хочу сюда!
 

Анастасия

29 лет, козерог, познакомится с парнем в возрасте 28-35 лет

Заметки с меткой «актёры»

Я - статист. Тема быстрого омоложения.

Меня в клипе снимали два  дня. В первый день я  играл себя - отца дочери, выходящей замуж. Тут никаких сложностей не было. Скоро свою выдавать, так что эмоции игрались сами собой. Грустная улыбка, мол, как же девочка быстро выросла, чистый отцовский восторг красавицей-дочкой,  во взгляде скупая слеза. Седина волос была кстати.
 
 Но на второй день я, кровь из носу, должен был стать на пятнадцать лет моложе. Легко сказать - возьми и стань моложе. На меня  же с самого раннего утра навалилась куча дел. Нужно было срочно переписать вот тут и тут картину с ирисами, поработать вместо запившего грузчика для знакомой, купить рамки для других знакомых... Короче, перед съёмками я уже набегался. И моложе от этой беготни точно не стал. А надо было.
 
 Гримёрша   очень спешила на какую-то передачу и, не мудрствуя лукаво, просто замазала мои волосы тёмной гримёрной краской. Полюбовавшись результатом, наскоро убедив всех, что я стал моложе не на 15, а на все 17 лет, умчалась. Зеркал не было, снимали в парке. Режиссёр кивнул, дескать, сойдёт. И только маленькая девочка, чьим по сценарию я был отцом , глядя на меня, весело смеялась, мило закрывая ротик ладошкой.
  Ехать со съёмки пришлось с покрашенной головой - в парке смывать краску было нечем. На окружающих старался не смотреть. Чувствовалось, что они явно считали меня не совсем нормальным. Придя домой, я понял всё. И почему смеялась девочка, и почему от меня шарахались прохожие. Если вы видели омолодившегося героя В.Гафта в фильме "Чародеи", то я был ещё смешнее. Смешнее, но никак не моложе. Уставшее лицо, насурмлённая бровь, слипшиеся от тёмной краски волосы.... 
 
  Только я умылся, звонок в дверь. На пороге соседка Наташка. Молодуха сдобная и аппетитная. Забежала на минутку. Мои объяснения, что устал, что мне бы отдохнуть, что меня только что снимали  в клипе она слушала уже лёжа на кровати. Под домашним халатом на ней ничего не было.
  Потом Наташка, опять не слушая моих рассказов о съёмках, поохав, что я совсем зарос, быстро меня постригла. Потом убежала, скоро должен был прийти с работы её муж. Потом я попил пивка. Потом как-то незаметно уснул. Спешить уже было некуда.
 Часа через два проснулся посвежевшим и отдохнувшим. Проходя мимо зеркала, встретился глазами со своим отражением. Отражение было моложе меня не на 15, а на все 17 лет. Седина нисколько не старила.

 Эдуард Джафаров.

Я - статист. Рождение нужных эмоций.

Мы стояли по обе стороны воображаемой линии противостояния.  Они - в образе русских крестьян из оккупированной немцами деревни, я в форме карателя-эсэсовца.  Стояли, переговаривались, шутили, ждали начала съёмок.  Наши лица по обе стороны этой самой линии противостояния светились приветливыми улыбками и доброжелательностью.   А надо было чтоб наоборот. Чтоб в наших глазах ясно читалась   ненависть,   злоба, .страх.   Но это уже в идеале, мы ведь  массовка, от нас особых актёрских изысков и не ждут....

 (Читать дальше....  )


 




Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире 1.

Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире.Съёмки казались обычными. И тема не удивляла оригинальностью. Фильм о войне. Деревня, полицаи, крестьяне, эсэсовцы, герои, предатели .... Всё как обычно. Необычным для меня было только то, что тут я играл эсэсовца-карателя.
 Я снимался два дня. Целых два дня в рекордно высокой за последние 112 лет жаре. Но как ни странно, время летело быстро. Было интересно. Режиссёр   явно не новичок, работал не жалея ни себя, ни ведущих актёров. А о нас, статистах и массовке, речь вообще не шла. Что поделаешь, кино... На съёмочную площадку, кроме козы, никого силком не тащили.

 Кино - это условность, имитация реальности, иллюзион. Но были моменты, когда мне, человеку пожившему и многое повидавшему, было явно не по себе. Снимали сцену, когда отобранных для расстрела сельчан выхватывали из толпы и вели в машину. Нам, игравшим карателей, нужно было отобрать из толпы массовки актёров и актрис уже имевших кое-какой опыт съёмок и умевших более-менее сыграть эмоции. Они же играли от души. Тётки боялись, крестились, кричали, плакали, защищали детей почти натурально. Не все могли успокоиться даже после команды "Снято!".  Жутко почти в самом деле. Надо отдать должное организаторам  за то, что из этих сцен убрали детей. 

 Все сыграли убедительно и проникновенно. Кроме ... меня.

  Я уже писал, что большинство периферийных сценок статисты сами придумывают и дарят фильму практически безвозмездно. Редко когда это бывает замечено и хоть как-то отмечено хотя бы добрым словом. Но  если  массовка не соучаствует, не включается в творческий процесс, если просто отрабатывает от сих и до сих, это будет заметно только потом. Фильм будет уже не такой.
  
  Так получилось, что и в этот раз я оказался в центре снимаемой сцены. Мы с "заложницами" перед съёмкой сцены придумали кто и что будет делать. Мне предстояло выхватить из толпы девочку-подростка, за неё должна была вступиться не то тётка, не то мать и я их обеих должен был утащить к грузовику. Потом вернуться за ещё одной "заложницей".

  Уже всех уволокли, мы почти одни перед объективом камеры.  Команды "Стоп, снято!" ещё нет.", всё внимание на нас. Заложница" старалась как могла и даже больше - кричала плакала, сопротивлялась. А мадам она дебелая, крупная, мясистая. Вырывалась как могла. И когда я волок её мимо актёра-немца, то ли её повело в сторону, то ли актёр сделал шаг назад, то ли ещё что-то, но я нечаянно толкнул актёра в форме штандартенфюрера...  Я понял, что мне будет клизма со скипидаром. Только не учёл ведёрные объёмы. Всё раздражение за жару, плохую организованность "эсэсовцев", за то, что пистолеты не стреляли как должны были, за всё про всё обрушилось на меня.

 .... Я понимал режиссёра. Испорчена была очень удачная сценка. Которую, кстати, мы же сами и придумали. То, что переснимали потом, было уже не то. Хотелось застрелиться. Вернее, я сыграл желание застрелиться. Это же кино.....


Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире 1.

























Дубль ....... Снимается кино о войне. Эсэсовцы готовят карательную операцию.
___________________________________________________________________
Режиссёр ставит сцену. Этого героя через несколько минут "убьют". ....Ангелы рыдали...
Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире 1.
___________________________________________________________________

Храбрая партизанская коза
Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире 1.




______________________________________________________________________________________
Гусь в нежных руках "эсэсовца". Теперь они просто обязаны как-то оформить свои отношения....

Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире 1.
_____________________________________________________________
Коза и немцы
Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире 1.






__________________________________________________________________
"Немцы" и немцы



__________________________________________________________________
Нежное сердце под мундиром эсэсовца
Я - статист. Впечатления в эсэсовском мундире 1.

Я - статист. Дрожь Социальной Справедливости.

"Санитары" и "полицейские" отстрелялись раньше, а мне надо было ещё доигрывать эпизод. Когда всё закончили снимать и я,  заполнив положенные в таких случаях бумаги, уже ласкал в кармане   гонорарчик, парни-статисты стали выяснять сколько же получил я?  Все видели, что мне цепляли микрофон, значит роль была "со словами" (там всего этих слов-то было два: "жить будет"...).
 
 Не вдаваясь в подробности, я скромно сказал, что мне  дали немного больше. Вот тут невзрачного стала  бить Дрожь Социальной Справедливости....

(Читать...)

Роль для "интересного мужчины"

Вчера на съёмках фильма-реконструкции о  художнике Врубеле красивая статистка, выпускница какой-то гуманитарной  специальности, которой предстояло изобразить роль возлюбленной Врубеля,  спрашивает: "а про что фильм?". Ей отвечают - про Врубеля. Девица опять
спрашивает: " а ЧТО ЭТО ТАКОЕ?". Отвечают -  это художник такой. "Ааааа.... Так он что, не русский? Из Америки?
"

_________________________________________
 Девичий голос, позвавший меня на  съёмки фильма о М.Врубеле, пояснил, что им  нужен внешне интересный мужчина. Я решив, что это комплимент, согласился даже не уточняя, что именно предстоит делать мне как "интересному  мужчине".

 Долго колдовал над своими седенькими волосиками, чтоб  хоть как-то уложиться в ТО понятие "интересного мужчины", к которому я  привык.  Но уже по приезде на место съёмки   понял - я не совсем полно  понимал это словосочетание.  Гримёры стали гримировать меня под  сумасшедшего.

 (Читать дальше....)

Я - статист. Бежала девушка в сиреневом платье.

 Режиссёру явно не давался задний план. Впереди всё ладилось, а без  заднего плана всё не то. Посадил туда в шезлонг задумчивую красавицу -  не то. Посадил ещё одну, блондинку с вьющимися волосами, опять не то.  Подсадил к блондинке меня. Опять  не очень....
Я - статист. Бежала девушка в сиреневом платье.
 "Воркуйте, воркуйте", - командует режиссёр по рации. Я воркую, избоченился весь,  прямо в глазки заглядываю блондинке, улыбаюсь ласково и похотливо. А  блондинке не воркуется. Она   писать хочет. Очень хочет....

(Читать дальше....)

Я - статист. "Вы пианист?"...

.... С томной улыбочкой утомлённого любовью публики старого актёра, я подошёл к чай-кофейному столику. Но междуЯ - статист. "Вы пианист?" вожделенным кофе и мной оказалась какая-то девушка, явно   из важных персон. "Мне бы кофейку", - говорю. " Вы пианист?", -  спросила девушка-важная-персона
 
Тут бы честно сказать, дескать, так и так, никакой я нахрен не  пианист, а так, кофе хочется. Нет, блинн, нелёгкая дёрнула и  я важно  кивнуть головой. Да, дескать. Самый из пианистов пианист....

(Читать дальше...)

Я - статист. Мещанин во дворянстве. Сняться в рекламе.

Часто слыхал стенания известных актёров по поводу самого низкого для них падения - появиться в рекламе. Я - статист. Мещанин во дворянстве. Сняться в рекламе.Правда,
некоторых из них я видел в "деле". Трагизма на их светлых ликах не  приметил. Как и на съёмках обычного кино, актёры  так же старательны,  так же плохо запоминают текст и так же подобострастно заглядывают в  глаза режиссёра. Ещё бы! Ведь за съёмки в рекламе платят гораздо больше.

 В чужой карман не заглядываю, но когда увидел, какими взглядами  дарила актриса Ольга Волкова заграничного красавчика-режиссёра,  взглядами, в которых было ВСЁ: и благодарность, и томная страсть ( бабке за семьдесят), и готовность слепить из роли шедевр, я понял - денег ей посулили много. А делов-то всего ничего: на ломанном украинском с  бумажки прочесть недлинную фразу, когда мимо проходит главный герой.

 Короче, кому сниматься в рекламе западло, а нашему брату-статисту это за праздник. Но если в объявлении о кастинге написано: "На рекламный ролик требуются актеры. Мужчины. КИЕВ. Требования -  обязательно актеры,мужественное лицо,спортивное телосложение", я на такое не реагирую. Лицо у меня, как когда-то сказала маленькая дочка, похоже на морду доброй собаки-колли, а фраза "обязательно актеры" вообще не про меня.  А ведь пошёл же...
 И правильно сделал. Меня выбрали.

(Читать дальше....)

Я - статист. Всё как у настоящих...

 Плюньте тому в лицо, кто цинично солжёт, дескать, статисты живут не
такими же страстями и  мечтами о бурном романе с Мельпоменой, как и
актёры без приставок. Вот плюньте и всё! И даже если вам за это треснут
по роже, знайте - вы пострадали за правду....

(Читать дальше...)