Тридцать три

Мне 33  ни много и ни мало,
я одинока в хлам, но не пьяна.
На мне улыбки жёлчное забрало,
и наготове штамп "пиздуйте на".

Я дважды бороздила океаны,
и паспорт мой в татуировках виз.
Куда милей банановые страны,
чем украинский жизненный стриптиз!

Я пару месяцев жила под Веной 
в чудесном городке подле реки.
Казалось бы, такая перемена!
Но сплошь и рядом наши земляки.

Мне б на Луну  где не засело быдло
(Титан уже обжит, туда не хо).
Но я терплю, и ем своё повидло,
и сын растёт мулатом, йо-хо-хо!)))



89%, 16 голосів

11%, 2 голоси
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Неизбежность

"У мамы сдохли вошки!" 
сказал в гостях сынок,
беспечно заработав
немедленный пинок.

"У мамы вошек нету", 
попыткой уточнить
он оборвал между собой
и шоколадом нить.

Ещё вчера, гадёныш,
не мог связать двух слов,
а нынче правду-матку
лепечет будь здоров!

Машинку катит под столом,
и вдруг  как гром с небес 
довольно внятно говорит:
"Скотина! блядь! пиздец!"


Самый лучший букет

Вот уж странный букет! Тройка грубых цветов:

словно в школе и са-а-амой противной училке!

Кавалер, видно, долго не мучил опилки:

– Десять гривен? Беру! – и подарок готов.


Удивляет:  пропущен без малого год

между давнишней встречей и этой, насущной,

но картинку, что вижу: неряшлив, опущен, –

отделяет лет десять каких-то невзгод!


– Чем был занят? Ответ – размазня на кефире.

– Где работаешь? Ясно. (Уволился!  – бред!)

Значит, снова с товарищем в тесной квартире

долбишь лозунг: «Работа – источник всех бед!»


Ты бы в зеркало глянул, любовничек хренов!

(Уж прости за таблетку –  кривое словцо,

только дурь, от зрачков убегая по венам,

не разрулит проблему «в облом-впадлецо»).


Умолкаю. Да я б не истратила слова!

Но букет столь ужасен, что горько нести.

Где здесь кладбище, люди?! На холмик суровый

возложить его данью истлевшей кости…


100%, 13 голосів

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Возвращение

Разносила жизнь

словно жёсткую, тесную обувь:

научилась деньги

как следует добывать,

повидала страны, людей…

Да ты глазами не хлопай,

ну-ка живо стели

нашу прелесть – складную кровать!

 

Ведь заморским негром –

что святым духом –

сыт не будешь:

только галочка в поле done.

Вот попробуй теперь

скулить над ухом,

дескать, чёрный жезл

знатнее, чем твой елдан!

 

Сношаться, конечно же,

можно и там, на чужбине 

под муторный виски,

под "Мэри" в томатной крови…

Но я-то недаром

вернулась: у нас в Украине

диван застилают 

по чистой и светлой любви.


90%, 9 голосів

10%, 1 голос
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

О рыбках...


Я запомню тебя НИКАКИМ.
То ли нариком, то ли ублюдком...
Я, видать, не дружила с рассудком,
коль желала ТАКОЕ нагим.

Я запомню тебя пустотой,
вопиющей ошибкой в глаголе.
Боже мой, чем же занят был в школе
тот, кто нынче тусит с гопотой?

Я запомню прореху во всём,
что касается планов и цели.
Словно сердце и мозг зомби съели,
отрыгнув узколобым гнусьём.

Да, припомню какой-то балкон,
чью-то лестницу, дом и квартиру,
но за все привилегии мира
не отвечу: хозяин – КТО ОН???

А забуду тебя по лицу,
по застенчиво-хитрой улыбке.
Хромосомы – что в баночке рыбки:
бульк! – и снова фартит подлецу.





100%, 15 голосів

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Суицидент

Стреляй в часы!

Устрой себе тир, трактир,

grand plaisir

на изломе стрелок.

Я буду ждать. Мир мелок,

полночь глупа.

Фонарь! Гори,

как опухший нос,

за который водит

стерва-губа!

Мир в сговоре:

считает молекулы по весне.

Тесней 

становится в лифте,

гримёрной и кладовой.

Стреляй в часы!

Побуду вдовой

рассвета,

наглого соловья,

балкона, пахнущего бельём…

На беспроцентный заём

у завтра

устройся с шиком на чердаке:

возьми вины одушевлённый бокал,

монету с рубленой головой,

стремянку, 

леску, 

клочок 

письма  оборванный крик…

Валяй! 

Пали в циферблат!

Секундной стрелки волчок

укусит больно, 

старик.


86%, 6 голосів

14%, 1 голос
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Мужчины устали

Лёгкая дряблость ляжек портит мой зад:

велосипед спасает, но не зимой.

Мне 28, что десять лет назад

казалось причиной уйти на покой.

Но вот дожила. Робко вскрываю сейф

предчувствий: что там? Снова поиск себя

либо другого по имени... Чак? Дейв?

Мишель? Ван? – отца будущего дитя.

Страшно, как в детстве без света лезть под стол

(на что мы тогда не шли ради игры!),

за тридцать почувствовать лёгкий укол,

проходя мимо школы и детворы.

Однако, если встречают вопросом:

"Почему не звонишь, не заходишь в дом?",

молвлю: чувства до тотального сноса

иллюзий иные, нежели потом.

Как пОтом стечь на сердечную мышцу

можно лишь в первый раз влюбившись до слёз,

так волком глядеть на мужские лица

не выйдет без свежих рубцов от колёс

постылости, несущихся по твоей

магистрали со скоростью 200 в час.

Мужчины устали?!.. А кто спросит нас?


94%, 16 голосів

6%, 1 голос

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

ЬВОБЮЛ по-дорийски

Сорвана с катушек – с петель,

выброшена в мусор – в слова.

Был бы у меня укулель*, 

заиграла б втрирукава,

заплясала б всемероног,

надорвала б сердце до грыж!

Был бы у моей души log*,

он гласил бы: "Падаю. Кыш!"

Не смотрите крови в глаза,

не тащите тело к пруду:

падает всего лишь слеза

на ЬВОБЮЛ в дорийском ладу.

----------------------------------------------------------

* укулель - http://music-zone.org.ua/ukulel

* Лог — (англ. log) журнал событий, дневник, запись, протокол


88%, 7 голосів

0%, 0 голосів

13%, 1 голос
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

МСП

Не простится и не забудется –

только сердце вконец измается.

Ходят бляди по моей улице,

каблуками во тьму впиваются.

Вертят сальными ягодицами,

отпускают смешки да возгласы.

 Эй, подруги бордельнолицые!

кто таскал вас вчера за волосы?

Кто паскудно сопел и корчился

над изъезженными ландшафтами,

а когда алкоголь закончился,

сигаретными брудершафтами

погонял, дурёх, до спиртных ларьков?

– Кое-кто из тех, что с детьми… хмырьков!

Кто-то из семейных. На них трусы –

словно орден: «Муж Средней Полосы».

Вылинявший стяг над скупым холмом!

Чай, с таким живёшь? Тронулась умом?!

Передёрнуло и отбросило

на пустырь за домами... Слушайте,

почему лишь в начале осени

так отчётливо пахнет грушами?

Спелым яблоком, сладкой сливою,

виноградом, улыбкой, нежностью?

Днём, когда были все счастливыми 

извлечённые из промежности…


100%, 13 голосів

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Счастье

          Оно наступает спонтанно: когда вдруг садишься на велосипед, мчишь 2 квартала и тормозишь под окном мальчика, покинутого тобой в конце мая раз и, казалось бы, навсегда. Сейчас середина июля – 16 число, экватор лета. Солнце выжимает соки из всего живого, а из влюблённого в жизньи подавно. 

          Набираю номер. Андрей берёт трубку и выходит на балкон – заспанный, взъерошенный, удивлённо-тревожный. У него гости – чувствую по интонации и знакомому «эээээээ», предварившему вразумительный ответ. Тысяча обнажённых женщин! Какое мне до этого дело? 

          Тащу велосипед на третий этаж. Дверь его квартиры приоткрыта. Кто-то успел улизнуть? В прихожей пахнет носками и перегаром. На кухне тусуется полузнакомая двойня – приятель Номер Четыре с приятелем Номер Икс – новеньким то бишь. Имена для таких – непозволительная роскошь, поэтому я нумерую.

          В квартире – однокомнатной гостинке – подозрительно чисто. Пол вымыт, в раковине только одна тарелка, мусор собран, а бельё аккуратными рядами сушится на балконе. Хм, на полочке в ванной – стаканчик с двумя зубными щётками. Двумя! Вот оно что...

          Андрей надевает футболку, берёт фотоаппарат и ключи. Всё остальное лежит у меня в рюкзаке – вода, деньги, салфетки, сменный топ и телефон. Мы выскальзываем из подъезда и движемся по направлению к лесу. Мы: я, он и знойное нечто, вызревшее в сердечной пустоте после умопомрачительного расставания.

          Наша цель – смотровая вышка, спрятанная за тридевять стволов, кустов, пней и полян, окутанных сладчайшим ароматом сосновой неги. Я вдыхаю в себя лето и беззаботно улыбаюсь – мой спутник улыбается в ответ: кажется, он тоже счастлив.

          Полчаса прямо, размеренным шагом, никуда не сворачивая, 10 минут по тропинке с опознавательной меткой 69, и вышка красуется перед нами.

          – Ух ты! Она внушительней, чем я думала.

          – Разденься, – просит Андрей и достаёт фотоаппарат. – Хочу заснять, как ты взбираешься на неё голая.

          Когда верхушки сосен остаются внизу, начинает захватывать дыхание. Ещё три пролёта узенькой металлической лестницы, и мы оказываемся на гребне конструкции – в кабинке, которая через люк в своём днище успела принять не один десяток гостей. Крышку люка можно закрыть – так и делаем. Теперь пространство в полтора квадратных метра становится совершенно безопасным для томного уединения. Андрей продолжает съёмку – я не возражаю. Мои ощущения фантастичны всегда – держит ли он в руке камеру, мои волосы либо…

          Спустя некоторое время на листе металла передо мной вспыхивают разрозненные надписи: «Аня + Дима = love», «люблю тебя, Катя», «вот это отдохнули!» и ещё две или три – теперь я в состоянии их прочесть.

          Мои зрачки сужаются, я ложусь на спину – прямо на голую, нагретую солнцем, сталь  – и слушаю своё сердце. Оно ликует, как заевший пластиночный марш. Ему сейчас легко и спокойно.

          Звонит телефон. Взглянув на экран, я отключаю звук. 

          – Кто это? – спрашивает Андрей. 

          – Понятно кто, – отвечаю, замявшись.           

          Стаканчик с двумя зубными щётками мстительно впрыгивает в моё сознание – контрвопрос готов разомкнуть уста. Но я молчу. Я гляжу на сосновое море у подножия Нас и доверяю своему странному счастью.


100%, 10 голосів

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.