациенты. 

В воздухе стоял удивительный запах, который я любила с детства. Аромат влажной земли. Он бывает только после дождя. Многие не любят этот запах, он кажется им могильным. Мне же всегда чудилась в нем особая чистота. Как будто земля и травы, растущие на ней, умылись живительной влагой и избавились от накопившейся усталости. Похожий запах имеют многие осенние цветы. В них, несмотря на их внешнюю роскошь, слышится едва уловимый признак тлена.

Я пыталась вспомнить – как же называется этот аромат. Это слово было придумано неким исследователем не так давно. Камень и жидкость, текущая из сосудов древних греческих богов – вот, что оно означает.  Мелкие капельки крови какого-то чужого и равнодушного бога в виде невидимого аэрозоля мириадами поднимаются из земли ввысь, к небу.
 
Красивая легенда, правда? Но все-таки, как называется этот запах?

Я подняла глаза и вдруг встретилась с внимательным и измученным взглядом. В нем была бездна страдания, боли и обреченности. Большие черные глаза в упор смотрели на меня.

- Пошевеливайся, придурок! – грубо закричала тетка в халате.  – Чего пялишься на нормальных людей, иди вперед.

Обладатель черных глаз поправил мешок, сползающий со спины, согнулся и послушно пошел по дорожке. От замызганного мешка шел этот самый чарующий запах крови древних богов, которым пропитались прелые листья. Другие пациенты сгребали их с дорожек.

И вдруг я вспомнила. Аромат влажной после дождя земли – это петрикор. Петра – камень. Икор – жидкость.

«Бог, греческий или нет, свой или чужой, древний или теперешний. Как тебя там зовут, не знаю. Пожалуйста, пусть уйдет из души этого человека та огромная боль, из-за которой его называют мёрзлым словом – пациент». – Повторяла я про себя.

Я не знала ни одной молитвы и не была уверена – услышит ли Он то, о чем я его прошу. Оглянувшись, увидела, что человек с мешком смотрит мне вслед. Удивительно, но строгая тетка в халате почему-то молчала. Видимо, у нее уже был исчерпан лимит на сегодня.

«Волшебный запах, которым заполнено все пространство, вселяет надежду». – Убеждала себя я. – «Ведь боги не могут вкушать не то, что больничную пищу, а даже самые изысканные блюда из земного ресторана. Они питаются амброзией и нектаром, которые дарят молодость и бессмертие»…

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219060800775
3

Комментарии

Гость: Зубков

18.06.19, 15:17

Смотрел интервью Кисилёва с Солонником ( историком ) , по мимо слов наблюдал мимику , огыдное вью ..... но в конце понравилось .... помните дело Бабченко ... порошочники хотели узнать - кто из кто .... тому 49 журналистов могли зайти в здание СБУ ( предлог был - вызывают ) но там поступило к многим - то самое предложение описание Марио Пьюзо ... но некоторые нашли в себе рассудочность - отказаться .... так вот о концовке ... это победа добра над злом.

    28.06.19, 16:16

    возникла ассоциация с "петр и кор(рупция)"

    гад назад к нам зашла управляющая компания на литовской регистрации, но с киевской крышей.
    люди шутят - приехала евробляха.

      Гость: Зубков

      38.06.19, 17:21

      Вот по этому