хочу сюда!
 

Татьяна

52 года, телец, познакомится с парнем в возрасте 48-52 лет

Заметки с меткой «социалка»

Родителям

Если совсем маленький ребёнок обосрался, то ругать его за это бессмысленно. Оно же неразумное и неразвитое ещё совсем. Не понимает ничего.
Ругать нельзя, даже если оно не просто обосралось, а порвало подгузник, измазало тонким слоем говна всё вокруг: и загончик с матрасом, и себя. Ещё поело говна немножко и сидит счастливое, коричневые пузыри пускает.
Вырастет – поймёт. Хотя, на самом-то деле, даже и не вспомнит.
Кричать тоже нельзя – испугается и заплачет.
А вот злиться можно. Вам же это всё мыть, убирать, стирать и проветривать. Но шепотом и сквозь зубы. Успокаивающе улыбаясь.

Чёрно-белое

Вот только что опять наткнулся на комментарий, цитирую: «Как же я люблю черно-белые фото! Они передают больше чувств, чем цветные!»
Это было написано под современной черно-белой фотографией.

Я тоже люблю черно-белые фото. Фото того периода, когда цветной фотографии или не было вовсе, или она была убогая и редкая.
В те времена фотохудожнику приходилось принудительно отключать своё цветное зрение, чтобы запечатлеть в градациях серого то, что он хотел и считал нужным. Это большое искусство и великий дар – упростить без потери смысла. Это если говорить о фотохудожниках.

Фотографам-мастеровым того времени было существенно проще. Поскольку было меньше параметров, которые следовало учитывать.
Минус цвет. Наверное, самый сложный элемент фотографии.
Минус динамика. Для старинных фотографий использовалась выдержка по минуте. Какая уж тут динамика.
Минус глубина. Простая конструкция объектива не позволяла, например, размылить передний и задний планы, но оставить в фокусе только средний.
Возможности кадрирования и ретуши были тоже ограничены.
Потому, для достижения выразительности, фотографу оставалось не так уж и много инструментов.

Сейчас все фотографы знают, что, если перевести цветную фото в ч/б, это сразу сделает её намного лучше. Вот прямо на порядок. Так как частично скроет огрехи и кривые руки фотографа.
Это примерно как добавить сахар в посредственное вино. Оп-ля, и уже вполне приличный полусладкий шмурдяк. Питкий и округлый. Неискушенному потребителю вполне понравится.

Есть, конечно, неоспоримые современный мастера черно-белой фотографии. Но они работают с примерно тем же инструментарием, что и фотографы начала эпохи моментальных снимков. Разве что свет получше. Первым приходит на ум Грег Горман –  потрясающий портретист.

Потому, когда человек признаётся в своей безграничной и бесконечной любви к любой черно-белой фотографии, он расписывается в бедности своего восприятия. В неспособности полностью охватить весь диапазон цветной фотографии.

Про новости

Если человек декларирует, что он не смотрит телевизор, то это вообще нихуя не значит. Потому что вопрос не в источнике информации, а в умении её воспринимать.
Конечно, телевизор – наихудший источник информации. Но и сеть интернет может быть точно таким же хуёвым источником, если перенести на неё телевизионную модель восприятия информации. А именно: кушать, что дают.

Я расскажу, как это делаю я. И как я докатился до такой жизни. Может кому-то полезно будет.

Я изначально не читал, не смотрел и не слушал новости. Новости до меня доходили. Значимые новости, они всегда доходят. От близких, от знакомых, от попутчиков в транспорте, от бабок у подъезда, даже с надписей на стенах. Вообще новости для меня – это то, что касается моего круга общения. На что я могу повлиять. Мне обычно неинтересно то, на что я повлиять не могу. Но иногда всё-таки интересно.

С появлением интернета я просто перенёс эту модель в туда.
И тут обязательный первый момент… Вот внезапно до меня дошла и заинтересовала какая-то крупная новость. Я иду в разные места, разбираюсь в вопросе и формирую субъективное мнение. Утомительно? Очень.

Следующий этап – найти людей, которые это делают за меня. Людей, у которых профессиё такое. Людей, чьё мнение в сколь-нибудь длительном промежутке времени более-менее созвучно моему. Вот тому самому субъективному сформированному ранее. И слушать уже их, не углубляясь. Доверяя, но время от времени проверяя. Так намного проще.

И личного времени на это всё уходит в разы меньше, чем просто тупить в новостные сайты. На которых действительно важных новостей меньше 1%, а остальное – педерача «В мире животных».

В итоге мой новостной кейс получился очень небольшой:

Виталий Портников. Внемлю ему на Espreso.TV в «Субботнем политклубе» и на UKRLIFE.TV в «Интервью».

Татьяна Микитенко и её Рагу.ли.

Всё.

К празднику

Уже довольно давно, но всё чаще и чаще, мне встречаются более-менее благополучные люди, у которых вроде и всё нормально, но нет в жизни радости.
Нет, это не большое депрессивное расстройство. В большинстве случаев я знаю и причину, и лекарство.

Причина простая – зажрались.

Мой день рождения в детстве ассоциировался с пионами, клубникой и молодой картошкой с укропом. Сейчас, из-за потепления климата, глобализации, повышения уровня жизни, улучшения логистики и успехов в аграрном секторе, клубника в продаже круглый год, молодая картошка – полгода, разве что пионы отцветают так же до обидного внезапно. Пропала радость момента.

Людям с тонкой душевной организацией в этом смысле проще. Они умеют внимательно жить. Они умеют каждый раз есть клубнику как в первый раз. Или в последний.
Им и проще, и не проще. Потому что внимательность к жизни, она внимательность к жизни вообще. От этого такие люди любят самозаебошиваться почём зря.

Людям попроще можно посоветовать аскезу. Перестаньте удовлетворять свои хотелки сразу, как только захотелось. Захотелось вам зимой клубники, потерпите до мая. Оно того стоит.
Это абсолютно любого предмета потребления касается.

Ещё можно попасть в ту среду, где круглогодичной клубники нет и в обозримом будущем не будет. Детские дома, дома престарелых, приюты. Война и госпитали, где клубника может и есть, а ручек, чтобы её есть – уже нет. Прекрасно возвращает вкус к жизни, говорят.

Что касаемо меня, то мне хорошо, мне радостно, и меня всё устраивает.
Жаль только, что пионы уже отцвели.


Вчера говорили

Говорили о том, что вышиванка – это просто этническая одёжка. А её возвели в ранг какого-то национального идейного символа. Примерно как в бытность свою пионерский галстук.
Впору лозунгами в толпу бросаться: «Спроси себя: достоин ли ты носить вышиванку?»
Ой, ну, то есть: «Спитай себе: чи гідний ти своєї вишиванки?» И, да, критерием достойности может вполне служить знание украинского языка, например.
Типа, нет ножек, нет и шоколадки.

Впрочем, мы об этом каждый год говорим.

Что до меня, то я вытащил из шкафа свою любимую вязаную вышиванку, прекрасно понимая, что для неё уже слишком жарко. Вытащил просто для того, чтобы отметиться. Селфи сделать, что-ли. Надел и затомился. Поскольку она как-то странно села после стирки – не длиной, а объёмом. Будучи надета на мою тушку, плотно облепила все мои выпуклости и впуклости как сухой гидрокостюм. Каждая мышца видна. И пузо, и жирок на талии. Теперь то ли худеть, то ли новую покупать. Такое.

Кривые ноги

— У тебя одежда мятая.
— Она у меня всегда такая. Не складывается как-то с утюгом.
— Ужасно неприятно на тебя смотреть. Противно просто.
— Ну не смотри.
— Как "не смотри"?! Ты тут стоишь! Как помойное ведро в гостиной.
— Ок, смотри. Но я не прошу у тебя замечаний о моей одежде.
— Ну и что, что не просишь. Мне не нравится, и я об этом говорю.
— Ты хочешь решить свою проблему за мой счёт?
— С чего ты взял?
— Не нравится тебе, а измениться должен я. Одежду другую носить.
— Эммм... ну, нет, так чтоб сразу. Носи, что хочешь. Только мне не нравится это.
— Хорошо. Я ношу, что хочу, а ты чувствуешь, что хочешь. Я не прошу тебя по-другому чувствовать, ты меня не просишь по-другому одеваться.
— Подожди, тут что-то не так..
— Что именно тебе не так?
— Почему, если мне твоя одежда не нравится, я не могу об этом сказать?
— Потому что всё моё – это личное пространство. Вход сюда – по приглашению. Если я не прошу говорить, что ты думаешь о моей одежде, а ты говоришь – то вламываешься без приглашения. Это агрессия.
— Да ну, какая агрессия! Ты что!
— Скрытая. Делать замечания, давать оценку и сравнивать без просьбы — это скрытая агрессия. И неприятные метафоры использовать, тоже.
— Да не агрессия это, а брезгливость.
— Брезгливость – это форма гнева. Как и отвращение, пренебрежение, неприязнь, неприятие, раздражение. А поведенческое выражение этих эмоций – есть агрессия.
— Хмм... Выходит, я проявляю к тебе агрессию. Ещё и скрыто. Но я не хочу. Почему так выходит?
— Потому, что чувствуешь гнев, а открыто выразить не можешь. По разным причинам не можешь.
— Но почему гнев-то? Откуда?
— Гнев — это энергия, которая "выдаётся" психикой на твой запрос на изменения. И раз уж она выдана, назад взята быть не может. И ты, не использовав её по назначению, от неё избавляешься. В форме скрытой агрессии, например.
— А ещё как избавляются?
— Напрямую: нападая физически или вербально. Или в форме аутоагрессии: заболевают, теряют вещи, деньги, влипают в неприятности и тд.
— А на какие же изменения мой запрос?
— Это тебе лучше знать.
— Как мне узнать, если я не знаю?
— А посмотри, на что ты злишься, это и будет ответ. Если злишься, значит, хочешь, чтобы было по-другому. Спроси себя: как должно быть? А потом найди, где в твоей жизни это самое "не так". И поймёшь, что не чужая одежда тебя злит, а то, что хочешь изменить что-то у себя и не можешь.
— Ну да, чужую одежду сразу видно, а свои проблемы – нет. Запрос на изменения говоришь? Пойду думать. Прости за одежду. И – спасибо тебе.


Текст похож на развод лоха. Автора не знаю.


Ага, да, конечно

А вот правильно вчера поступили с пафосным шествием «Бессмертный полк» в Киеве.
Дурным что-то запрещать – только провоцировать и подзадоривать.

Потому ударили сарказмом по скрепности и победобесию. Только толще надо. Это для дурных слишком тонко:

Вот так нормально:


И, да, я ничего не имею против праздника победы. Когда война заканчивается – это прекрасно. И конечно лучше победой, чем поражением. Но ключевая фраза тут: заканчивается война.
Когда заканчивается война – это реальный праздник. Только причём здесь все мы? Наша война ещё не закончена.

Моя маленькая победа

Возможна ли победа без противостояния? Это вам тема для самостоятельного обдумывания.

У меня же в этом году первый праздник Пасхи, когда я ни разу не сказал, как учёный попугай, «Воистину воскрес!»

Не говорить «Христос воскрес!» как-то проще. Я уже несколько лет этой хуитой не.
А вот не отвечать сложнее. Особенно самым близким. Моя маменька, например, очень типаверующая. Молитвы, панихидки, сорокоусты, вот это всё. Только поститься ей кардиолог категорически запретил. А исповедоваться она пока морально не готова.

Для отца праздник Пасхи больше светский, но эта формула пароль-ответ почему-то все равно очень важна.

Что-то я отвлёкся. Потому мне пришлось придумать свой ответ «И тебя/вас с праздником!» Нормально работает.

Атеизм в своей сути неагрессивен. Да, ироничен. Порой до сарказма. Но в атеизме нет ни агрессии, ни ненависти к инакомыслящим. Только одно большое недоумения.

Больничка

Довелось мне недавно навещать друга в больнице. Больница районная, рядом со мной. На Кондратюка, если кто знает. Другу было скучно, у меня было время, так что провёл я там почти весь день.
Невольно сравнивал с Больницей скорой помощи (БСП), в которой лежал примерно год назад.

Нужно понимать, что априори районная больница финансируется хуже, чем самая большая и известная больница Киева – БСП.

Там больные лежали в коридорах. На каталках и даже на полу, на матрасиках. Тут такого нет.
Тут есть вся мелочёвка, как то: спирт для протирки, капельные системы, шприцы, физраствор, другое разное. Там же заставляли покупать даже сраное хозяйственное мыло.

Там, в палате на восемь человек, шла борьба за единственную кровать-трансформер. Чтобы на неё лечь, если кто на ней помер или выписался, надо было дать взятку.
Тут, в палате на шесть человек, все кровати-трансформеры. Какие-то б/у с надписями на немецком. Но вполне приличные и, главное, рабочие. Кто обслуживал больного с ограниченной подвижностью, тот знает, как это важно.

Тут есть аппараты КТ, МРТ, УЗИ и ЭЭГ. По крайней мере. В БСП это всё тоже есть, но такой набор для районной больницы – это хорошо.

Я прочитал листик с назначенными лекарствами и не нашел в нём ни одного сомнительного. В БСП мне назначили, в числе прочего, пару БАДов, витамины и три невнятные хуйни без доказанной эффективности.

Тут кормят! С утра что-то с молоком – каша-макароны, в обед и на ужин гарнир с чем-то мясным. Я ел их борщ! И пил компот из сухофруктов. Друг тоже периодически разбавлял принесенные мындрыки больничной едой. Я вспоминаю БСП год назад. Утром и вечером каша с хлебом. В обед каша с водой, которую называют суп. Чая-компота нет как класса.

Объективно не заглядывают в руки и не растопыривают карман при каждом чихе. Берут и ждут, чтобы дали, конечно. Но не так оголтело, как в БСП, где погреть еду в микроволновке стоит 50 грн. Тут можно спокойно пойти и помыться в душе. Бесплатно. В порядке живой очереди. С санитаркой или без, как врач решит.

Поспрашивав медперсонал я понял, что такое случилось за последний год-полтора. Их, кстати, бесплатно вакцинируют от гриппа. Всех.

Такие дела. Не болейте.
Это женские сиськи без шкурки.

Восьмо-йе

Мне, конечно, ужасно обидно, что день солидарности женщин в борьбе за свои права, суть день победы в борьбе за свои права, превратили в праздник весны и простого женского счастья.
Это убого, низко и мерзко.
Причём, сделали это сами женщины.
Потому что эволюция нужна жалкой горстке активисток. Все остальные хотят привычной унылой стабильности. Впрочем, это про людей вообще, а не только про женщин.

Как мне видится, именно поэтому активистки (и феминистки в том числе) часто перегибают палку. Чтобы всё-таки обратить на себя внимание. Докричаться. Достучаться. Указать на проблемы.
И что-то меняется. Очень медленно, но меняется. И это хорошо. Только нужно еще сделать день солидарности женщин в борьбе за свои обязанности. А то неаккуратненько как-то.

Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая