хочу сюда!
 

Оля

35 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 29-37 лет

Заметки с меткой «фотоминя»

Школоло

В школе мне было нормально. Потому я с удивлением смотрю на людей, которые вспоминают школьные годы или с лимбическим ужасом, или с трепетным придыханием.

В классе я был запасным лидером. Лидером среди середнячков. Мне всегда казалось непозволительной
роскошью тратить себя на всеобщую любовь и уважение. Быть активным лидером – это так утомительно.

На физкультуре я неплохо прыгал и бегал стометровку, но совершенно не умел подтягиваться, лазить по канату и вот это вот: десять кругов вокруг школы, где-то до третьего класса. В командных играх участвовал постольку поскольку. Вообще-то у меня было освобождение; я долго наблюдался у кардиолога из-за проблем с сердцем. Но и просто так сидеть в провонявшем потом спортзале на лавочке не хотелось. Потому, получается, любая физкультура была по желанию. По моему желанию. Итоговая оценка была чаще пять, чем четыре.

Меня не дразнили. Никакого буллинга. В школе у меня даже не было клички. У меня, худенького рыжего мальчика с заиканием по имени Антон не было клички. До сих пор удивляюсь, как так получилось.

И именно школа в лице двух учителей, информатики и рисования, определила мою будущую профессиональную деятельность как компьютерного дизайнера.

Учитель информатики – непростой советский негр – совершенно уникальный дядька. К нему и после школы вечерами ходили, и после выпуска. В своём кабинете и прилегающей каморке он чуть ли не жил сутками. Вместе курили, вместе выпивали. Выпивали чаще кофе, но иногда и портвейн.

Учитель рисования, ужасающе строгий, ненавидел, когда его предмет называли рисованием. Только изобразительное искусство. И он реально нам давал и рисунок, и акварель, и гуашь, и скульптуру. Мы делали кукол, мы осваивали шрифтовой и технический дизайн, петриковскую роспись, даже икебаны составляли. Но, повторюсь, строг и требователен был чрезвычайно. Настолько, что девочки, которые отличницы попой, а не талантом, боялись ходить к нему на уроки до слёз и уписивания.

Лучший друг всегда был один. За всё время учёбы они были разные, но всегда по одной штуке единовременно. И много знакомцев. Потом эту модель отношений в неизменном виде я перенёс на женщин.
Откровенных врагов как-то не припомню.

Дрался редко, но метко. Какие мальчиковые драки были в моё время? Взаимно потолкаться, взаимно схватиться за лацканы пиджаков, упасть, хорошенечко вываляться в пыли, траве и замереть, громка пыхтя, во взаимном удушающем. Но меня кто-то из отцовских друзей научил не заниматься этой всей ерундой, а сразу бить левой снизу в челюсть. Даже правильное место на челюсти показал. Ну я и бил сразу. На этом, обычно, конфликт исчерпывался. Смущало только то, что д'Артаньян бы первым не ударил.

Учился хорошо, всегда много читал. В одно время увлекался пиротехникой, в другое придумыванием комиксов, в третье – пёк тортики-печеньки. Вне школы плавал в бассейне «Динамо» и пел в хоре мальчиков «Крылья».
Как-то так.

Про очки

Приехали очки вот. Особенность их в том, что они и поляризованные, и фотохромные одновременно. Обе технологии достаточно древние, но объединять их начали сравнительно недавно.

С фотохромностью всё просто: очки темнеют от ультрафиолетового излучения. Чем больше на них попадает ультрафиолета, тем они темнее. Это очень удобно при переменной облачности. Стёкла очков сами подстраиваются под интенсивность естественного освещения.

Но я столкнулся с тем, что далеко не все понимают суть поляризованных стёкол.
Попробую объяснить так, чтобы было понятно.
Поляризация в очках – это что-то типа мелкого штакетного забора. Который пропускает лучи только одной направленности. Таким образом частично отсеивая паразитные блики, световой шум и помехи, главным образом отраженные. Что заметно повышает контрастность, яркость цветов и чёткость владельца. Да и глаза меньше устают.

Именно благодаря разнонаправленной поляризации мы видим черные цифры на дисплее электронных часов. На таких дисплеях плёнка сверху поляризована в одном направлении, и цифры под ней малыми токами поляризуются в перпендикулярном.
Кстати, дисплей обычных электронных часов – самый доступный тест на наличие поляризации в очках. Просто посмотрите на часы через очки. Часы при этом надо медленно вращать в плоскости, параллельной очкам. В какой-то момент вращения дисплей станет полностью черный. Или не станет, если нет поляризации.

Лично я подсел на поляризованные стёкла в очках лет двадцать тому. И в обычных мне уже критично некомфортно.

Возвращаюсь к новым очкам. Отдельно порадовало время реакции на УФ – затемняются и светлеют очень быстро. По субъективным ощущениям, секунд за 10-15. А момент страгивания – вообще всего секунд пять.
Ещё решил попробовать новую для себя форму оправы. Вроде неплохо. Но в помещении, когда стёкла почти прозрачные, я становлюсь похож на советского доцента. Или на Джареда Харриса в роли Легасова из мини-сериала «Чернобыль».

Я в интерьере:



Корсунь-Шевченковский. Съездили

Начну прямо с пейзажа. Места вокруг Корсунь-Шевченковского замечательно красивые:


Почти такие же красивые, как я:


В самом городе, по сути, две достопримечательности, достойные внимания: ландшафтный парк на реке Рось и усадьба князя Понятовского в этом самом парке.
Было пасмурно, потому и фото получились мрачноватые:


Внезапно танчики. Там даже Миг-17 есть. Охраняют дворец:


Парк очень чистый и ухоженный. Дорожки без какого либо покрытия, просто утоптанная земля. Но тщательно подметенная.
Много скамеек и урн, что меня всегда радует. Деревья обрезаются, подлесок чистится.

Местами сосны спускаются прямо к воде. И, ах, эти гранитные выходы на каждом шагу. Украинская Швейцария или Шварцвальд. Потрясающе.

Совершенно очаровательный в своей запущенности домик:


В городе очень грамотно поступили с мемориалами – собрали их в одном месте. А именно: мемориал погибшим в ВМВ, памятники партизанам, чернобыльцам, афганцам и АТОшникам. И церковь-новострой притулили.

Уже уезжая, на автостанции покупал хот-дог:
– Мне без всего. Только булку, сосику и кетчуп.
– А майаньез?
– Не надо.
Делалось это всё минут десять. Приносят и с горчицей, и с майонезом, и с этой ёбанной капустой.
– Я по инерции, – говорят, – извините.

Доброе утро



Я, последнее время, регулярно пополняю свой фотоальбом. Заглядывайте. Есть интересные кадры.
И я не про этот.

Добрый вечер


Розовый, как поросёнок. Клятый баланс белого.

Ну всё, багрец

Вчерашнее. Лень что-то делать с фото, исходников пока нет, потому этот вариант скоро удалю. А пока, с добрым утром:

Гуигнгнмы

Гуцулыки – небольшие реликтовые карпатские лошади, практически пони. Потомки диких тарпанов, с которыми, по одной из версий, погуляли арабские жеребцы после русско-турецкой войны.

Отличаются очень твердыми копытами. Потому их, как правило, не подковывают.

Ногами не управляются от слова совсем. Только на словах: «вишьта», «гайта», «вйо», вот это всё. Даже поводьев слушаются неохотно.




Сижу, как мешок с говном.
Страницы:
1
2
предыдущая
следующая