хочу сюда!
 

Лида

34 года, водолей, познакомится с парнем в возрасте 35-43 лет

Заметки с меткой «чтоявидел»

Гуцульщина #3

Не могу не продолжить. Так вот.
Не спрашивайте у вашего ленд-лорда, есть ли у него вай-фай. Вай-фай у всех есть. Интернета нихуя нет.
С 3G тоже все плохо, как и с мобильной связью. Мы, чтобы поговорить с родными, ходили к музею Грушевского ногами минут двадцать. Там связь была. Иногда.

Местные пытаются продать вам всё: лижныки, деревянные штуки, любую молочку, мёд, грибы. Грибы продают сырые, консервированные, сушеные; насобирают на заказ, отведут в грибные места, приготовят, только плати.

В самом музее Грушевского не были, он какой-то унылый. Были в музее Ивана Франка. Он тоже унылый, но можно в процессе экскурсии посидеть, что несомненный плюс. И можно фотографировать, но как-то не хотелось.

Хороший музей в Вэрховыне – этнографический. Нам попалась совершенно прекрасная экскурсовод, кандидат наук с жутко отекшими ногами. Аж жалко стало. Но даже от нее я не смог добиться, что же ели гуцулы до картофеля и кукурузы.
Собственно, этого музея вполне хватит, чтобы узнать о гуцулах почти всё. И этот отличный музей, сука, зимой не отапливается.


Еще через Вэрховыну протекает речка – Черный Черемош. Гроб на колесиках, черная рука, чОрный черемош, вот это всё.


Вэрховына вообще очень туристический город. Похож на какую-нибудь Затоку, только в Карпатах. Вошел – вышел, без эмоций.





Продолжение сле.

Гуцульщина #2

Я как-то привык видеть изображения аскетичных гуцулов. С суховатыми удлиненными лицами.
Оказалось, что если гуцула нормально кормить, то его голова становится идеально круглой, как шар для боулинга. Мне со своим убогим черепом там делать нечего. Так вот…

Гуцульская вера – это нечто. Греко-католическая, в основном.
Если воскресенье или праздник в будний день – до обеда никого нигде нет. Все в церкви. Нарядные, на мужчинах обязательно рубашки. Оно и понятно: когда между домами на горах по два-три километра, то в церковь ходят не только на службу, а просто пересчитаться и пообщаться. Потому поход в церковь службой не заканчивается. Такой себе своеобразный сельский клуб.

Местные церкви внутри излишне цяцькованные. Это не православная золотая пафосная пышность. Это ковры, цветные фонарики, много искусственных цветов и плохо написанные иконы. Это Девы Марии и Иисусики в вышиванках. Это худое духовенство с грамотным безакцентным украинским и манерами масс-медийного психолога.

Каплычки в каждом дворе. И еще немного просто так, где попало. Скульптурные изображения Марии и Иисуса одевают, чтобы не замерзли ненароком.
Местные, проходя мимо любой каплычки – крестятся.
Проезжает маршрутка мимо церкви – вся маршрутка крестится. Аж раскачивается. А церквей по дороге – много.





Во Франыке, так по-народному упростили Ивано-Франковск, в воскресенье на центральной площади – проповедь. Слушают и крестятся. На некрестящихся смотрят косо.

При этом верят во всяческую чистую и нечистую силу, обереги, заговоры, обряды и прочее. В результате духовно-культурной ассимиляции и диффузии получилось что-то, отдаленно напоминающее культ Вуду.

Гуцульщина #1

Гуцулы – это мое, наверное, самое крупное разочарование после Миклухо-Маклая.

Когда-то я думал, что Миклухо-Маклай – это кто-то вроде русского доктора Ливингстона. Ан нет. Оказался довольно мерзким человечишкой.

Так вот, они совершеннейшие дикари были до недавнего времени. Все, что производили, было из овец.
И собирательство: древесина, ягоды, грибы, дикий мед. Да-да, пчеловодству их с трудом научили поляки.

Нет, вот реально, гуцулы учиться не хотели. Ни у немецких колонистов из Прикарпатья, ни у поляков.
Что они ели раньше – вообще непонятно. Крахмальная основа всех гуцульских блюд – картофель и кукуруза, которые пришли к ним только в самом конце семнадцатого, начале восемнадцатого века. Огородов не садили, сады не разбивали. Вообще с гор спускались только по большой крайней нужде. Краску для тканей, и ту выменивали.
Выращивали лен и коноплю, но семена в пищу не употребляли. Из всех овощей, похоже, одна капуста была, да и то сильно позже.

Хлев составлял единое целое с хатой. Хаты топили по-черному. Отмазывались тем, что за дымоход надо было ляхам налог платить. Дым уходил под крышу, в нем коптились мясо и сыр.
Мылись в деревянной лохани. В ней же стирали. Мыло не умели, мылись золой.

Жуткие люди.

Хата-гражда, единственная уцелевшая на Гуцульщине. Снималась у Параджанова в фильме «Тени забытых предков»:





По земле стыдливо тянется кабель питания кофемашины.
Ходим-смотрим новые пейзажи.
Страницы:
1
2
предыдущая
следующая