хочу сюди!
 

Ксюша

44 роки, овен, познайомиться з хлопцем у віці 43-50 років

Замітки з міткою «минор»

не хватает слов

...и что-то в душе кровит
и мне не хватает слов
приходится делать вид
а хочется делать любовь

А хочется как тогда
с разбегу, и брод/не брод
пусть падает на ребро
оброненный бутерброд

И ты говоришь "пока"
былого не удержать
изменчивы облака
поэтому мне не жаль

Но так не хватает слов
приходится делать вид
и силы черпать из снов
про время где нет обид

Отзвуки былых побед
чья память теперь хранит
и вроде ни смут ни бед
но что-то в душе кровит

стырили памятник, в 3 часа ночи!

Этой ночью какие-то тати сняли с пьедестала памятник.
Не то чтобы какими-то веревками, тросами и канатами на раз-два-взяли свалили и хохоча водили хороводы, нет. Вполне по-деловому, тихо, технично, с применением спецтранспорта около 3 часов после полуночи организовано провернули операцию. Подогнали неслабый автокран, каких в нашем районе парочка всего, расстропились на центральной площади, вдумчиво и инженерно завели стропы и сдернули фигуру с постамента. Потом погрузили 6 тонн бронзы на оказавшийся поблизости тяжеловоз, собрали приспособления и покинули место операции. Вуаля!

С утра в райцентре переполох. Ленина украли!
Сказать "Ищут пожарные ищет милиция"© - ничего не сказать. Все отчетливо помнят как в конце февраля смутного 2014-го народ организовал охрану памятника, как выставили пост, как подвели освещение, как кое-как экипированные горожане несли ночные и дневные вахты около него. Все помнят как сплотились разночинные люди вокруг мероприятия, как власть и менты с опаской поглядывали на народную самодеятельность, но в хореографы не лезли. Общественный пост простоял до весны. Люди увидели, или убедили себя, что памятнику больше никто не угрожает, потоптались и поглядели по сторонам, да и сняли потихоньку наблюдение.
Жизнь вернулась в накатанную колею, обыватели занялись привычными делами, а Ленин смотрел на это со своего постамента покровительственно и философски.
Потом какие-то хулиганы метнули в тело вождя мирового пролетариата банку с краской. Попали. Банка разбилась и содержимое осталось в виде  контрастного роршаховского пятна. В пятне любой желающий мог разглядеть что угодно: лесбиянок или выхлоп автомобиля, косяк рыбок или политическую карту какого-то места, родимое пятно или просто пятно Роршаха. Чтоб не травмировать народ, пятно закрасили. На художественном совете предварительно решили не заморачиваться и отдали предпочтение нейтральным, бюджетным тонам - между грязно-черным и темно-зеленым. Получилось в меру пафосно и в меру готично. Ленин получил жменю новых поклонников и контркультурные портфолио на айфонах слабослышащей публики. На фоне свинцового грозового неба памятник стал воплощаться ненастным дополнением к погодным катаклизмам и тревожным атмосферным явлениям. Он стал мрачен и угрюм, у него потускнел нимб, исчезли крылья и молодецкий задор. Вздор!

Конечно, кому-то могло померещиться что угодно, но на самом деле памятник начал стремительно угасать. Так стареют пожилые люди, футбольные команды и боевые отряды, брошенные на убой в какие-то дебри далеких галактик; так ужимаются безнадежные полярные экспедиции и группы альпинистов; так сдают тяжелые больные и бедные вдовы; так гаснут заложники террористов и смертники приговоренные к казни; так ветшает парк в ночь перед вырубкой и табун лошадей перед отправкой на мясокомбинат. Все живое чувствует свою судьбу заранее, с априорным упреждением и лагом времени, достаточным для того, чтоб собрать последнее, доделать какие-то делишки и прекратить внутреннюю борьбу надежды с отчаянием.

И вот сегодня спозаранку его - оп - уже нету. Какой-то вялый сонный ментовский движ выглядел фальшивой и нещитовой реакцией на происшествие. Будто регистрировали очередного запойного жмура, пошабашившего безусловно по собственной пьяной глупости. Давно, дескать, ходил по краю, давно кошмарил общественность эксцентричными выходками, давно напрашивался и был обречен. Чего тут сочинять? - одним словом. Без экспертного мнения ясно - никто ничего не найдет. Неразборчивые следы петляя уводят куда-то вдаль, в дебри и бурелом ... влом. Влом ковыряться, доискиваться и выяснять. Влом проливать свет на темную фигуру попавшего в опалу с высочайшего соизволения маргинального элемента. Одним словом, плетью обуха не перешибешь...

Нет, памятник не был тем раритеным древним символом, которые лихие удалые ИГИЛовцы в порыве молодецкого задора крушили в Пальмире, он не был кормильцем и основой туристической инфраструктуры, он не был визитной карточкой и цветной вкладкой в учебнике истории родного края. Обычный памятник, ничего не говорящий приезжему, заезжему и проезжему. А местным... а кто у них спрашивать будет? Кто они такие перед лицом исторических процессов и торжества очередной экзистенциальной идеологии?!

Власть! - вот источник праведности и памятник себе! Хотя и она бывает всякой.
1. Честная власть может выйти на площадь и объявить о себе гласно "городу и миру": "Мы пришли! Теперь у нас будет так-то и так-то. Будет орднуг и цель впереди, оправдывающая утраты и лишения. А если кто не согласен - милости просим на честный ринг эшафот и пусть справедливость родится в конкурсе и муках.
2. Гибкая власть может собрать с населения по мнению и в результате синтеза аргументов и споров, доводов и компромиссов цивилизованно вычислить мнение большинства, поставив его в основу непротивления орднунга ради...
3. Странная власть может трусливо нанимать подставлять талибов хунвэйбинов и крадучись, скрываясь в складках местности, по мере угасания жертвы татью откусывать пяди и крохи от тела народа не ради орднунга и цели, а пропитания для.


Ну и вопросик, с подвохом и звездочкой*.
Какую власть пожелаем себе и детишкам, граждане втыкатели?

61%, 22 голоси

11%, 4 голоси

28%, 10 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Переходный возраст

Уходит гибкость в суету и будни,
Сочится молодость в песчинки дней.
И вот весну уже я в состояньи перенесть.
Не просто переждать, а ... сидя.
Не весь подвластен я кипенью в венах,
Гормонов ток я пересилить в силах.
Уже не доставляет облегченья откровенность, 
А послезавтра светлое не мило.

Накрыто тенью опыта грядущее,
Цинизмом пресным освящен мой шаг,
Придавлен насмерть завтрашним удушьем,
Похмельным небом в сизых облаках, 
Осенним слякотным холодным душем,
Отображеньем в мутных зеркалах.

В память о безвременно ушедших друзьях...............


Как тяжело, когда на сердце горе.
И нескем это горе разделить.
Когда в душе, слез накопилось море
и между тем приходится любить



 Последний же враг истребится - смерть,
(1Кор.15:26)