хочу сюда!
 

Женя

38 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 33-40 лет

Заметки с меткой «мои рассказы»

* * *

«Я скучаю, любимая. Я по-прежнему тебя люблю».

Мой ступор проходит через месяц…

В новогодних хлопотах. Мясо запечь… салаты нарезать…елку нарядить… отметить главный праздник - День рождения дочери.

Сходить на пиццу, купить колпаки на голову, жуткие громкие "дудилки", в подарок - ту самую барби. И построить лего-город. Потом скатиться в разноцветные шарики и попрыгать до упаду на батутах.

Мы все успеваем. Мы - почти команда.

Мы - почти снова семья. Хорошо, что дочь не все понимает. Или наоборот, понимает слишком многое. Как взрослая. И загадочно улыбается: "Мам, а мы счастливы, когда все втроем вместе".

Мы счастливы… Да… в этом почти можно убедить всех.

Назойливая ноющая "кровоточинка" в сердце.

Я же закрыла дверь.

Я всегда ухожу первой.

Но… отвечаю на звонок. И пишу в вайбере.

«Я тоже соскучилась, любимый».

Не всегда можно быть рядом с человеком, который нужен.

И не всегда можно все забыть. 

Но… я должна прекратить невозможные отношения.

И, наконец, я должна стать взрослой…

Я всегда кому-то что-то должна…

Как из другого мира сообщение для той другой, настоящей женщины.

«Когда ты приедешь? Я хочу тебя видеть».

И через десятки но…  я стою посреди улицы и вспоминаю нас…

Я всегда буду плакать о нас.

Люблю тебя, мой мальчик.



Кіно

Анжела стояла у передпокої та закінчувала робити макіяж, коли в двері подзвонили.

Вона відкрила. На порозі квартири стояв чоловік у костюмі Богдана Івановича, в темних окулярах.

-Привіт, Анжело, - хрипло сказав він і закашлявся.

- Що з Вами, Богдане? – схвильовано запитала вона.

- Чогось горло почало боліти, - прохрипів він.

- А окуляри, чому Ви в окулярах?

- Сьогодні після роботи брат запросив допомогти зі зварювальними роботами, очі тепер дуже печуть і червоні. Побуду в окулярах, якщо Ви не проти.

- Так.. звичайно.. – Анжела на мить розгубилася. Богдан був якимось дивним. І вона інстинктивно відчувала якесь панічне почуття тривоги.

- То що, ходімо у кіно? – запитав він, опершись на дверний косяк. - Почнемо вже розважатися. 

- Так… а що сьогодні за фільм? – вона пильно глянула в чорну безодню темних окулярів.

- Воно 2 , - сказав «Богдан» і істерично засміявся.

- Дивний вибір. – Анжела зробила два кроки назад до кімнати.

- Вам не подобаються фільми жахів? А мені – дуже. Ви повинні глянути і Ви повиннні бути зі мною. Завжди. – Чоловіка дивно затрясло. – Ви - моя пристрать, баронесо. Я заради Вас готовий на все!  Ви будете моєю!

Він простяг до неї руки, Анжела закричала, вони почали боротися і окуляри злетіли з його обличчя. Це був той самий пацієнт клініки. Анжела інтуїтивно здогадалася раніше про це. Він приміряв  на себе образ Богдана. Це був жах. Що він зробив з Богданом?? Невже його вже немає в живих…

Потім, коли все скінчилося… коли приїхала поліція, невідкладна допомога… і санітари зв"язали його в гамівну сорочку ... а Богдан, цілий і неушкоджений, поцілував її руки, обійняв і заспокоїв, вона нарешті зрозуміла, що цей кошмар закінчився, вона тяжко зітхнула і притулилася до Богдана.

- Люба, все буде добре. Заспокойся. – прошепотів він, міцно її обіймаючи.  – Пробач, що не посилив охорону біля палати цього придурка. Він почув після обіду мою розмову з тобою, коли я дзвонив тобі і ми балакали про побачення. Коли я сидів в кабінеті вже по закінченню робочого дня, то не помітив, як хтось пробрався в приміщення, і вдарив мене по голові. Він зв"язав мене, роздягнув і одягнув мої речі….

- Це було жахливо, Богдане… Я не знала, що він може бути на волі і дістати мене.

- Ми обов"язково застосуємо всі заходи, щоб він ніколи тебе не потурбував…. Люба, все буде добре. До речі, побачення не відміняється, - він посміхнувся і ніжно взяв її за підборіддя. Очі його світилися теплом і спокоєм. 

- Тому? - Анжела посміхнулася. Нарешті спала та напруга...

- Тому пішли до найближчого кафе біля твого дому. В кіно ми вже запізнилися. 

- Я згодна. 

Він міцно стиснув її руку. Все добре. Богдан поряд. Він сильний і впевненний. " Я впораюсь з цим"- запевнила себе Анжела. 

Нежность*

......День. Или ночь? Или раннее утро. Время, словно застыло.  И даже шум города не попадает в квартиру. 

Я плачу незаметно и улыбаюсь. Ты - тоже.

-Мужчины не плачут, любимый. Это просто твоя аллергия.

- Да, - ты крепко сжимаешь мои руки, - выпил сегодня таблетки. Я с тобой, любимая. Я теперь всегда с тобой.  Даже не верю, что ты сейчас рядом, я вижу свои самые любимые в мире глазки. Я живу ради тебя....

....Огонек сигареты вспыхивает в сером утре.

-  Я спала и видела какой-то хороший сон.

- А я долго смотрел на тебя спящую, потом курил на улице. Потом снова смотрел. Я брошу курить, обещаю.

- Знаю, любимый. Мы многое теперь можем успеть.

Ты снова крепко стискиваешь меня в руках. И я чувствую ровное биение твоего сердца.

- Не отпущу тебя…Ты не уедешь сегодня. Я не смогу тебя отпустить. 

Время почему-то ускоряется и теперь летит галопом…

В огромном городе я больше не стесняюсь обниматься на людях. Ты многому меня научил. Прежде всего, верить.

И теперь я точно знаю, что за расставанием всегда будет встреча.

Люблю тебя, мой мальчик.


Сказочное*

- Просыпайся, ты так полжизни проспишь, - услышала она чей-то бодрый голос. Тори открыла глаза, в комнату лилось лучами утреннее солнце, рядом у дивана в кресле сидела девушка, со светлыми волосами и голубыми глазами, в красивом белом сарафане.

- Хоуп? – вскричала Тори. – Ты здесь? Подожди, где дочка? Что с ней?

- Она вчера уехала к бабушке, ты забыла. Глупая, все хорошо,- безмятежно улыбнулась Хоуп. – Ты чего так долго спала? А, понимаю. – Взгляд ее упал на пустой бокал, валяющийся под ножкой столика у дивана.

- Когда он долго не звонит или не пишет, я унимаю нервы немного. Я не знаю, что с ним и это выматывает почти физически. Сейчас просто такой период, - пробормотала Тори, встала, сгребла подушки и подняла упавший на пол плед, пошла в ванную.

- Ты кофе будешь? – сквозь шум воды спросила она, умываясь.

- Я сварила только-что, – откликнулась Хоуп, перелистывая страницы в планшете.

Тори вернулась, неся две чашки из кухни. Села на диван и пристально глянула на Хоуп.

- Я не верю, что ты приехала. Мы давно не виделись.

- Ну, ты же знаешь, ты моя любимая подопечная, ты такой циник и романтик в тоже время. – Хоуп отпила кофе и улыбнулась. -  Я всегда любила заниматься твоими делами.

- Ты не приезжала даже тогда. – Голос Тори дрогнул. Глаза защемило. Она взяла чашку с кофе в руки и отпила глоток.

- Я знала, что ты справишься. – Спокойно ответила Хоуп.

- Когда я сама сгребла себя в руки? И когда была одна, почти на краю пропасти…

- Ты все сделала сама. И потом ты же знаешь, я звонила тебе тогда. Я была рядом, я приходила к тебе в больницу и улыбалась тебе.  И дарила цветы.

- Ты подарила мне ребенка. Это лучшее, что могло быть... - прошептала Тори. 

Хоуп поднялась, прошла по комнате, разглядывая фотографии на комоде и детские рисунки на стене, подошла к открытому окну. За окном было чудесное летнее утро.

- Ты снова начала писать?

- Как-то получилось. Я восемь лет не писала.

- Восемь лет, как ты вышла замуж, - Хоуп повернулась и грустно улыбнулась. – Я думала, все будет не так.

- Иногда мы встречаем совсем не своего человека. – Тори допила кофе, взяла бокал и чашку и пошла на кухню.

- Ты не хочешь об этом говорить? – громче спросила Хоуп. Тори вернулась и села в кресло.

- Я всегда хочу говорить с тобой. Так что случилось? 

- Я думала, ты расскажешь. Я, кстати, ненадолго.  В нашем ведомстве жуткое сокращение. У людей пропадает на нас спрос. Ну да ладно, сейчас не об этом, - Хоуп села напротив.  – Помни, что я всегда с тобой, и всегда готова тебе помочь. – Она посмотрела Тори в глаза.

- Я запуталась. Мне нужно взять паузу и вернуться к себе. Я немного потеряла себя.

- В этом ты права. Мужчины никогда не дадут чувства полной гармонии в душе. Но этот год ты была счастлива.

- Он просто снова вернул меня к жизни. Я почти забыла, что могу быть любимой женщиной. Любимой именно так, как я хочу. 

- Значит,  все будет хорошо. – Хоуп глянула на часы. И на полевой букет, что стоял на столике.

-Тебе пора? Подожди, ты, и полчаса не побыла.

-  Ну, у нас сегодня совещание, боюсь опоздать. А, забыла спросить, что на этих блогах значит топ?

- Я плохо разбираюсь, они там помешаны на топе, чтобы их заметка была выше всех. Смешные.

-И думают, что ради этого кто-то может раскрыть свою душу. Наивные.- Усмехнулась Хоуп, застегивая босоножки.

- Мне, честно говоря, всё равно. – Тори пожала плечами. - Скажи, что мне дальше делать? – спросила она, когда уже Хоуп была у дверей.

-Чтобы ты ни сделала, я всегда с тобой. – Хоуп тепло улыбнулась. – До встречи. Будь всегда собой.

Она проснулась, звонил телефон и дисплей высветил одно заветное имя. «Любимая, привет, со мной все хорошо, -услышала она в трубке, -  я люблю тебя и скучаю. Я скоро вернусь».

Новогодние приключения электромеханика (комичная история)

1986, декабрь, 31, 8:23 AM  по Гринвичу.

Советская Украина. Небольшой городок, население 17008 человек.

Районный узел связи, автоматическая телефонная станция АТС-54.

Где-то внутри огромного электромеханического организма, стрекочущего шаговыми искателями и звенящего сигнализацией, затерялся я, двадцатидвухлетний электромеханик четвертого разряда АТС.

Я восстанавливаю  сработавший   термопредохранитель, разогревая его внутреннюю оловянно-свинцовую начинку, проводя манипуляции на шине питания стойки. Потрескивая, завораживающее тянется яркая бело-синяя электродуга… 

Неожиданно раздается резкий громкий  звук… 

Я вздрагиваю… 

Сердце в пятки…

«О, чёрт!»  –  я поворачиваюсь в сторону звука и вижу, хихикающего  дежурного по ЛАЗ, который незаметно подкрался ко мне и ударил по защитному щитку, пугая меня таким образом.  Трехэтажный мат вместо приветствия отправляется в сторону развеселого парня Валеры. Сегодня он заступил на дежурство по  линейно-аппаратному залу (ЛАЗу). 

ЛАЗ – соседнее помещение с телефонной станцией, в котором установлена аппаратура междугородней связи. Рядом с ЛАЗом и АТС располагался радиоузел, из которого шло вещание по проводным радиоточкам района. Там же был  и свой дежурный. Сегодня ответственность за работу радио нёс суровый Андрюха. Он же и сурово контролировал входную дверь нашего третьего этажа. По звонку в которую, требовалось отреагировать: сурово спросить  по громкой связи кто пришел, и если свой –  нажатием кнопки открыть задвижку электрозамка.

Установив термитку на место, мы с Валерой пошли на радиоузел к Андрюхе, обсудить вопрос новогодней ночи, нам выпало провести ее на работе.

Радиоузел представлял собой транзитное помещение между ЛАЗом, АТС и центральным входом на этаж. Посредине помещения стоял большой стол-пульт, с вмонтированными радиоприемниками, для приема центральной и областной радиостанций. Рядом, сбоку от пульта, к окну прилегал письменный стол, а за пультом, по фронту, вдоль стены стояли большие металлические шкафы мощных усилителей, из которых, усиленный сигнал уходил в проводную радиосеть.

Сегодня интерьер радиоузла был еще дополнен старым, черно-белым, ламповым телевизором. Он, неловко, ютился себе в сторонке, стоя на своих четырех ножках, рядом с проходом на АТС и не вписывался в окружающую геометрию помещения.

Вчера, во время шестичасовой послеобеденной смены, начальник узла связи пригласил нас, дежурных, к себе в кабинет и убедительно просил, чтобы мы в новогоднюю ночь, будучи на работе, не употребляли алкоголь. И, чтобы нас как-то утешить, он предложил взять себе из его кабинета телевизор. Мы поблагодарили самого главного за чудо-ящик и заверили его, что алкоголь на смене в новогоднюю ночь – «ни-ни», что только лимонад «Буратино» и, традиционная, программа «Голубой огонек» скрасят наше новогоднее дежурство.

10:45 AM по местному времени

Радиоузел.

Трое дежурных решают ключевой вопрос сегодняшнего дня, почти как Гамлет, «пить или не пить». В течении десяти секунд, без дебатов, этот вопрос решается общим консенсусом, с формулировкой, что смотреть «Голубой огонек» в неизменённой форме сознания не правильно и даже вредно, наш организм его просто не примет.

Для правильного просмотра «Огонька» быстро была рассчитана доза взбадривателя. Две по ноль пять горькой на троих за ночь – в самый раз. Хорошее настроение гарантированно и узел связи останется под контролем. В 14:00 откроется вино-водочный отдел гастронома – пойдем, возьмём, спрячем. В 15:00 нашу смену сменят,  а 21:00 мы вернёмся на ночное дежурство, захватив из дому закуску.

Первый вопрос был решен быстро и без затруднений. Осталось решить последний вопрос: как нам выглядеть невинными ягнятами с голубыми чистыми  глазами, если ночью придет проверяющий.

Коллективный разум зашуршал в поиске решения. Мной был выдвинут план, который был отшлифован, прорепетирован и выглядел так: сидим мы в помещении радиоузла  за маленьким столиком трое дежурных, неспешно празднуем Новый год. Раздается звонок  входной двери. Андрюха спрашивает по громкой связи кто, чего, зачем, размер сапог… короче, тянет время. Тем временем, я и Валера уносим маленький стол с закуской-выпивкой в помещение ЛАЗа, где помещаем его в одном из стенных шкафов. Валера закрывает шкафчик  на ключ и усиленно имитирует работу на своем участке. Я, тем временем,  через второй выход ухожу на АТС, где тоже занимаюсь работой по регламенту. Проверяющий посетив наш этаж, остается довольный нашей службой и ходатательствует перед высочайшим руководством о выписке нам денежной премии. Идиллия!

Реальность же начинает выстраиваться несколько иной. Через несколько часов после нашей репетиции со столиком и шкафчиком, приходит начальник ЛАЗа Петр Петрович, где-то предварительно уже провожавший старый год. Он, краснощекий, с не фокусирующимся взглядом и с мозгом на холостых оборотах, проходя рядом со шкафчиком, замечает, что приборы почему-то не в нём, а на полу рядом.

«Непорядок…»  – думает Петр Петрович  и собирается их сложить назад в шкафчик. Он дёргает ручку дверцы, она не открывается…

«Что за  черт?..» – пытается сообразить  Пётр Петрович. Он, не знает, что сегодня на дверцы появился замок, установленный мною. Начальник применяет больше силы, замок не спорит с весомыми аргументами начальника и дверцы открываются. Петр Петрович видит внутри шкафчика  пустой столик. Он смотрит на него в недоумении, непонимая, что он там делает. Дежурный ЛАЗа стоит рядом с начальником и видит перед собою, на верхней полке, торчащие за телеграфными аппаратами, бутылки с водкой…

Штирлиц никогда не был так близок к провалу…

Ему повезло – «Мюллер» был низкорослым и со своего уровня глаз не видел, открывшуюся картину. Он вытащил стол, а  на его место положил приборы с пола.

Таким образом, мой сверхгениальный стратегический план оказался несостоятельным и навернулся медным тазом. Даже, если бы мы его и применили, то  в нём не было бы никакого смысла. Разве, было бы недостаточно видеть трех пьяных дежурных, усердно имитирующих работу.

11:00 РМ Радиоузел.

Трое дежурных сидят за маленьким столиком, заставленным разной праздничной едой и выпивают по первой стопке, провожая 1986 год. После этого бутылка водки и стопки прячутся в ящик, рядом стоящего письменного стола. Это наш новый простой план: если приходит проверяющий, на столе водки нет – только еда и лимонад.

11:25 РМ  Звонок в дверь…

Напряг…

Водка спрятана…

Стопки стоят – не сообразили…

Андрюха по громкой спрашивает: «Кто?..»

В динамике раздается голос Бориса, по кличке Болик – это дежурный из релейки, которая находится через двор в другой постройке. Он контролирует передачу телепрограмм по радиорелейной линии из телецентра на ретранслятор. 

Щелчок электрозамка и в дверях появляется Болик,  держа в одной руке бутылку водки, а в другой электрочайник, в котором лежит, только что сваренная картошка в мундирах. Он посылает свою работу, релейку,  в хвост и в гриву, жалуясь на то, что ему в новогоднюю ночь невыносимо сидеть там одному. Мы приглашаем беднягу за стол. Раздается специфическое бульканье, затем звон стеклянных стопок…

11:46 РМ Звонок в дверь… напряга уже нет… никто и не думает прятать водку…

Я – расслаблен и лениво созерцаю  рыбную кость, валяющуюся на полу. Андрюха припал к микрофону и раздраженно спрашивает: «Кого еще там черти носят в эту пору?»

Заходит мужичок – это кочегар Василий. Он ставит бутылку водки на стол, ему одному не хочется встречать Новый год в подвале кочегарки.

Идет спешный розлив водки, через несколько минут куранты из телевизора известят о приходе Нового 1987 года.

00:23 АМ Гаснет свет, и уже который раз  за вечер. Только дежурные, тусклые лампочки, освещают помещения этажа. Связь вся держится на аккумуляторах. Если не появится электроэнергия в сети ближайшие пять минут, то Андрюхе придется идти в дизельную, и в очередной раз запускать дизель-генератор.

Хух! Заморгали неоновые лампы – электросеть заработала.

Поступает предложение включить музыку, «Огонек» не вставляет даже при расширенном алкоголем сознании.  Я пошел на АТС за магнитофоном-бобинником.

Магнитофон использовался на АТС в системе оповещения для войсковой части, расположенной в центре города. При поступлении сигнала оповещения, дежурный АТС включал оборудование, из которого подавался вызов на все телефоны офицеров. В трубке телефона раздавался текст «Сбора по тревоге». Иногда дежурные приносили с собою бобины из дому, использовали магнитофон для прослушивания музыки. Однажды, кто-то из дежурных забыл и оставил свою бобину в магнитофоне. Другой, включил его по тревоге, офицеры услышали дискотеку в трубках своих телефонов. Это был залёт. После этого случая, магнитофон был заменён на проигрыватель. На нём прокручивали пластинку – открытку, записанную в студии звукозаписи. С этим проигрывателем я один раз чуть не влип в историю. Однажды, был объявлен сбор по тревоге и я включил стойку оповещения. Пошёл вызов, а в трубке была тишина, в проигрывателе не работал двигатель. Я, недолго раздумывая, начал крутить диск пальцем, стараясь делать это как можно плавнее,  контролируя звук в телефонной трубке. Таким образом, я вышел из критического положения. Но это будет в будущем,  а сейчас я шёл за магнитофоном, чтобы музыкой украсить нашу новогоднюю ночь.

01:16 АМ Радиоузел наполнился музыкой…

01:35 АМ В дверь кто-то позвонил и, в нашем теремке прибыло. Двое друзей Андрюхи зашли его проведать.

Новогодние тосты…

Звон стопок…

Сигаретный дым…

И снова, новогодние тосты…

Звон стопок…

Сигаретный дым…

01:55 АМ Дверь  на лестничную клетку уже совсем никого не напрягает. Она, вообще, уже открыта и подпёрта табуреткой. Вентиляция. Нарушен баланс экосистемы радиоузла – курильщиков больше, чем кроликов в Австралии.

02:27 АМ Гости разошлись.

Андрюха и Валера захотели в туалет, но, почему-то, надели шубы, для похода на второй этаж. Я один остался скучать на третьем этаже.

Прошло десять… двадцать минут… полчаса, дежурные не возвращались. Я снаряжаюсь в экспедицию на поиски пропавших.

Второй этаж пуст… первый тоже не показывает никаких признаков присутствия «гуманоидов». Вышел на улицу – падает снег… Релейка закрыта… тишина… Болик спит… С кочегаркой тоже самое… Возвращаюсь назад.

Я  один несу службу. Захожу в зал АТС –  привычный звуковой фон работы приборов станции, можно назвать тишиной. Изредка, последовательно застрекочут шаговые искатели, кто-то набирает номер… не дождавшись ответа кладёт трубку. Цепочка шаговых искателей, почти синхронно, пружинисто возвращается в исходную позицию. Электромеханический организм станции пребывает в полусне…

Внезапно, гаснет всё освещение. Снова пропадает питание центральной электросети. Узел связи переходит в аварийный режим. Разворачивается эпическая картина «Титаника», идущего ко дну. Весь третий этаж наполняется разноголосьем сигнализаций, оспаривающих друг у друга, внимание дежурного. Во мраке залов, сигнальные лампочки высвечивают оборудование, мигая в такт звуку, въедливо пилящему мозг. Я, вооружившись горсткой  термиток, начинаю сбрасывать «истерику» сигнализаций на станции, затем перехожу в ЛАЗ. Там моя компетенция заканчивается, я не рискую щелкать тумблерами и нажимать  кнопки, чтобы вообще не вырубить междугороднюю связь. Дежурных всё нет и нет. Дизель-генератор некому завести. Насколько времени хватит аккумуляторов, которые поддерживают киловатты оборудования узла, я не знаю. Замаячила перспектива района стать черной дырой на карте связи области. Время начинает растягиваться, каждая минута ощущается как десять…

Заморгали белым светом  потолочные неоновые лампы – хороший знак, значить заработала центральная электросеть. От сердца отлегает тяжесть.

Вскоре, раздаётся звонок в дверь. В помещение радиоузла входят Андрюха и Валера, занося с собою прохладную свежесть с улицы и веселье из ресторана. Оказывается, они умудрились попасть еще в ресторан. Парни, стояли передо мною в шубах, без шапок  и в тапочках. На улице снежная морозная зима, а  ресторан  то в метрах четырёхстах от узла связи. Валера сообщил, что возле ёлки собрался народ.

Городская ёлка находилась перед фасадом кинотеатра, а это в метрах семидесяти чуть правее нашего здания. Мы перешли из радиоузла на сторону АТС, где из  окна зала станции, увидели тусовку, возле светящейся гирляндами ёлки. Для народа, возле ёлки, Валера предложил сделать музыкальную озвучку. Нам с Андрюхой идея понравилась, и я, уже тянул электропереноску и магнитофон к окну. Андрюха с Валерой тащили колонки и усилок из радиоузла – оборудование, которое применялось во время государственных праздничных демонстраций, для озвучки спикеров на трибуне.

Окно было расконсервировано и открыто, колонки увидели ёлку и громко, музыкой на всю площадь объявили о своём участии в празднике. Народ на площади оживился, несколько человек подошли к  нам под окно и начали, выкрикивая, махать нам руками, приветствуя нас. Мы, трое ди-джеев, стояли в проёме окна и вскидывали руки над головами, смыкая их в замок, в свою очередь, приветствуя народ. Люди на улице предложили нам выйти и присоединиться к ним. «Почему бы и нет» –  подумали мы.

Морозная свежесть и небольшой падающий снег встретил нас на улице. Справа от нашего узла связи было здание районной администрации и райкома КПУ. Перед ним на пьедестале стоял гранитный мужик с небольшой бородкой и хитрыми глазами, вытянутою рукою указывая нам прямо на ёлку – он знал, где праздник!

Вот мы уже и у ёлки. И веселые добрые люди, с широкими улыбками, наливают нам в бокалы шампанского или предлагают водку на выбор. Бутерброды, мандарины, конфеты на закуску ждут нас. Конечно, мы давно уже сытые и пьяные, но разве откажешь этим милым людям и не поддашься общему коллективному настроению и соблазну. Мы себя не ограничиваем, заниматься аскетизмом в новогоднюю ночь –  нелепо. Коктейль из людей, музыки, водки пузырится, искрится бенгальскими свечами, стреляет хлопушками конфетти…

04:17 АМ Возле ёлки пусто.

Мы уже из последних сил приводим в исходное состояние наш третий этаж. Потом мы расходимся вздремнуть. Щелчки замков на дверях наших помещений, разделяют зону нашей ответственности.

Дежурному по АТС не полагается спать, поэтому кровать импровизируется с подручных средств. Я в помещении кросса собираю ложе из пяти квадратных стульев без спинок, с поролоновым верхом, обитых дермантином. Вместо матраца служит дорожка, вытянута  из нычки и сложенная вдвое. Сложенный шарфик стает подушкой, шуба идет за одеяло.

06:20 АМ Сон слетает пуганной птицей, я открываю дверь и «снимаю Галку с кнопки звонка». Она заходит с двумя клумаками в руках и сумкой через плечо, затягивающим голосом произносит: «Сы-сы… Новым годом, Пашша-а-а!». Галка сообщает мне, что пришла на смену вместо Сашки, а почему так рано не в девять, так она, мол, только из-за стола и не рискнула уже ложиться спать. «Как сы-сы- станция?» – спрашивает Галка. «Нормально, се-се-сердце бьётся… не кашляет» – отвечаю я и достаю журнал «Приёма и сдачи дежурств». Сдачу и прием дежурства на АТС закрепляем подписями. Затем Галка из клумака достает солидную подушку, взбивает её и бросает на уже не моё ложе, при этом  говоря: «Дежурство принято!»  Оказывается, она в клумаках принесла постельные принадлежности. Я тогда представил, какой обед скрывается в её сумке.  Да, она –  настоящий дежурный, мне ещё учится и учится, и набираться опыта!

Я иду домой, по уже сонному, после новогодней ночи городу, свежевыпавший, пушистый снег легко разлетается под ногами. Еще темно, но уже чувствуется предрассветная пора, первое утро 1987 года.

Паша-абзац

24.12.17


Мост нерешительности...


история первая...
 Туман наполнил этот город своей густотой.
Она ехала через мост и наслаждалась видом, вернее ограниченным видом неизвестности...

  Как у природы всё продумано и красиво. Остановив машину, включив аварийные огни она вышла в туман. На мосту он был более осознан, смотришь и видишь только то, что можно потрогать - как будущее, на расстоянии вытянутой руки - ты можешь поймать его и держать,  оно как синица в руке, мирный житель малых городов и сёл, но нам так не хватает свободного полёта, дальних высот и размаха крыльев журавля.

Она глубоко вдохнула густой влажный воздух.

- Вам плохо? - услышала она мужской голос рядом.

"Странно, что это может кого то волновать" - пронеслось в её голове, она обернулась к вопросу.

- Мне?

- Вам?

- Я ещё не решила...

- Я бы не стал стоять вот так, на мосту в столь ранее время...

- Тогда почему стоите?

- Я подумал может Вам помощь нужна с машиной или ещё с чем...

- А Вы механик или врач?

- А Вам нужна медицинская помощь?

- Можно и так сказать?

- ???

- Помогите вдохнуть полной грудью, а то пока только на половину получается...

- И в чем причина?

- Не проходимость наверное образовалась... Видите, даже Вы не смогли мимо пройти...

- А Вы занятная...

- Ага занимаюсь всем чем угодно, только пока без толку...

- Займитесь с толком...

- Да всё Пети и Васи попадаются и не одного Толка...

- С вами интересно разговаривать...

- Вы думаете?

- Я вижу...

- И что же Вы видите?

- Клубок историй...

- Хотите распустить?

- Ещё не решил...

- Бич этого времени - нерешительность... Я не решила хорошо ли мне, вы не решили хотите ли... Хотя оба уже 20 минут стоим и наслаждаемся туманом и друг другом...

- Олег, - он протянул ей свою визитку.

- Ольга, - беря ее сказала она.

- До встречи, Ольга...

- До свидания, Олег...

Он сел в своё авто и уехал в туман...

Она ещё раз вдохнула утренний туманный воздух и пошла к своему авто...

продолжение не планировалось, но случилось...

"Ёлка", или рассказы о Женьке и ее друзьях))

  "Мама!!!! НУ мама же!!!"  -  пританцовывала от нетерпения Женька. "Все дети уже одеты, а ты опаздываешь!!!". Мама, отряхивая от снега кулек, накрывающий Женькин новогодний наряд, успокаивала - "Успеем, дочка!"

Все девочки были "снежинками". Красавица  Натка - "снегурочкой".  Женьке при раздаче слов, досталось загадочное "Ёлка!"

Мама, услышав какой наряд надо будет готовить дочке, закатила глаза, но глянув на итак расстроившуюся дочь - спохватилась и радостно пообещала, что она обязательно что-то да придумает...

Слова Женька выучила назубок и кричала их как положено! Вот платье только вызывало у нее сомнение...Со снежинками понятно...Она завистливо скосила взгляд на соревнующихся "у кого платье лучше кружится" перед зеркалом подружек ...

Маше распустили волосы и вплели в них маленькие звездочки - очень красиво!!!

Ирине - наоборот заплели косички и сплели прямо из волос высокую прическу,  "как у дамы"...На это все поглядывала Женька, пока мама раздирала ее кучерявые волосы и старалась стянуть их в  высокий "конский хвост", превращающий круглые Женькины глаза в раскосые китайские....

Потом достала платье... Женька в готовом виде его не видела...Маме пришлось заканчивать его ночью - днем не давала возможности работать  полугодовалая сестра...

Платье получилось очень красивым... Коротеньким,  из ярко-зеленого атласа, с несколькими юбочками- ярусами, обшитыми дождиком, и маленькими золотыми снежинками. Еще был подъюбник - почти такое как у девочек снежинок прозрачное платьице.... Когда мама закончила ее наряжать ("ну прямо как ёлку",  - хрюкнула про себя Женька), девочки повели своих мам в зал, смотреть Новогоднюю сказку... Женька знала, что мама скорей всего не останется, потому, что оставила сестричку одну, а ей так хотелось чтоб мама услышала как она громче всех поет,  рассказывает стихи"с выражением" и еще танцует "ча-ча-ча" с мальчиком - ежиком.

"И тут эта Ирина", подумала Женька с грустью, махнула маме рукой и  опустив голову, пошла в зал... Потом был утренник, настоящая сказка, был даже дед Мороз и Снегурочка, и она забыла о своих грустных мыслях... Женька громко пела, несмотря на укоризненные взгляды музыкантши Эльвиры Петровны, рассказывала стихи, и танцевала... И только когда  утренник закончился, вдруг увидела краем глаза, что мама, с Иришкой на руках сидит на самом дальнем месте зала, а рядом стоит соседка Зинаида Захаровна и ее любимый дед!!!! У Женьки от радости сперло дыхание - "Они видели, они слышали", кричала и радовалась ее маленькая душа... Она бросилась к ним, стала целовать маму и даже уворачивающуюся от поцелуев Ирку, и радостно подставлять щеки деду, который смотрел на нее влажными глазами и только повторял, глядя на внучку:"Ай, да Женька, вот так ёлка!".....

 

Про Женьку и ее друзей))

****

 

Женька уже знала, что слово «сука» не всегда означает «собачку-девочку». Один раз она уже заставила онеметь маму и ее подружку, когда они «перемывали косточки» вредной маминой начальнице, а Женька неожиданно влезла в их разговор и то ли спросила, то ли утверждающе заявила «Сука, да?».

Теперь Женька понимала, что это «плохое слово» и говорила его крайне редко, и то, когда других слов явно не хватало.

Вообще странно, как у таких интеллигентных родителей, бабушек и дедушек, от которых Женька кривого слова не слыхала, могла вырасти вот такая вот девочка.

Бабушка, в очередной раз, разбираясь с внучкой, говорила маме с грустью: «Ну за что тебе такое вот наказание, дочка? У меня и ты, и Игорь – были воспитанными детьми, а времени я им уделяла намного меньше». Потом качала головой, бросала взгляд на папу и добавляла многозначительно: «Хотя, чему я удивляюсь?»

Женька знала, что папа в детстве был тоже, та еще штучка. Взрывал «какие-то смеси», снежкой  нечаянно выбил своей маме зуб, удирал через окно  гулять в лес, очень плохо ел – и поэтому прятал еду в вытяжку, и еще много такого, от чего  у Женьки от его рассказов, от смеха выступали слезы  на глазах. Женьку папа никогда не наказывал, может он себе, как и она, дал слово, когда у него будут дети разрешать им делать все, что они захотят?

У мамы же был разговор короткий:  виновата - будешь наказана. Сидеть дома да еще упершись лбом в угол, когда все дети гуляют,– ничего хуже для свободолюбивой Женьки придумать было нельзя. Да и подзатыльник мама могла отвесить запросто.

Вот и сейчас, увидев, как к ней направляется собственная мама и мама Верочки, Женька погрустнела. Вчера вечером Верочка была названа ею именно вот этим плохим словом, которое не всегда означает «девочку-собачку»….

Вообще Верочку все считали очень красивой и культурной девочка. Наверное, именно о такой внучке и мечтала Женькина  бабушка. Всегда чистенькая, в наглаженном платьице, с аккуратно заплетенными косичками. Игрушки у Верочки были тоже очень красивые. Вчера она вынесла куклу Барби, которую Женька увидела в первый раз. От такой красоты у нее закружилась голова. А когда Верочка достала еще и малюсенькие туфельки – у Женьки пересохло во рту.

Все девочки встали в кружок и молча наблюдали, как Верочка меняет куколке одежки…В доме Женьки жила еще одна девочка, Лиля. Лиля была инвалидом детства, она не росла. Ей было уже 8 лет, она ходила в школу, а по росту осталась 3-летним ребенком. Женька, да и все ребята, очень опекали Лилю. Трогательно заботились, пропускали первой на качели, помогали достать то, до чего она не могла дотянуться. На этот раз Лиля вместе с Женькой тоже подошла посмотреть на красивую игрушку. Лиля долго смотрела как завороженная, а потом тихонько спросила: «Верочка, можно мне посмотреть туфельки?»

«Нет», отрезала  та. «У тебя руки грязные, а кукла эта очень дорогая. Мне ее из Америки прислали!»

Девочки переглянулись… «Ладно, я сейчас!», - нашлась Женька. Она реактивным самолетом пронеслась домой, быстро набрала в бидончик для молока воды и через пять минут уже на улице, мыла руки себе и Лиле. Лиля насухо вытерла руки носовым платочком и протягивая Верочке розовые чистые ладошки спросила: «Теперь можно?».

«Нет, нельзя! Бабушка мне запретила куклу давать. Она, между прочим, из Америки» - повторила на всякий случай для важности девочка.

Да, Женька была очень несдержанной. Она об этом знала, и иногда, чтоб плохие слова не вырывались, она крепко прикрывала рот руками…Но сегодня….  Все получилось очень быстро – сначала вылетели слова, а только потом она крепко прижала к губам ладошки.

Верочка, от услышанного, ахнула и побежала жаловаться маме.

… И снова все закончилось «грустно». Маминого терпения, почему-то, надолго хватало очень редко. А Женькиных защитников - бабушки и деда, в этот момент, как назло, не оказалось…

 

… Вот ведь странно, совсем недавно я эту Верочку увидела в «Одноклассниках», она ко мне на страничку заходила. Живет в Америке, а лицо у нее все равно, и сейчас, ужжжжасно неприятноеSmile

 

Пожелтевшие тетрадки школьницы

В последлее время я писала в основном о каких-то глобальных проблемах, о том, что, как мне казалось, может заинтересовать или быть полезным большинству. Но ведь это же мой блог, так? А если это мой блог, то это нечто личное, касающееся только меня, что-то интимное, как семейный фотоальбом с фотокарточками самой давней давности, правда же? Так вот сейчас решила внести пару штрихов-мазков именно в этом направлении, и внести на свою страницу, в свой блог, немного личного, интимного, касающегося только меня тепла. Здесь будут выложены истории которые не будут интересны чужим мне людям, зато будут весомыми для меня.

 

Вчера вытащили стопку старых тетрадей, заботливо укутанных моей мамой в несколько слоев полиэтиленом, и отправленных покоиться в дальних угол хлама на балкон на много долгих лет. За что ей огромное спасибо. Сколько здесь памяти, сколько энергии в этих моих записях детства и юности. С третьего класса я увлекалась написанием разных историй из своей жизни и не только. Есть здесь тетрадочка под названием «Чтобы поднять настроение» в которой собраны самые смешные и уже, кстати, забытые истории, которые когда-то произошли со мной, братом, сестрой, мамой. Помню как решила это написать для того, чтоб потом перечитывать в семейном кругу и еще раз посмеяться над собой и друг другом. И даже мои первые книги, до которых я еще не добралась, но и там есть чего повспоминать и чем проняться.

Столько эмоций вызвали краткие истории тетрадки «Чтобы поднять настроение». Повзрослевши смотришь уже другим взглядом, и с другим мнением.

Записи выложены в виде коротких рассказов, некоторые вообще в один абзац, и каждый датирован годом в котором рассказанное происходило. Даты в разброс. Видимо, по мере вспоминания той или иной истории я вносила ее в эту тетрадь и датировала по памяти.

Решила ничего не редактировать, не изменять в соответствии с полученным образованием, а сохранить всё как есть. Со своими детскими ошибками, незнанием грамматики и оригинальным словарным запасом.

 

***

 

2001 г.

Едем однажды мы с мамой домой из центра города. Успеваем добежать на остановку автобуса куда как раз приехал автобус. Дверь автобуса открывается и оттуда к нам под ноги выпадает алкаш. Моя сентиментальная мама, конечно же, бросается на помощь и поднимает алкаша с шуточной фразой:

- Ой, вибачте, забула вас спіймати…

На что тот выдает сердито из-под автобуса:

- Так не забывайте в следующий раз…

 

***

 

2001 г.

Я помогала с сестрой маме. Она тогда работала продавщицей кондитерских изделий и ей нужно было отлучиться. Стоим мы, торгуем. Подходит к нам мужчина прилично одетый, порядочный, но … по-украински – ни шиша! Ему нравятся конфеты и он просит набрать ему грамм пятсот одних, тщательно пытаясь прочесть их название на украинском языке:

- Девушка, дайте-ка пятсот грамм вот этих… (читает) «Домовина»…

Мы с сестрой взрываемся смехом и не можем произнести ни слова лупающему глазами покупателю.

Конфеты назывались «Домовичок», то есть «домовой» по-русски.

Домовина это по-украински гроб……….

 

***

1998 г.

Наш панельный дом в раёне называют христовиной, из-за его угловатой постройки напоминающей крест. В общем дом построен так, что окна и балконы расположены под прямым углом стояк к стояку. И мы, можем с соседями стать на балконах и говорить лицом к лицу. Вот по этой причине и зародилась одна война.

Летом у меня, и моего брата, и моей сестры есть одна привычка – если мы дома, то торчим на балконе. А особенно приятно еще и обеды проводить стоя на балконе с бутербродом или чашкой с ягодами. Получилось так, что у соседей, чей балкон расположен перпендикулярно нашей стене именно в этот день был колун. А мы именно в тот день пожирали целый день стоя на балконе чернику. В конце концов голодные соседи (а это девченка, возраста моего брата, и пацан на пару лет старше меня) не выдержали, и когда мой брат вышел с очередной порцией черники – обрушились на него.

Брат нам все рассказал, и вечером, мы в отместку, отбомбардировали ихний балкон огрызками от арбуза. Утром заметили точно такое же бомбардирование нашего балкона, после чего продолжили войну.

Все бы так и длилось, но однажды утром шел дождь, а после дождя мы вышли на балкон и увидели, полусмытые дождем, следы бомбардирования нашего балкона сырыми яйцами! (наш балкон не застеклен). Этого мы пережить никак не могли. И никак не могли придумать отместки, решение пришло само по себе.

Наша мама – заядлая любительница грибов. И однажды, когда мы ходили по грибы, мы нашли вонючий уникум среди грибов, про который мама долго рассказывала. Этот гриб называют «веселка», его вонь редкий экземпляр и издается постоянно, даже от маленького кусочка веселки. Вонь эта, скажу я вам не из приятных… задохнуться можно, хуже скунса.

В общем, мой брат отыскал этот гриб и мы запустили его прямо за тумбочку своих врагов. Что только там началось! Все хозяины вдруг принялись вычищать до блеска балкон, выстирывать занавески, вымывать окна и стекла… О-го!

Я так и не знаю, удалось ли им обнаружить вонючку, но мы от смеха понадрывали животы здорово.



Я - статист. Тема быстрого омоложения.

Меня в клипе снимали два  дня. В первый день я  играл себя - отца дочери, выходящей замуж. Тут никаких сложностей не было. Скоро свою выдавать, так что эмоции игрались сами собой. Грустная улыбка, мол, как же девочка быстро выросла, чистый отцовский восторг красавицей-дочкой,  во взгляде скупая слеза. Седина волос была кстати.
 
 Но на второй день я, кровь из носу, должен был стать на пятнадцать лет моложе. Легко сказать - возьми и стань моложе. На меня  же с самого раннего утра навалилась куча дел. Нужно было срочно переписать вот тут и тут картину с ирисами, поработать вместо запившего грузчика для знакомой, купить рамки для других знакомых... Короче, перед съёмками я уже набегался. И моложе от этой беготни точно не стал. А надо было.
 
 Гримёрша   очень спешила на какую-то передачу и, не мудрствуя лукаво, просто замазала мои волосы тёмной гримёрной краской. Полюбовавшись результатом, наскоро убедив всех, что я стал моложе не на 15, а на все 17 лет, умчалась. Зеркал не было, снимали в парке. Режиссёр кивнул, дескать, сойдёт. И только маленькая девочка, чьим по сценарию я был отцом , глядя на меня, весело смеялась, мило закрывая ротик ладошкой.
  Ехать со съёмки пришлось с покрашенной головой - в парке смывать краску было нечем. На окружающих старался не смотреть. Чувствовалось, что они явно считали меня не совсем нормальным. Придя домой, я понял всё. И почему смеялась девочка, и почему от меня шарахались прохожие. Если вы видели омолодившегося героя В.Гафта в фильме "Чародеи", то я был ещё смешнее. Смешнее, но никак не моложе. Уставшее лицо, насурмлённая бровь, слипшиеся от тёмной краски волосы.... 
 
  Только я умылся, звонок в дверь. На пороге соседка Наташка. Молодуха сдобная и аппетитная. Забежала на минутку. Мои объяснения, что устал, что мне бы отдохнуть, что меня только что снимали  в клипе она слушала уже лёжа на кровати. Под домашним халатом на ней ничего не было.
  Потом Наташка, опять не слушая моих рассказов о съёмках, поохав, что я совсем зарос, быстро меня постригла. Потом убежала, скоро должен был прийти с работы её муж. Потом я попил пивка. Потом как-то незаметно уснул. Спешить уже было некуда.
 Часа через два проснулся посвежевшим и отдохнувшим. Проходя мимо зеркала, встретился глазами со своим отражением. Отражение было моложе меня не на 15, а на все 17 лет. Седина нисколько не старила.

 Эдуард Джафаров.
Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая